ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК – МЕРТВЫЙ ИЛИ ЖИВОЙ?

Московская Сретенская Духовная Семинария

ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК – МЕРТВЫЙ ИЛИ ЖИВОЙ?

Лариса Маршева 3809



Споры о переводе богослужений на русский язык не утихают и по сей день. В чем же ценность церковнославянского языка? Почему мы не можем от него просто отказаться, сделав церковные службы более понятными? Почему так живуч, казалось бы, «мертвый» язык? Об этом мы беседуем с Ларисой Ивановной Маршевой, доктором филологических наук, профессором, руководителем магистерской программы Сретенской семинарии профиля «Церковнославянский язык: история и современность», заведующей кафедрой теории и истории языка ПСТГУ.

Лариса Ивановна, многие люди в наше время считают церковнославянский язык мертвым. Так ли это на самом деле и чем вообще характеризуется мертвый язык?

Собственно говоря, мертвый язык – это научное понятие, научный термин. Мертвым считается тот язык, который не имеет, во-первых, устной формы, а во-вторых, тот язык, на котором некоторое время, может быть, значительное, может быть, незначительное, не создается никаких письменных текстов. В связи с этим нужно понимать, что церковнославянский язык является прямым потомком старославянского языка, который был создан в середине IX века святыми равноапостольными братьями Кириллом и Мефодием. Согласно научным классификациям старославянский язык, к сожалению, можно назвать мертвым, поскольку он в силу своей природы никогда не имел и не мог иметь устной формы – это во-первых, а во-вторых, на старославянском языке, во всяком случае с конца X века, не написано ни одного памятника. Но из старославянского языка вышло по крайней мере четыре извода, редакции, варианта, которые распространены на разных славянских землях и в большей или меньшей степени отдалены от старославянского языка как идеальной системы и в большей или меньшей степени приближены к разговорным языкам. Церковнославянский язык, который функционирует с конца X века на Руси и в России, это язык книжно-письменный, поэтому вроде бы, с одной стороны, согласно научной классификации мы его должны признать мертвым, поскольку он не имеет устной формы. Но, с другой стороны, церковнославянский язык - это язык, на котором писались и пишутся огромное количество текстов. Например, 16 апреля 2016 года на заседании Священного Синода принято к употреблению в келейной и богослужебной практике несколько акафистов, которые совсем недавно написаны на церковнославянском языке, и, следовательно, мы не можем считать этот язык мертвым. Это язык живой молитвы верующих, которые каждый день приходят в храм и возносят свои прошения к Господу. Это язык, с помощью которого, скажем так, осуществлялась огромная переводческая деятельность, это язык, образы и слова из которого легли в основу русской религиозной поэзии. Богатство церковнославянского языка использовали такие великие поэты, как Александр Сергеевич Пушкин, Михаил Юрьевич Лермонтов и многие другие. Но мертвым этот язык в таком широком, обывательском сознании признается, наверное, потому, что он для многих людей малопонятен, а раз он малопонятен, значит, он считается вроде бы не жизнеспособным, недееспособным, но это проблема не языка, это проблема тех, кто не хочет вникнуть в него.

В последнее время все чаще звучат предложения отказаться от церковнославянского языка в богослужении и совершать службы на славянизированном русском языке. Скажите, в чем, на Ваш взгляд ,заключается опасность такого нововведения в языке, почему нельзя этого делать?

Церковнославянский язык лучше приспособлен для передачи высоких богословских истин именно потому, что ради этого он и создавался

Совершенно очевидно то, о чем я уже сказала: с конца Х века церковнославянский язык является традиционным языком богослужения на Руси и в России. Многовековая книжно-письменная история этого языка говорит о том, что если мы прерываем эту традицию, то мы прерываем очень многие ростки, в том числе ростки, которые консолидируют, во всяком случае, восточных славян: белорусов, украинцев и русских, поскольку они имеют один и тот же богослужебный церковнославянский язык. Никто и никогда не говорил и не скажет, что существуют какие-то канонические, догматические препятствия к тому, чтобы национальный устно-разговорный язык не мог стать языком богослужения. Да, русский язык может использоваться в качестве языка богослужебного в том смысле, что на него могут быть осуществлены переводы гимнографических и библейских текстов. Тем не менее церковнославянский язык лучше приспособлен для передачи высоких богословских истин именно потому, что ради этого он и создавался.

Язык живет по своим объективным законам, и, к сожалению, если мы допускаем русский язык в богослужение непосредственно, значит, мы допускаем туда вульгаризмы и бытовизмы

Кроме того, церковнославянский язык, будучи языком богослужебным, пусть и развивающийся, пусть и живой, безусловно, язык очень консервативный в силу своей книжно-письменности, язык стилистически очень однородный, язык такого высокого регистра, в который не проникают вульгаризмы, бытовизмы. А когда мы говорим о русском национальном языке, мы имеем в виду, по крайней мере, две его формы – книжно-письменную и устно-разговорную. А устно-разговорная форма, особенно в русском языке, очень не однородна. С одной стороны, есть устно-разговорная литературная форма, а с другой стороны, грубое просторечие. И, разумеется, хотим ли мы этого или не хотим, но язык живет по своим объективным законам, и, к сожалению, если мы допускаем русский язык в богослужение непосредственно, значит, мы допускаем туда вульгаризмы и бытовизмы, словом, все то, что не должно быть туда допущено. Если представить себе фантастическую, ужасную ситуацию, что мы переходим в богослужении на русский язык, то лет через пятьдесят мы запросто можем прогнозировать ситуацию, в которой верующим будет непонятен уже этот, новый богослужебный язык, и что же мы должны дальше осуществлять его примитивизацию? Нет, но еще раз повторяю, главный критерий - это критерий традиционности, мы не должны нарушать традицию.

Многие люди, недавно пришедшие в Церковь, начинают изучать церковнославянский язык и часто сталкиваются с трудностями. Как, по вашему мнению, следует подходить к его освоению с чего следует начать?

Я абсолютно убеждена, что церковнославянский язык без хотя бы элементарного изучения церковнославянской грамматики понят быть не может

Это путь постоянного, планомерного изучения церковнославянского языка, проникания в него. Это путь очень сложный, я бы даже сказала, тернистый и, как кажется, лучше всего его преодолевать с помощью чтения параллельных текстов на церковнославянском и русском языках. Таким образом, вы имеете возможность сравнения и проникновения – это первое. Второе: я абсолютно убеждена, что церковнославянский язык без хотя бы элементарного изучения церковнославянской грамматики понят быть не может. Церковнославянский язык имеет большое количество специфических морфологических форм, а самое главное, он имеет совершенно уникальный, отличный от современного русского языка синтаксис. Церковнославянская фраза построена на совершенно иных законах, в отличие от фразы русской, но мы должны понимать эту фразу, поскольку это не только структурный, но и смысловой скелет. И следующим, только следующим этапом, на мой взгляд, идет изучение словарного запаса. Да, о значении слов можно справляться в словарях, но проблема заключается в том, что полноценных, хороших словарей церковнославянского языка почти нет. На сегодняшнем этапе их действительно очень мало, и среди них я бы хотела особо отметить рукописный словарь протоиерея Александра Невоструева, который сейчас готовится к печати в ПСТГУ. Он, конечно, написан не сейчас, а еще в XIX веке, но словарь очень неплохой.


Беседовал семинарист 2 курса Андрей Головач

Новости по теме

ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК. МЕСТОИМЕНИЕ. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ОЧЕРК. УПРАЖНЕНИЯ Лариса Маршева Местоимение считается одной из самых сложных грамматических тем при изучении языков. Церковнославянский язык (как, впрочем, и русский) не является здесь исключением. Сказывается специфика общего и частных грамматических значений, многообразие разрядов, особенности склонения, которые в первую очередь и становятся источником неразличения местоимений и других частей речи, а также известная лексическая уникальность.
ОРФОГРАФИЯ ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКОГО ЯЗЫКА ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ОЧЕРК. УПРАЖНЕНИЯ Лариса Маршева Книга является первым в новейшей истории преподавания церковнославянского языка сборником упражнений по его орфографии. Оно позволяет на практике закрепить и проконтролировать знания, умения и навыки, связанные с правописанием дублетных букв, диакритических знаков и иными орфографическими особенностями богослужебного языка Русской Православной Церкви.
ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК И ПРОШЛОЕ БЫТИЕ Лариса Маршева О глаголе быти в русском и церковнославянском языке говорят прежде всего как о служебном, вспомогательном – не имеющем самостоятельной лексической семантики и играющем исключительно грамматические роли. Однако не стоит забывать о том, что глагол быти, как и любое другое слово в языке, обладает лексическим значением, которое способно к полноценному своему проявлению: «быть, существовать, становиться, совершаться, приходить, наставать, находиться, сбываться, случаться, последовать»; «существовать, иметься, происходить, случаться, приходить».

Дмитрий

Комментарий от Михаил

Здравствуйте! Недавно возник спор с коллегой на работе о старославянском языке. Мы оба далеки от научного языкознания , тем не менее тема оказалась , почему-то, весьма интересна и болезненна для меня. Суть спора в том, что сотрудница моя утверждала, что старославянский суть мертвый язык изначально, т.к. на "нём не говорили", я же утверждал, что старославянский (или церковнославянский 10- 14 веков) относился к древнеболгарскому или древнерусскому языку так-же, как современный русский литературный язык относится к современному русскому языку. Ваши слова, как- будто, подтверждают слова моей коллеги. Но, кажется, я вижу в чем состоит путаница. С моей точки зрения она в смешении понятия "языка". "Русский литературный язык" не является, ведь, отдельным языком, отдельным от русского. Это форма русского языка. Так и старославянский язык, в момент его создания Константином, это не "язык", а форма старославянского языка (древнеболгарского или солунского или какого-бы-то нибыло), а именно его новосозданная литературная, письменная форма. С этой точки зрения то, что мы называем "старославянским" языком является лишь составляющим старославянского языка. И, естественно, это высокая литературная форма не была мертвой в тот момент - как не был мертв и живой разговорный старославянский язык ( т.е. древнеболгарский).Так -же в процессе трансформации из старославянского в один из изводов церковнославянского (если мы придерживаемся мнения. что ЦС и СС "языки" - это разные" языки") старославянский был лишь письменной литературной формой древнерусского языка. Впоследствии, когда появилась новые литературная формы в различных славянских языках - летописи, жития и пр. - ЦСЯ стал превращаться уже в застывшую, "мертвую" форму. Т.е. можно говорить о переживании литературной формы старославянского языка ее разговорной основы. Но , в то-же время, Ваши слова: "согласно научным классификациям старославянский язык,... в силу своей природы никогда не имел и не мог иметь устной формы – это во-первых" , мне кажется, не совсем верны. Спасибо за внимание! Буду рад ответу.

Здравствуйте, Михаил!
Почитайте другие статьи автора Лариса Маршева, например "ПРАСЛАВЯНСКИЙ, ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ, РУССКИЙ..."
Нажмите в этой статье вначале на имя автора, и выдаст все статьи автора на сайте СДС.

Ответить

Михаил

Здравствуйте! Недавно возник спор с коллегой на работе о старославянском языке. Мы оба далеки от научного языкознания , тем не менее тема оказалась , почему-то, весьма интересна и болезненна для меня. Суть спора в том, что сотрудница моя утверждала, что старославянский суть мертвый язык изначально, т.к.  на "нём не говорили", я же утверждал, что старославянский (или церковнославянский 10- 14 веков) относился к древнеболгарскому или древнерусскому языку так-же, как современный русский литературный язык относится к современному русскому языку.  Ваши слова, как- будто, подтверждают слова моей коллеги. Но, кажется, я вижу в чем состоит путаница.
  С моей точки зрения она в смешении понятия "языка". "Русский литературный язык" не является, ведь, отдельным языком, отдельным от русского. Это форма русского языка. Так и старославянский язык, в момент его создания Константином, это не "язык", а форма старославянского языка (древнеболгарского или солунского или какого-бы-то нибыло), а именно его новосозданная литературная, письменная форма. С этой точки зрения то, что мы называем "старославянским" языком является лишь составляющим старославянского языка. И, естественно, это высокая литературная форма не была мертвой в тот момент - как не был мертв и живой разговорный старославянский язык ( т.е. древнеболгарский).Так -же в процессе трансформации из старославянского в один из изводов церковнославянского (если мы придерживаемся мнения. что  ЦС и СС "языки" - это разные" языки") старославянский был лишь письменной литературной формой древнерусского языка. Впоследствии, когда появилась новые литературная формы в различных славянских языках - летописи, жития и пр. - ЦСЯ стал превращаться уже в застывшую, "мертвую" форму.
  Т.е. можно говорить о переживании литературной формы старославянского языка ее разговорной основы. Но , в то-же время, Ваши слова:  "согласно научным классификациям старославянский язык,... в силу своей природы никогда не имел и не мог иметь устной формы – это во-первых" , мне кажется, не совсем верны.
Спасибо за внимание! Буду рад ответу.

Ответить

Анна

Сайт Азбука веры дает параллельный перевод всей Библии. Читай - не хочу.
И второе, первые прочитанные мной тексты на цся - это молитвы из молитвослова. Но гражданским шрифтом. Очень и очень многое было понятно сразу или становилось понятным постепенно при вдумывании/вчитывании. Изучение цся только открывало отдельные непонятные места и слова.
Чтобы воспринимать тексты на службах, необходимо иметь их перед глазами или в памяти.
Всех храни Господи!

Ответить

Елена

Давно ждала такой возможность,  только жаль, что это " голос вопиющего в пустыне". Пока мы бережем цся, мы теряем людей( почитайте все  притчи Иисуса) "не суббота для человека, а человек для субботы" Своих родных устала зазывать в храм, говорят все равно ничего не понимаем, молимся о своем, а молится можно и дома( от Матфея 6:6). Заботясь о языке не уподобаем ли мы фарисеем. Представьте,  что Иисус проповедовал на языке понятном не большому количеству людей. Не было бы тысяч кающихся и принявших Христа и не ходили бы за ним толпы людей!!! Согласна с Людмилой хотя бы Евангелие!!!

Ответить

людмила

Совершенно не согласна с автором. На сегодняшний день старославянского практически никто не понимает, а следовательно ничего он не передает. Возникает вопрос, зачем ходить на службы, многие так и говорят, что в церковь не пойдут, так как там ничего не понимают, Библию можно дома почитать, думаю по этой же причине пополняются ряды протестантов, где все понятно объясняют и радушнее встречают. Хотя бы Евангелие читалось на русском языке.

Ответить

Максим

Комментарий от Елена

Совершенно согласна с Ларисой Маршевой, тот, кому нужен церковнославянский, найдёт способ изучать его или хотя бы ознакомиться с азами. Сейчас это не трудно, курсы есть, учебники. На современном русском потеряется воспарение духа. Утверждаю это и как филолог . преподаю испанский в СПбГУ.

Многие прихожане в силу возраста не совсем понимают даже молитв не то что паремий и октоиха. Нужно просто сложные цс слова заменить на более понятные по смыслу. Меня удивил однажды вопрос, почему постоянно про (живот) вспоминаем на службе? Апостол важен на русском языке или сделать похожим на цс но чтобы был понятен 95 процентам прихожан.

Ответить

сергей глазатов

Здравствуйте. В своей статье вы упомянули о принятых, с 16 апреля 2016 года. к употреблению в келейной и богослужебной практике практике нескольких акафистов, недавно написанных. Так же порекомендовали словарь протоиерея Александра Новоструева, который готовится к изданию в ПСТГУ.
К сожалению, я не смог найти указанные вами произведения.
Прошу вас выслать мне на адрес электронной почты ссылки или рекомендации, и другую информацию по указанному мною интересу.
Буду благодарен, если на адрес моей электронной почты вышлете электронный вариант изданий. в электронном формате.

Ответить

Елена

Совершенно согласна с Ларисой Маршевой, тот, кому нужен церковнославянский, найдёт способ изучать его или хотя бы ознакомиться с азами. Сейчас это не трудно, курсы есть, учебники. На современном русском потеряется воспарение духа. Утверждаю это и как филолог . преподаю испанский в СПбГУ.

Ответить

Елена

Комментарий от Филарет

Я с автором абсолютно несогласен. Что значит фраза "церковнославянский язык лучше приспособлен для передачи высоких богословских истин". А ничего что половина этих слов и истин у рядового человека проходят сквозь уши, и даже если специально заниматься изучением языка, все равно некоторые вещи остаются неправильно понятыми или непонятыми совсем? Если автор считает, что может помочь построчный перевод, то пусть даст мне полный перевод миней и октоиха, и я поставлю его икону в своей полке. А пока, ни я, ни 95% прихожан на слух НЕ ВОСПРИНИМАЮТ всех текстов скажем, на Всенощной. Я считаю, это катастрофа. И елейная красивость ЦСЯ не перевешивает ее.

Кто хочет, делает, кто не хочет, ищет объяснения. И не имейте привычку отвечать за остальных 95%. Так рождаются мифы.

Ответить

Филарет

Я с автором абсолютно несогласен. Что значит фраза "церковнославянский язык лучше приспособлен для передачи высоких богословских истин". А ничего что половина этих слов и истин у рядового человека проходят сквозь уши, и даже если специально заниматься изучением языка, все равно некоторые вещи остаются неправильно понятыми или непонятыми совсем?
Если автор считает, что может помочь построчный перевод, то пусть даст мне полный перевод миней и октоиха, и я поставлю его икону в своей полке.
А пока, ни я, ни 95% прихожан на слух НЕ ВОСПРИНИМАЮТ всех текстов скажем, на Всенощной. Я считаю, это катастрофа. И елейная красивость ЦСЯ не перевешивает ее.

Ответить