Современные государственно-конфессиональные отношения в Великобритании, Германии, Италии

Московская Сретенская Духовная Семинария

Современные государственно-конфессиональные отношения в Великобритании, Германии, Италии

Михаил Шахов 1030



Научная новизна данной работы состоит в том, что в ней представлено системное исследование современных государственно-конфессиональных отношений в Великобритании, Германии, Италии. В качестве основных источников автором использованы не переведенные на русский язык нормативно-правовые акты и работы зарубежных ученых. В статье освещается религиозная ситуация в каждой из стран, конституционно-правовые основы свободы вероисповедания, правовое положение религиозных объединений, их имущественное положение, их участие в системе образования, в деятельности СМИ, в других областях общественных отношений. Данная тематика мало освещена в отечественной литературе и представляет значительный теоретический и практический интерес для сравнительного изучения законодательства о религиозных объединениях и государственно-конфессиональных отношений в разных странах мира.


Содержание:

  • Великобритания
  • Германия
  • Италия
  • Великобритания

    Население: 63 182 178 чел. (перепись 2011 г.)[1] (в том числе Шотландия — 5,3 млн).

    Число последователей конфессий в % от общей численности населения на 2015 г. (в скобках — данные на 2010 г.)[2]:

    ·                 Англиканская Церковь (Церковь Англии и Англиканские Церкви в других частях Соединенного Королевства) — 17% (22%);

    ·                 Римско-Католическая Церковь — 8,7% (9,1%);

    ·                 Пресвитерианская церковь (Церковь Шотландии и другие) — 1,7% (2,2%);

    ·                 Другие христианские вероисповедания — 15,3% (11,2%);

    ·                 Ислам — 3,9 % (3,1%);

    ·                 Индуизм — 2,0% (1,2%);

    ·                 Сикхизм — 0,9% (0,3%);

    ·                 Иудаизм — 0,3% (0,6%);

    ·                 Буддизм — 0,6% (0,4%);

    ·                 Другие вероисповедания — 0,7% (0,5%);

    ·                 Неверующие — 48,5% (49,9 %).

    В состав Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии входят Англия, Уэльс, Шотландия и Северная Ирландия, формат государственно-конфессиональных отношений в которых характеризуется существенными отличиями.

    Следует отличать названия «Церковь Англии», являющуюся государственной Церковью в собственно Англии, и «Англиканская Церковь» (англиканство) — протестантскую конфессию. Церковь Англии стала государственной согласно Акту о верховенстве 1534 г., утвердившему верховную власть короля над церковью и её независимость от Римского папы. За пределами территории Англии не существует единой Англиканской Церкви. Национальные или поместные Англиканские церкви, существующие в остальных частях Соединенного Королевства и в других странах мира, являются независимыми. Они объединены в Англиканское сообщество, в котором Церковь Англии почитается «материнской Церковью». Архиепископ Кентерберийский, предстоятель Церкви Англии, не обладает официальной канонической или административной властью за её пределами, но он признается символическим главой Сообщества. По отношению к предстоятелям прочих поместных англиканских церквей он пользуется первенством чести.

    В Уэльсе и в Северной Ирландии последователи англиканства объединены в Церковь Уэльса и Церковь Ирландии. Эти Церкви независимы от Церкви Англии и не имеют статуса государственной церкви. Церковь Ирландии распространяет свою юрисдикцию как на Северную Ирландию, так и на Ирландскую Республику (она сохранила единство после разделения Ирландии в 1922 году). При этом на Северную Ирландию приходится 65% от общего числа её прихожан или примерно 15% всего населения Северной Ирландии. В Шотландии число последователей Епископальной (Англиканской) Церкви Шотландии невелико по сравнению с пресвитерианской Шотландской церковью. Численность верующих в Церкви Шотландии и в Церкви Уэльса составляет примерно по 3% населения.

    Главой Церкви Англии является монарх, он назначает архиепископов и епископов по рекомендации премьер-министра (из числа двух кандидатов, предлагаемых Церковью).

    Согласно Акту о престолонаследии (Act of Settlement), принятому парламентом в 1701 г., монархом может быть только протестант, состоящий в евхаристическом общении с Церковью Англии. Католики или состоящие в браке с супругом католического вероисповедания не имеют права занимать престол.

    Двадцать шесть епископов Церкви Англии являются членами Палаты лордов. Каждое заседание Парламента начинается с молитвы.

    Церковное право Церкви Англии является частью английского государственного права; церковные суды занимают особое место в публичном праве. Их решения, как правило, подчинены контролю судов по гражданским делам.

    Основной законодательный орган Церкви Англии — Генеральный Cинод (General Synod). Синод состоит их трех палат: Палата епископов (которая имеет особые полномочия в вопросах вероучения), Палата духовенства и Палата мирян, две последние состоят примерно из 250 выборных членов. Все три палаты должны санкционировать любое предложение; таким образом, представители мирян допущены к участию в формировании канонического права.

    Синод не может утверждать нормы церковного законодательства (Measures) без предварительного одобрения британского парламента и монарха. Решения Синода передаются на рассмотрение Парламентского церковного комитета, в который входят представители обеих палат. Если комитет сочтет проект приемлемым, он представляется для утверждения парламентом и последующего одобрения монархом. После парламентского и королевского одобрения решения Синода приобретают силу закона. Сочтенные церковным парламентским комитетом неприемлемыми, предложения Синода могут быть вынесены на обсуждение парламента и отклонены (но не изменены) им[3].

    Формы богослужения Церкви Англии также утверждаются парламентом. Молитвенная книга была утверждена в 1558 г. «Актом о единообразии», а вносившиеся в нее изменения утверждались парламентом в 1662 и 1872 гг. В 1928 г. парламент отклонил предложения Церкви о внесении в нее новых изменений. В 1989 г. Палата общин не с первой попытки приняла церковный закон, по которому разведенные мужчины, состоящие во втором браке, могли становиться священниками. В начале 1990-х гг. потребовалось одобрение парламентом церковного закона, разрешающего женщинам становиться священниками[4].

    Гражданское законодательство признает за прихожанами Церкви Англии некоторые специальные права: они не могут быть лишены возможности участвовать в публичных богослужениях, а тем, кто прошел конфирмацию, не может быть отказано в доступе к причастию без достаточных оснований. Верующие также имеют право быть обвенчаны в приходской церкви и похоронены на приходском кладбище[5].

    В течение XIX–XX вв. Церковь Англии постепенно утратила ряд привилегий, которые имела ранее в качестве государственной Церкви: перестали взиматься налоги в пользу Церкви, отменена её монополия на регистрацию брака, рождения, смерти.

    Около 1,7 млн человек посещают богослужения Церкви Англии не реже, чем один раз в месяц; немного менее миллиона человек участвуют в богослужениях каждое воскресенье. На Рождество и в Рождественский сочельник в богослужениях Церкви Англии участвует около 3 млн человек. При этом более 40% населения Англии считают себя принадлежащими к Церкви Англии.

    С 1992 г. Церковь Англии допускает женское священство. В 2009 г. в Церкви Англии насчитывалось 19 504 священнослужителя и, кроме того, около 1600 капелланов в тюрьмах, госпиталях и др. В 2009 г. было рукоположено 564 священнослужителя, в том числе 266 женщин и 298 мужчин[6].

    14 июля 2014 г. Генеральный Синод Церкви Англии принял решение, допускающее возведение женщины в сан «епископа»[7].

    Исторически Шотландия была краем более бедным, чем Англия, и Реформация происходила в ней на более суровый манер. Были упразднены не только монастыри, но и епископат. Соборы были частью разрушены, частью превращены в приходские церкви.

    С начала Реформации в XVI в. доминирующей в Шотландии является Пресвитерианская церковь или Церковь Шотландии (Kirk). Как очевидно из самого её названия, она управляется священнослужителями в сане пресвитера и не имеет епископата. Согласно принятому английским парламентом[8] Акту о Церкви Шотландии (Churchof Scotland Act) 1921 г., она является государственной Церковью, но наделена такой автономией, что фактически отделена от государства. Численность прихожан Церкви Шотландии составляет около 27% населения Шотландии.

    Парламентский Акт о Церкви Шотландии признал имеющими законную силу в качестве приложения к Акту «Разъяснительные статьи» («Articles Declaratory»), принятые Генеральной ассамблеей Церкви Шотландии. Согласно статье IV «Разъяснительных статей» Церковь Шотландии, «являющаяся частью Вселенской Церкви, в которой Господь наш Иисус Христос учредил управление, вверив его служителям Церкви, получает от него как от Божественного Царя и Главы и только от него, права и полномочия, не подчиняющиеся гражданским властям, издавать законы и судить по всем вопросам вероучения, богослужений, управления и дисциплины в Церкви, включая право определять все вопросы, касающиеся членства и должностей в Церкви, состава своих судов и членства в них, способа избрания своих должностных лиц и определения пределов труда своих священнослужителей и других должностных лиц. Признание гражданскими властями отдельного и независимого управления и юрисдикции этой Церкви в духовных вопросах вне зависимости от того, каким способом это признание было выражено, никак не влияет на характер управления и юрисдикции как исходящих только от Главы Церкви и не дает гражданским властям права вмешиваться в процедуры и суждения церкви в сфере ее духовного управления и юрисдикции»[9]. Таким образом, признается, что внутрицерковная жизнь организована не по правилам, которые установило и может изменять государство, а имеют богоустановленную природу.

    «Разъяснительные статьи» признают также взаимные обязанности Церкви и государства. Они устанавливают, что Церковь Шотландии — это национальная Церковь, которая признает своё призвание и свои особые обязанности перед населением каждого прихода Шотландии.

    Монарх Великобритании является не главой, а членом Церкви Шотландии, при восхождении на престол он приносит клятву защищать её безопасность и пресвитерианскую форму управления. На заседаниях Генеральной ассамблеи, высшего органа управления Церкви Шотландии, королеву представляет лорд Верховный комиссар.

    Церковные суды рассматриваются как система судопроизводства, независимая от государственной. Суды по гражданским делам, как правило, отказываются пересматривать решения церковных судов.

    Священнослужители Церкви Шотландии считаются государственными служащими, имеющими право на духовный сан. Только они имеют право венчания церковных браков. Решением Палаты лордов было признано, что на священнослужителей Церкви Шотландии распространяется статус «работников» и суды, рассматривающие трудовые споры, вправе принимать решения в их отношении. Однако эти решения не должны посягать на вопросы духовной юрисдикции Церкви (Percyv. Church of Scotland Board of National Mission 2005)[10].

    Епископальная (Англиканская) Церковь Шотландии является членом Англиканского сообщества, но исторически всегда существовала отдельно от Церкви Англии. Она имеет правовой статус «добровольного объединения», однако государственное законодательство предусматривает для неё как некоторые специальные привилегии, так и ограничения. Гражданские суды рассматривают внутреннее церковное законодательство Шотландской епископальной церкви в качестве условий соглашения между членами добровольного объединения.

    Церковь Уэльса была отделена от Церкви Англии Актом 1914 г. (Welsh Church Act). Это решение было принято под давлением верующих валлийцев, принадлежавших к нонконформистским течениям. Они рассматривали Церковь Англии как «колонизаторскую», от которой необходимо отделиться. В соответствии с Welsh Church Act утрачивали силу английские законы, регулировавшие отношения между Церковью и монархом, Церковью и Парламентом. Король утратил право назначения епископов, валлийские епископы лишились права на места в Палате лордов, английское церковное право перестало применяться в Церкви Уэльса. Решения церковных судов с этого времени не имеют принудительной силы, церковные суды не входят в систему государственного судопроизводства и не подконтрольны государственным судам по гражданским делам. Однако, хотя Акт 1914 г. провозгласил реорганизацию Церкви Уэльса в «добровольное объединение», была сохранена часть установленных законом прав и обязанностей Церкви в отношении её прихожан. Признано право Церкви Уэльса заключать браки. Церковное законодательство в отношении права прихожан на погребение должно быть одобрено Национальным собранием Уэльса. Капелланы в валлийских тюрьмах должны быть священнослужителями Церкви Уэльса.

    В Ирландии, где большинство населения исповедует католицизм, Англиканская Церковь Ирландии перестала быть государственной в 1871 г. Это негосударственное положение сохраняется в настоящее время и в Северной Ирландии.

    Католическая церковь в Англии и Уэльсе подразделяется на 22 епархии, объединенные в 5 провинций (Бирмингема, Кардиффа, Ливерпуля, Саутворка и Вестминстера). Кроме того, Католическая церковь в Шотландии включает 8 епархий. Католическая Церковь в Ирландии распространяет свою юрисдикцию как на Ирландскую Республику, так и на Северную Ирландию, в которой имеется две католические епархии. В отличие от Ирландской Республики, в Северной Ирландии католики составляют меньшинство населения.

    Общее число православных в Соединенном Королевстве оценивается в 250 тысяч, что включает в себя прихожан Константинопольской, Антиохийской, Русской, Сербской и других православных Поместных Церквей. Русская Православная Церковь представлена Сурожской епархией Московского Патриархата. В настоящее время епархия насчитывает 48 приходов и общин. Официальный сайт епархии — http://www.sourozh.org/.

    С 1922 г. на территории Великобритании и Ирландии действует Фиатирская архиепископия Константинопольского Патриархата, которая насчитывает более 100 приходов, являясь самой крупной православной деноминацией в Великобритании.

    Ислам в настоящее время является второй по численности последователей религией в Соединенном Королевстве после англиканства. Подавляющее большинство мусульман проживает в Англии и в Уэльсе. По данным переписи 2011 г., здесь проживает 2,7 млн мусульман (4,8% населения Англии и Уэльса), а в 2001 г. их доля составляла 3,0%[11]. Численность мусульман в Шотландии — менее 50 000 человек или менее 1% населения.

    В стране действует примерно 1500 мечетей. Среди мусульман преобладают сунниты. Старейшая мусульманская организация — Ассоциация британских мусульман ― существует с 1889 г. Помимо неё действует несколько других исламских организаций. Единой организации или духовного центра, объединяющего всех британских мусульман, не имеется. Это связано с характерной для мусульманской общины этнической, языковой, социальной и религиозной неоднородностью. Исламская иммиграция в Великобританию началась в середине XIX в. После Первой мировой войны имела место значительная иммиграция мусульман из Пакистана. Потребность британской промышленности в дешевой неквалифицированной рабочей силе содействовала расширению мусульманской иммиграции в ХХ в. Значительный поток иммигрантов хлынул из Восточной Африки. Многие азиаты, являвшиеся британскими подданными, также переезжали в Великобританию. С начала 1960-х из многих мусульманских стран (Малайзия, Пакистан, Иран, Ирак, Саудовская Аравия) в Великобританию стала приезжать молодежь для получения высшего образования. Многие из бывших студентов остались на постоянное жительство и теперь играют заметную роль в мусульманской общине страны. С 1990-х годов увеличился поток исламских иммигрантов с Ближнего Востока и из Восточной Европы (Косово).

    В последние годы участились проявления исламского радикализма. Так, в кварталах Лондона с компактным проживанием мусульманского населения предпринимались попытки объявить эти кварталы «зоной шариата» с вывешиванием соответствующих объявлений, а также создание исламских «дружин самообороны».

    Более половины британских евреев считают себя в той или иной мере последователями иудаизма, 20% называют себя «просто евреями», а менее 25% — неверующими или атеистами.

    Евреи принимают активное участие в политической жизни современной Великобритании. В Парламенте они составляют 3% членов Палаты общин и 7% членов Палаты лордов, хотя их доля в общей численности населения страны не превышает 0,5%[12].

    В Великобритании действует около 350 синагог. Ортодоксальная Объединенная синагога (United Synagogue) включает 64 синагоги в Большом Лондоне и синагоги в провинции. Примерно каждый пятый иудей посещает синагогу раз в неделю. Статистические данные принадлежности британских евреев к различным течениям выглядят следующим образом: синагоги ортодоксального модернизма (умеренно ортодоксальные): Объединённая синагога Лондона и Федерация синагог Великобритании (ашкенази), испанская и португальская синагоги (сефарды) — 61%; прогрессивные синагоги: движение за реформу иудаизма и либеральный иудаизм — 27%; крайне ортодоксальные синагоги — 11%; ассамблея консервативных синагог — 2%.

    В отсутствие писаной Конституции в Соединенном Королевстве нет формальных конституционных гарантий религиозной свободы. Однако Великобритания одной из первых подписала Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ) и эта Конвенция была признана частью внутреннего права страны Актом о правах человека 1998 г. Последствием Акта 1998 г. является то, что английские суды могут констатировать несовместимость положений национального законодательства со свободами, гарантированными Конвенцией, включая свободу мысли, совести и религии в ст. 9.

    В 2010 г. был принят Закон о равенстве (Equality Act), запрещающий дискриминацию в различных формах и в отношении различных социальных групп, в том числе по признаку отношения к религии[13]. Однако наряду с этим закон в равной мере защищает от дискриминации права гомосексуалистов. В результате лица с консервативными христианскими убеждениями, не желающие общаться с гомосексуалистами в процессе выполнения служебных обязанностей, подвергаются санкциям, установленным Законом о равенстве. Противоречие между религиозной свободой, защищающей право христианина не сообщаться с содомитами в соответствии со своими религиозными убеждениями и обеспечением полного равноправия гомосексуалистов, было разрешено Европейским судом по правам человека в пользу защиты гомосексуалистов (решение по делу «Эвейда и другие против Соединенного Королевства» от 15 января 2013 г.)[14].

    В Великобритании нет прямого государственного финансирования Англиканской церкви и других конфессий. Государство не выплачивает жалование и пенсии духовенству и не финансирует текущие расходы церквей. Основными источниками дохода Англиканской Церкви являются добровольные пожертвования верующих и деятельность, приносящая доход. Государство оказывает церквям прямую финансовую помощь в реставрации исторических церковных зданий (хотя в Англиканской Церкви большую часть расходов несет Церковь), а также финансирует церковные школы.

    Согласно английскому законодательству, для осуществления религиозной деятельности не требуется специальной регистрации (добровольная регистрация может быть осуществлена в отношении культового здания или иного места совершения богослужений — см. далее). Каноническое право религиозных организаций имеет статус «контракта» (соглашения) между их членами.

    Религиозные организации имеют такие же права, как и другие добровольные (некоммерческие) объединения в отношении заключения договоров, владения собственностью, применения дисциплинарных мер в отношении своих служителей, работников и верующих, а также в отношении социального служения, благотворительной деятельности. Если религиозная организация хочет заниматься деятельностью, связанной с извлечением прибыли, она должна зарегистрировать соответствующие подразделения своей организации в качестве коммерческих компаний.

    Религиозные организации, занимающиеся благотворительной деятельностью, имеют право на налоговые льготы и должны быть зарегистрированы уполномоченными по благотворительной деятельности. В Великобритании благотворительной деятельностью быть может признано и распространение религии. В связи с этим имел место ряд судебных процессов о признании или непризнании права на статус благотворительной организации для саентологов и некоторых других новых религиозных движений. (Для признания религиозной организации благотворительной важное значение имеет вопрос о том, приносится ли деятельностью данной организации ощутимая польза нравственному состоянию общества.)

    Здания, принадлежащие иным религиозным организациям, но не Церкви Англии, включая нехристианские конфессии, могут регистрироваться в соответствии с Законом о регистрации культовых мест (Placesof Worship Registration Act) от 1855 г.[15] В соответствии со статьей 2 этого закона «каждое место собрания для религиозного богослужения протестантов-раскольников[16] или других протестантов, а также людей, следующих римскому католицизму... до настоящего времени не получившее регистрационное свидетельство и не зарегистрированное и не записанное законным образом, и каждое место собрания для религиозного богослужения людей, исповедующих иудаизм, до настоящего времени не получившее регистрационное свидетельство, не зарегистрированное или не записанное так, как указано выше, и каждое место собрания для религиозного богослужения любой другой группы и вероисповедания может получить письменное свидетельство регистрации от Генерального регистратора рождений, смертей и браков в Англии, через Регистратора-суперинтенданта в том округе, где может быть расположено такое место; ...указанный выше Регистратор-суперинтендант, получив копию подобного свидетельства, обязан в безотлагательном порядке переслать его указанному выше Генеральному регистратору, который, осуществив регистрацию указанного места способом, указанным ниже, обязан вернуть одно из указанных свидетельств указанному Регистратору-суперинтенданту для последующей пересылки стороне, осуществляющей выдачу свидетельств, и обязан хранить вторую копию свидетельства в реестре отдела Генерального регистратора»[17].

    Статья 3 обязывает Генерального регистратора вести книгу учета всех мест религиозного богослужения, получивших от него свидетельство о регистрации согласно Закону. Статья 5 устанавливает, что при доставке каждого свидетельства Регистратору-суперинтенданту для передачи Генеральному регистратору с целью произведения учетной записи в соответствии с Законом человек, доставивший свидетельство, обязан уплатить пошлину. Изначальная пошлина была 2 шиллинга 6 пенсов. С апреля 1998 г. она взимается в размере £28.00 (согласно Приказу о регистрации рождений, смертей и браков (пошлин) 1997 г. (SI 1997/2939) Sch 1, параграф 1). Статья 7 устанавливает, что список мест, зарегистрированных по Закону, должен быть опубликован. Статья 6 устанавливает, что Генеральный регистратор должен быть уведомлен о случаях, когда место, зарегистрированное для проведения религиозных богослужений, перестает выполнять эту функцию. Статья 8 устанавливает, что должна быть произведена отмена записей о выдаче свидетельств о регистрации в отношении мест, переставших служить в качестве мест собрания для религиозных богослужений, а также, что информация должна быть удалена из списка регистрации, установленного статьей 7.

    Священнослужитель зарегистрированного места культа имеет право венчать браки, признаваемые государством в качестве законных браков. Регистрация также дает право на некоторые налоговые льготы: зарегистрированное здание освобождается от местного налога на имущество и от коммерческого налога[18]. Нарушение общественного порядка в таких местах является уголовным преступлением[19].

    «Христианской науке» было отказано в регистрации здания в качестве места для богослужения. Апелляционный суд указал, что для этого недостаточно изучения религиозно-философского учения, необходимо собрание людей для служения Богу или почитания Верховного существа. Гуманистическая организация «Южное этическое общество», созданная для изучения этических принципов, не получила благотворительного статуса, поскольку эта организация существует не для распространения религии. Храм Мормонской церкви не был признан местом публичного, т.е. общедоступного религиозного богослужения (для получения налоговой льготы), поскольку доступ в него открыт только для «мормонов с хорошей репутацией»[20].

    Саентологии английским судом в 1970 г. было отказано в при знании их «часовни» культовым зданием, в котором могут совершаться брачные церемонии. Суд счел, что учение саентологов ближе к философии, нежели к религии, связанной с почитанием Бога и с совершением богослужений. Однако Верховный Суд Соединенного Королевства в решении 11 декабря 2013 г. признал саентологическую «часовню» местом собраний религиозного характера, подлежащим регистрации как место совершения религиозных бракосочетаний. Это решение было обусловлено, в частности, тем, что современное британское право допускает расширительное понимание религии, согласно которому религия может характеризоваться как верой в несколько божеств, так и отсутствием учения о Боге.

    Религиозные объединения имеют такие же права, как любые другие добровольные объединения, и, в плане заключения контрактов, владения собственностью, наказания своих служащих и членов (с использованием внутренних судов, если они этого желают) и осуществления социального обеспечения, управления благотворительными или даже коммерческими предприятиями.

    Культовые здания в Великобритании являются собственностью соответствующих Церквей. Правовое положение культовых зданий Церкви Англии регулируется государственным публичным правом, правовое положение культовых зданий других конфессий — частным правом. Основное бремя содержания культовых зданий лежит на их собственниках (религиозных организациях). В необходимых случаях государство оказывает им финансовую поддержку, пользуясь правом надзора за возможными архитектурными переделками[21].

    Государство может выделять денежные средства для проведения важных реставрационных работ в культовых зданиях, являющихся историческими памятниками. Ограниченная государственная поддержка может оказываться ремонтным работам в культовых зданиях, признаваемых объектами современного искусства, и ещё меньшая — на общие расходы по содержанию культовых зданий.

    Имеются два важных нецерковных источника финансирования ремонтно-реставрационных работ. Это средства, предоставляемые «Английским наследством» и средства благотворительных организаций.

    «Английское наследство» (British Heritage) — это государственная организация. Ежегодно она выделяет финансирование в размере 20 млн фунтов стерлингов из доходов от проводимой ею Национальной лотереи и ещё 20 млн фунтов стерлингов из собственного бюджета. Кроме того, Министерство финансов выделяет субсидию на компенсацию налога на добавленную стоимость, включенного в стоимость ремонтно-реставрационных работ по требованию Евросоюза и значительно увеличивающего их стоимость.

    Наиболее существенные суммы, поступающие Церкви Англии на ремонт и содержание культовых зданий от негосударственных благотворительных организаций, исчисляются в размерах 50–100–200 тысяч фунтов в год каждая.

    Благотворительная организация «Фонд сохранения Церквей» (The Churches Conservation Trust, http://www.visitchurches.org.uk/) занимается восстановлением и содержанием церковных зданий, которые являются заброшенными, то есть не используются для совершения регулярных богослужений или даже частично разрушены. Государство выделяет до 10 млн фунтов в год на финансирование деятельности этой организации, согласно Закону 1969 г. «Об излишних (неиспользуемых) церквях и других религиозных зданиях» (Redundant Churchesand Other Religious Building Act). «Фонд сохранения церквей» получает также пожертвования частных лиц и использует труд добровольцев.

    Из 16000 церквей, принадлежащих Церкви Англии, 13000 отнесены к историческим памятникам, состоящим на государственном учете в соответствии с Законом о планировании 1990 г. (всего в Соединенном Королевстве в качестве исторических памятников охраняется около 500000 зданий и сооружений). Из этих церквей 8500 были построены до начала Реформации, 4500 построены в более позднее время. К историческим памятникам отнесены также 3000 культовых зданий других конфессий, в том числе 700 католических.

    Церковные здания, являющиеся историческими памятниками, освобождены от контроля их сохранности со стороны органов власти. Первоначально это освобождение было предоставлено только Церкви Англии в качестве признания её усилий по обеспечению сохранности той части исторического наследия, которой она владеет. Это освобождение от государственного контроля позднее, во имя равенства и уважения религиозной свободы, было распространено и на другие религиозные организации[22]. Однако это освобождение от государственного контроля возмещается механизмом внутрицерковного контроля за сохранностью культовых зданий (см. далее).

    Церковные здания, принадлежащие Церкви Англии, охраняются в соответствии с правилами, составляющими часть законоустановлений (Measures), издаваемых Генеральным Синодом.

    В настоящее время в Соединенном Королевстве насчитывается 42 собора, принадлежащих Церкви Англии, и 5 соборов в Уэльсе. В Шотландии соборы были либо разрушены, либо превращены в приходские церкви. Управление собором осуществляется в соответствии с его уставом («конституцией), содержание которого определено Законом о соборах (Cathedrals Measure) 1999 года. Орган управления собором (Cathedral Body) включает соборное духовенство и назначаемых епископом мирян. Существенные переделки здания собора как внутренние, так и наружные, могут быть осуществлены на основании разрешения, выдаваемого Церковной национальной комиссией по управлению соборами в Англии.

    Церкви Англии принадлежит примерно 16 000 приходских церквей. Церковным зданием управляет священнослужитель (ректор или викарий) совместно с Советом приходской церкви (Parochial Church Concil), который переизбирается ежегодно. В выборах Совета участвуют все лица, включенные в списки избирателей прихода. Всякое крещеное лицо, проживающее на территории прихода, а также лицо, регулярно участвующее в приходских богослужениях, имеет право быть включенным в эти списки избирателей. Всякая перестройка или переделка здания церкви и принадлежащего ей движимого имущества может осуществляться только при наличии разрешения консисторского суда епархии. В каждой епархии правящий епископ имеет «канцлера» — профессионального юриста, руководящего работой консисторского суда. Переделки и перестройки приходских церковных зданий должны быть одобрены разрешением, выдаваемым канцлером или, в менее важных и не вызывающих споров случаях, архидиаконом епархии. (Епископ каждой епархии назначает двух или более архидиаконов, которые отвечают за дисциплину клира и за сохранность церковных зданий). Продажа имущества приходской церкви или его передача в музей, в банк, в ремонтные или реставрационные мастерские также может осуществляться с разрешения консисторского суда. Правила в отношении церковных ценностей допускают продажу такого имущества лишь в исключительных обстоятельствах, в частности, когда это единственное средство спасти существование церкви. Так, в 1972 г. канцлер епархии Кентербери разрешил, а вышестоящий церковный суд подтвердил разрешение продать избыточное культовое имущество большой церкви с очень маленьким числом прихожан, чтобы изыскать средства на проведение крайне необходимых ремонтных работ[23].

    Помимо соборов и приходских церквей в Церкви Англии имеется некоторое количество культовых зданий, находящихся вне приходской структуры (peculiars). Это, прежде всего Королевские часовни, находящиеся в непосредственном управлении королевы. Наиболее известные из них: часовня Вестминстерского аббатства и часовня св. Георгия в Виндзоре. Вне приходской структуры находятся также церкви, подчиненные непосредственно епископу, в частности расположенные в школах и в госпиталях, а также в больших дворянских имениях.

    Римско-Католическая Церковь в Великобритании является собственником своих культовых зданий и распоряжается ими в соответствии с нормами католического канонического права. Практически все католические культовые здания были построены в XIX–XX вв., после предоставления католикам свободы вероисповедания.

    В XXI в. как Церковь Англии, так и другие церковные структуры сталкиваются с тем, что имеющихся у них денежных средств оказывается недостаточно для содержания церковных зданий, в том числе отнесенных к историческим памятникам, составляющим часть культурного наследия Великобритании.

    В некоторых случаях для изыскания средств на церковные нужды часть культового здания начинает использоваться в мирских целях. Так, суд Церкви Англии разрешил приходу церкви Сент-Мэри-ле-Боу (St. Mary-le-Bow) в Лондоне разместить в крипте храма коммерческий ресторан[24]. Считается, что подобная практика, привлекающая в здание церкви неверующих посетителей, дает им возможность заинтересоваться религией. Подобная практика санкционируется в случаях, когда коммерческое использование части культового здания жизненно необходимо для поддержания существования объекта, имеющего важное историческое значение. Такое нерелигиозное использование части церкви разрешается, если оно не носит аморального или несовместимого с религиозной природой храма характера. Консисторские суды выдали разрешения на использование частей зданий церквей в качестве ресторана, медицинского кабинета, лавки для продажи продукции, изготовляемой инвалидами, учебной студией художников. Места, выделяемые для такой деятельности, могут быть отделены от основного храмового помещения или соединяться с ним. В маленькой епархии Херифорда в большом здании церкви Всех святых, которой угрожало закрытие, в нефе был размещен ресторан. В то время как в полдень в течение недели в нефе ресторан принимает клиентов, богослужение проводится на хорах церкви, на расстоянии нескольких метров. Это приносит значительные доходы, направляемые на содержание здания церкви.

    Частичное использование церковного здания для нерелигиозной деятельности может быть осуществлено внутренним решением церковных властей. Полное изменение характера использования здания требует получение разрешения государственных органов согласно Закону о планировании. Так, открытие библиотеки или кафетерия в части церковного здания не нуждается в таком разрешении, но для превращения всей церкви в библиотеку или кафетерий оно необходимо.

    Культовое здание, которое перестало быть нужным для совершения богослужений, может быть передано для использования в иных, в том числе нерелигиозных целях и даже разрушено. Для всех конфессий, кроме государственной Церкви Англии, решение об отнесении церковного здания к «излишним» (redundancy) и изменение характера его использования принимается соответствующими религиозными властями в соответствии с Законом о планировании. Для Церкви Англии такое решение принимается согласно специальным правилам.

    С «излишней» церковью, принадлежащей любой конфессии, кроме Церкви Англии, её собственник может поступить как со всеми другими зданиями: использовать в иных целях, разрушить или продать. Судьба «излишних» приходских церквей Церкви Англии определяется в соответствии с «пасторскими правилами», утвержденными Генеральным Синодом в 1983 г. «Излишняя» церковь, имеющая историческую ценность, может быть передана «Фонду сохранения Церквей». Однако из-за недостатка средств на содержание, многие церкви не передаются Фонду, а продаются и начинают использоваться в других целях. Иногда «излишние» христианские церкви передаются религиозным общинам других вероисповеданий. Некоторые из церквей даже переделываются в жилые помещения. Однако епархия Церкви Англии имеет возможность воспрепятствовать злоупотреблениям, в том числе использованию таких церковных зданий в аморальных целях.

    Церковь Англии сталкивается с большими трудностями при выполнении требования обеспечить свободный доступ публики в церковные здания, являющиеся историческими памятниками. Многие церкви, во избежание краж и актов вандализма, закрыты на время, когда не совершается богослужение. Обсуждается вопрос об установлении входной платы в соборы и другие церкви, привлекающие большое число туристов.

    В некоторых случаях может быть принято решение о сносе «излишней» церкви. Парадоксальным образом, в связи с передачей властям Церкви Англии и других конфессий полномочий по контролю за сохранностью принадлежащих им зданий — исторических памятников — их снос проще осуществить, чем изменить функциональное использование (последнее требует соблюдения требований Закона о планировании). Однако Церковь Англии при принятии решения о сносе церкви, отнесенной к памятникам истории, добровольно представляет проект решения для предварительного публичного изучения, осуществляемого правительственным инспектором[25].

    Основная часть богатств монастырей, конфискованная Генрихом VIII, перешла в собственность Британской короны. Королева Анна образовала в 1704 г. из этих денежных средств специальный фонд «Дар королевы Анны», призванный обеспечивать бедное духовенство.

    В XIX в. фонд «Дар королевы Анны» и денежные средства англиканских соборов были соединены в фонд, управляемый Церковными комиссарами (Church Commissioners), имеющий статус национальной организации. В число комиссаров входят представители власти — премьер-министр, председатель Верховного Суда. Административный совет фонда возглавляется первым комиссаром (First Church Estates Commissioner), который является светским финансовым экспертом церковных капиталов. Второй комиссар (Second Church Estates Commissioner) — депутат парламента, назначаемый правительством.

    Церковные комиссары в основном финансируют содержание англиканского духовенства, а не культовых зданий. Они выплачивают содержание и покрывают расходы епископов и причта соборов и выполняют роль пенсионной кассы для всего духовенства[26].

    Некоторая часть лиц, служащих в религиозных организациях, может иметь статус наемных работников. Однако члены приходского клира всех конфессий считаются не работниками, а «занимающими должность», «должностными лицами» (office-holders). Статус должностного лица дает его обладателю более прочное положение, поскольку его сложнее отрешить от занимаемой должности, чем уволить работника. Отрешение от должности может быть осуществлено только при наличии необходимых важных оснований. Англиканские приходские священники являются обладателями бенефиция, включающего право на должность, жалование, а также на помещение для проживания и связанный с ним земельный участок. Священник может быть лишен бенефиция в соответствии с дисциплинарной процедурой, установленной Решением (Measure) Генерального Синода от 2003 г. о дисциплине духовенства. Те англиканские священнослужители, которые не имеют бенефиция, менее юридически защищены. В других конфессиях, где не имеется самого понятия «бенефиций», возникающие проблемы трудовых прав священнослужителей — «должностных лиц» более часто приходится разрешать путем обращения к светскому правосудию.

    Образование в Великобритании является обязательным для всех граждан в возрасте от 5 до 16 лет. Система школьного образования в Великобритании включает как государственные (бесплатные), так и частные (платные) школы. Частные школы, в том числе религиозные, могут, при соблюдении определенных требований, получать государственное финансирование или оставаться независимыми.

    В системе государственного школьного образования обязательным является религиозное образование внеконфессионального характера. Уроки религиозного образования, большую часть времени уделяющие христианству, дают объективную информацию историко-культурологического характера о других крупнейших религиях: иудаизме, исламе, буддизме, индуизме и сикхизме. Несмотря на то, что предлагаемая информация по содержанию формируется как объективная и нейтральная, дети могут быть освобождены от этих уроков по требованию родителей или по собственному желанию. В свободное время они могут выполнять иные виды учебной работы либо получать религиозное образование в соответствии со своей конфессиональной принадлежностью, если это не требует дополнительных финансовых затрат от государства.

    Закон «Об образовании» (Education Act) 1944 г. сделал обучение религии обязательным в школах Англии и Уэльса, хотя родители имели право забрать своих детей с этих занятий. Изначально акцент был сделан на «обучении религии», хотя открывалась возможность и для «религиозного образования», ориентированного больше на то, чтобы предоставить учащимся знания о религии, чем на то, чтобы сделать их верующими. Образовательные программы утверждаются на местном уровне, но закон о реформе образования 1988 г. потребовал, чтобы всякая новая программа религиозного образования «отражала тот факт, что религиозные традиции в Великобритании — в основном христианские, уделяя внимание учениям и практикам других основных конфессий, представленных в Великобритании».

    Постоянные консультативные комитеты по религиозному образованию (Standing Advisory Councilsfor Religious Education — SACRE) отвечают за организацию национального религиозного образования. В состав этих комитетов входят представители местных властей, преподавателей и действующих в данной местности религиозных организаций (Церкви Англии и иных конфессий).

    В Шотландии закон «Об образовании» 1872 г. возложил ответственность за школьное образование на государство. Церковь Шотландии (Пресвитерианская) передала государству управление своими школами. Католические школы были включены в государственную систему образования законом «Об образовании» 1918 г. Таким образом, в настоящее время существует система конфессиональных образовательных учреждений, финансируемых государством. Среди таковых около 400 католических школ, некоторое число школ Англиканской (Епископальной) Церкви Шотландии и одна иудейская начальная школа.

    Шотландский закон «Об образовании» 1980 г. требует от властей, ответственных за образование, и от школ, чтобы они предлагали учащимся как религиозное образование, так и практическое обучение религии. Циркуляр 2005 г. относительно практического обучения религии указывает, что, «учитывая христианское наследие Шотландии, школам рекомендуется использовать богатые источники этой традиции при практическом обучении религии». Это предполагает добровольное приобщение к христианскому культу, а не навязывание его ученикам в приказном порядке. Циркуляр предписывает каждой школе предоставить ученикам возможность занятий по практическому обучению религии не менее шести раз в течение учебного года. Родители имеют возможность забрать своих детей с этих занятий, и в этом случае школа должна предоставить ученику какое-то иное интересное занятие. В любом случае ребенок не должен оказаться в невыгодном положении по причине отказа от занятий по практическому обучению религии.

    В Северной Ирландии большинство детей из протестантских семей обучаются в «публичных школах», в то время как дети из католических семей посещают католические школы, которые принадлежат Католической Церкви, но финансируются за счет государственных субсидий. Таким образом, имеет место раздельное обучение детей протестантов и католиков.

    С 1981 г. существуют также «интегрированные школы», в которых обучаются дети как протестантов, так и католиков. В настоящее время насчитывается примерно 60 таких школ, из которых 2/3 — начальные школы. Их посещает не более 6,5% от общего числа учащихся.

    Большинство школьников Соединенного Королевства обучаются в государственных школах (58,9%). В частных школах, получающих государственные субсидии, обучается 37,2% школьников, а в независимых частных школах — 3,9%.

    Среди негосударственных (частных) школ — значительное количество религиозных школ Англиканской и Католической Церквей. Около 5000 школ связаны с Церковью Англии и с Церковью Уэльса. Англиканскими являются около 25% начальных школ и 6% средних школ. Школы, управляемые Католической Церковью, посещает около 10% от общего числа школьников. Некоторые католические школы являются независимыми, но большая часть финансируется государством.

    По данным «Гардиан», в 2010 г. среди финансируемых государством религиозных школ насчитывалось 4,601 школа Церкви Англии, 1,986 католических, 26 методистских, 152 школы других христианских конфессий, 48 иудейских, 18 мусульманских и восемь сикхских школ[27].

    Негосударственные религиозные школы могут быть «добровольно субсидируемыми» (voluntary aided) или «добровольно контролируемыми (voluntary controlled) государством, с разной степенью автономности и государственного финансирования. В «добровольно субсидируемых» школах соответствующая религиозная организация несет частичную ответственность за финансирование школы, в том числе за финансирование 15% стоимости любых строительных работ[28]. Директора таких школ, как правило, назначаемые религиозной организацией, принимают решения о найме учителей, о том, кто принимается в учащиеся, о содержании религиозного образования и о религиозных правилах в школе. В «добровольно контролируемых» школьных учреждениях, напротив, вопросы набора учителей, правила приема учащихся и содержание программ религиозного образования определяют органы местного самоуправления.

    «Добровольно субсидируемые» конфессиональные школьные учреждения не обязаны предлагать учащимся курсы знаний об иных вероисповеданиях. Однако большинство таких школ предпочли это сделать, и в 2006 г. церковные власти согласились с тем, что школы должны преподавать знания о других религиях.

    Помимо религиозного образования, «добровольно субсидируемые» школы обязаны организовать для учащихся ежедневные коллективные богослужения, большинство из которых должно иметь «полностью или в основном» христианский характер. Но они не должны быть богослужениями конкретной христианской конфессии. Родители вправе по своему желанию освободить своих детей от участия в этих богослужениях. Местные власти могут допустить также организацию школьных богослужений нехристианского характера, например, если большинство учащихся не являются христианами. На практике необходимость уважать различные верования и нерелигиозные убеждения, в том числе среди преподавателей, приводит к тому, что многие школы не стремятся придавать этим богослужениям христианский и вообще религиозный характер.

    Британские налогоплательщики не хотят финансировать религиозные школы в стране. По данным «Гардиан», об этом свидетельствуют данные социологического опроса, проведенного в Великобритании в 2011 г. Более 70 процентов опрошенных считают, что налогоплательщик не должен финансировать преподавание религии в школах, а более половины респондентов и вовсе высказываются за закрытие религиозных учебных заведений.

    Более 70% британцев опасаются того, что ученики мусульманских школ будут придерживаться экстремистских взглядов, а больше половины опрошенных призывают учебные учреждения иметь национальную учебную программу.

    Однако, согласно рейтингу, опубликованному в конце прошлого года министерством образования Великобритании, 6 из 10 самых эффективных школ страны являются религиозными. Эксперты связывают такой успех религиозных учебных заведений с высокими требованиями отбора учащихся.

    Кроме «добровольно субсидируемых» и «добровольно контролируемых» школ, получающих государственное финансирование, по состоянию на 2011 г. имеется 1010 независимых (не получающих поддержки из бюджета государства) религиозных частных школ, в которых обучается 305 776 школьников. Среди этих школ 821 являются христианскими или межконфессиональными, 139 — мусульманскими и 46 — иудейскими.

    Теологические высшие учебные заведения (колледжи) обеспечивают подготовку священнослужителей и в некоторых случаях предоставляют другое теологическое образование (например, программы дистанционного обучения для мирян). Обычно теологическим колледжем владеет траст (trust)[29]. Однако колледжи являются объектом инспекций церковных властей, которые решают, в каких высших учебных заведениях можно осуществлять подготовку священнослужителей и сколько учебных мест должно быть выделено ими для этой цели. Колледжи остаются независимыми (и большинство студентов не получает государственных стипендий), но некоторые университеты могут принимать студентов теологических колледжей на свои курсы для получения диплома о высшем образовании.

    В Соединенном Королевстве возможна светская или религиозная регистрация брака. Церковь Англии и Церковь Уэльса имеет право регистрации церковных браков и самостоятельного осуществления подготовительных мероприятий (уведомления, разрешения). Как уже отмечалось выше, места богослужения других конфессий могут быть зарегистрированы в качестве мест для проведения брачных церемоний, тогда заключенные в них браки признаются имеющими юридическую силу. Священники Церкви Англии обязаны совершать венчания и крещения по фиксированной цене, оплачиваемой принимающими таинство.

    Светская брачная церемония, согласно Закону о браках 1994 г. (Marriage Act), может осуществляться в широком круге мест, зарегистрированных в качестве мест бракосочетания, включая отели, замки, сельские поместья. При этом «никакие религиозные службы не могут совершаться во время церемонии бракосочетания в одобренном помещении».

    Парламент ввел такие ограничения для процедуры светской регистрации брака, поскольку любая религиозная церемония бракосочетания может законно осуществляться в месте собрания для религиозных служб, зарегистрированном согласно Закону о регистрации мест богослужения.

    Институт капелланов действует в Вооруженных силах и в исправительно-трудовых учреждениях. Для ведения своей работы капеллан должен иметь государственную лицензию, он получает жалование от государства. Армейские капелланы принадлежат не только к Англиканской Церкви, но и к иным конфессиям. Тюремные капелланы в Англии должны принадлежать к Церкви Англии, в Уэльсе — к Церкви Уэльса[30].

    До 2008 г. к числу преступлений относилась публикация материалов, содержащих богохульство, т.е. критикующих истинность христианской религии или существования Бога без соблюдения правил приличия во время дискуссий. Но этим законом была защищена только Англиканская Церковь. «В 1991 г. группа мусульман тщетно пыталась добиться применения этого закона к Салману Рушди, автору «Сатанинских стихов». Их доводы были отвергнуты на том основании, что закон о богохульстве относится только к христианству и официальной Церкви... Суд признал, что это «аномалия», возникшая «в историческом процессе», но при этом подчеркнул, что изменение законодательства — функция Парламента, а не судов»[31]. 18 июля 2008 г. в уголовном законодательстве Англии и Уэльса вступила в действие поправка, отменившая уголовную ответственность за богохульство.

    В Соединенном Королевстве существует около 20печатных изданий общенационального масштаба, посвященных религии и религиозным организациям. Среди изданий, связанных с основными конфессиями страны: Church Times (Англиканская Церковь), Catholic Herald, Methodist Recorder и Baptist Times, учрежденные в XIX в. еженедельные издания. Точка зрения консервативной части Церкви Англии выражается Churchof England Newspaper. Авторитетный католический журнал The Tablets адресован и к невоцерковленным читателям.

    Тираж Church Times составляет более 30 000 экземпляров еженедельно и имеет около 80 000 читателей, большинство из которых так или иначе связано с Англиканской Церковью.

    Также существуют религиозные издания нехристианских конфессий, в том числе Jewish Chronicle, Muslim News и Sikh Times.

    Британская радиовещательная корпорация Би-Би-Си традиционно предоставляет эфир для передач религиозного характера. Две национальные радиостанции ведут еженедельную трансляцию богослужений, а Би-Би-Си Радио 4 передает их ежедневно на длинных волнах. Би-Би-Си транслирует также передачи, посвященные религиозным и моральным вопросам, религиозной музыке. Радиостанция Premier Christian Radio (http://www.premierchristianradio.com) ведет вещание в Лондоне с 1995 г., несколько небольших христианских радиостанций местного значения работают в различных регионах страны.

    Доступ религиозных организаций к радиопередачам регулируется формальными правилами и специальным соглашением, в соответствии с которым представители религиозных организаций не должны вступать в конфликты и заниматься прозелитизмом. Тексты проповедей, произносимых во время транслируемых в эфире богослужений, должны предварительно согласовываться, а проповедники получают инструкцию воздерживаться от провоцирования разногласий. Специальные органы надзирают за соблюдением соглашений. Так, Первое христианское радио неоднократно предупреждалось о возможном лишении лицензии, если выступающие будут и дальше позволять себе оскорбительные высказывания в отношении других религий (эта защита распространяется даже на сатанизм и язычество).

    Телевещание Би-Би-Си и коммерческих телеканалов также включает передачи религиозного характера, но в меньшем объеме, чем радиовещание. Наиболее известная религиозная телепередача Би-Би-Си 1 — Songsof Praise — выходит в эфир по воскресеньям. Другие религиозные передачи менее популярны и обычно транслируются поздно вечером.

    В соответствии с Законом о коммуникациях 2003 г. (Сommunications Act) Бюро коммуникаций (Ofcom) утвердило Кодекс радиовещания[32]. Его четвертый раздел, посвященный религиозным передачам, установил, что: канал вещания должен представить доказательства своей ответственности за содержание религиозных передач; религиозные передачи не должны недобросовестным образом пользоваться доверчивостью слушателей; религиозные передачи не должны содержать высказываний оскорбительного характера об убеждениях или верованиях лиц, принадлежащих к какой-либо религии.

    Для взаимодействия с конфессиями по вопросам телерадиовещания образован Центральный религиозный консультативный комитет (Central Religious Advisory Committee (CRAC)), члены которого назначаются Би-Би-Си и Бюро коммуникаций из числа представителей основных конфессий.

     

    Германия

    Население Германии — 82,2 млн чел.

    ·                 Католическая церковь — 23,76 млн или 28,9%;

    ·                 Евангелическая церковь — 22,27 млн или 27,1%;

    ·                 Ислам — 3,6 млн или 4,4%;

    ·                 Православие — 1,56 млн или 1,9%;

    ·                 Религиозные меньшинства — 1,40 млн или 1,7%;

    ·                 Неверующие — 29,61 млн или 36,0%[33]

    Исторически Германия является страной двух конфессий — католицизма и протестантизма. В 1987 г. в Западной Германии насчитывалось 42,9% католиков и 41,6% лютеран. За последние десятилетия религиозная ситуация заметно изменилась, в том числе из-за влияния секуляризации, притока мусульманских иммигрантов, распространения новых религиозных движений. Присоединение Восточной Германии, значительная часть населения которой получила атеистическое воспитание, привела к увеличению доли неверующего населения.

    В течение многих лет наблюдается постоянное уменьшение числа католиков и протестантов, в том числе за счет лиц, заявляющих о прекращении своего членства в Церкви с освобождением от уплаты церковного налога (см. далее). Среди религиозных меньшинств в ФРГ присутствует примерно 270 000 буддистов, 200 000 иудеев, около 165 000 Свидетелей Иеговы и 100 000 индуистов.

    Католическая Церковь в Германии включает 7 архиепархий и 20 епархий. Наиболее крупной и влиятельной считается Кельнская архиепархия с центром в городе Кёльн.

    Евангелическая Церковь в Германии (нем. Evangelische Kirchein Deutschland), ЕЦГ или EKD — объединение (уния) лютеранских и реформатских земельных Церквей Германии. Она представляет собой конфедерацию 22-х региональных протестантских Церквей, но не является единой поместной Церковью Германии. Каждая из региональных Церквей ведет свою деятельность на определенной территории.

    Евангелическая Церковь Германии допускает рукоположение женщин в сан «священника» и «епископа». «Епископ» Ганновера Маргот Кесман в 2009–2010 г. занимала должность председателя Совета ЕЦГ.

    Численность православных в стране начала расти только с начала 1960-х годов, когда в Германию устремился поток трудовых мигрантов из Восточной Европы. Среди них сейчас преобладают русские и русскоязычные, также болгары, румыны, украинцы, молдаване, сербы, македонцы и др. До 1990-х основу православной диаспоры Германии составляли греки, (в основном экономические мигранты из послевоенной Греции). Численность православных в стране по разным подсчётам оценивается от 1 до 2 млн чел.

    На территории ФРГ представлены: Русская Православная Церковь (240 000 чел.), а также, Румынская Православная Церковь (560 000 чел.), Константинопольский Патриархат (400 000 чел.), Сербская Православная Церковь (337 000 чел.), Болгарская Православная Церковь (130 000 чел.)[34].

    Берлинская и Германская епархия Русской Православной Церкви (сайт http://www.rokmp.de) объединяет около 80 приходов во всех землях Германии и разделена на Северное, Баварско-Гессенское, Южное, Западное и Восточное благочиния.

    Статус религиозных объединений в Германии определяется правовыми нормами Конституции, федеральных законов и законов земель, а также условиями договоров между конфессиями и государством. До нынешнего времени сохраняет действие конкордат, заключенный Римско-Католической Церковью с рейхом 20 июля 1933 г., вскоре после прихода к власти А. Гитлера[35].

    В сравнении с государственно-конфессиональными отношениями в других европейских странах Германия занимает среднюю позицию между государственной Церковью и строгим отделением Церкви от государства. Государственно-конфессиональные отношения в Германии можно охарактеризовать как кооперационные или партнерские. Государство сотрудничает с религиозными организациями в сферах образования, социальной работы, капелланского служения в армии и в тюрьмах.

    Как отмечает Г. Робберс[36], государственно-конфессиональные отношения строятся на трех основных принципах: нейтралитет, толерантность, равноправие. Нейтралитет обязывает государство не идентифицировать себя с какой-либо Церковью; государственной Церкви не существует. Государству не разрешено проявлять особое, расположение по отношению к какой-то религии, мировоззрению или к конкретной религиозной организации. Нейтралитет также означает невмешательство государства во внутренние дела религиозных объединений.

    Принцип толерантности обязывает государство не только быть непредвзятым по отношению к различным религиозным взглядам, но и укреплять позитивную толерантность, дающую возможность реализовать религиозные потребности общества. Равноправие, последний принцип, означает обязанность считать равными в правах все религиозные общины. Это означает, что, несмотря на конституционные различия в правовом статусе, существует паритет, обеспечивающий адекватную основу для обращения с различными социальными субъектами.

    Основной закон Федеративной Республики Германии от 23 мая 1949 г. Преамбула Конституции начинается словами, что немецкий народ принял настоящую Конституцию, «сознавая свою ответственность перед Богом и людьми».

    Статья 4

    1.               Свобода вероисповедания, свобода совести и свобода религиозных и мировоззренческих убеждений неприкосновенны;

    2.               Гарантируется беспрепятственное исповедание религии;

    3.               Никто не может быть против своей совести принужден к военной службе с оружием. Подробности регулируются федеральным законом.

    Статья 56

    Президент Республики при своем вступлении в должность приносит перед собравшимися членами Бундестага и Бундесрата нижеследующую присягу: «Клянусь посвятить свои силы благу немецкого народа, содействовать его пользе, оберегать его от ущерба, блюсти и охранять Основной закон и законы Федерации, добросовестно исполнять свои обязанности и соблюдать справедливость по отношению ко всем. Да поможет мне в этом Бог».

    Допускается принесение присяги без религиозного заверения.

    Статья 140 Конституции ФРГ 1949 года включает в её состав ряд статей Конституции Веймарской республики, посвященный религиозной свободе и принципам государственно-конфессиональных отношений: «Положения статей 136, 137, 138, 139 и 141 Германской Конституции от 11 августа 1919 г. являются составной частью настоящего Основного закона».

    Статья 136 Конституции Веймарской республики

    Осуществление права религиозной свободы не может ни обусловливать, ни ограничивать частных и публичных гражданских прав и обязанностей. Пользование частными и публичными гражданскими правами, равно как допущение к публичным должностям, не зависит от вероисповедания.

    Никто не обязан выявлять свои религиозные убеждения. Власти вправе осведомляться о принадлежности к религиозному обществу лишь в той мере, в какой от этого зависят права и обязанности, или если этого требует предписанное законом статистическое обследование.

    Никто не может принудительно привлекаться к церковному акту или торжеству, или к участию в религиозных обрядах, или к употреблению религиозной формулы присяги. Статья 137 Конституции Веймарской республики Государственной церкви не существует.

    Гарантируется свобода образования религиозных обществ. Объединение религиозных обществ в пределах рейха не подлежит никаким ограничениям.

    Каждое религиозное общество самостоятельно распоряжается и управляет своими делами в рамках обязательного для всех закона. Оно замещает свои должности без содействия государства или гражданской общины.

    Религиозные общества приобретают правоспособность соответственно общим постановлениям гражданского права.

    Религиозные общества остаются публично-правовыми корпорациями, если они уже были таковыми. Другим религиозным обществам должны быть предоставлены, по их ходатайству, такие же права, если по своему устройству и числу членов они дают гарантию длительного существования. Если несколько подобных публично-правовых религиозных обществ объединяются в союз, то таковой союз является публично-правовой корпорацией.

    Религиозные общества, являющиеся публично-правовыми корпорациями, имеют право взимать налоги на основании гражданских налоговых списков, соответственно постановлениям земельного законодательства.

    К религиозным обществам приравниваются союзы, которые ставят себе задачей общественное поощрение какого-либо мировоззрения.

    Поскольку для осуществления этих постановлений потребуются дальнейшие нормы, они устанавливаются в порядке законодательства земли.

    Статья 138Конституции Веймарской республики

    Государственная поддержка религиозных обществ, основанная на законе, договоре или на особых правооснованиях, должна быть прекращена в порядке земельного законодательства.

    Общие начала для этого устанавливаются рейхом.

    Собственность и другие права религиозных обществ и религиозных союзов на их учреждения, фонды и прочие имущества, предназначенные на богослужебные, учебные и благотворительные цели, будут обеспечены.

    Статья 139 Конституции Веймарской республики

    Воскресенье и признанные государством праздники находятся под охраной закона, как дни отдыха от работ и душевного подъема.

    Статья 141Конституции Веймарской республики

    Поскольку в армии, в госпиталях, в местах заключения и других публичных заведениях существует потребность в богослужении и нравственном попечении о душе, религиозные общества должны допускаться к совершению религиозных действий, причем всякое принуждение должно быть устранено.

    Е. М.  Мирошникова констатирует, что специального федерального закона, регулирующего государственно-церковные отношения, как это, например, имеет место в России, в ФРГ нет. Однако в Германии имеется целый ряд федеральных законов, в той или иной степени затрагивающих эту сферу. Например, налоговое законодательство содержит особый раздел, касающийся налогообложения религиозных организаций; законодательство об образовании содержит отдельные положения об отношениях между школами и религиозными организациями; законодательство об университетах содержит положения о религиозных организациях и университетах и т. д.[37]

    В ФРГ нет федерального государственного органа, который бы занимался исключительно проблемами государственно-церковных отношений. Партнерство с религиозными организациями государство осуществляет через те министерства и ведомства, которые непосредственно отвечают за то или иное направление. Например, деятельность военных священников входит в компетенцию Министерства обороны, организация «духовной заботы» (капелланских служб) в местах лишения свободы — Министерства юстиции, религиозных занятий в государственных школах — Министерства культуры[38] и т. д.

    Собственно, религиозное содержание школьных религиозных занятий, пастырской работы в Вооруженных силах, учебных планов тeoлoгических факультетов относится к компетенции религиозной организации, осуществляющей тот или иной вид деятельности.

    Германское право использует особый, не имеющий аналога в российском праве термин «публично-правовая корпорация (сообщество)» (Körperschaftdesöffentlichen Rechts). Специалисты отмечают то, что этот термин весьма расплывчат и признаки публично-правовой корпорации недостаточно четко определены[39]. Помимо государственных органов и органов местного самоуправления, субъектами публичного права в Германии являются: 1) публично-правовые учреждения; 2) публично-правовые фонды и 3) публично-правовые корпорации. К числу последних относятся те религиозные организации, которые приобрели этот статус в соответствии с предусмотренными законодательством условиями (см. далее).

    Статусом публично-правовых учреждений могут наделяться учреждения, выполняющие на постоянной основе некоторые общественно полезные функции — библиотеки, госпитали, сберегательные кассы, теле- и радиоканалы и т. д. Публично-правовые фонды создаются для управления имуществом, предназначенным для использования в общественных интересах. Они не имеют членов или участников. К числу публично-правовых фондов относится, например, фонд, имеющий целью деятельности обеспечение сохранности культурного наследия старой Пруссии.

    Публично-правовые корпорации (сообщества), к которым отнесены и многие религиозные объединения, являются столь разнообразными и отличными друг от друга, что затруднительно подвести их под универсальное определение. Особенностью, отличающей публично-правовые корпорации (ППК) от других субъектов публичного права является то, что ППК — это объединение, основанное на членстве лиц, принимающих участие в его деятельности и управляющееся общим собранием или советом, избранным членами объединения. К числу публично-правовых корпораций относятся, в частности, корпорации, объединяющие лица по профессиональному признаку: коллегии адвокатов, медиков и т. п. или ассоциации собственников, предпринимателей типа торгово-промышленных палат.

    Общими признаками ППК являются: 1) наделение их определенными прерогативами публичной власти для возможности их участия в решении административных задач государства. Это предполагает наличие у них определенных возможностей принуждения, при необходимости, к соблюдению принятых ими решений; 2) особый контроль за деятельностью ППК со стороны государства, превышающий контроль за объединениями частного права.

    Однако религиозные организации, с учетом принципа их отделения от государства, не соответствуют этим признакам: они имеют собственную цель деятельности, а не служат задачам государства, обладают полной внутренней автономностью и не интегрированы в государственный аппарат. Наделив их особыми прерогативами, государство, тем не менее, не подчинило их, как другие ППК, специальному контролю. (Так, решением от 26 октября 1921 г. Имперский суд признал незаконным решение правительства Брауншвейга, установившее возрастной ценз в 25 лет при выборах в синод Евангелической Церкви Брауншвейга. Суд указал, что правительство нарушило статью 137 Веймарской Конституции (действующую доныне), согласно которой каждое религиозное общество самостоятельно распоряжается и управляет своими делами)[40].

    Противоречия, связанные с присвоением религиозным организациям статуса ППК, исторически коренятся в компромиссном решении, которое было заложено в Веймарской Конституции 1919 г. наряду с нормами об отсутствии государственной Церкви и государственной поддержки религиозных обществ. Статус ППК был сохранен за уже имевшими его до 1919 г. епархиями Католической Церкви, Протестантскими церквями и иудейскими организациями «за неимением лучшего варианта», который отразил бы их важную роль в обществе и наделил бы правом сбора «церковного налога» и другими прерогативами в послереволюционной Германии. При этом Веймарская Конституция изначально предусматривала возможность приобретения статуса ППК религиозными организациями других конфессий.

    Согласно германской юридической интерпретации, специфика статуса ППК для религиозных организаций обусловлена тем, что:

    –                 принцип отделения Церквей от государства в Германии не имеет радикального характера;

    –                 наделяя религиозные организации статусом ППК, государство признает важнейшую роль религии в обществе и предоставляет им права деятельности в общественном пространстве. В силу их особой роли в возрождении Германии после Второй мировой войны, Церкви должны обладать статусом, соответствующим их общественному служению. Они не могут быть низведены до положения обычных общественных объединений частного права, которое несовместимо с сущностью их служения;

    –                 предоставление религиозным организациям статуса ППК является предложением государства о сотрудничестве с ними в общественном служении, на которое они должны откликнуться.

    Порядок присвоения религиозной организации статуса ППК определяется законодательством земель. В некоторых землях (Северный Рейн-Вестфалия, Бремен) этот статус присваивает парламент принятием закона. В других землях это производится актом органа исполнительной власти — решением правительства (в землях Берлин и Нижняя Саксония) или простым разрешением министра культуры земли — в Баварии.

    Рамочные условия приобретения религиозной организацией статуса ППК определены в вышеприведенной статье 137 Веймарской Конституции. Религиозные организации могут стать ППК, «если по своему устройству и числу членов они дают гарантию длительного существования». Ввиду того, что государство, при предоставлении статуса ППК рассчитывает на установление с ней отношений диалога и сотрудничества, оно хочет иметь гарантии, что новый партнер не исчезнет в ближайшее время. Разные земли ФРГ по-своему конкретизируют и уточняют базовые конституционные условия доступа к статусу ППК.

    Как правило, земельное законодательство требует, чтобы религиозная организация насчитывала членов не менее, чем 1/1000 от общей численности населения соответствующей земли. То есть число членов организации должно быть достаточно большим, чтобы она могла играть заметную роль в общественной жизни.

    Внутреннее устройство религиозной организации должно обеспечивать наличие органа, который представляет её при сотрудничестве с государством и наделен властными полномочиями по управлению организацией. ППК, как партнер государства, должна быть «персонифицирована» в виде полномочного органа. Это требование законодательства создает существенное препятствие для доступа мусульманских религиозных организаций к статусу ППК, ввиду их разобщенности, отсутствия иерархической структуры.

    Помимо установленных в Конституции требований, религиозная организация, претендующая на статус ППК, должна в своей деятельности проявлять уважение к закону, лояльность к государству, не нарушать права граждан. Так, длительное судебное разбирательство имело место в связи с тем, является ли отказ от военной службы, практикуемый Свидетелями Иеговы, проявлением «недостаточной верности (лояльности) государству», препятствующим доступу к статусу ППК[41]. Не имеют возможности стать ППК те мусульманские организации, которые заявляют о необходимости переустроить немецкое законодательство в соответствии с нормами шариата или отрицают равноправие мужчин и женщин.

    Всего в ФРГ публично-правовыми корпорациями признаны более 100 религиозных организаций различных конфессий[42].  В Берлине, например, статусом ППК обладают даже Свидетели Иеговы.

    Статус публично-правовой корпорации является для религиозной организации не просто «почетным званием». Он дает своим обладателям определенные привилегии. Важнейшей из них является, предусмотренное статьей 137 Веймарской Конституции, право собирать церковный налог.

    Церковный налог был установлен в Германии во второй половине XIX века в качестве поздней компенсации убытков, понесенных Католической и Протестантской Церквями в результате национализации церковных имуществ в 1803 г. В настоящее время он составляет основной источник доходов этих Церквей.

    Другие прерогативы для религиозных организаций, обладающих статусом ППК, определяются законодательством земель. В частности, ППК имеют право, помимо наемных работников, иметь церковных должностных лиц (Kirchenbeamten), отношения с которыми регулируются не трудовым законодательством и трудовым договором, а нормами публичного права. Положение таких церковных должностных лиц, в том числе священнослужителей, сходно с положением государственных служащих. Церкви имеют возможность устанавливать для церковных должностных лиц особые требования, основанные на вероучении и канонах. Природа правоотношений между Церквями и церковными должностными лицами считается отличной от трудовых отношений. Специфический режим публичного права, регулирующий эти отношения, имеет основание в закрепленной конституцией автономности религиозных организаций. Государственные суды, как правило, считают дисциплинарные и имущественные споры, возникающие между церковными должностными лицами и Церквями, не подведомственными их юрисдикции. Они лишь удостоверяются, что меры, принятые церковными властями в отношении должностного лица, не противоречат общим нормам законодательства.

    Религиозные организации и государство в Германии взаимодействуют на основе особого вида договоров (статья 138 Веймарской Конституции). Такие договоры должны получить одобрение парламента и приобрести статус закона. Государство заключило такие договоры с Евангелическо-Лютеранской Церковью, Римско-Католической и Старокатолической Церковью, с Русской Православной Церковью и с Константинопольским Патриархатом, Союзом свободных евангельских церквей, баптистами, меннонитами, методистами, Армией спасения, адвентистами, пятидесятниками, Новоапостольской церковью, иудеями, унитариями и мормонами.

    Конкордаты (договоры) могут также заключаться между религиозными организациями и землями ФРГ. Например, в 1968 г. в дополнение к Конкордату Папского Престола с Баварией от 1924 г. был заключен договор о положении религиозных школ. В 1965 г. был заключен конкордат с Нижней Саксонией[43]. Целый ряд договоров был заключен в послевоенный период между землями и поместными протестантскими церквями. После воссоединения Германии такие договора были заключены в 1990-х с «новыми землями» бывшей ГДР.

    Религиозные публично-правовые корпорации остаются отделены от государства, не участвуют в управлении и поддерживают отношения с государством как частные юридические лица.

    Религиозные объединения, не имеющие статуса публично-правовых корпораций, создаются в соответствии с гражданским законодательством. Для их регистрации они должны насчитывать не менее 7 членов.

    В Германии религиозные организации, обладающие статусом публично-правовых корпораций, имеют право облагать своих членов церковным налогом (статья 137 Веймарской Конституции). Плательщиками налога являются только физические, но не юридические лица. Размер церковного налога устанавливается самими религиозными организациями и составляет 8% индивидуального размера подоходного налога в Баден-Вюртемберге, Баварии, Бремене и Гамбурге, 9% — в Берлине, Гессене, Мекленбурге-Передней Померании, Нижней Саксонии, Саксонии-Анхальте, Сааре и Тюрингии.

    В Германии подоходный налог является прогрессивным и начисляется только на доход, превышающий определенный уровень. В связи с этим только 35% членов религиозных организаций — ППК обязаны платить церковный налог, который не взимается с детей, со взрослых граждан с низким доходом и с пенсионеров. Привязка к подоходному налогу не является обязательной. Иудейские религиозные организации исчисляют размер налога в зависимости от величины налога на имущество гражданина.

    Сбор церковного налога, как правило, осуществляется государственными налоговыми органами земель на основании соглашения с религиозными организациями. Федеральные земли оставляют себе в качестве возмещения за сбор церковного налога, в зависимости от земли, от 2% до 5% собранной суммы налога. В случае неуплаты налога, государственные налоговые органы могут самостоятельно привлечь неплательщика к ответственности. В то же время гражданин имеет право подать заявление о своём выходе из членов Церкви (религиозной организации) и освободиться от обязанности уплачивать церковный налог. В этом принципиальное отличие германского церковного налога от системы налогообложения в Италии и в Испании. (В этих странах налогоплательщик имеет право по своему выбору направить небольшую долю подоходного налога в пользу одной из Церквей или на культурные, социальные цели. Но он не может вовсе освободиться от уплаты этой части подоходного налога).

    Ежегодно о выходе из Католической и Евангелической Церквей заявляет несколько десятков тысяч немцев. В 2010 г. о прекращении членства в Католической Церкви заявило 181 193 человек, в Евангелической Церкви — 145 250 человек[44]. Государство гарантирует право беспрепятственного выхода из членов Церкви в качестве неотъемлемого элемента свободы совести. Заявление о прекращении членства в Церкви гражданин представляет в государственные органы. Особенности процедуры регулируются законодательством земель. В результате государство перестает считать подателя заявления членом Церкви, несущим связанные с этим членством обязанности, в том числе по уплате церковного налога. Католическая Церковь в Германии рассматривает выход из своих членов как тяжкое нарушение верующим своих религиозных обязанностей, но не как полный разрыв с Церковью. Евангелическая Церковь расценивает выход как полное прекращение принадлежности к ней.

    Использование государственного налогового аппарата для сбора церковного налога является правом, а не обязанностью религиозных организаций. В Баварии Католическая и Евангелическая Церкви сохранили собственную налоговую службу.

    Получателями собранного церковного налога являются католические епархии и протестантские церковные провинции (а не приходы).

    Помимо права собирать церковный налог имеют место регулярные выплаты государства «Большим Христианским Церквям» (Католической и Евангелической),ведущие начало от национализации церковных имуществ в 1803 г. и представляющие собой компенсацию убытков из-за экспроприации церковной собственности. Детальные цифры этих выплат не известны. Согласно ст. 140 Основного Закона ФРГ в сочетании со ст. 138 (1–1) Конституции Веймарской Республики, эти платежи должны быть заменены единовременной выплатой компенсации. Однако, по причине отсутствия закона, регулирующего принципы этой замены, регулярные платежи продолжаются до нашего времени. Кроме того, считается, что такая замена платежей единовременной выплатой компенсации потребует чрезмерных расходов госбюджета.

    Религиозные общины, как и другие социальные и культурные организации, получают целевые субсидии от государства, например, для строительства госпиталей или детских садов.

    Как отмечает Е. М. Мирошникова, в истории государственно-церковных договоров между государством и религиозными организациями особое место занимает Нижнесаксонский (Локкумский) договор от 19 марта 1955 г., заключенный между государством и Евангелической Церковью ФРГ. В этом документе впервые был употреблен термин, определяющий публичный статус церкви во взаимодействии c государством, — «общественный заказ Церкви». Этот термин означает, что Церкви и объединенные в них верующие граждане проповедуют миру свое вероучение и посредством служения ближнему принимают на себя определенную долю ответственности перед этим миром. Правовое обеспечение общественного заказа Церкви дает ей практическую возможность практически представить результаты своей деятельности на благо государства и человека. Этот государственно-церковный договор, заключенный между конкретной Церковью и одной из немецких земель, оказал между тем существенное влияние на всю систему государственно-церковных отношений в ФРГ. Он способствовал значительному усилению роли в обществе не только Евангелической Церкви, но и других религиозных организаций. Они получили право не просто на участие в общественной жизни, но и на самостоятельное определение содержания «общественного заказа». Локкумский договор практически стал государственным признанием Церкви как особой обществен но-политической силы[45].

    Государство и религиозные корпорации в Германии тесно взаимодействуют в сфере благотворительности и социального служения. Особая роль религиозных организаций была отмечена в Федеральном Законе от 1961 г. «О социальной помощи». Для того чтобы быть равноправным партнером государства, религиозной организации нужно подать заявку на статус общественной организации. Бедняки, нуждающиеся, старики и слабые, инвалиды и все те, кто по разным причинам нуждаются в кратко- или долгосрочной помощи, могут обращаться к церквям. Их благотворительные союзы (Германский благотворительный союз «Каритас» (http://www.caritas.de) Католической Церкви, союз «Диаконическое дело» Евангелической Церкви (http://www.diakonie.de/index.htm) и еврейское Центральное благотворительное учреждение в Германии) за счет средств от церковных податей содержат детские сады, больницы, дома для престарелых и инвалидов, реабилитационные центры, оказывают услуги по уходу за больными на дому, предоставляют консультации для иностранцев и беженцев. Все эти благотворительные организации получают финансовую поддержку государства. Лица, отказывающиеся от несения действительной военной службы по соображениям совести (и несущие альтернативную службу), составляют значительную часть их благотворительного персонала.

    По данным, опубликованным Е.  М.  Мирошниковой, на 2005 г. в Германии действовало 2 157 госпиталей с 528 000 больничными койками. Из них 36% относилось к муниципальным учреждениям, 26% являлись частными, а 38% относится непосредственно к благотворительным организациям, большинство из которых — организации Католической и Евангелической Церквей. Благотворительным организациям ЕЛЦ принадлежат 270 госпиталей с 63 000 койко-местами. В этой сфере занято примерно 100 000 работников.

    Благотворительная организация Католической Церкви «Каритас», по данным на 2005 г., имеет 2 657 учреждений в системе здравоохранения (госпитали, центры по выздоровлению и амбулаторные организации, школы по охране здоровья), в которых заняты 196 012 работников. Действуют 622 католических госпиталя с 107 933 больничными койками; 12 234 детских учреждений на 789 850 мест с общей численностью занятых в этой сфере 106 749 служащих; 3 015 домов для престарелых: на 127 051 мест с 97 551 работниками; 916 учреждений помощи семьям с 3 964 работников и служащих[46].

    В Германии сильно присутствие государства в образовательном секторе. Согласно Конституции, государственная школа — это норма, правило, а частные школы — это исключения. Согласно статье 7 Конституции ФРГ:

    1.               Все школьное дело находится под надзором государства;

    2.               Уполномоченные на воспитание лица имеют право решать, будет ли ребенок посещать уроки религии;

    3.               Преподавание религии в публичных школах является обязательным, за исключением неконфессиональных школ. Религиозное обучение проводится в соответствии с принципами религиозных общин, при сохранении права на надзор со стороны государства. Учитель не обязан преподавать религию против своей воли.

    Гарантируется право создания частных школ. Частные школы могут заменять публичные только с разрешения государства и подчиняются законам земель. Разрешение предоставляется, если частные школы по своим учебным целям и организации, а также по научной подготовке преподавательского состава не отстают от публичных школ и если в них не поощряется обособление учащихся в зависимости от имущественного положения родителей. В разрешении должно быть отказано, если экономическое и правовое положение преподавательского состава недостаточно обеспечено.

    1.               Создание частной народной школы допускается лишь в том случае, если управление по образованию признает, что тем самым преследуются особые педагогические интересы, или если она создается по ходатайству уполномоченных на воспитание лиц как межконфессиональная, конфессиональная или мировоззренческая школа, и в общине нет публичной народной школы такого типа.

    В связи с приоритетом, отданным в Конституции государственным школам, в Германии значительно меньше частных, в том числе религиозных школ, чем, например, во Франции. По данным, приводимым Е. М. Мирошниковой, в общей сложности насчитывается около 4076 частных школ с 740 000 учеников, что составляет 7,9% от общего количества школ. 351 000 детей посещает 531 католическую школу. 76 520 учеников обучаются в 257 протестантских школах[47].

    Конституция обязывает обеспечить религиозное образование в государственных (публичных) школах, но оставляет за родителями или лицами, их заменяющими, право не посещать уроки религиозного образования. По достижении ребенком возраста 12 лет родители должны принимать во внимание его отношение к занятиям, а с 14-летнего возраста школьники вправе самостоятельно принимать соответствующее решение. Также Конституцией предусмотрено существование внеконфессиональных публичных школ, в которых не преподается курс религиозного образования.

    Материальные расходы, связанные с организацией религиозного образования, включая заработную плату преподавателей, несет государство. Обязательный характер религиозного образования предполагает выделение для его преподавания определенного количества часов в рамках школьной программы. Количество часов, выделяемое на религиозное образование, устанавливается земельным законодательством.

    Содержание религиозного образования определяется учением соответствующей конфессии, но государство, согласно Конституции, сохраняет за собой право надзора. Это право надзора не предполагает государственной проверки содержания преподаваемых религиозных знаний в догматическом плане. Это прерогатива конфессий. Государство следит за тем, чтобы содержание курса не противоречило конституционным принципам, в том числе касающимся прав и свобод личности. Как правило, курсы религиозного образования организуются с участием Католической и Евангелической Церквей. В большинстве земель для школьников, не принадлежащих к этим Церквям, проводятся курсы изучения светской этики. При наличии, как минимум, 6–8 учеников, принадлежащих к определенному вероисповеданию, школа обязана обеспечить для них соответствующее религиозное образование. Так, например, закон об образовании земли Баден-Вюртемберг определяет в качестве минимального числа 12 учащихся[48].

    Положение части 3 статьи 7 Конституции ФРГ об обязательном религиозном образовании частично ограничено так называемой Бременской оговоркой (Bremer Klausel) статьи 141, согласно которой это положение не применяется в землях, где на 1 января 1949 г. действовали законы, противоречащие ему.

    Эта оговорка, первоначально введенная в связи с особенностями законодательства земли Бремен, после объединения Германии была применена в отношении земель, входивших в состав ГДР[49]. В связи с низким уровнем религиозности населения, в землях Бранденбург и Берлин нет обязательного религиозного образования. Восточный Берлин после воссоединения принял законодательство Западного Берлина, согласно которому религиозное образование не входит в число обязательных предметов, но все признанные в Берлине религиозные организации при наличии минимально необходимого числа учеников имеют право проводить такие занятия в школьных зданиях в учебные часы в объеме двух часов в неделю. Земля Бранденбург ввела в школьную программу светский курс «образ жизни — этика — религия» (Lebensgestaltung — Ethik — Religionskunde). Религиозным организациям представлялось право самостоятельно проводить занятия по изучению религии в школьных помещениях во внеучебное время. Это решение вызвало судебное разбирательство, и Конституционный суд в 2004 г. предложил Бранденбургу включить религиозное образование в школьную программу (по выбору родителей) и принять участие в его финансировании[50].

    Другие земли бывшей ГДР ввели в свое законодательство положения об обязательном религиозном образовании.

    Среди немецких школьников насчитывается от 700 000 до 900 000 мусульман. Организация мусульманского религиозного образования сталкивается с тем препятствием, что разобщенные исламские общины в Германии не имеют единого органа, который выступил бы их общим представителем в диалоге с государством, в том числе по данному вопросу. В 2006 году была образована Немецкая исламская конференция (Deutsche Islam konferenz), в которую вошли 5 мусульманских организаций, объединяющих примерно 15% мусульманского населения ФРГ. Исламская конференция утвердила в 2008 г. принципы мусульманского религиозного образования с учетом требований ст. 7 (3) Конституции. В 2012 году мусульманское религиозное образование было введено в 44 начальных школах земли Северный Рейн-Вестфалия. В 2012/13 учебном году его прослушали около 2 500 школьников[51]. В 2013/14 учебном году мусульманское религиозное образование стало осуществляться в 27 начальных школах земли Гессен для 440 школьников. В данном случае исламские общины были представлены в диалоге с министерством образования Гессена Турецко-исламским союзом по религиозным делам и Джамаатом Ахмадия (получившим в 2013 г. статус публично-правовой корпорации)[52].

    Во многих государственных университетах имеются теологические факультеты определенной конфессии. Согласно условиям различных государственно-церковных соглашений, Церкви оказывают более или менее определенное влияние на состав профессоров, на программу преподавания и на экзамены. В этой сфере Католическая Церковь обладает большими контрольными полномочиями, чем Евангелическая Церковь. Профессора теологических факультетов государственных университетов являются государственными служащими. На католических теологических факультетах они должны иметь специальное разрешение от Католической Церкви (missio canonical). Если такого разрешения нет, то конкретный профессор не может оставаться преподавателем теологического факультета. Он, тем не менее, сохраняет права и обязанности государственного служащего, которому должна быть предоставлена другая должность в университете. На вакантную должность профессора теологии государство обязано найти соответствующую кандидатуру.

    Более того, «Большие Церкви» имеют собственные (негосударственные) теологические факультеты. Католическая Церковь имеет собственный университет в Эйхштетте, в котором помимо теологического также имеется несколько других факультетов. Существует также большое число церковных колледжей, предлагающих образование, которое ориентировано более профессионально, нежели университетское[53].

    С 01 января 2009 года религиозное бракосочетание в ФРГ разрешается без предварительной государственной регистрации брака. При этом Евангелическая Церковь требует предшествующей браковенчанию государственной регистрации брака. Католическая Церковь в исключительных случаях разрешает венчание без предшествующей регистрации. До 2009 г. действовал закон 1875 г., принятый во время «Культуркампфа» («Борьбы за культуру»), которую канцлер Бисмарк вел ради установления государственного контроля над Католической Церковью. Согласно этому закону, религиозное бракосочетание не заменяло гражданского брака и не имело самостоятельной юридической силы. Оно могло совершаться только после заключения гражданского брака.

    Статус ППК дает религиозной организации возможность осуществлять пастырскую работу в армии. Военные капелланы имеют статус госслужащих, они не имеют воинских званий.

    Во главе евангелической военной капелланской службы («военной духовной заботы» — нем. Militärseelsorge) стоит военный епископ. Его назначает и отзывает Совет Евангелической Церкви Германии. Организационную работу выполняет Евангелическое церковное учреждение Бундесвера, которое возглавляет главный военный декан, подчиняющийся в церковных делах военному епископу, в государственных — федеральному министру. Военные священники после обязательного экзамена получают статус государственных служащих. В церковных делах они подчиняются военному епископу, главному военному декану и соответствующему армейскому или флотскому декану. Для военных священников в качестве государственных служащих федеральный министр обороны является высшей властью, а главный военный декан — их непосредственным начальником. Один военный священник призывается для 1500 солдат евангелического вероисповедания, в его распоряжении имеются помощники.

    Католическая военная капелланская служба осуществляется на основе Конкордата между Немецким рейхом и Папским престолом от 20 июля 1933 г. Организационные мероприятия и финансовое обеспечение со стороны государства для католической военной духовной заботы (Militärseelsorge) соответствуют положениям евангелической духовной заботы. Структура католической военной капелланской службы соответствует евангелической.

    Военный ординариат Германии (Katholisches Militärordinariat) Римско-Католической Церкви, подчиняясь непосредственно Святому престолу, обеспечивает пастырское окормление католиков-военнослужащих германской армии и их семей.

    Военные священники проводят на основе принципов христианского вероучения специальные занятия о смысле жизни, основах христианского учения о человеке, о нравственных проблемах.

    Государство ответственно за организацию и финансирование военной капелланской службы, проводимой под руководством и надзором Церкви. Военное пастырское попечительство имеет, как правило, индивидуальный характер. Члены военных церковных общин, как и другие члены Церкви, должны платить церковный налог. Ранее они были от этого освобождены, так как не принадлежали к местным религиозным общинам. В результате 2/3 полученной суммы уходит на нужды военной капелланской службы, а 1/3 на нужды Церкви.

    Современная военная капелланская служба в определенной степени является государственно-церковным учреждением. Государство берет на себя организационные и финансовые вопросы при отсутствии типичного для государственной церкви влияния на содержание военной капелланской службы. Военная капелланская служба — это и важное направление деятельности Церкви, осуществляющей необходимый контроль за ее реализацией[54].

    На официальном уровне считается, что равенство религиозных объединений не нарушается тем фактом, что в вооруженных силах существует только евангелическая и католическая военная духовная забота (Militärseelsorge), поскольку потребностей в создании капелланских служб других вероисповеданий до сих пор не возникало. При этом государство заявило о своей готовности создать Militärseelsorge для приверженцев других конфессий. Деятельность священнослужителя в армии финансируется совместно Федеральным правительством и Церквами. Хотя Конституция ФРГ предполагает возможность организации военных капелланских служб всеми религиозными организациями, в реальности две «Большие Церкви» имеют привилегированный статус, который не распространяется на другие религиозные объединения[55].

    Религиозные организации, пользующиеся статусом ППК, имеют представителей в административных советах государственных телерадиокомпаний, в управляющих органах средств массовой информации земель. В Нижнесаксонском (Локкумском) договоре от 19 марта 1955 г. между государством и Евангелической Церковью было признано право Церквей на публичную проповедь и диаконическое служение. Вследствие этого Евангелическая и Католическая Церкви и иудейская община получили доступ к эфиру для трансляции в соответствующие часы своих богослужений и других религиозных передач. Государственные телерадиокомпании (ARD, ZDF, Deutschland Radio, Deutsche Welle) предоставляют время для религиозных передач в рамках основной программы своего вещания. Церквям зарезервированы определенные часы для трансляции утренних молитв и богослужений.

    Позиция религиозных объединений в отношении комиссий общественных радиовещательных корпораций, таких как ZDF, ARD и земельных корпораций, наблюдательных комиссий для частного телевидения и радиостанций, а также классификационных советов заключается в том, чтобы выявлять и вносить ограничения в сценарии и фильмы, представляющие опасность для молодых слушателей и зрителей[56].

    Социологические исследования свидетельствуют о постепенном уменьшении числа постоянных радиослушателей и телезрителей религиозных передач.

    В Германии церкви и другие культовые здания по большей части находятся в собственности религиозных организаций, которые обеспечивают их содержание. Религиозные организации получают государственную поддержку на содержание культовых зданий на основаниях, предусмотренных законами, условиями договоров между конфессиями и государством. Государственное финансирование содержания культовых зданий является одной из форм компенсации материальных убытков, понесенных Церквями в результате национализации их имущества в XIX веке. Кроме того, помимо выплат, компенсирующих Католической и Евангелической Церквям материальные убытки от национализации их имущества в XIX веке, на государстве лежит обязанность содержания перешедших в его собственность церковных зданий. Федеральные земли также выплачивают Церквям ежегодные субсидии в размере около 22 млн евро. Эти субсидии не входят ни в государственные компенсационные выплаты за национализацию, ни в государственные средства, выделяемые на содержание исторических памятников. Коммуны финансируют (не всегда) содержание зданий приходских церквей, если исторически церковь была сооружена на основании решения местных властей и находится в собственности коммуны[57].

    В отдельном порядке выделяются государственные субсидии на содержание культовых зданий, отнесенных к памятникам истории. В соответствии со статьей 70 Конституции ФРГ законодательная и исполнительная власть в области охраны памятников истории принадлежит землям. Эти полномочия реализуются министерствами земель, отвечающими за культуру и, в соответствующих случаях, местными властями.

    Государственные органы власти сочетают заботу о сохранности исторических памятников и обеспечение доступа к ним с уважением к автономии Церквей и к каноническим правилам относительно культовых зданий. В сфере охраны памятников Церкви подчиняются общим требованиям законодательства, а также имеют собственную администрацию (епархиальных хранителей). Охрана и содержание исторических памятников также обеспечивается и регулируется договорами и конкордатами. Соглашение между Папским престолом и Саксонией от 1996 г. в ст. 19 устанавливает, что стороны признают совместную ответственность за содержание и сохранность религиозных исторических памятников. Католическая Церковь обязуется обеспечить доступ посетителей к этим памятникам. Саксония обязуется выделять Католической Церкви субсидии на содержание этих памятников.

    В Германии действует один из наиболее либеральных в Европе режимов, регулирующих строительство новых культовых зданий. Федеральный Конституционный Суд установил, что право на строительство культовых зданий считается проистекающим из гарантий свободы совести и самоуправления религиозных организаций. Следовательно, строительство культовых зданий считается имеющим приоритет перед другими публичными или частными интересами.

    Немецкий Градостроительный кодекс в первой статье обязывает местные власти не просто принимать во внимание заявления религиозных организаций о разрешении строительства, но оказывать строительству конкретное содействие. Первоначально это правило распространялось только на религиозные организации, имеющие статус публично-правовых корпораций, позднее оно стало применяться и к религиозным организациям частного права[58].

    Христианские профсоюзы (трудящихся, а не духовенства) стали создаваться в конце XIX века в противовес социалистическим профсоюзам. По преимуществу это были католические профсоюзы, возникающие в среде католических рабочих, но имелось и некоторое количество протестантских профсоюзов. В гитлеровской Германии они были распущены или интегрированы в Трудовой фронт. Христианские профсоюзы возродились в ФРГ после 1949 г. Конфедерация христианских профсоюзов в настоящее время объединяет 16 профсоюзов и насчитывает около 300 000 членов[59].

    Однако христианские профсоюзы объединяют по вероисповедному признаку работников нерелигиозных предприятий, а не сотрудников церковных (религиозных) организаций. Г. Робберс указывает на то, что Церкви не принимают правовую структуру трудовых отношений, основанных на идее фундаментальной оппозиции между работником и работодателем. Католическая Церковь, наряду со многими протестантскими церквями, отказывается заключать коллективные соглашения с профсоюзами. Внутри церковной структуры не существует права на забастовки и нельзя посредством внутреннего церковного решения объявлять локаут рабочим. Церкви создали собственную систему представительства служащих и совместного принятия решений. По своему содержанию это дает более широкие права церковным работникам, чем государственная система[60].

    Уголовное законодательство и религия. Согласно § 130 (2) Уголовного Кодекса ФРГ, лишением свободы на срок до трех лет или денежным штрафом наказывается изготовление или распространение материалов, которые разжигают ненависть против части населения или против национальной, расовой, религиозной группы.

    § 132а. Злоупотребление званиями, названиями профессиональных специальностей

    1.               Кто присваивает себе

    ·                 германские или иностранные названия служебных и административных должностей, академические звания, титулы или публичные государственные звания,

    ·                 названия профессиональных специальностей врача, стоматолога, психолога-психотерапевта, детского или юношеского психотерапевта, психотерапевта, ветеринара, аптекаря, адвоката, адвоката-опекуна, аудитора, приведенного к присяге ревизора бухгалтерских книг, консультанта по налогам или уполномоченного по налогам,

    ·                 звание публично назначенного эксперта,

    ·                 носит германскую или заграничную униформу, служебную униформу или служебные знаки, наказывается лишением свободы на срок до одного года или

    ·                 денежным штрафом[61].

    2.               К указанным в абз. 1 названиям, академическим степеням, титулам, званиям, униформам, служебной одежде или служебным знакам приравниваются те, которые так похожи на настоящие, что их можно перепутать.

    3.               Абзацы 1 и 2 действуют и в отношении должностных названий, титулов, званий, служебной одежды и служебных знаков церквей и других религиозных обществ публичного права.

    4.               Предметы, к которым относится наказуемое деяние, предусмотренное в абз. 1, № 4, само по себе или в связи с абз. 2 или 3, могут быть конфискованы.

    § 139 (2). Священнослужитель не обязан сообщать о том, что ему было доверено на исповеди как духовному лицу.

    Одиннадцатый раздел Уголовного кодекса гласит:

    § 166. Оскорбление убеждений, религиозных организаций и мировоззренческих групп:

    1.               Кто публично либо распространяя письменные материалы подвергает оскорблению содержание религиозных вероисповеданий и мировоззренческих взглядов других лиц каким-либо образом, что ведет к нарушению общественного спокойствия, наказывается лишением свободы на срок до трех лет или денежным штрафом;

    2.               Такому же наказанию подвергается тот, кто публично либо распространяя письменные материалы (§11, абз. 3) оскорбляет действующую на территории государства Церковь, или другое религиозное общество, или мировоззренческое объединение, их учреждения или обычаи таким образом, что это ведет к нарушению общественного спокойствия.

    Статья 166 Уголовного Кодекса ФРГ направлена прежде всего на защиту общественного спокойствия (порядка), в отличие от ранее существовавшей в Германии уголовной ответственности за богохульство, которая была призвана защитить религиозные чувства верующих. В ФРГ практически не было лиц, осужденных по ныне действующей статье 166. Однако противоречия между религиозной свободой и свободой творческого самовыражения (реализация которой иногда принимает кощунственные формы) неоднократно приводила к общественным конфликтам.

    Используемый в статье 166 термин «оскорбление» (Beschimpfung) истолковывается как нечто демонстрирующее особую агрессивность в отношении какой-либо религии или мировоззрения, как нечто более тяжкое, чем насмешка или вышучивание[62].

    § 167.Препятствование отправлению религиозного обряда

    1.               Кто намеренно и 1. в грубой форме нарушает богослужение или богослужебное действие находящейся на территории государства церкви или другого религиозного общества, или 2. совершает оскорбительное бесчинство в месте, которое предназначено для совершения богослужения такого религиозного общества, подлежит наказанию в виде лишения свободы на срок до трех лет или денежному штрафу.

    2.               К богослужению приравнивается совершение соответствующих праздников существующего на территории государства мировоззренческого объединения.

    Термин «оскорбительное бесчинство» (beschimpfen der Unfung) является довольно широким и неопределенным. Судебная практика по данной статье очень небольшая, уместно говорить об экстраординарных случаях[63].

    § 167a).Препятствование совершении погребального обряда

    Кто намеренно или осознанно нарушает совершение погребального обряда, наказывается лишением свободы на срок до трех лет или денежным штрафом.

    §168. Осквернение могилы

    1.               Кто незаконно изымает из правомочного владения тело или части тела умершего человека, мертвый плод, его части или пепел умершего человека либо совершает над ним оскорбительное бесчинство, подлежит лишению свободы на срок до трех лет или денежному штрафу;

    2.               Такому же наказанию подлежит тот, кто разрушает или повреждает катафалк, место погребения или место общественного поминовения, либо тот, кто совершает там оскорбительное бесчинство.

    3.               Покушение наказуемо.

    § 304. Повреждение предметов общественного достояния

    1.               Кто противоправно повреждает или разрушает предметы, которые служат объектом почитания действующего на территории государства религиозного общества, или вещи, предназначенные для богослужения, или надгробные памятники, общественные памятники, природные памятники, предметы искусства, науки или ремесла, которые хранятся в общественных собраниях или публично выставлены, или предметы, которые служат общественным нуждам или для украшения дорог, площадей или сооружений, наказывается лишением свободы или денежным штрафом.

    2.               Покушение наказуемо.

    Закон ФРГ об объединениях (Vereingesetz) от 1946 г. ранее содержал статью 9, которая устанавливала, что нормы этого закона не распространяются на религиозные и мировоззренческие объединения. Это имело следствием, что такие объединения, даже состоящие из иностранных граждан, не подчинялись весьма детальным правилам запрета объединения в случае осуществления им экстремистской деятельности. По инициативе германского правительства в 2001 г. эта привилегия была отменена для религиозных или мировоззренческих объединений, деятельность которых, в частности, разжигающие ненависть проповеди, несовместима ни с конституционным строем, ни с уголовным законодательством, ни с идеей сближения народов. Эта реформа была направлена против угроз, исходящих от терроризма, от сект, практикующих убийства, и от объединений, стремящихся приобретать денежные средства или преследовать политические цели, прикрываясь религией[64].

     

    Италия

    60 820 764 жителей (2012)

    В Италии проживает 4 859 000 иностранцев (иммигранты, гастарбайтеры), что составляет 8,0% численности населения страны. Доля иностранцев выше средней в странах Евросоюза (6,6%)[65].

    Италия традиционно является преимущественно католической страной, хотя точная оценка современной численности практикующих католиков затруднительна.

    По данным социологических исследований на 2007 г.:70% браков заключается в Церкви, около 40% итальянцев регулярно посещают мессу[66],менее 40% направляют долю подоходного налога в пользу Католической Церкви.

    Среди других вероисповеданий представлены мусульмане, Свидетели Иеговы, иудеи, вальденсы.

    По данным социологических исследований в 2013 г., среди итальянских граждан из 1 417 000 лиц, исповедующих иные, чем католицизм, религии, 435 000 протестантов, 415 000 Свидетелей Иеговы, 135 000 буддистов, 115 000 мусульман, 110 000 православных[67].

    Эту картину существенно дополняют и меняют данные о конфессиональной принадлежности иммигрантов, не имеющих итальянского гражданства. По данным католической благотворительной организации Каритас, несколько отличающимся от вышеприведенных, общее число иммигрантов в 2012 г. составило 5 011 307, то есть 8,2% от численности населения. При этом статистика Каритас основывается на предположении, что иммигранты исповедуют религию, доминирующую в стране, из которой они прибыли. По данным Каритас, среди иммигрантов 1 482 648 православных (29,6%), 960 359 католиков (19,2%), 222 960 протестантов (4,4%), 1 650 902 мусульман (32,9%).

    По альтернативным подсчетам религиозной принадлежности мигрантов, выполненному CENSUR на иной методике в 2013 г. (без учета иммигрантов-католиков), среди них 1 360 000 мусульман, 1 294 700 православных, 212 200 протестантов. Наибольший удельный вес среди православных составляют румыны, которых среди не имеющих итальянского гражданства иммигрантов 997 000 человек. На 2013 год в Италии насчитывалось более 50 приходов Русской Православной Церкви.

    Важнейшим историческим обстоятельством, оказавшим влияние на формирование и эволюцию государственно-конфессиональных отношений в Италии, был тот факт, что в ходе образования единого Итальянского государства во второй половине XIX века было ликвидировано ранее существовавшее многие века в качестве самостоятельной державы Папское государство (или Папская область), занимавшее значительную часть территории страны, включая Рим. В 1870 году Рим был присоединен к Италии. Это породило длительный конфликт между Папским Престолом и Итальянским государством. Папа Пий IX объявил себя «узником Ватикана». Он и его преемники отказывались признавать законность действий итальянского правительства. «Римский вопрос» был урегулирован в 1929 году с заключением между правительством Бенито Муссолини и Папским Престолом Латеранских соглашений. Эти соглашения состояли из политического договора об урегулировании «римского вопроса», финансовой конвенции и конкордата. Согласно положениям политического договора, Католическая Церковь признавалась единственной государственной религией, Италия признавала суверенную власть Римского понтифика над городом-государством Ватикан, Папа же отказывался от претензий на бывшие территории Папской области и признавал Итальянское королевство с правящей Савойской династией. Финансовая конвенция предусматривала выплату Папскому Престолу компенсации за утраченные территории Папской области. Условиями Конкордата определялось правовое положение Католической Церкви в Италии.

    Католическая Церковь как субъект международного права. Папский Престол и Ватикан[68].

    В российской литературе прочно укоренилась традиция именовать субъект международного права, представляющий Католическую Церковь на мировой арене «Ватиканом». Однако это не вполне соответствует реальности.

    Субъектом международного права, представляющим Католическую Церковь, является, в первую очередь, Святой Престол (лат. Sancta Sede). Его юридическая личность признана другими субъектами международного права и не отличается от них, то есть Святой Престол трактуется как первичный субъект международного права, равный государствам (а не субъект, «созданный» на основе признания его таковым другими субъектами). Кодекс Канонического права 1983 г. подчеркивает, что «Католическая Церковь и Апостольский Престол имеют значение морального (юридического — М.Ш.) лица в силу самого Божественного установления». Согласно определению, данному в каноне 361, «под выражением «Апостольский Престол» или «Святой Престол» в настоящем Кодексе подразумевается не только Римский понтифик, но также и Государственный секретариат, Совет по внешним делам Церкви и другие учреждения Римской курии, если из самой сути дела или из контекста не явствует иного».

    После многих веков существования Папского государства, оно в 1870 г. было включено в состав объединившейся Италии. Лишившись собственной территории, Папский Престол[69] остался, тем не менее, субъектом международного права. Это было подтверждено Италией в «Законе о гарантиях» (legge delle guarentigie) от 1871 г. «Римский вопрос» был окончательно разрешен при заключении Латеранских соглашений 1929 г., на основании которых был образован город-государство Ватикан, занимающий 44 гектара в центре Рима. Согласно статье 3 Латеранских соглашений, Италия признала за Папским Престолом «полную собственность, исключительную и абсолютную власть и суверенную юрисдикцию в отношении Ватикана», а также других строений, в частности базилик Рима и Папского дворца в Кастель-Гандольфо.

    Вопрос о правовых отношениях между Папским Престолом и Ватиканом вызывает юридические споры. Многие специалисты полагают, что это два различных субъекта международного права, поскольку и Папский Престол, и Ватикан вправе заключать международные договоры. В то же время каждый из этих субъектов состоит в персональном союзе с Папой, с Римским понтификом, который возглавляет их оба.

    То обстоятельство, что Папский Престол и Ватикан никогда не участвуют одновременно в международных конференциях, может породить впечатление, что они представляют один и тот же субъект международного права. Папский Престол иногда описывают как суверенную власть государства Ватикан. Например, монетарное соглашение с Италией (см. далее) было заключено «государством города Ватикан, представленным Папским Престолом».

    Существуют правовые аргументы, оспаривающие статус Ватикана как государства. Согласно теории трех признаков государства г. Еллинека (территория, гражданство, суверенная власть), Ватикану недостает всей их полноты: его территория очень мала, его граждане обладают ватиканским гражданством только во время пребывания в Ватикане (функциональное гражданство), а Папский Престол считается сувереном Ватикана. Кроме того, Ватикан не обладает рядом характерных для государства собственных служб: Италия обеспечивает его водоснабжение, телекоммуникации, наказывает за правонарушения, совершенные на территории Ватикана (если последний не возражает).

    Папский Престол может заключать договоры с государствами и с международными организациями. Договоры, заключаемые с государствами, называются «конкордатами». В наше время этот термин применяется к соглашениям, которые регулируют всю совокупность отношений между Папским Престолом и конкретным государством. В иных случаях используются термины «соглашение» (intesa) или «базовый договор» (accordo basico). Папский Престол может заключать конкордаты не только с государствами, но и с иными образованиями, например с землями ФРГ.

    В 1957 г. Генеральный секретарь ООН У Тан и Папа Пий XII договорились о том, что именно Папский Престол, а не Ватикан взаимодействует с ООН. В 1964 г. за Папским Престолом признан статус постоянного наблюдателя при ООН. Статус Папского Престола как постоянного наблюдателя и его права были уточнены в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 16 июля 2004 г. «Участие Папского Престола в деятельности Организации Объединенных Наций».

    Папский Престол является участником многих международных договоров, например Венской конвенции о дипломатических отношениях (1961). С 1974 г. Папский Престол имеет постоянного представителя при ОБСЕ и постоянного наблюдателя в Совете Европы. С 1970 г. папский нунций имеет аккредитацию при Европейском Союзе.

    Ватикан в различных качествах представлен во множестве международных организаций, в том числе более чем в ста неправительственных международных организациях. Ватикан также является участником ряда международных соглашений, в основном административного или технического характера.

    Папский Престол имеет право устанавливать дипломатические отношения. Соответствующие правила установлены канонами 362–367 Кодекса канонического права. Согласно канону 362, «Римский Понтифик обладает прирожденным и независимым правом назначать и направлять своих легатов либо в отдельные Церкви различных государств и регионов, либо наряду с этим — в государства и к гражданским властям, а также переводить и отзывать их, соблюдая нормы международного права относительно направления и отзыва послов, аккредитованных при государствах». В соответствии с §1 канона 365 «на папского легата, осуществляющего в то же время посланническую миссию при государствах согласно нормам международного права, возлагается также особая обязанность:

    1.               развивать и поддерживать связи между Апостольским Престолом и властями данного государства;

    2.               рассматривать вопросы, касающиеся отношений между Церковью и государством, и особенно заниматься заключением конкордатов и иных соглашений такого рода, а также приведением их в действие».

    В большинстве католических государств папский легат (нунций) является дуайеном дипломатического корпуса, что предусмотрено статьей 16 Венской Конвенции 1961 г.

    Дипломатические отношения между Папским Престолом и некоторыми крупнейшими странами мира установились лишь в позднейшее время. Великобритания не имела постоянных дипломатических отношений с Папским Престолом до 1923 г., а полноформатные дипломатические отношения были установлены только в 1982 г. США установили в полном объеме дипломатические отношения с Папским Престолом в 1984 г. Ввиду малого размера территории Ватикана, послы, аккредитованные при Папском Престоле, проживают в Риме на итальянской территории.

    Полные дипломатические отношения между Папским Престолом и Россией были установлены 9 декабря 2009 г.[70] Интересно, что вопреки реальному положению дел, официальный сайт Министерства иностранных дел РФ повествует о дипломатических отношениях Российской Федерации и «Ватиканом»[71].

    Папа Иоанн-Павел II дал Ватикану новую Конституцию (Основной закон), введенную в действие 22 февраля 2001 г. Государство управляется Понтификальной Комиссией по Государству города Ватикан, состоящей из семи кардиналов и губернатором. На основании монетарной Конвенции от 29.12.2000, заключенной между Итальянской Республикой от имени Евросоюза и государством города Ватикан, представленным Папским Престолом, Ватикан имеет право использовать евро в качестве официальной денежной единицы и осуществлять денежную эмиссию в размере 1 000 000 евро в год. В особых случаях (юбилейный год, год открытия вселенского собора[72], вакантность Папского Престола (смена Понтифика)) денежная эмиссия может быть увеличена до 1 300 000 евро.

    Нормы Конституции Итальянской республики от 22 декабря 1947 г.

    Статья 3

    Все граждане имеют одинаковое общественное достоинство и равны перед законом независимо от пола, расы, языка, религии, политических убеждений, личного и социального положения.

    Статья 7

    Государство и Католическая Церковь независимы и суверенны в принадлежащей каждому из них сфере.

    Их отношения регулируются Латеранскими соглашениями. Изменения этих соглашений, принятые обеими сторонами, не требуют пересмотра Конституции.

    Статья 8

    Все религиозные конфессии равно свободны перед законом.

    Религиозные конфессии, отличные от католической, имеют право создавать организации согласно своим уставам, если они не противоречат итальянскому правовому порядку.

    Их отношения с государством определяются законом на основе соглашений с органами, представляющими эти конфессии.

    Статья 19

    Все имеют право свободно исповедовать свои религиозные верования в любой форме, индивидуальной и коллективной, пропагандировать их и отправлять соответствующий культ в частном порядке или публично, за исключением обрядов, противных добрым нравам.

    Статья 20

    Церковный характер и религиозные или культовые цели общества или учреждения не могут быть поводом для специальных законодательных ограничений или специальных налоговых отягощений в том, что касается их образования, правоспособности и любой формы деятельности.

    Итальянская Конституция не содержит формулировки об отделении Церкви от государства. Однако положение статьи 7 о равной суверенности и независимости государства и Католической Церкви, внесенное по согласованию с папой Пием XII, по своей сути близко к принципу отделения, но без запрета государственного финансирования Церкви.

    В 1989 г. Конституционный Суд Италии в решении № 203 вывел из норм Конституции существование «высшего принципа светскости», который был интерпретирован Судом не как синоним безразличия государства к религиям, но как воплощение равноудаленности и беспристрастности закона по отношению ко всем религиям[73]. При этом термин «светскость» отсутствует как в итальянской Конституции, так и в последующем законодательстве. По мнению почетного председателя Конституционного Суда Чезаре Мирабелли, судьи объединили в понятии «светскости» во-первых, утверждение нерелигиозного характера государства и, во-вторых, государственную гарантию религиозной свободы в условиях конфессионального и культурного плюрализма[74]. Таким образом, итальянское понимание принципа светскости государства весьма своеобразно и недостаточно точно определено в законодательстве.

    Несмотря на радикальные перемены, связанные с падением фашистского режима и переходом от монархии к республике, Латеранские соглашения сохранили свою силу. При этом ряд существенных положений, в том числе о католицизме, как единственной государственной религии, стали анахроничными и плохо согласующимися с конституционными гарантиями равноправия и религиозной свободы. Однако введение в действие Конституции Италии 1947 г. не привело ни к автоматической отмене статуса Католической Церкви, установленного Латеранскими соглашениями, ни к пересмотру положений законодательства, устанавливающих особый статус государственной религии. (Нормы уголовного права, устанавливающие более тяжкие меры наказания за преступления против государственной религии были пересмотрены только к концу ХХ века — см. далее.)

    В 1984 г. условия Конкордата были пересмотрены и видоизменены путем заключения нового Конкордата (иногда именуемого по месту заключения — государственной резиденции — Конкордатом Виллы Мадама (Villa Madama)), ратифицированного Законом № 121 от 25 марта 1985 г. Ввиду того, что все положения этого нового Конкордата имеют важное значение для понимания государственно-церковных отношений и ввиду малодоступности русского текста, приводим его текст (с незначительными сокращениями)[75].


    Итальянская Республика

    Текст нового Конкордата от 18 февраля 1984 г.

    Статья 1

    Итальянская Республика и Святой Престол подтверждают, что Государство и Католическая Церковь в принадлежащей каждому сфере независимы и суверенны и обязуются полностью уважать данный принцип в своих отношениях и во взаимном сотрудничестве на благо человека и Страны.

    Статья 2

    1.               Итальянская Республика признает за Католической Церковью полную свободу осуществлять пасторскую, воспитательную и благотворительную миссию, миссию евангелизации и канонизации. В частности, Церкви обеспечивается свобода организации, публичного отправления культа, церковного образования и церковной деятельности, а также свобода юрисдикции по церковным вопросам.

    2.               Равным образом обеспечивается на основе взаимности свобода сообщений и корреспонденции между Святым Престолом, Итальянской Епископской конференцией, Областными Епископскими конференциями, епископами, духовенством и верующими, а также свобода печати и распространения актов и документов, относящихся к миссии Церкви.

    3.               Католикам, их обществам и организациям гарантируется полная свобода собраний, выражения и распространения мнения в устной, письменной и любой другой форме.

    4.               Итальянская Республика признает особое значение для католиков города Рима как местонахождения епископской епархии Верховного понтифика.

    Статья 3

    1.               Границы епархиальных и приходских округов свободно определяются церковными властями. Святой Престол обязуется не включать какую-либо часть итальянской территории в епархию, епископский центр которой находится на территории другого государства.

    2.               Назначение глав церковных учреждений свободно осуществляется церковной властью. Церковная власть извещает компетентные гражданские власти о назначении архиепископов и епископов епархий, коадъюторов аббатов и прелатов, обладающих территориальной юрисдикцией, а также приходских священников и других должностных лиц церковных учреждений, представляющих интерес для государственного устройства.

    3.               Студенты богословия, слушатели последних двух лет подготовительных богословских курсов и послушники институтов посвященной жизни и сообществ апостолической жизни могут пользоваться отсрочкой от военной службы на тех же основаниях, что и студенты итальянских университетов.

    4.               Священнослужители не обязаны предоставлять судьям или другим властям сведения о лицах и иную информацию, полученную в связи с осуществлением своих обязанностей. За исключением Римской городской и пригородных епархий, лица, не являющиеся итальянскими гражданами, не могут назначаться на церковные должности, предусмотренные настоящей статьей.

    Статья 4

    1.               Священники, диаконы и давшие обет члены орденов или конгрегаций имеют право по их просьбе освобождаться от военной службы либо от заменяющей ее гражданской службы.

    2.               При всеобщей мобилизации священнослужители, не занимающиеся непосредственно богослужением, призываются для выполнения религиозных функций в войсковых частях, а также могут быть направлены в санитарные формирования.

    Статья 5

    1.               Церковные здания могут быть конфискованы, заняты, экспроприированы или снесены только при наличии весьма серьезных причин и только по предварительному согласованию с компетентными церковными властями.

    2.               Кроме случаев крайней необходимости, публичная власть не может вторгаться в церковные здания для выполнения своих функций, не известив заранее об этом церковные власти.

    3.               Гражданские власти принимают во внимание религиозные потребности населения в отношении строительства новых зданий католического культа и работ по благоустройству приходских сооружений, о чем компетентные церковные власти доводят до сведения гражданских властей.

    Статья 6

    Итальянская Республика признает праздничными днями все воскресенья и другие религиозные праздники, установленные по согласованию Сторон.

    Статья 7

    1.               Основываясь на принципе, содержащимся в ст. 20 Конституции, Итальянская Республика подтверждает, что церковный характер и религиозная или культовая цель общества или учреждения не могут стать поводом для специальных законодательных ограничений или фискальных мер в отношении порядка его возникновения, правоспособности и любых форм деятельности.

    2.               Признавая за существующими церковными учреждениями статус юридического лица, Итальянская Республика по ходатайству церковных властей или с их согласия будет и впредь признавать статус юридического лица за церковными учреждениями, создаваемыми в Италии в соответствии с положениями канонического права и преследующими религиозную или культовую цель. Аналогичным образом она будет признавать гражданско-правовые последствия любых существующих изменений этих учреждений.

    3.               В отношении налогообложения и порядка деятельности церковные учреждения религиозного или культового характера приравниваются к светским благотворительным и просветительским учреждениям.

    4.               Осуществляемая церковными учреждениями деятельность, не связанная с религией или отправлением культа, регулируется с учетом их структуры и целей законами Государства о налогообложении и о порядке деятельности аналогичных светских учреждений.

    5.               Использование культовых зданий, публикации, письменные объявления внутри и снаружи церковных и культовых зданий, а также сборы пожертвований, проводимые в этих зданиях, регулируются действующими положениями.

    6.               Управление имуществом церковных учреждений подлежит контролю, предусмотренному каноническим правом. Однако приобретение этими учреждениями имущества подлежит также контролю, предусмотренному итальянскими законами о порядке приобретения имущества юридическими лицами.

    7.               Для составления положений с последующим утверждением Сторонами при подписании настоящего Соглашения Стороны создают на паритетных началах комиссию по урегулированию всех вопросов, относящихся к церковным учреждениям и их имуществу, и о пересмотре финансовых обязательств Итальянского государства и его вмешательства в управление имуществом церковных учреждений. (…)

    Статья 8

    1.               Браки, заключенные в соответствии с каноническим правом, признаются порождающими правовые последствия при условии, что соответствующий акт вносится в книги записей актов гражданского состояния с предварительной публикацией на доске объявлений коммуны. Незамедлительно после браковенчания священник или его представитель объясняет новобрачным гражданские последствия заключения брака, зачитав им статьи Гражданского кодекса, относящиеся к правам и обязанностям супругов и затем составляет в двух экземплярах акт о бракосочетании, в который могут быть включены заявления супругов, сделанные в соответствии с гражданским законодательством. (…)

    2.               Решения о недействительности брака, вынесенные церковными судами и утвержденные вышестоящей надзорной церковной властью могут, по просьбе одной или обеих сторон признаваться действительными в Итальянской Республике решением компетентного апелляционного суда (…)

    3.               Принимая данную регламентацию матримониального вопроса, Святой Престол ощущает необходимость вновь подтвердить незыблемую ценность католического учения о браке и заботу Церкви о достоинстве семьи и о семейных ценностях как основе общества.

    Статья 9

    1.               В соответствии с принципом свободы образования и преподавания в пределах, предусмотренных Конституцией, Итальянская Республика гарантирует Католической Церкви право свободно создавать учебные заведения всех категорий и степеней и воспитательные учреждения.

    Эти учебные заведения, при условии получения государственного признания (laparitа), по статусу приравниваются к государственным учебным заведениям, им обеспечивается полная свобода, а их учащимся — школьный режим, эквивалентный установленному для учащихся государственных и муниципальных учебных заведений, в том числе относительно государственных экзаменов.

    2.               Итальянская Республика, признавая ценность религиозной культуры и учитывая, что принципы католицизма являются историческим наследием итальянского народа, в общих целях образования будет продолжать преподавание католической религии в государственных учебных заведениях всех видов и ступеней, кроме университетов.

    Уважая свободу совести и ответственность родителей в области воспитания, каждому гарантируется право выбора — получать или нет указанное образование. При поступлении в учебные заведения учащиеся или их родители реализуют это право по запросу учебных заведений с тем условием, чтобы их выбор не привел к какой-либо форме дискриминации.

    Статья 10

    1.               Университеты, семинарии, академии, колледжи и другие учебные заведения, предназначенные для священников и монашествующих, созданные для получения образования в соответствии с каноническим правом, остаются в исключительном подчинении церковных властей.

    2.               Академические звания в области богословия и других церковных дисциплин, определенных по согласованию Сторон, присуждаемые факультетами с одобрения Святого Престола, признаются Государством. Равным образом признаются дипломы Ватиканских школ палеографии, дипломатики, архивного и библиотечного дела.

    3.               Назначение преподавателей Католического университета Священного Сердца и подчиненных ему институтов подведомственно компетентным по религиозному профилю церковным властям.

    Статья 11

    1.               Итальянская Республика гарантирует, что служба в Вооруженных силах, в полиции или другая подобная служба, пребывание в больнице, санаториях или заведениях государственного обеспечения, содержание в предварительном заключении и отбывание уголовного наказания не могут служить препятствием для осуществления свободы вероисповедания и исполнения обрядов католической религии.

    2.               Духовную помощь в этих случаях оказывают священнослужители, назначенные компетентными итальянскими властями по предложению церковных властей; их правовой статус, штаты и порядок деятельности устанавливаются по договоренности между указанными властями.

    Статья 12

    1.               Святой Престол и Итальянская Республика сотрудничают в области охраны исторического и художественного наследия. Для согласования применения итальянского закона с потребностями религиозного характера компетентные органы обеих Сторон договариваются о надлежащих мерах по сохранности, повышению значения и использованию имущества, обладающего культурной ценностью религиозного характера, принадлежащего церковным учреждениям и институтам.

    На основе соглашений между компетентными органами обеих Сторон Государство будет оказывать содействие охране исторических архивов и библиотек церковных учреждений и институтов, а Церковь — предоставлять их для пользования.

    2.               Святой Престол сохраняет возможность использовать существующие христианские катакомбы в Риме и в других частях итальянской территории, обязуясь охранять и поддерживать их в надлежащем порядке, но отказывается от использования других катакомб.

    Соблюдая законы Государства и не нарушая возможные права третьих лиц, Святой Престол может осуществлять необходимые раскопки и перемещать священные реликвии.

    Статья 13

    1.               Предыдущие положения представляют собой изменения Латеранского конкордата, одобренные обеими Сторонами. Они вступают в силу в день обмена ратификационными грамотами. Кроме случая, предусмотренного п. 6 ст. 7 положения прежнего конкордата, не воспроизведенные в настоящем тексте, отменяются.

    2.               Вопросы, по которым выявляется потребность сотрудничества между Католической Церковью и Государством, в последующем подлежат урегулированию либо новыми договорами Сторон, либо соглашениями между компетентными властями Государства и Итальянской Епископской конференцией.

    Статья 14

    При возникновении сложностей в толковании или применении предыдущих положений Святой Престол и Итальянская Республика вверяют поиск дружественного решения назначенной ими паритетной комиссии.

    При подписании Соглашения, вносящего изменения в Латеранский конкордат, Святой Престол и Итальянская Республика в стремлении обеспечить надлежащими уточнениями наилучшее применение Латеранских соглашений и внесенных изменений, а также избежать любых сложностей в толковании по взаимному согласию заявляют:

    1.                В отношении ст. 1.

    Впредь считать недействительным принцип, первоначально признанный Латеранскими соглашениями, согласно которому католическая религия является единственной религией Итальянского государства.

    1.                В отношении ст. 4.

    a)               В связи с положением, предусмотренным п. 2, лицами, непосредственно занимающимися богослужением, признаются епископы, настоятели и викарии приходов, настоятели неприходских церквей, открытых для отправления культа, и священники, постоянно осуществляющие духовную помощь, предусмотренную ст. 11.

    b)              Итальянская Республика в лице судебных властей извещает территориальные компетентные церковные власти о возбуждении уголовных дел в отношении священнослужителей;

    c)                Святой Престол использует возможность внесения изменений в Латеранский конкордат для заявления согласия с таким толкованием Итальянским государством положений абзаца второго Латеранского договора, согласно которому гражданская сила церковных приговоров и постановлений, предусмотренных этими положениями, не должна наносить ущерба правам, конституционно гарантированным итальянским гражданам; данное заявление не может использоваться во вред каноническому правопорядку;

    3. В отношении ст. 7.

    a) Итальянская Республика гарантирует, что на Церковь и впредь не будет налагаться обязанность по обороту недвижимого имущества за исключением случаев заключения по особым причинам специальных соглашений между компетентными церковными и правительственными властями…

    5. В отношении ст. 9.

    a)               В учебных заведениях, указанных в п. 2, католическая религия преподается согласно доктрине Церкви при соблюдении свободы совести учеников преподавателями, признанными церковными властями и назначенными по согласованию с ними учебными властями.

    b)              В детских садах и начальных школах религия преподается классными воспитателями при условии их согласия и если они признаны церковными властями.

    c)               Последующим соглашением между компетентными учебными властями и Итальянской Епископской конференцией будут определены:

    1.               программы преподавания католической религии для различных видов и ступеней государственных учебных заведений;

    2.               порядок организации преподавания религии, в том числе и ее место в расписании уроков;

    3.               критерии отбора учебных пособий;

    4.               направления профессиональной квалификации преподавателей.

    с) Положения данной статьи не наносят ущерба режиму, действующему в пограничных областях (имеются в виду северные области Италии, значительная численность населения которых исповедует некатолические религии. — Примеч. перев.), в которых вопрос урегулирован специальными нормами. …

    7. В отношении п. 1 ст. 13.

    Стороны приступят к своевременным консультациям для реализации в соответствующем порядке положений настоящего Соглашения.

    Настоящий Дополнительный протокол является неотъемлемой частью Соглашения, вносящего изменения в Латеранский конкордат, и подписывается одновременно с ним Святым Престолом и Итальянской Республикой.

    На основании положений нового Конкордата был принят закон № 222 от 20 мая 1985 г. о католических религиозных объединениях, об их правовом статусе и финансировании.

    Договоры с иными конфессиями, кроме Католической Церкви, предусмотренные частью 3 ст. 8 Конституции, касающиеся сферы благотворительности, просветительской и образовательной деятельности, заключены Итальянским государством[76] с церковью вальденсов (21 февраля 1984 г.), Итальянским Союзом церквей адвентистов седьмого дня (29 декабря 1986 г.), пятидесятниками (деноминация «Ассамблея Бога») (29 декабря 1986 г.), Союзом иудейских общин (27 февраля 1987 г.), Союзом Церквей евангельских христиан-баптистов (29 марта 1993 г.), Евангелической Лютеранской церковью Италии (20 апреля 1996 г.). Каждый из этих договоров был утвержден в индивидуальном порядке специально принятыми законами.

    4 апреля 2007 г. итальянское правительство заключило договоры с православной Митрополией Италии и Мальты (Константинопольский Патриархат)[77], Церковью Иисуса Христа святых последних дней (мормонами), Новоапостольской Церковью, Итальянским Союзом буддистов и Итальянским Союзом индуистов. В 2012 году все эти договоры также были утверждены законами. 4 апреля 2007 г. был также заключен договор со Свидетелями Иеговы, однако до настоящего времени итальянским парламентом не принят утверждающий этот договор закон. (Предыдущий договор со Свидетелями Иеговы заключался 20 марта 2000 г., но также не был утвержден законом). 26 июня 2016 г. был принят закон, утвердивший договор с Итальянским буддистским обществом Сока Гаккай от 27 июня 2015 г.

    Вопрос о том, заключать ли договор с конфессией, претендующей на заключение такого договора и на получение соответствующего правового статуса, разрешается итальянскими властями в одностороннем порядке. При принятии решения власти не связаны формальными критериями (численность последователей конфессии, длительность существования в Италии и т.п.) и могут принимать положительное или отрицательное решение по своему усмотрению. Так, до настоящего времени не заключен договор с какой-либо мусульманской религиозной организацией, хотя мусульмане составляют одно из наиболее значительных религиозных меньшинств в Италии.

    В соответствии с нормами статей 7 и 8 Конституции, отношения государства с Католической Церковью и другими заключившими договоры конфессиями регулируются этими соглашениями, которые могут быть изменены только путем достижения двусторонней договоренности, то есть не могут быть в одностороннем порядке изменены государством. (Для других вероисповеданий правила их деятельности в одностороннем порядке определяет государство через свое законодательство.)

    Католическая Церковь и заключившие договор с государством конфессии пользуются правом получения доли от подоходного налога.

    Не имеющие договора с государством конфессии могут зарегистрироваться в качестве религиозной организации в соответствии с Законом № 1159 от 24 июня 1929 г.[78]Согласно статье 1 этого закона, «Государство приемлет конфессии, иные чем католическая апостольская римская религия, при условии, что они не исповедуют принципы и не отправляют ритуалы, противоречащие общественному порядку и добрым нравам. Отправление соответствующих культов, даже публичное, является свободным». В соответствии со статьей 2, получение религиозными организациями статуса юридического лица происходит на основании Декрета Президента Италии, издаваемого по предложению министра внутренних дел. В Декрете могут быть установлены специальные положения о характере государственного надзора и контроля за регистрируемым юридическим лицом.

    Статья 3 устанавливает, что кандидатуры священнослужителей зарегистрированных религиозных организаций должны представляться на утверждение министру внутренних дел. Действия, совершаемые священнослужителями при осуществлении своего служения, приобретают гражданско-правовое значение только если назначение священнослужителя получило государственное утверждение.

    Закон устанавливает также, что различия в вероисповедной принадлежности не влекут никакого различия в пользовании гражданскими и политическими правами, в доступе к гражданской и военной службе (ст. 4). Конфронтация идей в вопросах религии полностью свободна (ст. 5). Родители или лица, их заменяющие, вправе ходатайствовать, чтобы их дети были освобождены от посещения уроков религиозного образования в государственных школах (ст. 6). Статьи 7–12 регулируют порядок заключения брака священнослужителями зарегистрированных религиозных организаций (см. далее).

    Регистрация в соответствии с Законом №1159 означает признание религиозного характера организации и впоследствии открывает возможность для заключения соглашения конфессии с государством. В таком статусе зарегистрированы мусульманские организации. (Хотя критериев для признания организации в качестве религиозной не установлено; некоторые полагают, что достаточно самоидентификации, другие эксперты полагают, что надо ориентироваться на объективные признаки.) Статус религиозной организации предполагает государственный контроль. Религиозные организации могут пользоваться такими же льготами и преимуществами, как благотворительные и образовательные организации, включая налоговые льготы. Но они не получают государственного финансирования, не участвуют в организации религиозного образования в государственных школах.

    Помимо этого, в Италии не существует требования обязательной регистрации религиозных объединений. Объединения религиозного характера могут свободно создаваться по общим для всех некоммерческих объединений правилам в виде:

    а) «непризнанных» объединений, обладающих правоспособностью (в т. ч. иметь собственность, получать пожертвования), без государственного контроля уставных документов (статьи 36–38 Гражданского кодекса). Такое объединение создается путем нотариального удостоверения решения учредителей о его создании. В этой организационно-правовой форме в Италии регистрируются также политические партии, профсоюзы;

    б) «признанных»[79] объединений (статьи 14–35 Гражданского кодекса), регистрируемых в префектуре в качестве юридических лиц, выполняющих социально полезные функции и имеющих достаточные денежные средства.

    Религиозные организации иностранного происхождения могут также приобрести правосубъектность в соответствии со ст. 16 Общих положений закона, предоставляющего иностранным юридическим лицам права итальянских юридических лиц на основе взаимности и в соответствии со статьей 2 Договора о дружбе, коммерции и навигации, заключенного с США в 1948 г. Около тридцати религиозных организации получили подобным образом права юридического лица. Правовой статус таких организаций близок к правовому статусу «признанных объединений».

    Образование и религия

    В соответствии с частью 2 статьи 9 нового Конкордата 1984 г. «Итальянская Республика, признавая ценность религиозной культуры и учитывая, что принципы католицизма являются историческим наследием итальянского народа, в общих целях образования будет продолжать преподавание католической религии в государственных учебных заведениях всех видов и ступеней, кроме университетов.

    Уважая свободу совести и ответственность родителей в области воспитания, каждому гарантируется право выбора — использовать или не использовать указанное преподавание.

    При поступлении в учебные заведения учащиеся или их родители реализуют это право по запросу учебных заведений с тем условием, чтобы их выбор не привел к какой-либо форме дискриминации».

    В 2008/9 учебном году уроки католицизма посещал 91% учащихся, при этом их доля выше на юге, чем на севере Италии[80]. Эти учебные курсы должны быть одновременно в согласии с доктриной Католической Церкви и с основными целями государственного школьного образования. Сохраняя свою религиозную основу, они строятся на научной основе, без допущения прозелитизма или дискриминации. Эти уроки могут посещать любые ученики, независимо от их религиозных убеждений.

    В соответствии с условиями Дополнительного протокола к Конкордату 1984 г., в государственных учебных заведениях католическая религия преподается согласно доктрине Церкви при соблюдении свободы совести учеников преподавателями, признанными церковными властями и назначенными по согласованию с ними учебными властями. В детских садах и начальных школах религия преподается классными воспитателями при условии их согласия и если они признаны церковными властями.

    Соглашением между компетентными учебными властями и Итальянской Епископской конференцией определяются:

    –                 программы преподавания католической религии для различных видов и ступеней государственных учебных заведений;

    –                 порядок организации преподавания религии, в том числе и ее место в расписании уроков;

    –                 критерии отбора учебных пособий;

    –                 направления профессиональной квалификации преподавателей.

    Соглашение, подписанное 1 августа 2009 г. между Министерством образования и Президентом Итальянской Епископской конференции, напоминая о необходимости «выделять со всей возможной очевидностью центральную роль Личности и дела Христа», в то же время определяет католическое образование в качестве «фундаментального и конструктивного для гражданского согласия» и как «выражение светскости государства». Уроки католицизма не вступают в прямой конфликт с другими школьными дисциплинами, например, не противопоставляют христианский креационизм эволюционной теории. Христианское учение и достижения науки сопоставляются как различные, но не противоречащие друг другу интерпретации мира и человека. Акцент делается не на католической догматике, а на этическом учении и на различных формах воплощения христианства и других религий в культуре. Однако ввиду неоспоримой католической конфессиональной ориентированности этой школьной дисциплины, она изучается на добровольной основе. В начале каждого учебного года согласие на посещение ребенком уроков католицизма дается родителями, а дети с 14 лет должны сами дать согласие, заверенное родителями. С 18 лет подросток сам вправе решать, посещать или нет эти занятия. Ученики, не посещающие уроки католицизма, вправе во время проведения этих занятий отсутствовать в школе.

    В начальной школе уроки католицизма проводятся в объеме двух часов в неделю, в лицеях и колледжах — один час в неделю.

    Преподаватели курса католической религии назначаются по представлению кандидатуры епископом, в юрисдикции которого находится школа. Они должны иметь государственный или признанный государством богословский диплом и получают заработную плату от государства. В 2008/2009 учебном году государство израсходовало 800 млн евро на денежное содержание для 25 694 преподавателей католицизма.

    Условия организации школьного религиозного образования для других конфессий, заключивших соглашения с государством, определяются этими соглашениями. В частности, соглашения с религиозными объединениями иудеев и адвентистов седьмого дня предусматривают право для учеников этих вероисповеданий не посещать занятий в государственных школах в субботние дни. В некоторых из соглашений специально оговаривается право учащихся не получать католическое образование и то, что католическое учение не будет преподаваться в косвенной форме в курсах общеобразовательных дисциплин. Заключившие соглашения конфессии вправе организовать в государственных школах занятия по изучению своей религии по просьбам учащихся и их родителей. Однако преподавание этих дисциплин должно обеспечиваться самими конфессиями без государственного финансирования.

    Конфессии, не имеющие соглашения с государством, не обладают правом организовывать курсы религиозного образования в государственных школах. Теоретически им может быть предоставлено школьное помещение для обучения религии, когда это оправдано достаточным числом учеников и когда, по веским причинам, для этих целей не может быть использовано культовое здание. На практике эта норма не нашла сколь-нибудь широкого практического применения.

    Принципы организации государственного образования в Италии не предполагают обеспечения его полной конфессиональной нейтральности. (В этом радикальное отличие от ригористической светскости государственной школы во Франции.) В решении № 13 от 11–14 января 1991 г. Конституционный Суд признал, что преподавание в государственных школах католической религии наравне с другими дисциплинами ни в чем не противоречит высшему принципу светскости государства и даже представляет собой проявление этого принципа. Наряду с добровольными повсеместными уроками католической религии в школьных классах традиционно присутствует распятие.

    Несколько лет назад вопрос о законности нахождения распятий в школьных классах государственных школ Италии стал предметом длительного судебного разбирательства, завершившегося в Европейском Суде по правам человека. Заявительница жалобы, г-жа Лаутси, утверждала, что присутствие нарушает её право воспитывать детей в соответствии с её собственными (атеистическими) убеждениями, защищаемое статьей 2 Протокола № 1 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Первоначально в судебном решении от 3 ноября 2009 г. ЕСПЧ признал нарушение данного положения Конвенции. Такое решение могло повлечь далеко идущие последствия. В частности, открывалась возможность для оспаривания законности присутствия изображения креста на флагах многих европейских государств — под тем же предлогом, что это ставит в неравноправное положение граждан, не исповедующих христианскую религию.

     При повторном рассмотрении дела Большая Палата ЕСПЧ решением от 18 марта 2011 г. по делу «Лаутси и другие против Италии» отменила первое решение и сделала вывод об отсутствии нарушения Конвенции. Было признано, что присутствие распятия в школьных классах не означает навязывания учащимся определенных религиозных убеждений. Если заявительница субъективно воспринимает присутствие распятия в классах, где учатся её дети, как неуважение её права воспитывать их в соответствии с атеистическими убеждениями, этого недостаточно, чтобы сделать вывод о нарушении Конвенции.

    Присутствие распятия в государственных школах понимается в Италии и как косвенное признание (в рамках принципа равной свободы конфессий перед законом) права учащихся, исповедующих различные религии или убеждения, проявлять свои верования в одежде, в ношении религиозной символики. Поэтому в итальянских школах не возникает проблемы вокруг ношения школьницами головных платков, повязанных по мусульманским традициям.

    Конституционный принцип автономии школьных учреждений (ст. 117 Конституции) и право преподавателей на свободу преподавания, интерпретируемое в Италии уникально расширительным на фоне остальных европейских стран образом имеют следствием то, что школьный учитель, будучи государственным служащим, не воспринимается как официальный представитель государства, а может выражать личные убеждения. Многие школьные преподаватели, будучи священниками или монахами (монахинями), выполняют свои обязанности в присущих сану облачениях, а преподавательницы-мусульманки носят головные платки. Плюрализм преподавательского состава государственных школ ограничивается обязательностью выполнения требований образовательных программ.

    Частные религиозные школы

    Католическая Церковь в Италии никогда не ставила стратегическую задачу развития собственной школьной системы, предпочитая заботиться о сохранении своего присутствия в государственной системе образования. В 2007/2008 учебном году в католических (негосударственных) школах обучалось 5–6% общего числа итальянских школьников. Статья 33 Конституции Италии гарантирует свободу учреждения частных школ. В то же время государственное финансирование частных, в том числе конфессиональных школ, до последнего времени не осуществлялось.

    Частные школы при выполнении определенных требований могут получить право выдавать диплом об образовании, признаваемый государством. Большинство частных школ, в том числе католических, обладают этим статусом. Одним из требований, предъявляемых к частным школам, имеющим право выдавать признанный диплом, является соблюдение «принципов свободы, установленных республиканской Конституцией». Это означает обязанность принимать в школы учащихся любого вероисповедания и предоставлять им освобождение от участия в совершении религиозных обрядов.

    Три вида финансирования конфессий в Италии:

    1.               косвенное финансирование в виде расходов на содержание культовых зданий, социальную деятельность религиозных организаций, на капелланские службы, на преподавание католицизма;

    2.               прямое финансирование через выделение 0,8% подоходного налога;

    3.               косвенное финансирование путем предоставления налогоплательщикам налогового вычета из подоходного налога в связи со сделанными пожертвованиями Католической Церкви или одной из заключивших соглашение с государством конфессий.

    Отчисление части подоходного налога в размере 0,8% («восемь тысячных», otto per mille), осуществляемое по выбору налогоплательщика, было введено в Италии на основании нового Конкордата 1984 г. на смену предшествовавшей системе государственного финансирования Католической Церкви.

    От общей суммы подоходного налога, уплачиваемого гражданином, 0,8% может быть направлено по его выбору:

    а) государству на помощь бедствующим во всем мире, на сохранение культурного наследия;

    б) Католической Церкви для богослужебных и благотворительных нужд;

    в) одной из конфессий, заключивших соглашение с государством.

    В 2012 году 46% налогоплательщиков реализовали право выбора, указав, куда должна быть направлены 0,8% подоходного налога, а 54% не воспользовались этим правом. Из сделавших определенный выбор 81% налогоплательщиков направили 0,8% налога в пользу Католической Церкви, 15% — в пользу государства. Остальные 4% налогоплательщиков распорядились в пользу конфессий, заключивших договор с государством (наибольшая доля в размере чуть менее 3% адресована церкви вальденсов).

    Доля в 0,8% подоходного налога, поступившего от налогоплательщиков, никак не указавших свою волю, распределяется между конфессиями и государством в той же пропорции, в которой была распределена доля налогоплательщиков, сделавших конкретный выбор. Таким образом, «обезличенные» 54% собранного в 2012 г. подоходного налога распределяются в пропорции 81:15:4 между Католической Церковью, государством и остальными конфессиями.

    При этом баптисты добровольно отказались от права на получение доли подоходного налога. Адвентисты седьмого дня, вальденсы и пятидесятники не участвуют в дележе «анонимной» доли поступившего подоходного налога. Этот полный или частичный отказ мотивируется тем, что брать деньги на церковные нужды следует только от членов своей церкви и от сознательных жертвователей.

    Ввиду того, что число налогоплательщиков, не делающих конкретного выбора в отношении 0,8% налога из года в год несколько превышает общее число указавших свои предпочтения, Католическая Церковь получает «анонимную» долю от общей суммы собранного подоходного налога в значительно большем размере, чем долю подоходного налога, сознательно направляемого налогоплательщиками в её пользу. Из подоходного налога, собранного в 2003 г. Католическая Церковь получила 362 млн евро на основе сделавших свой выбор в её пользу налогоплательщиков (90% от общего числа сделавших в этом году конкретный выбор налогоплательщиков) и вдобавок 524 млн евро (часть подоходного налога налогоплательщиков, не указавших своё волеизъявление, соответствующую 90 процентам)[81].

    Другим видом косвенной финансовой поддержки Католической Церкви и заключивших соглашения с государством конфессий состоит в том, что лица, сделавшие пожертвования в пользу соответствующих конфессиональных структур, имеют право на налоговый вычет (уменьшение налогооблагаемой базы доходов) в размере не свыше 1000 евро.

    В Италии право на создание и деятельность культовых зданий рассматривается как неотъемлемое следствие гарантированного статьей 19 Конституции права «свободно исповедовать свои религиозные верования в любой форме, индивидуальной и коллективной, пропагандировать их и отправлять соответствующий культ в частном порядке или публично». Помимо того, что существование культовых зданий необходимо для обеспечения религиозной свободы верующих, оно также обеспечивает равную свободу деятельности религиозных конфессий, гарантированную статьей 8 Конституции. Существование свободы сооружения культовых зданий косвенно подтверждается тем, что ни в одном из договоров между государством и конфессиями она, в отличие от других прав и свобод, не оговаривается как само собой разумеющаяся[82].

    Открытие культовых зданий Католической Церкви и конфессий, заключивших договоры с государством осуществляется без какого-либо специального разрешения властей. В отношении остальных конфессий сохраняют действие правила, установленные Королевским декретом от 28 февраля 1929 г. № 289, согласно которым уполномоченный священнослужитель должен направить министру внутренних дел заявление, содержащее доказательства того, что культовое здание необходимо для удовлетворения религиозных потребностей значительных групп верующих и что имеются необходимые средства на содержание здания. Конституционный Суд в решении от 18–24 ноября 1958 г. № 59 установил, что «получение разрешения на открытие культового здания некатолической конфессии не может считаться обязательным с точки зрения осуществления религиозной свободы». Тем не менее, открытие культовых зданий таких конфессий не вполне свободно от формальностей.

    Статья 831.2 Гражданского кодекса Италии устанавливает, что целевое назначение зданий, предназначенных для публичного отправления католического культа, включая находящиеся в частной собственности, не может быть изменено даже в случае их продажи[83]. Аналогичное условие предусмотрено для иудейских культовых зданий условиями соглашения государства с Союзом иудейских общин. (В отличие от Великобритании или Франции, где закон допускает такое изменение, в результате чего бывшее культовое здание используется в нерелигиозных целях.)

    Условиями нового Конкордата 1984 г. предусмотрено (статья 5, часть 1), что «церковные здания могут быть конфискованы, заняты, экспроприированы или снесены только при наличии весьма серьезных причин и только по предварительному согласованию с компетентными церковными властями». В соглашениях государства, заключенных с другими конфессиями, содержатся сходные положения.

    Часть 2 статьи 5 нового Конкордата установила, что, «кроме случаев крайней необходимости, публичная власть не может вторгаться в церковные здания для выполнения своих функций, не известив заранее об этом церковные власти». Эта норма также была в похожих выражениях включена в соглашения с другими конфессиями.

    Условия статьи 7, часть 4 нового Конкордата и аналогичные им положения в соглашениях с иными конфессиями разрешают свободное вывешивание документов и объявлений религиозного характера у входа или внутри культовых зданий, равно как осуществление сбора пожертвований. Документы и объявления должны вывешиваться на итальянском языке, но с правом прибавления перевода на другие языки. Сбор пожертвований у входа или внутри культовых зданий регулируется компетентными религиозными властями безо всякого вмешательства государственных органов. Эти пожертвования освобождены от налогообложения. В конфессиях, не заключивших соглашение с государством, но являющихся «признанными» в соответствии с Законом 1929 г., священнослужители также имеют право беспрепятственно организовывать сбор пожертвований в культовых зданиях.

    В настоящее время в Италии строительство новых культовых зданий, как правило, не поддерживается государственным финансированием. Статья 5 часть 3 нового Конкордата определяет, что «гражданские власти принимают во внимание религиозные потребности населения в отношении строительства новых зданий католического культа и работ по благоустройству приходских сооружений, о чем компетентные церковные власти доводят до сведения гражданских властей». Выделение государственного финансирования возможно только для восстановления католических культовых зданий, разрушенных или поврежденных стихийными бедствиями. В то же время Католическая Церковь вправе расходовать часть полученного ею 0,8% от подоходного налога на строительство культовых зданий. Та же возможность предусмотрена только в двух соглашениях государства с иными конфессиями — с иудеями и с лютеранами.

    Средства на строительство новых культовых зданий могут быть выделены из региональных бюджетов. Большая часть регионов выделяет финансирование только на строительство культовых зданий Католической Церкви и конфессий, имеющих соглашение с государством. Однако Конституционный Суд дважды признавал неконституционными региональные законы Абруццо (1962) и Ломбардии (2002), предусматривающие право на получение финансирования на строительство только для данных конфессий. Суд счел, что сам по себе статус конфессии не может служить основанием для неравенства в обращении. Он, однако, одновременно признал правомерной дифференциацию в обращении с конфессиями в данном вопросе в зависимости от того, насколько значительно присутствие её последователей в регионе. Де-факто Католическая Церковь и конфессии, имеющие соглашение, остаются привилегированными партнерами регионов в вопросе строительства культовых зданий.

    Католическая Церковь пользуется значительными налоговыми льготами. Часть 3 статьи 7 нового Конкордата установила, что «в отношении налогообложения и порядка деятельности церковные учреждения религиозного или культового характера приравниваются к светским благотворительным и просветительским учреждениям. Осуществляемая церковными учреждениями деятельность, не связанная с религией или отправлением культа, регулируется с учетом их структуры и целей законами государства о налогообложении и о порядке деятельности аналогичных светских учреждений».

    Культовые здания освобождены от ICI (коммунального налога на недвижимость). Единственный налог, от которого не освобождены культовые здания — это налог, взимаемый при переходе права собственности в случае их продажи.

    В 2012 году возникла дискуссия о целесообразности распространения льгот по ICI и по земельному налогу на принадлежащие Католической Церкви объекты недвижимости, используемые для общественных нужд. Превращает ли маленькая часовня в здании отеля весь отель в религиозное учреждение, освобождая тем самым владельца от уплаты налога на недвижимость?

    Может ли расположенная в отдельном здании, но управляемая монастырем библиотека считаться частью монастырского комплекса и в качестве таковой освобождаться от налога на недвижимость? Коммунальный налог был заменен IMA (единым муниципальным налогом), и правительство Монти внесло поправку, согласно которой принадлежащий религиозному объединению объект недвижимости, одновременно используемый в некоммерческих и в коммерческих целях, облагается этим налогом в части, используемой для коммерческой деятельности. Итальянский профессор М. Вентура полагает, что эффективность применения этой нормы будет зависеть от наличия реальной воли властей уточнить порядок её применения и создать механизм её реализации[84].

    В итальянском законодательстве не существует определения понятия «священнослужитель». Органам власти, в том числе судам, приходится ориентироваться на определение этого понятия и правила возведения в сан священнослужителя, даваемые каноническим (религиозным) правом соответствующей конфессии.

    Сильвио Феррари указывает, что духовенство обладает специальным правовым статусом в итальянском законодательстве. Частично этот статус говорит о привилегированном отношении: в некоторых случаях священнослужители могут наследовать по завещанию; преступления, совершенные против них, рассматриваются как совершенные при отягчающих обстоятельствах и т.д. Однако чаще встречаются примеры ограничения правоспособности священнослужителей, такие как невозможность занимать некоторые определенные должности (например, мэра, но не члена Парламента), несовместимость священнического служения с отдельными профессиями (нотариус, юрист, сборщик налогов) и невозможность выполнения некоторых правовых функций (например, быть присяжным в суде).

    Новый Конкордат и соглашения с другими конфессиями также содержат правила, регулирующие статус духовенства. Эти правила связаны, прежде всего, с освобождением от воинской службы, но сейчас этот вопрос потерял то значение, которое он имел в прошлом, поскольку обязательная военная служба была отменена в Италии в 2004 г. Другие вопросы, урегулированные соглашениями (и частично общими положениями законодательства) касаются обязательства хранить тайну. Согласно части 4 статьи 4 нового Конкордата «Священнослужители не обязаны предоставлять судьям или другим властям сведения о лицах и иную информацию, полученную в связи с осуществлением своих обязанностей». Схожие положения имеются в соглашениях с Союзом иудейских общин и Лютеранской Церковью, но отсутствуют в других соглашениях. Однако в данном случае нет существенной дискриминации, поскольку положения Уголовно-процессуального и Гражданского кодексов позволяют всем священнослужителям хранить служебные тайны в судебных процессах[85].

    Согласно статье 11 нового Конкордата:

    «1. Итальянская Республика гарантирует, что служба в Вооруженных силах, в полиции или другая подобная служба, пребывание в больнице, санаториях или заведениях государственного обеспечения, содержание в предварительном заключении и отбывание уголовного наказания не могут служить препятствием для осуществления свободы вероисповедания и исполнения обрядов католической религии.

    2. Духовную помощь в этих случаях оказывают священнослужители, назначенные компетентными итальянскими властями по предложению церковных властей; их правовой статус, штаты и порядок деятельности устанавливаются по договоренности между указанными властями».

    Католические военные капелланы назначаются декретом президента Италии по рекомендации епископа Вооруженных Сил. Они являются государственными служащими, получают жалование и имеют воинские офицерские звания.

    Как сообщает С. Феррари, в тюрьмах также есть капелланы, но они не считаются регулярными государственными служащими, даже если они получают жалование от государства. Они служат на основе бессрочного назначения Министерством юстиции после получения nihil obstat от правящего епископа. Назначение становится недействительным, если nihil obstat отозвано по причине очевидной несовместимости капеллана и тюремного сообщества, в котором он служит. В больницах пастырское попечительство — это обязанность духовенства, которое включено в бюджетный план местных медицинских служб или работает на основе контракта с медицинской администрацией, которая несет ответственность за выплату жалования привлеченному духовенству и за обеспечение необходимых условий для пастырского служения. Такое духовенство назначается правящим епископом.

    Соглашения, заключенные государством с другими конфессиями, предусматривают, что их священнослужители имеют право доступа в тюрьмы без получения специального разрешения, а в больницы — без ограничений по времени, с тем чтобы они могли осуществлять пастырское попечительство в основном (но не исключительно) по просьбе заключенных или пациентов. Солдаты, принадлежащие к этим деноминациям, имеют право принимать участие в религиозной деятельности, которую их духовенство организует в местах расположения подразделения или поблизости. Если места для такой деятельности находятся слишком далеко, солдаты могут принимать участие в специально организованных молитвенных встречах в помещениях, предоставляемых военным командованием. Расходы по организации пастырского служения несет конфессия[86].

    Для остальных вероисповеданий священнослужителям предоставлено право доступа в больницы, тюрьмы, к больным солдатам по просьбе заключенного или больного.

    В соответствии с Гражданским кодексом 1865 г. в Италии был установлен обязательный гражданский брак как единственная форма брака, признаваемая государством. Католическая Церковь не могла признать такое отрицание юридической значимости церковного брака. Эта проблема была урегулирована Латеранским Конкордатом в 1929 г. Согласно условиям Конкордата (в редакции нового Конкордата 1984 г., ст. 8) браки, заключенные в соответствии с каноническим правом, признаются порождающими правовые последствия при условии, что соответствующий акт вносится в книги записей актов гражданского состояния с предварительной публикацией на доске объявлений коммуны. Католические церковные суды вправе выносить решения о признании недействительными или о расторжении церковных браков. Эти решения приобретают гражданскую юридическую силу после их признания государственным апелляционным судом.

    Конституционный Суд Италии в решении № 421 от 29 ноября — 1 декабря 1993 г. указал, что католические браки заключаются в соответствии с нормами канонического права. Принцип светскости государства не позволяет органам власти применять нормы религиозного происхождения, поэтому государственные апелляционные суды не могут проверять соответствие каноническому праву решений церковных судов о признании брака недействительным. Они могут, в частности, разрешать споры имущественного характера между лицами, чей брак признан недействительным.

    В Италии также признается юридическая сила религиозных браков, заключенных в соответствии с каноническими нормами конфессий, имеющих соглашение с государством. Однако в отличие от браков в Католической Церкви, конфессиональное решение о расторжении такого брака не имеет юридического значения. Расторжение брака должно осуществляться в соответствии с нормами гражданского законодательства.

    Наконец, религиозные организации, зарегистрированные в соответствии с Законом № 1159 от 24 июня 1929 г., также имеют право заключать религиозные браки, имеющие юридическую силу. Однако перед заключением такого брака должно быть получено официальное разрешение, выдаваемое государственным органом учета гражданского состояния. Расторжение такого религиозного брака также отнесено к компетенции гражданского суда.

    Независимо от религиозного брака, гражданский брак может заключаться и расторгаться в соответствии с нормами светского итальянского гражданского законодательства.

    Вплоть до конца ХХ века итальянский Уголовный Кодекс, принятый в 1930 г., содержал ряд норм, устанавливающих более тяжкую ответственность за преступления против католической религии, чем за аналогичные преступления против других вероисповеданий. Законодатель рассматривал Католическую Церковь и католицизм как фактор морального единства нации, нуждающийся в особой защите в интересах самого государства.

    Первоначально Конституционный Суд Италии считал такую дифференциацию наказаний оправданной. В решениях от 28 ноября 1957 г. № 125 и от 17 декабря 1958 г. № 79 Суд утверждал, что особая защита, оказываемая уголовным законодательством католицизму, обоснована не формальным статусом государственной религии, а тем, что преступления против религии, традиционно исповедуемой подавляющим большинством итальянцев, способны спровоцировать весьма сильную общественную реакцию[87].

    После того как в 1984 г. утратило силу положение Латеранских соглашений о том, что католическая религия является единственной религией итальянского государства, Конституционный Суд в решении № 925 от 8–28 июля 1988 г. указал, что отныне является неприемлемой любая дискриминация, основанная лишь на большей или меньшей численности последователей различных религий.

    Решением Конституционного Суда № 440 в 1995 г. была признана неконституционной статья 724 УК Италии, согласно которой «Всякий, кто публично богохульствовал бранью или оскорблениями против Божества или Символов, или Лиц, почитаемых государственной религией, наказывается административным штрафом от ста до шестисот тысяч лир». Признавая правомерной защиту религиозных чувств всех верующих от поношения Божества, Суд счел противоречащим принципу равенства установление защиты только для последователей католицизма, а не для верующих всех вероисповеданий, независимо от их численности[88].

    В другом своем решении № 329 от 10–14 ноября 1997 г. Конституционный Суд рассмотрел статью 404 УК об оскорблении государственной религии посредством повреждения церковного имущества — в части, предусматривающей более тяжкое наказание, чем за совершение того же преступления в отношении имущества других конфессий. Суд рассмотрел проблему законности дифференциации наказания не в свете равенства конфессий, а в свете принципа равенства граждан. Он подтвердил, что необходимость защиты религиозных чувств является прямым следствием конституционного права на свободу религии. Принимая Уголовный Кодекс, законодатель руководствовался тем веским доводом, что оскорбление католической религии с высокой степенью вероятности вызовет общественное возмущение гораздо большего размаха, чем оскорбление какой-либо из религий меньшинства. Однако применение этого критерия противоречит статье 3 Конституции, согласно которой «все граждане имеют одинаковое общественное достоинство и равны перед законом независимо от пола, расы, языка, религии». Установление наказания различной тяжести в зависимости от размаха возможной общественной реакции приводит к размыванию конституционной гарантии равенства переменчивым и непредсказуемым общественным мнением.

    В решении № 508 от 13–20 ноября 2000 г. Конституционный Суд признал противоречащей Конституции статью 402 Уголовного Кодекса, наказывающую за оскорбление государственной религии, поскольку государство должно быть равноудаленным и беспристрастным в отношении конфессий, не принимая во внимание численность их последователей или их общественное влияние во имя принципов равенства всех граждан, независимо от отношения к религии и равной свободы конфессий перед законом. Конституционный принцип требует равной защиты свободы совести каждой верующей личности, независимо от того, какую религию она исповедует. На основании данного решения Конституционного суда статья 402 УК Италии утратила силу.

    Руководствуясь той же аргументацией, Конституционный Суд в решении № 327 от 9 июля 2002 г. признал противоречащей Конституции ст. 405 Уголовного Кодекса (воспрепятствование католическим религиозным церемониям) в части, устанавливающей более тяжкое наказание за воспрепятствование католическим церемониям, чем религиозным церемониям других конфессий.

    В действующей редакции Уголовного Кодекса Италии содержатся следующие статьи, защищающие религиозные чувства верующих:

    Статья 403. Оскорбление религиозной конфессии посредством оскорбления личности

    Тот, кто публично оскорбляет религиозную конфессию в лице её последователя, наказывается штрафом в размере от 1000 до 5000 евро.

    Штраф от 2000 до 6000 евро налагается на того, кто оскорбляет религиозную конфессию в лице священнослужителя.

    Статья 404. Оскорбление религиозной конфессии посредством осквернения или повреждения предметов[89]

    Лицо, которое в месте религиозного поклонения или в публичном месте, или в месте, открытом для общественности оскорбляет религиозную конфессию, оскорбительно оскверняет предметы религиозного поклонения или священные для конфессии или явно связанные с религиозным поклонением или почитанием, совершая такое деяние в связи с проведением религиозной службы священнослужителем в специальном месте религиозного назначения, наказывается штрафом в размере от 1000 до 5000 евро.

    Лицо, публично и преднамеренно разрушающее, портящее, ухудшающее так, что делает его непригодным для использования, или пачкающее предметы религиозного поклонения или почитания, или явно связанные с религиозным поклонением или почитанием, наказывается лишением свободы на срок до 2 лет.

    Статья 405. Воспрепятствование проведению религиозного обряда религиозной конфессии

    Лицо, препятствующее или срывающее осуществление религиозных функций, церемонии или религиозной практики религиозной конфессии священнослужителем в месте религиозного поклонения или в публичном месте или в месте, открытом для общественности, наказывается лишением свободы на срок до 2 лет.

    Лицо, совершающее указанные действия посредством насилия или угроз, наказывается лишением свободы на срок от 1 до 3 лет.

    Кроме того, в УК Италии предусматривает ответственность, за разглашение профессиональной тайны, распространяющееся и на нарушение священнослужителем тайны исповеди.

    Статья 622. Раскрытие профессиональной тайны[90]

    Любое лицо, обладающее закрытой информацией, полученной им в связи с его статусом, служебными обязанностями, профессией или родом занятий и раскрывающее ее без уважительных причин или использующей ее в своих собственных интересах или других лиц, в случае причинения таким раскрытием вреда наказывается лишением свободы на срок до одного года или штрафом в размере от 30 до 516 евро… Преступление наказывается по жалобе потерпевшего.

    Заключение

    С точки зрения международного права в рассмотренных нами трех странах вполне обеспечена свобода вероисповедания и гарантировано равенство прав граждан независимо от их религии или убеждений. (Мы не рассматриваем подробно в данной статье отдельную большую тему духовного кризиса западной цивилизации и, в частности, чрезмерной правовой защиты, предоставляемой различного рода «нетрадиционным» социальным группам и отдельным лицам). Религиозной свободе для всех не препятствует ни наличие статуса государственной у Церкви Англии, ни особое правовое положение Римско-Католической Церкви в Италии, ни преобладающая роль Римско-Католической Церкви и Евангелической Церкви в кооперационной модели государственно-конфессиональных отношений в Германии. Каждая страна определяет особенности правового положения религиозных организаций с учетом их значения в истории и в современной жизни наций.

    профессор М. О. Шахов

    Данная статья отредактирована и впервые опубликована в Сретенском сборнике № 7-8.

    Ссылка при перепечатке обязательна

    Ключевые слова: государство, конфессия, Великобритания, Германия, Италия, нормативно-правовой акт, Церковь, правовые отношения, религиозная организация, закон, образование, брак, строение, имущество, капеллан, епископат, культовые здания


    [1]A picture of the UK on census day, 27 March 2011 // Office for National Statistics (UK) / Census / 2011 census / 2011 UK censuses // URL: https://www.ons.gov.uk/census/2011census/2011ukcensuses(датаобращения: 17.12.2016).

    [2]Principal religions and denominations // Eurel / UK / Social and religious data // URL: http://www.eurel.info/spip.php?rubrique140(датаобращения: 17.12.2016).

    [3]Harte J.D.C. Les lieux de cultes: une perspective anglaise / Les lieux de culte en France et en Europe. Statuts, Pratiques, Fonctions. Peeters. Leuven — Paris — Dudley: MA. 2007. ― P. 157.

    [4]См. Кампер П. Религиозная свобода в Великобритании / Мировой опыт государственно-церковных отношений. Учебное пособие (2-е изд., доп. и перераб.). ― M.: Изд-во РАГС, 1999. ― С. 60.

    [5]Droit des religions. Sous la direction de Francis Messner. CNRS éditions. ― Paris, 2010. ― P. 629.

    [6]Facts and statistics // The Church of England / About us // URL: http://www.churchofengland.org/about-us/facts-stats.aspx(датаобращения: 17.12.2016).

    [7]Church of England General Synod backs women bishops // BBC/ News/ UK/ 14 July 2014 //URL: http://www.bbc.com/news/uk-28300618(датаобращения: 17.12.2016).

    [8]Самостоятельный шотландский парламент, не действовавший три века, возобновил работу только в 1999 г.

    [9]Цит. по: МакКлин Д. Государство и Церковь в Великобритании // Государства и религии в Европейском Союзе (опыт государственно — конфессиональных отношений). Герхард Робберс (сост.). ― М., 2009. ― С. 74.

    [10]Droit des religions. Sous la direction de Francis Messner. CNRS éditions. ― Paris, 2010. ― P. 629.

    [11]Religion in England and Wales 2011 // Office for National Statistics // URL: http://www.ons.gov.uk/ons/dcp171776_290510.pdf(датаобращения: 17.12.2016).

    [12]Le Judaïsme en Angleterre// Eurel / Royaume-Uni / Religion et société / Minorités religieuses // URL: http://www.eurel.info/spip.php?rubrique149&lang=fr(датаобращения: 17.12.2016).

    [13]Equality Act 2010 // legislation.gov.uk / UK Public General Acts / 2010 // URL: http://www.legislation.gov.uk/ukpga/2010/15/contents(датаобращения: 17.12.2016).

    [14]Полный текст решения (на английском языке) доступен по адресу: http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-115881 (дата обращения: 17.12.2016). Мой комментарий этого решения: Сетевое издание «Религия и право» / «Религия и право» / 2013/ Январь // URL: http://www.sclj.ru/news/detail.php?SECTION_ID=358&ELEMENT_ID=4811(дата обращения: 17.12.2016).

    [15]Places of Worship Registration Act // legislation.gov. uk / UK Public General Acts / 1855 // URL:http://www.legislation.gov.uk/ukpga/Vict/18-19/81 (датаобращения: 17.12.2016).

    [16]То есть не принадлежащих к Церкви Англии.

    [17]Places of Worship Registration Act // legislation.gov. uk / UK Public General Acts / 1855 // URL:http://www.legislation.gov.uk/ukpga/Vict/18-19/81 (датаобращения: 17.12.2016).

    [18]Harte J. D.C. Les lieux de cultes: une perspective anglaise / Les lieux de culte en France et en Europe. Statuts, Pratiques, Fonctions. Peeters. Leuven — Paris — Dudley: MA. 2007. ― P. 150.

    [19]Droit des religions. Sous la direction de Francis Messner. CNRS éditions. ― Paris, 2010. ― P. 630.

    [20]См.: МакКлинД. Государство и Церковь в Великобритании // Государства и религии в Европейском Союзе (опыт государственно — конфессиональных отношений). Герхард Робберс (сост.). ― М., 2009. ― С. 78.

    [21]Harte J.D.C. Les lieux de cultes: une perspective anglaise / Les lieux de culte en France et en Europe. Statuts, Pratiques, Fonctions. Peeters. Leuven — Paris — Dudley: MA. 2007. ― P.143.

    [22]См.: Harte J. D. C. Les lieux de cultes: une perspective anglaise / Les lieux de culte en France et en Europe. Statuts, Pratiques, Fonctions. Peeters. Leuven — Paris — Dudley: MA. 2007. ― P. 150, 155, 160.

    [23]Там же. P. 159.

    [24]Сайтцеркви: http://www.stmarylebow.co.uk/#; сайтресторана: http:// www.cafebelow.co.uk/(датаобращения 17.12.2016).

    [25]Harte J. D. C. Les lieux de cultes: une perspective anglaise / Les lieux de culte en France et en Europe. Statuts, Pratiques, Fonctions. Peeters. Leuven — Paris — Dudley: MA. 2007. ― P. 161–165.

    [26]Там же. P. 148.

    [27]Taxpayers’ cash should not be used to fund faith schools, say voters // The Guardian/ UK/ education/ 14 June 2014 // URL: http://www.theguardian.com/education/2014/jun/14/taxpayers-shouldnot-fund-faith-schools(датаобращения: 21.12.2016).

    [28]См.: МакКлин Д. Государство и Церковь в Великобритании // Государства и религии в Европейском Союзе (опыт государственно — конфессиональных отношений). Герхард Робберс (сост.). ― М., 2009. ― С. 80.

    [29]Фонд доверительного управления имуществом.

    [30]Droitdesreligions. SousladirectiondeFrancisMessner. CNRS éditions. ― Paris, 2010. ― P. 629, 630.

    [31]См. Кемпер П. Цит. соч. С. 66.

    [32]The Ofcom Broadcasting Code // ofcom.org.uk / TV, radio and on-demand / Broadcasting codes / The Ofcom Broadcasting Code // URL: http://stakeholders.ofcom.org.uk/binaries/broadcast/831190/broadcastingcode2011.pdf(датаобращения: 21.12.2016).

    [33]Поданнымна 2015 г. Religionszugehörigkeiten in Deutschland 2015 // fowid.de / Archiv // URL: https://fowid.de/meldung/religionszugehoerigkeiten-deutschland-2015(датаобращения: 16.12.2016).

    Указанатолькочисленностьмусульман, объединенныхврелигиозныеорганизации, общаячисленностьмусульманоцениваетсяв 4,4–4,7 млнчеловек (см. remid. de / Religionen&Weltanschauungsgeme in schaften in Deutschland: Mitgliederzahlen / Mitgliederzahlen: Islam // URL: http://remid.de/info_zahlen/islam/) (датаобращения: 16.12.2016).

    [34]Religionen&Weltanschauung sgemeinschaften in Deutschland: Mitgliederzahlen / Mitgliederzahlen: Orthodoxe, Orientalische und Unierte Kirchen // URL: http://remid.de/info_zahlen/orthodoxie/(датаобращения: 16.12.2016).

    [35]Конституционный суд ФРГ признал в решении от 26 марта 1957 г., что Конкордат 1933 г. сохранил юридическую силу для федеральных властей. Но в том же решении он указал, что земли ФРГ, не являющиеся сторонами данного Конкордата, не связаны его положениями в рамках своей компетенции. Поэтому правительство Нижней Саксонии правомерно приняло закон о школьном образовании, не соответствовавший Конкордату. См.: Rambaud T. Le principe de séparation des cultes et de l’Etat en droit public compare. Analyse comparative des régimes françaisetallemand. ― Ed. L.G.D.J, 2004. ― P. 125.

    [36]Робберс Г. Государство и Церковь в Германии// Государства и религии в Европейском Союзе. ― С. 130–131. См. также: Rambaud T. Le principe de séparation des cultes et de l’Etat en droit public compare. Analyse comparative des régimes françaisetallemand. ― Ed. L.G.D.J, 2004. ― Р. 384–385.

    [37]Мирошникова Е. М. Кооперационная модель государственно–церковных отношений: опыт и проблемы. ― Тула. 2007. ― С. 54–55, 64–65.

    [38]На немецком языке Министерство культуры называется Kultusministerium (Министерство по культам). Вопросами религиозного образования изначально ведала Церковь, затем, в период секуляризации в ХVIII в., вопросы образования перешли под юрисдикцию государства, к Министерству по культам. В настоящее время это название сохраняется, хотя и означает уже Министерство культуры, a не особый орган государства по вопросам религии.

    [39]См. Rambaud T. Le principe de séparation des cultes et de l’Etat en droit public compare. Analyse comparative des régimes françaisetallemand. ― Ed. L.G.D.J, 2004. ― P. 172.

    [40]Там же. P. 177.

    [41]Там же. P. 184.

    [42]См. Полныйсписок Communautés religieuses et idéologiques allemandes ayant le statut des collectivités de droit public / Universität Trier / Projets de recherche / Droit civil ecclésiastique / Allemagne / Communautésreligieuses // URL: http://www.uni-trier.de/index.php?id=26713&L=1(датаобращения: 16.12.2016).

    [43]Rambaud T. Le principe de séparation des cultes et de l’Etat en droit public compare. Analyse comparative des régimes françaisetallemand. ― Ed. L.G.D.J, 2004. ― P. 128.

    [44]Appartenance et démographie religieuses // Eurel / Allemagne / Données socio-religieuses // URL: http://www.eurel.info/spip.php?rubrique89(датаобращения: 16.12.2016).

    [45]См. Мирошникова Е. М. Кооперационная модель государственно–церковных отношений: опыт и проблемы. ― Тула. 2007. ― С. 48-49.

    [46]Там же. С. 57–58.

    [47]Там же. С. 110.

    [48]Rambaud T. Le principe de séparation des cultes et de l’Etat en droit public compare. Analyse comparative des régimes françaisetallemand. ― Ed. L.G.D.J, 2004. ― Р. 343.

    [49]Оговорка возникла в особых исторических условиях, связанных с проблемами образования ФРГ как государства. Во избежание конфликтов между различными протестантскими церквями (при доминирующей роли Реформаторской церкви) в тот период в Бремене религиозное занятие не практиковалось. В целях привлечения Бремена в состав ФРГ было достигнуто соглашение о неизменности такого положения дел, что и было зафиксировано в статье 141 Конституции. (См. Мирошникова Е. М. Кооперационная модель государственно–церковных отношений: опыт и проблемы. ― Тула. 2007. ― С. 120).

    [50]Ecole et religion // Eurel / Allemagne / Religion et société // URL: http://www.eurel.info/spip.php?rubrique97(датаобращения: 16.12.2016).

    [51]Introduction de l’instruction religieuse islamique / Eurel / Allemagne / Religion et société / Ecole et religion // URL: http:// www.eurel.info/spip.php?rubrique97(датаобращения: 16.12.2016).

    [52]Un enseignement islamique confessionnel à l’école primaire / Eurel / Allemagne / Statut juridique des religions / Dispositions spécifiques / Ecole // URL: http://www.eurel.info/spip.php?rubrique82&lang=fr(датаобращения: 16.12.2016).

    [53]См.: Робберс Г. Государство и Церковь в Германии // Государства и религии в Европейском Союзе. ― С. 137–138.

    [54]См.: Мирошникова Е. М. Кооперационная модель государственно–церковных отношений: опыт и проблемы. ― Тула. 2007. ― С. 59-60.

    [55]См.: Там же. С. 109–110.

    [56]Робберс Г. Государство и Церковь в Германии // Государства и религии в Европейском Союзе. ― С. 138.

    [57]См.: R. Puza. Les lieux de culte en Allemagne // Les lieux de culte en France et en Europe. ― P.136–137.

    [58]Тамже. С. 140, 135, 142.

    [59]См.: Syndicats chrétiens// Eurel / Allemagne / Religion et société / Action sociale et religion // URL: http://www.eurel.info/spip.php?rubrique100(датаобращения: 16.12.2016).

    [60]См.: Робберс Г. Государство и Церковь в Германии // Государства и религии в Европейском Союзе. ― С. 140.

    [61]Размер денежного штрафа исчисляется в зависимости от ежедневного дохода, получаемого обвиненным в том или ином преступлении, а не назначается какая-то единая для всех денежная сумма.

    [62]R. Arnold. Allemagne / Table ronde Constitution et liberté d’expression //

    Annuaire International de Justice Constitutionnelle. XXIII. ― Ed ECONOMICA, 2008. ― P. 118.

    [63]Тамже. P. 118–119.

    [64]Тамже. P. 121.

    [65]Religions in Italy 2013 // URL: http://www.cesnur.org/2013/swe-plz.htm (датаобращения: 17.12.2016).

    [66]Pratique religieuse// Eurel / Italie / Données socio religieuses / Participation religieuse // URL: http://www.eurel.info/spip.php?rubrique381(датаобращения: 17.12.2016).

    [67]Religions in Italy 2013 // URL: http://www.cesnur.org/2013/swe-plz.htm (датаобращения: 17.12.2016).

    [68]См.: Saint-Siège // Droit des religions/ sous la direction de Francis Messner. CNRS Editions. ― Paris, 2010. ― P. 633–635; Брольо М. Б., Мирабелли Ч., Онида Ф. Религии и политические системы. Введение в сравнительное церковное право. ― М., 2008. ― С. 114–116.

    [69]Далее мы используем выражение «Папский Престол» взамен официального католического термина «Святой Престол» в качестве более нейтрального, поскольку его святость не повсеместно признается вне Католической Церкви.

    [70]Святой Престол и Россия // Апостольская нунциатура в России / Святой Престол и Россия // URL: http://www.nuntius.ru/nuncio.files/prestol_ross_rus.htm(дата обращения: 16.12.2016).

    [71]Ватикан // Министерство иностранных дел РФ / Внешняя политика / Двусторонние отношения // URL: http://www.mid.ru/ru/maps/va/?currentpage=main–country(дата обращения: 16.12.2016).

    [72]Так именует себя всемирное собрание католических епископов. В Православной Церкви было семь Вселенских Соборов.

    [73]См.: Droit des religions. Sous la direction de Francis Messner. CNRS éditions. ― Paris, 2010. ― P. 414.

    [74]Giorgio Feliciani. La laïcité dans la jurisprudence constitutionnelle italien ne / Religions et nations. Revue d’éthiqueet de théologie morale. «Le Supplément».Ed. du Cerf. № 228, mars 2004. ― P. 53–60.

    [75]Религия и закон. ― М., 1996. ― С. 46–50. Перевод сверен по Loin° 121 du 25 mars1985 // Legirel. Législation concernant les activités religieuseset l’organisation des cultes / Italie // URL: http:// www.legirel.cnrs.fr/spip.php?article284(датаобращения 16.12.2016).

    [76]Servizio per irapporti con le confessioni religiose e per le relazioni istituzionali// Presidenzadel Consiglio dei Ministri / Ufficio Studi e Rapporti Istituzionali / Confessioni religiose // URL: http://presidenza.governo.it/USRI/confessioni/intese_indice.html(датаобращения: 16.12.2016).

    [77]Sacra Arcidiocesi Ortodossa d'Italia e Malta // URL:http://www.ortodossia.it(датаобращения: 16.12.2016).

    [78]Loi n° 1159 du 24 juin 1929 portant dispositions relatives à l’exercice des cultes admisparl’État et au mariagecélébrédevant les ministres de cescultes// Legirel / Italie // URL: http://www.legirel.cnrs.fr/spip.php?article245&lang=fr(датаобращения: 16.12.2016). Закон остается действующим до настоящего времени. В нем формально не изменены ставшие анахронизмами упоминания о «королевстве», «государственной религии».

    [79]Не смешивать с объединениями «признанными в качестве религиозных» в соответствии с Законом № 1159 от 24 июня 1929 г.

    [80]Здесь и далее нами использованы данные из статьи Alessandro Ferrari. La religion dans l’éducation publique — le cas italien // Religion in Public Education. 2011. Robbers, Gerhard (ed.). ― P. 257–272.

    [81]Governo Italiano Presidenzadel Consigliodei Ministri // URL: http://www.governo.it/Presidenza/USRI/confessioni/doc_ripartizioni_ 2002_2007/distribuzione_2007.pdf(датаобращения: 16.12.2016).

    [82]См.: Romeo Astorri. Les lieux de cultedans le droititalien // Les lieux de culte en France et en Europe. Statuts, Pratiques, Fonctions. Peeters. Leuven — Paris — Dudley, MA. 2007. ― P. 201–212.

    [83]Эта норма интерпретируется таким образом, что невозможно даже изменение конфессиональной принадлежности католического культового здания.

    [84]Italian Church and State Ambiguities Challenged by the Debt Crisis. The ICI/IMU Affair // Observatory of Religions and Secularism / Papers // URL: http://www.o-re-la.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=194:italian-church-and-state-ambiguities-challengedby-the-debt-crisis-the-ici/imu-affair&Itemid=85&lang=en(датаобращения: 21.12.2016).

    [85]См. Феррари С. Государство и Церковь в Италии / Государства и религии в Европейском Союзе (опыт государственно — конфессиональных отношений). ― М., 2009. ― С. 279.

    [86]См. Феррари С. Государство и Церковь в Италии / Государства и религии в Европейском Союзе (опыт государственно — конфессиональных отношений). ― М., 2009. ― С. 278.

    [87]См.: Giorgio Feliciani. La laïcité dans la jurisprudence constitutionnelle italienne / Religions et nations. Revue d’éthiqueet de théologie morale. «Le Sup plément». Ed. du Cerf. № 228, mars 2004. ― P. 53–60.

    [88]См.: Romeo Astorri. L’Italieet le principe constitutionnel d’égalité des cultes / Religions et nations. ― P. 48–51.

    [89]Ст. 404–405 цит. по: Понкин И. В. Человеческое достоинство верующих. Вопросы правовой защиты / Журнал Московской Патриархии. № 9. ― М., 2013. ― С. 42.

    [90]Цит. по: Андреев К. M. Понятие и особенности религиозной тайны в рамках реализации конституционной свободы вероисповедания. ― М., 2015. ― С. 139.


    Новости по теме

    Православие в Белоруссии в военные годы Часть 2. Участие духовенства и верующих в сопротивлении врагу Игорь Максимов В партизанском движении участвовало огромное количество представителей духовенства, особенно в Белоруссии. Не все имена священнослужителей, помогавших партизанам, сохранились до нашего времени, далеко не всё известно об их героической деятельности. Надо вспомнить хотя бы некоторых из этих удивительных людей.
    ОБЪЕДИНЕНИЯ РЕЛИГИОЗНОГО ХАРАКТЕРА В СОВРЕМЕННОЙ ФРАНЦИИ Михаил Шахов Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые на русском языке представлено полное исследование правового положения религиозных объединений в современной Франции, их формы, порядок создания и условия деятельности. В качестве источников и литературы автором использованы не переведенные на русский язык французские нормативно-правовые акты, регламентирующие создание и деятельность религиозных объединений, решения французских судов и фундаментальные исследования французских юристов. Данная тематика практически не освещена в отечественной литературе и представляет значительный теоретический и практический интерес для сравнительного изучения российского и французского законодательства о религиозных объединениях.
    О Церкви и пастырях (по митрополиту Антонию Сурожскому) Монах Иларион (Карандеев) Что такое Церковь и кто такие пастыри? О том, как раскрывал эти понятия один из известнейших архипастырей 20 века митрополит Антоний Сурожский (1914–2003), расскажет Сайт Сретенской семинарии. Так же в статье, которую вы видите перед собой, отражен взгляд владыки на взаимоотношения мирян и священников и его мысли о роли каждого из нас в современной Церкви.