Православие в Белоруссии в военные годы Часть 2. Участие духовенства и верующих в сопротивлении врагу

Московская Сретенская Духовная Семинария

Православие в Белоруссии в военные годы Часть 2. Участие духовенства и верующих в сопротивлении врагу

Игорь Максимов 1122



В партизанском движении участвовало огромное количество представителей духовенства, особенно в Белоруссии. Не все имена священнослужителей, помогавших партизанам, сохранились до нашего времени, далеко не всё известно об их героической деятельности. Надо вспомнить хотя бы некоторых из этих удивительных людей.

В годы Великой Отечественной войны духовенство собенно ярко проявляло патриотизм и мужество именно на временно оккупированной врагом территории. Священно- и церковнослужители активно участвовали в партизанском движении. Они подчас являлись единственным связующим звеном между местным населением и повстанцами. В народе их стали называть «партизанскими попами». Священники укрывали бойцов Красной Армии, отставших при отступлении своих частей, помогали им избежать плена, прятали сбежавших из лагерей военнопленных, вели антифашистскую патриотическую агитацию среди населения, сами сражались в партизанских отрядах. Десятки батюшек были награждены медалью «Партизану Великой Отечественной войны».

Например, в докладе Г.Г. Карпова секретарю ЦК ВКП (б) А.А. Кузнецову говорилось: «В Курской области священник с. Глебова Павел Андреевич Говоров скрывал у себя бежавших из фашистского плена летчиков и помог им перейти к своим, а протоиерей Семыкин не только помогал пленным красноармейцам, но и после прихода советских войск мобилизовал местное население для дежурства и ухода за ранеными в полевом госпитале»[1].

Медалью «Партизану Великой Отечественной войны» была отмечена деятельность священника-партизана Феодора Пузанова из села Бродовичи-Заполье на Псковщине. Во время карательной операции немцы по доносу старосты сожгли сельский храм: «Отца Феодора спрятали местные жители и затем переправили его к партизанам... В Фонд обороны были сданы деньги, куски золотых риз и окладов, кадила и подсвечники из сожженного храма. После освобождения Псковщины в 1944 году о. Феодор Пузанов был вызван Патриаршим Местоблюстителем митрополитом Алексием (Симанским), который отметил заслуги священника перед Родиной крестом»[2].

Но особенно многочисленны случаи участия священнослужителей в антифашистской борьбе на оккупированной территории в «партизанской республике» — Белоруссии. За годы Великой Отечественной войны погиб каждый четвертый ее житель. Самая крупная акция по уничтожению населения республики была предпринята фашистами в самом начале 1943 года. Каратели подводили невинных жертв к вырытым ими же траншеям и убивали сначала мужчин, а затем женщин и детей. В целях экономии патронов фашисты часто топили людей в реках, сбрасывали в колодцы. Иногда во льду делали проруби и заставляли людей прыгать в студеную воду. Но самым распространенным и страшным (если проявления бесчеловечности вообще можно ранжировать) методом истребления населения было сожжение. Людей сгоняли в церкви и сараи и производили отбор. Молодежь от 18 до 30 лет оставляли для отправки на тяжелые работы в Германию, а оставшихся, в том числе и грудных детей, запирали в помещение и сжигали заживо.

Как свидетельствуют архивные документы, патриотическое движение против немецко-фашистских захватчиков не имело бы столь широкого масштаба без благословения и поддержки батюшек.

Перед войной идеологи фашизма утверждали, что белорусы — самые безобидные из славян. Но охватившее всю республику партизанское сопротивление доказало обратное. И, как свидетельствуют архивные документы, патриотическое движение против немецко-фашистских захватчиков не имело бы столь широкого масштаба без благословения и поддержки батюшек.

Надо сказать, что некоторые священнослужители в первые дни войны сотрудничали с нацистами. Но спустя время и они понимали, что, помогая оккупантам, предают свою Родину и народ. И эти священники тоже начинали собирать людей и служить молебны, в которых просили Господа за повстанцев, называя их борцами за свою Родину, и за сохранения нации.

Отважный пастырь знакомил прихожан со сводками Информбюро, рассказывал о положении на фронте, призывал противостоять захватчикам.

Вот несколько небольших историй о пастырях Белоруссии, помогавших партизанам и не оставивших свою паству во время оккупации[3].

Иерей Василий Копычко, настоятель Одриженской Успенской церкви Ивановского района на Пинщине (Белоруссия): В первый же месяц войны через подпольную группу партизанского отряда было передано из Москвы послание Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия, которое о. Василий прочитал своим прихожанам, несмотря на то, что фашисты расстреливали тех, у кого находили текст воззвания. С начала войны до ее победного конца батюшка духовно укреплял своих прихожан, совершая богослужения ночью, без освещения, чтобы не быть замеченным. Почти все жители окрестных деревень приходили на службу. Отважный пастырь знакомил прихожан со сводками Информбюро, рассказывал о положении на фронте, призывал противостоять захватчикам, читал послание митрополита Сергия, написанное для тех, кто оказался в оккупации. Однажды в сопровождении партизан он приехал к ним в лагерь, обстоятельно ознакомился с жизнью народных мстителей и с того момента сам стал партизанским связным. Дом священника превратился в партизанскую явку. О. Василий собирал продукты для раненых повстанцев, присылал оружие. В начале 1943 года фашистам удалось раскрыть его связь с партизанами. Церковь и дом настоятеля были сожжены. Семью пастыря чудом удалось спасти, а его самого отправить в партизанский отряд, который впоследствии соединился с действующей армией и участвовал в освобождении Белоруссии и Западной Украины. За свою патриотическую деятельность отец Василий был награжден медалями «Партизану Великой Отечественной войны», «За победу над Германией», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Иерей Иоанн, Полесье:В январе 1943 года началось наступление фашистских карательных отрядов в Полесье. В партизанском штабе обсудили перспективу предстоявшего боя, но решили все же пойти на хитрость: послали к карателям церковную делегацию — якобы с жалобой на партизан и с просьбой о защите. Главой миссии был о. Иоанн, который получил задание убедить нацистов в следующем: партизаны сильны, располагают большими запасами оружия и боеприпасов. Беседа с фашистами закончилась тем, что эсэсовский офицер скомандовал своему отряду: «Срочно отступать!»

Протоиерей Александр Романушко, Полесье: Участвовал в боевых операциях, ходил в разведку с партизанами. Однажды он пошел даже на такой смелый шаг. Летом 1943 года родственники убитого партизанами полицая попросили о. Александра отпеть покойного. На кладбище пришло много народа, была выставлена и полицейская вооруженная охрана. Все приготовились слушать отпевание. О. Александр, надев на себя епитрахиль и ризу, отошел в сторону и глубоко задумался. А потом совершенно неожиданно начал: «Братья и сестры! Я понимаю большое горе матери и отца убитого, но не наших молитв и "Со святыми упокой" заслужил своей жизнью во гробе предлежащий. Он — изменник Родины и убийца невинных детей и стариков. Вместо "Вечной памяти" произнесем же "Анафема"». Люди стояли как громом пораженные. А о. Александр, подойдя к полицаям, продолжал: «К вам, заблудшим, моя последняя просьба: искупите перед Богом и людьми свою вину и обратите свое оружие против тех, кто уничтожает наш народ, кто в могилы закапывает живых людей, а в Божиих храмах заживо сжигает верующих и священников». Эти простые слова пронзили сердца людей. Они говорили: «Если священники взялись за оружие, так и нам Бог велит идти в партизаны». И в самом деле в тот день прямо с кладбища в партизанский отряд пришло пополнение. С партизанами о. Александр сотрудничал по июль 1944 года. А потом стал временноуправляющим Полесской епархией. В своем отчете на имя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Алексия в конце 1944 года он сообщал, что число священников, преданных Патриархии, уменьшилось на 55% — в связи с расстрелом многих из них немцами за содействие партизанам. О бесстрашии «партизанского попа» Александра Романушко помнят в Полесской земле и поныне[4].

О. Косьма часто бывал в партизанских отрядах. Повстанцы передавали ему листовки, изданные Московской Патриархией.

Протоиерей Косьма Петрович Рошна, благочинный Пинского округа и настоятель храма в селе Хойно: Активно помогал партизанам. За богослужением поминал митрополита Московского и Коломенского Сергия, в ектении вставлял прошения «О стране нашей, властех и воинстве ея...», что было не безопасно. В начале 1942 года о. Косьму вызвал районный бургомистр. Он потребовал, чтобы за богослужением не поминалось чиноначалие Московской Патриархии, но мужественный священник не подчинился. Затем, в ночь с 20 на 21 мая 1943 года фашисты сожгли село Невель и истребили все его население. На пепелище приехал о. Косьма. Собрался народ, было много партизан и родственников погибших. В кратком слове священник с глубоким волнением и искренними слезами на глазах говорил: «Мы верим, что по молитвам Церкви погибшие получают упокоение, верим, что вечная память о погибших сохранится не только в наших сердцах, но и в сердцах тех, кто будет свободно жить на этой земле... Мое слово и к вам, братья партизаны, к вашим боевым товарищам! Помните, что вы — наша защита, что мы любим вас, гордимся вами и будем молиться за вас!» О. Косьма часто бывал в партизанских отрядах. Повстанцы передавали ему листовки, изданные Московской Патриархией. Священник в свою очередь доставлял их, в частности, епископу Брестскому и Полесскому Иоанну (Лавриненко). А за несколько дней до нового 1944 года о. Косьма получил от командования партизанской бригады приглашение принять участие в митинге. Священник прибыл в отряд и выступил с пламенной речью. «Я знаю, — говорил он, — что у многих из вас не только немецкие автоматы, но и пулеметы... Это говорит о том, что вы — ...чудо-богатыри, которые в наступающем году... освободят свою родную землю от фашистской нечести. И в этом великом деле да поможет вам Бог»[5].

Иерей Иоанн Семенович Бойко, настоятель церкви во имя Покрова Богоматери в селе Хоростово, ныне — Сторобинского района Минской области: С первых дней войны о. Иоанн призывал прихожан оказывать помощь советским воинам: «Изображение креста на немецких самолетах, надпись на пряжках ремней "С нами Бог" — это опошление святынь христианства», — говорил о. Иоанн[6]. Во время фашистской карательной операции штаб партизанского командования принял решение о выходе из немецкого окружения без боя. С собой была взята большая часть местных жителей. Но 14 священников остались в селах со своей паствой: «Одним из тех, кто остался с больными, калеками, стариками, был о. Иоанн Бойко… Оставшиеся в селе слышали пулеметные очереди... Богослужение началось, как принято здесь, около шести часов утра. Через некоторое время… всем стало понятно, что немцы окружили село… О. Иоанну передали, что фашисты приказывали всему населению деревни идти в церковь на молитву... Вскоре храм был переполнен, но из храма никого не выпускали. Почувствовав недоброе, о. Иоанн в кратком слове призвал всех присутствующих усердно помолиться и всем причаститься Святых Тайн. Во время народного пения "Верую" в храм ворвались вооруженные фашисты и стали силой выводить из церкви женщин... О. Иоанн обратился с просьбой к офицеру дать возможность окончить богослужение. В это время здоровенный фашист, выталкивающий с клироса молодых певчих, сзади схватил о. Иоанна и бросил его на царские врата. Они открылись, и священник упал перед Божиим престолом... В двери храма вбивались гвозди, а к погосту подъезжало несколько саней, груженных соломой... Из показаний местных полицейских, принимавших участие в этой расправе и судимых военным трибуналом Белорусского округа после войны, известно, что из объятой пламенем церкви они слышали всенародное пение молитв: "Тело Христово приимите, источника бессмертного вкусите..." В подпольной газете "Полесская правда" за 1943 год рассказывается: "Более 300 обугленных трупов зарыто в сожженном селе Хоростово. В одной из могил заживо сожженный немцами хоростовский священник И.С. Бойко, крестьянка Анастасия Корж вместе с тремя малыми детьми, из которых один — грудной. Там же похоронена семья Константина Козловского из пяти душ, 90-летний дед Данилевич, 80-летний Степан Корж и много других невинных стариков, женщин и детей... Много таких могил в Белоруссии"»[7].

Также необходимо упомянуть имена священников, о подвиге которых известно совсем немного.

Особая заслуга перед человечеством архиепископа Могилёвского Филофея. «Он спас тысячи еврейских детей, которых крещением оберегал от смерти в гитлеровских газовых камерах»[8]. Также необходимо упомянуть имена священников, о подвиге которых известно совсем немного.

Священник Феодор Дмитрюк, настоятель Александро-Невского храма в городе Пружаны: В партизанском подполье участвовала вся его семья.

Священник Виталий Вечерко, настоятель храма в селе Бостынь: «С первых дней войны он активно помогал партизанам. В 1943 году о деятельности священника стало известно карателям. Прибыв в село, они расстреляли жену о. Василия и около 50 жителей»[9].

Протоиерей Владимир Томашевич: В годы войны он собирал ценные сведения о вражеских войсках и передавал их партизанам.

Священник Александр Мацкевич, настоятель церкви в селе Велеличи: Спас от расстрела 50 человек.

Священник Николай Михайловский, село Рогозно Жабинского района: Был замучен. Его храм сожгли дотла.

Священник Иоанн Романович, настоятель Сварищевичской церкви в Дубровенском районе:Также был заживо сожжен вместе с паствой в храме.

Диакон Арсений Романович Коваль, село Ставок Пинского района: Оказал решительное сопротивление, когда фашисты хотели сжечь церковь, сбрасывал в сторону солому, которую они бросали рядом с ней.

Священник Ювеналий Волощук, село Макарово: Расстрелян немцами после неудачной попытки скрыть принадлежность своих прихожан к партизанам.

Трудно переоценить подвиг белорусского духовенства и верующих в тяжелейшие и героические годы Великой Отечественной войны.

Иерей Игорь Максимов

Ключевые слова: Великая Отечественная война, Белорусская Церковь, оккупация, священники, партизаны.


[1] Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Энциклопедический словарь / Сост. А. Голубев, Д. Лобанов. URL: https://books.google.ru/books?id=_XmWDQAAQBAJ&pg=PT993&lpg=PT993&dq=В+Курской+области+священник+с.+Глебова+Павел+Андреевич+Говоров&f=false (дата обращения: 05.05.2017 года).

[2] Васильева О.Ю. Русская Православная Церковь в политике Советского государства в 1943–1948 гг. — М.: Институт Российской истории, 2001. — С. 62.

[3] Изложено по: Великая Отечественная Война: 1941–1945: Энциклопедия для школьников / Сост. И.А. Дамаскин, П.А. Кошель; Вступит, статья О.А. Ржевского. — М.: ОЛМА - ПРЕСС, 2000. — С. 190.

[4] Васильева О.Ю. Русская Православная Церковь в политике Советского государства в 1943–1948 гг. — М.: Институт Российской истории, 2001. — С. 63, 64.

[5] Василий (Костюк), иерод. История Полесской епархии (1922 - 1944 гг.) — Брест: Брестская областная типография, 1999. — С. 134, 135.

[6] Там же. С. 135.

[7] Васильева О.Ю. Русская Православная Церковь в политике Советского государства в 1943–1948 гг. — М.: Институт Российской истории, 2001. — С. 64, 65.

[8] Шкаровский М.В. Нацистская Германия и Православная Церковь (Нацистская политика в отношении Православной Церкви и религиозное возрождение на оккупированной территории СССР). — М.: Крутицкое Патриаршее Подворье, Общество любителей церковной истории, 2002. — С. 432.

[9] Василий (Костюк), иерод. История Полесской епархии (1922 - 1944 гг.) — Брест: Брестская областная типография, 1999. — С. 137.

Новости по теме

Православие в Белоруссии в военные годы Часть 1. Положение Церкви на временно оккупированной территории Игорь Максимов Предстоятели и священнослужители Белоруссии в годы оккупации подвергались огромному, хотя порой и неявному, давлению со стороны немецких властей, главной целью которых было обособление ее жителей от, как они выражались, «великороссов». В связи с чем одной из задач немецкого командования было отделение Белорусской Церкви от Московского Патриархата.
ЦЕРКОВЬ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. ЧАСТЬ 2. МОЛИТВЕННОЕ УЧАСТИЕ И РАТНЫЙ ПОДВИГ ДУХОВЕНСТВА Игорь Максимов Участие священнослужителей и монахов в жизни воюющего народа выражалось не только в поддержке словом и сборе средств и вещей для фронта, но и в молитвенном предстоянии: богослужениях, молебствиях, требах, совершаемых священниками порой ежедневно и едва ли не круглосуточно. Кроме того, церковнослужители, что многим неизвестно, участвовали непосредственно в боевых действиях.
Церковь в годы Великой Отечественной войны Часть 1. Патриотическая деятельность Русской Православной Церкви Игорь Максимов До сих пор, к сожалению, о патриотической деятельности Русской Церкви в Великой Отечественной войне сказано не так много. Из настоящей статьи вы узнаете о том, в чем состояла эта деятельность: о посланиях митрополитов, и Патриаршего Местоблюстителя Сергия в частности, об организации сборов, денежных и вещественных, в пользу фронта, инвалидов, детей, и о многом другом.