Социальная деятельность Церкви: обоснование в Ветхом и Новом Завете

Московская Сретенская Духовная Семинария

Социальная деятельность Церкви: обоснование в Ветхом и Новом Завете

Андрей Панкратов 342



Социальное служение Церкви часто называют благотворительностью, а особенность благотворительности христианина в том, что это — служение, основанное на вере в Господа и исполнении Его Заповеди о любви (Лк. 6:32-35). Социальная деятельность Церкви в сущности устроена также. Ее работа организована на принципах помощи нуждающимся, которые были известны в Ветхом Завете, и затем сформирована как отдельный институт во времена апостолов.

Содержание:

  • Ветхозаветный закон
  • Жизнь Христа ― пример социального служения
  • Основы социальной работы в Деяниях Апостольских
  • Святые отцы Церкви и благотворительность

  • Ветхозаветный закон

    Упоминание о благотворении в Ветхом Завете встречается уже в книге Второзакония, которая указывает на богоугодность такого дела:совершай праздник седмиц Господу, Богу твоему, по усердию руки твоей, сколько ты дашь (Втор. 16:10). Там же мы встречаем указание, кому необходимо оказывать помощь: если же будет у тебя нищий кто-либо из братьев твоих, в одном из жилищ твоих, на земле твоей, которую Господь, Бог твой, дает тебе, то не ожесточи сердца твоего и не сожми руки твоей пред нищим братом твоим (Втор. 15:7), и далее раскрывается принцип благотворительности: когда будешь давать ему, не должно скорбеть сердце твое, ибо за то благословит тебя Господь (Втор. 15:10). Однако израильский Закон, хотя и определял частные случаи и виды благотворительности, в то же время указывал, кому их необходимо оказывать и кто должен быть благотворителем: с иноземца взыскивай, а что будет твое у брата твоего, прости (Втор. 15:3). Это говорит о том, что пределы благотворительности оставались только в рамках израильского народа. Иными словами, только на своей земле израильтянин должен был помогать всякому обедневшему: нищие всегда будут среди земли твоей; потому я и повелеваю тебе: отверзай руку твою брату твоему, бедному твоему и нищему твоему на земле твоей (Втор. 15:11).

    Оказать помощь страннику ― богоугодное дело, за эту десятину Бог благословлял благотворителя

    Во Второзаконии впервые речь заходит о десятине: нельзя тебе есть в жилищах твоих десятины хлеба твоего, и вина твоего, и елея твоего, и первенцев крупного скота твоего и мелкого скота твоего, и всех обетов твоих, которые ты обещал, и добровольных приношений твоих, и возношения рук твоих; но ешь сие пред Господом, Богом твоим, на том месте, которое изберет Господь, Бог твой, ― ты и сын твой, и дочь твоя, и раб твой, и раба твоя, и левит, и пришелец, который в жилищах твоих, и веселись пред Господом, Богом твоим, о всем, что делалось руками твоими (Втор. 12:17-18). И мы видим, что первоначальная десятина, о которой говорит Закон, шла не в пользу Церкви, как принято считать в настоящее время, а «пришельцам». И поскольку оказать помощь страннику ― богоугодное дело, как было отмечено выше, то за эту десятину Бог благословлял благотворителя: отделяй все десятины произведений твоих в тот год и клади сие в жилищах твоих; и пусть придет левит, ибо ему нет части и удела с тобою, и пришелец, и сирота, и вдова, которые находятся в жилищах твоих, и пусть едят и насыщаются, дабы благословил тебя Господь, Бог твой, во всяком деле рук твоих, которое ты будешь делать (Втор. 14:28-29).

    Кроме того, во Второзаконии мы встречаем еще и такой вид «благотворительности» как прощение должников раз в 7 лет: всякий заимодавец, который дал взаймы ближнему своему, простил долг и не взыскивал с ближнего... ибо провозглашено прощение ради Господа Бога твоего (Втор. 15:2). Об этом также упоминается в книге Исхода: если дашь деньги взаймы бедному из народа Моего, то не притесняй его и не налагай на него роста. Если возьмешь в залог одежду ближнего твоего, до захождения солнца возврати ее (Исх. 22:25-26); и в книге Левит: если брат твой обеднеет и придет в упадок у тебя, то поддержи его, пришлец ли он, или поселенец, чтоб он жил с тобою; не бери от него роста и прибыли и бойся Бога твоего; чтоб жил брат твой с тобою; серебра твоего не отдавай ему в рост и хлеба твоего не отдавай ему для получения прибыли (Лев. 25:35-37).

    Указания на благотворительность в Ветхом Завете мы находим в книге Товита, где говорится о значении милостыни: милостыня избавляет от смерти и не попускает сойти во тьму (Тов. 4:10); и далее еще: милостыня от смерти избавляет и может очищать всякий грех. Творящие милостыни и дела правды будут долгоденствовать (Тов. 12:9). То есть благотворение уже воспринимается как нечто, что избавляет от смерти, очищает от греха и дает долгую жизнь, и ставится наравне с молитвой и постом: доброе дело ― молитва с постом и милостынею, и справедливостью. Лучше малое со справедливостью, нежели многое с неправдою; лучше творить милостыню, нежели собирать золото (Тов. 12:8).

    Частое упоминание о благотворительности, ее видах и принципах мы встречаем в учительных книгах Ветхого Завета. В книге Иова мы встречаем речь, где описываются виды благотворительности: я спасал страдальца вопиющего и сироту беспомощного. Благословение погибавшего приходило на меня, и сердцу вдовы доставлял я радость… Я был глазами слепому и ногами хромому; отцом был я для нищих и тяжбу, которой я не знал, разбирал внимательно (Иов. 29:12-16).

    В Псалтыри прямо указывается на то, что человек, который заботиться о нищих, считается блаженным: Блажен, кто помышляет о бедном [и нищем]! В день бедствия избавит его Господь (Пс. 40:2).

    Также и в Книге Притчей Соломоновых можно встретить следующие указания, которые вновь указывают на богоугодность благотворения и говорят о том, что помогая бедным, человек почитает этим Бога: Кто теснит бедного, тот хулит Творца его; чтущий же Его благотворит нуждающемуся (Притч. 14:31). И Бог не оставит без помощи того, кто оказывает милость бедным: дающий нищему не обеднеет; а кто закрывает глаза свои от него, на том много проклятий (Притч. 28:27). Кроме того, здесь мы встречаем совершенно новый подход, который хотя и имел своей мотивацией некоторую жестокость, тем не менее уже предвозвещал Новозаветное учение о всеобщей любви: если голоден враг твой, накорми его хлебом; и если он жаждет, напои его водою (Притч. 25:21). Говоря о жестокости, имеется ввиду продолжение в следующем стихе: ибо, [делая сие,] ты собираешь горящие угли на голову его, и Господь воздаст тебе (Притч. 25:22).

    Критерии богоугодности жизни христианина ― не исполнение закона, заключающееся в посте, молитве, а в человечности, умении откликнуться на страдание ближнего, которого Господь сделал «братом меньшим»

    И хотя уже складывалась тенденция к благотворительности как всеобщему благому делу без ограничений по направлению своей деятельности, все же в Ветхом Завете в большей степени четко определялись ее границы. В книге Премудрости Иисуса сына Сирахова находятся следующие строки: если ты делаешь добро, знай, кому делаешь, и будет благодарность за твои благодеяния. Делай добро благочестивому, и получишь воздаяние, и если не от него, то от Всевышнего (Сир. 12:1-2). Кроме того, здесь мы видим, что совершение благотворения считается заповедью, которую нужно соблюдать: кто оказывает милость, тот дает взаем ближнему, и кто поддерживает его своею рукою, тот соблюдает заповеди (Сир 29:1). Причем делается акцент на том, что благотворительность ― это дело первое и неотложное: к бедному ты будь снисходителен и милостынею ему не медли; ради заповеди помоги бедному и в нужде его не отпускай его ни с чем. Трать серебро для брата и друга и не давай ему заржаветь под камнем на погибель; располагай сокровищем твоим по заповедям Всевышнего, и оно принесет тебе более пользы, нежели золоту (Сир. 29:11-14).

    Также в пророческой книге Исаии встречается отдельный вид благотворительности, который не упоминался ранее, и дает указание заботиться о пленных: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся (Ис. 58:6-7).

    Таким образом, можно заключить, что в Ветхом Завете благотворительность и помощь бедным считались одной из главных задач человека, наряду с постом и молитвой, и была возведена до уровня заповеди, исполняя которую человек почитает Бога. И можно выделить следующие типы благотворительности, упоминаемые в Ветхом Завете и являющиеся обязанностью ветхозаветного человека:

    - помочь бедному (Иов. 29:16; Лев. 25:35; Втор. 15:7-11; и др.);

    - накормить голодного (Тов. 1:17; и др.); напоить жаждущего (Притч. 25:21);

    - одеть нагого (Тов. 1:17; Ис. 58:7);

    - помочь больному и калеке (Иов. 29:15; 2 Мак. 8:28);

    - поддержать вдову и сироту (Иов. 29:12-13; 31:16-17; Притч. 31:8и др.);

    - оказать гостеприимство бездомным, странникам (2 Цар. 17:27-29; Ис. 58:7);

    - позаботиться об узниках (Ис. 58:6; 61:1).

     

    Жизнь Христа ― пример социального служения

    Если в Ветхом Завете благотворительность относится к определенной заповеди, совершать которую должен всякий христианин, и имеются прямые указания на принципы и масштабы благотворения, то новозаветная благотворительность основана, в первую очередь, на примере Христа и Его апостолов, которые завещали совершать дела милосердия Церкви. И здесь уже нет разграничения между людьми, которым необходимо помогать, поскольку благотворительность носит характер рекомендации, исполнять которую обязывает не Закон, а любовь. В первую очередь, об этой любви к людям мы встречаем у апостола Матфея: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф. 25:35-40). Тут также, как и в Ветхом Завете, Господь прямо сравнивает нищих и бедных с собой, тем самым показывая, что благотворительность остается одним из важнейших средств для спасения. То есть критерии богоугодности жизни христианина ― не исполнение закона, заключающееся в посте, молитве, усердном посещении храма, а в человечности, умении откликнуться на страдание ближнего, которого Господь сделал «братом меньшим».

    Два главных принципа в служении ближнему: нелицеприятие и персональный подход

    Та же мысль встречается и в притче о милосердном самарянине: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе (Лк. 10:30-35). Здесь снова указывается на то, что, будучи простым человеком, оказав помощь незнакомцу, попавшему в беду, этот самарянин заслуживает большей награды от Бога, чем те, кто служит у Его престола и исполняет «букву Закона», потому что священник и левит поступили, руководствуясь, вероятно, соображениями ритуальной чистоты, нарушение которой могло помешать их участию в богослужении. Самарянин же, оказался правым потому, что остановился, отложив остальные дела (а они у него были, ибо наутро он поспешил, вверив пострадавшего заботам содержателя гостиницы) для того, чтобы спасти жизнь человека, которая в его иерархии ценностей оказалась выше всего остального.

    Однако, утверждая абсолютную ценность добродетели милосердия, ничего не говорится в пользу организованного социального служения как института помощи страждущим. Свидетельством необходимости такого служения является, прежде всего, сама деятельность Христа. Большую часть своего служения Спаситель посвящал именно страждущим: исцелению больных, изгнанию нечистых духов, очищению прокажённых. Этими делами Он бывал занят с утра вплоть до позднего вечера: Когда же настал вечер, к Нему привели многих бесноватых, и Он изгнал духов словом и исцелил всех больных (Мф. 8:16). Своим служением Господь свидетельствовал о Себе как о воплощённом Боге. Некоторые из чудесных исцелений Господь сопровождал нарочитыми высказываниями и действиями, которые окружающим могли показаться кощунственными: исцеляя расслабленного, носимого четырьмя, Он провозгласил ему отпущение грехов (Мк. 2:2-5), другому расслабленному при овчей купели (Ин. 5) Он, вопреки заповеди субботнего покоя, повелел взять свою постель. Имея возможность исцелить слепорождённого в субботу одним словом (и при этом не нарушая соответствующую заповедь, как это понимали книжники), Он предпринимает телесные действия, дабы ещё раз продемонстрировать Своё авторство, и, соответственно, Своё право толковать заповедь о субботнем покое (Ин. 9). Так, Своими делами Он доказывал Своё право учить «со властью» (Мф. 7:29).

    Сами апостолы занимались организационной деятельностью, и совершаться это должно было добровольно, с искренностью и полной верой в Бога

    Но не только необходимость свидетельства о Себе, как о Боге, двигала Христом при совершении чудес. Были эпизоды, когда Он не требовал исповедания веры перед совершением исцеления, а чудо воскрешения сына Наинской вдовы было совершено даже без каких-либо просьб к Нему: Когда же Он приблизился к городским воротам, тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова; и много народа шло с нею из города. Увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь. И, подойдя, прикоснулся к одру; несшие остановились, и Он сказал: юноша! тебе говорю, встань! Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить (Лк. 7:12-15). Также известное чудо насыщения народа хлебами в пустыни, упоминаемое всеми Евангелистами, имело своей целью не дать народу «ослабеть в пути» (Мк. 8:3-9; Мф. 15:32-39; Лк. 9:11-17; Ин. 6:1-14), то есть оно происходило из сострадания Господа людям.

    Тем не менее, совершая чудеса, Христос по-разному наставляет исцеленных: кому-то запрещает говорить о произошедшем; кому-то, напротив, указывает пойти и рассказать; кому-то открывает, что причиной недуга является грех, а кому-то говорит обратное. Таким образом, он утверждает два главных принципа в служении ближнему: 1) нелицеприятие, то есть независимость оказания или неоказания помощи от нашего отношения к человеку, от его личностных особенностей; 2) персональный подход, когда личностные особенности важны для принятия решения о том, как лучше помочь своему ближнему.

    Кроме того, Господь учит нас организационным принципам социального служения. Упомянутая ранее притча о милосердном самарянине, указывает именно на конкретные действия и переводит разговор от теоретических рассуждений, «кто есть ближний мой или кого мне надо любить?», к практическим указаниям ― как надо поступать по любви к ближнему. И, кроме нравственного содержания, эта притча показывает образ организованного, последовательного служения: использование определенных медицинских манипуляций и веществ (масло и вино), транспорта (посадил на своего осла), привлечение других лиц к уходу за раненым (содержателя гостиницы), управление финансами (два динария ― гостиничному, и обещание возместить непредвиденные расходы). Эти подробности нельзя выпускать из вида, хотя они, казалось бы, и вторичны по отношению к основной мысли притчи ― о том, что ее главный персонаж просто не прошел мимо.

    По примеру притчи о милосердном самарянине можно также рассмотреть и эпизод с насыщением четырех людей семью хлебами. Этот фрагмент описывается всеми евангелистами, но приведем для примера самый краткий и информативный из них: приступив к Нему, двенадцать говорили Ему: отпусти народ, чтобы они пошли в окрестные селения и деревни ночевать и достали пищи; потому что мы здесь в пустом месте. Но Он сказал им: вы дайте им есть. Они сказали: у нас нет более пяти хлебов и двух рыб; разве нам пойти купить пищи для всех сих людей? Ибо их было около пяти тысяч человек. Но Он сказал ученикам Своим: рассадите их рядами по пятидесяти. И сделали так, и рассадили всех. Он же, взяв пять хлебов и две рыбы и воззрев на небо, благословил их, преломил и дал ученикам, чтобы раздать народу. И ели, и насытились все; и оставшихся у них кусков набрано двенадцать коробов (Лк. 9: 12-17). В этом эпизоде, помимо совершения чуда, Спаситель проявил явные организаторские качества, которые обычно затмеваются самим наличием чуда. Но в Евангелии не может быть ничего лишнего, поэтому в тексте подробно описывается, как это чудо было совершено, чтобы показать реальность произошедшего. Спаситель указал, как рассадить людей, поставил специально для этого Своих учеников, далее приказал раздать хлеба и рыбу людям, а в конце ― собрать остатки. Безусловно, мы видим в лице Спасителя главный пример по организации всякого социального служения и заботы о нуждающихся, но поскольку мы, в отличие от Господа, не властны преодолевать законы природы своими человеческими усилиями, тем не менее, прилагая все наши человеческие ресурсы ― разум, волю, расчёт и даже хитрость для исполнения Христовой заповеди о любви к ближнему, мы часто становимся свидетелями и участниками похожих событий: при отсутствии изначальных средств, но при начале искреннего служения внезапно эти средства появляются, и зачастую с избытком.

     

    Основы социальной работы в Деяниях Апостольских

    Если в Евангельских эпизодах, рассмотренных ранее, Спаситель личным примером показывал важность благотворения частными лицами, то в Апостоле даются указания на организацию и виды социальной работы Церкви, поскольку начало Церкви было заложено в день Пятидесятницы. Апостолы продолжили совместное служение Богу и людям, предусматривающее не только литургическую жизнь, но и «диаконию» (от греч. διάκονος ― служитель), которая включала в себя заботу о нищих, неимущих и нуждающихся.

    Изначально христианские общины жили по принципу «первохристианского коммунизма», о чем свидетельствует книга Деяний Апостолов: У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее (Деян. 4:32). Сами апостолы занимались организационной деятельностью, распределяя между членами общины то, в чем каждый имел нужду: ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду (Деян. 4:34-35). И совершаться это должно было добровольно, с искренностью и полной верой в Бога. Об этом говорит апостол Пётр при обличении Анании, который, продав имение и принеся выручку апостолам, утаил из нее часть для себя, что уже указывает на сомнение в Боге, ради которого он решил продать свое имущество: муж, именем Анания, с женою своею Сапфирою, продав имение, утаил из цены, с ведома и жены своей, а некоторую часть принес и положил к ногам апостолов. Но Петр сказал: Анания! Для чего ты допустил сатане вложить в сердце твое мысль солгать Духу Святому и утаить из цены земли? Чем ты владел, не твое ли было, и приобретенное продажею не в твоей ли власти находилось? Для чего ты положил это в сердце твоем? Ты солгал не человекам, а Богу (Деян. 5:1-4).

    Церковная благотворительность начала принимать организованный характер после прекращения гонений в IV веке

    По мнению профессора Деметриоса Констанелоса, «наказание Анании и Сапфиры положило начало отказа от данной практики»[1]. Кроме того, само по себе увеличение числа христиан вынуждало апостолов, которые уже не могли отдавать полную силу на заботу об общине, внести некоторые корректировки в эту систему. Для этого были избраны специальные люди (перводиаконы), на которых лежала ответственность за организацию социального служения: когда умножились ученики, произошел у еллинистов ропот на Евреев за то, что вдовицы их пренебрегаемы были в ежедневном раздаянии потребностей. Тогда двенадцать апостолов, созвав множество учеников, сказали: нехорошо нам, оставив слово Божие, пещись о столах. Итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости: их поставим на эту службу (Деян. 6:1-3). Таким образом был заложен отдельный институт в Церкви, на который возлагалась ответственность за социальное служение.

    Об этом институте мы встречаем упоминания в посланиях апостола Павла. Его рассуждения о Евхаристии в Послании к Коринфянам наталкивают на мысль, что Евхаристия была тесно связана с «агапами» (трапезами любви), а поскольку любовь проявлялась в помощи ближнему, то это были своеобразные благотворительные трапезы (1 Кор. 11:20-34). Трактуя этот отрывок, архиепископ Аверкий (Таушев) пишет следующее: «Богатые приносили яства, а бедные, ничего не имевшие, приглашались ими и таким образом вкушали пищу все вместе. Апостол обличает коринфян прежде всего в том, что, когда они собираются в Церковь, между ними бывают разделения, то есть, что они делятся на группы или по семьям или по знакомым, забывая бедных, чем разрушалась самая цель установления этих вечерь любви»[2].

    Следующее упоминание о служении милосердия и благотворительности мы видим в собирании апостолом Павлом средств на нужды Иерусалимской Церкви: не говоря прямо об этих средствах, он указывает, что необходимо следовать примеру Христа, который будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою (2 Кор. 8:9).

     

    Святые отцы Церкви и благотворительность

    Почти все раннехристианские авторы упоминают в своих трудах о важности и необходимости благотворительности. В частности, это можно встретить в труде Ерма Пастырь, в котором он пишет: «Когда богатый подает бедному то, в чем тот нуждается, бедный молит Господа за богатого, и Господь подает богатому все блага, ибо ″бедные, моля Господа за богатых, бывают услышаны, и умножают богатства их, а богатые, помогая бедным, ободряют их души″[3]. Также об этом говорит в своих сочинениях Климент Александрийский[4], «Игнатий Антиохийский, Поликарп Смирнский, Тертуллиан Карфагенский и другие древние авторы»[5].

    По мнению исследователей, церковная благотворительность не прекращалась даже в эпоху гонений на христианство со стороны государства. Однако этот период можно охарактеризовать, как носящий стихийный характер, поскольку Церковь не имела возможности централизации социального служения и осуществление его от своего лица.

    После изменения политики государства по отношению к Церкви, когда ей больше не нужно было скрываться от преследований, постепенно стала развиваться организованная социальная деятельность Церкви, которой всячески способствовало государство.

    Церковная благотворительность начала принимать организованный характер после прекращения гонений в IV веке. Как пишут об этом исследователи, «Церковь стала заниматься строительством больниц, сиротских домов, домов для престарелых, богаделен, а также контролем за их деятельностью. С этого времени благотворительность не ограничивалась частной милостыней, но стала служением, которое осуществлялось через особые учреждения. Фактически весь византийский период Церковь непрерывно осуществляла свою благотворительную деятельность»[6].

    Мотивацией к благотворительности у ветхозаветного человека являлось обязательство выполнять Закон

    Главными учителями, которые призывали к совершению благотворительности, начиная с IV века, стали святые отцы, дающие не только её теоретическое обоснование, но и на личном примере показывающие значимость благотворительности. История доводит до нас сведения о частных примерах людей, чей авторитет признается Церковью, и некоторые люди, заботящиеся о необеспеченных группах людей, возведены за свои добрые дела в лик святых. Примеров такой благотворительности множество, а наиболее известные приведены ниже.

    В частности, известны слова свт. Иоанна Златоуста, которые приводит в своем исследовании Игнац Зейпель: «Как бедность есть единственная защита бедняка, и никто не может требовать от него того, чего он не имеет, так пусть бедность будет также единственным мотивом, устанавливающим право на вспомоществование»[7].

    Известный пример мы встречаем в Надгробном слове святителя Григория Богослова Василию Великому, где приводятся не только примеры личного благодеяния свт. Василия, но и организации им социального служения. Свт. Григорий пишет: «Во время жестокого голода святитель словом и увещанием подвиг имущих открыть свои хранилища, он собрал в одно место голодающих и накормил их, выставив котлы, полные овощей, солений и проч., а затем, по примеру Самого Христа, с помощью служителей удовлетворил их телесные и душевные потребности, к насыщению присоединив честь и облегчив их участь тем и другим»[8]. То есть, по мнению свт. Григория Богослова, к социальной деятельности можно призывать людей, показывая ее своим личным примером. Безусловно, что авторитет святителя уже и в исследуемый период играл значимую роль в организации социального служения, что сказалось на успешном призыве к благотворительности во время голода, описываемого Григорием Богословом. Тем не менее, святитель Василий и сам личным примером указывал на необходимость осуществления социального служения и благотворительности.

    Таким образом, уже в Ветхом Завете мы видим, что Господь заповедует людям совершать добрые дела, которые выражаются в милосердии к нищим, больным и убогим. Мотивацией к благотворительности у ветхозаветного человека являлось обязательство выполнять Закон, а также обетование Богом награды за его милосердие еще при жизни. Новый Завет призывает христиан совершать дела милосердия не для исполнения Закона, а по любви, и не только в отношении ближних, но и в отношении всех людей. При этом любая земная благодарность или награда за такую помощь не одобряется, так как она уменьшает загробное воздаяние.

    Оформление благотворительности в институт социального служения происходит в момент появления апостольской Церкви. Вначале, когда первохристианская община была не так велика, апостолы сами занимались организацией помощи нуждающимся. Затем были избраны специальные церковнослужители ― диаконы, которые выполняли служение по организации помощи бедным и больным.

    чтец Андрей Панкратов

    Ключевые слова: социальная деятельность, закон, Церковь, заповедь, вера, милосердие, притча, пример Христа, апостольское послание,



    [1] Константелос Д. Истоки христианской православной диаконии: Христианская православная благотворительность в церковной истории [Электронный ресурс] // URL: http://social-orthodox.info/pages/1_1_demetrios_konstantenos.htm (дата обращения: 20.02.2018).

    [2] Аверкий (Таушев), архиеп. Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. ― М.: Библиополис, 2012. ― С. 219.

    [3] Ерм, ап. Пастырь [Электронный ресурс] // URL: http://www.biblioteka3.ru/biblioteka/past_germy/ (дата обращения: 17.09.2017).

    [4] Климент Александрийский. Увещевание к язычникам // Кто из богатых спасется. ― СПб., 2010. ― С. 125.

    [5] Литвинова Л. В. Благотворительность // Православная Энциклопедия. Т. V. ― М., 2002. ― С. 327-328.

    [6] Константелос Д. Истоки христианской православной диаконии: Христианская православная благотворительность в церковной истории [Электронный ресурс] // URL: http://social-orthodox.info/pages/1_1_demetrios_konstantenos.htm (дата обращения: 20.02.2018).

    [7] Ульгорн Г. Христианская благотворительность в Древней Церкви. ― СПб., 1899. ― С. 254; См. также: Зейпель И. Хозяйственно-этические взгляды отцов Церкви [Электронный ресурс] // URL: https://azbyka.ru/xozyajstvenno-eticheskie-vzglyady-otcov-cerkvi (дата обращения: 26.04.2018).

    [8] Григорий Богослов, свт. Слово надгробное Василию, архиепископу Кесарии Каппадокийской [Электронный ресурс] // URL: https://azbyka.ru/otechnik/Grigorij_Bogoslov/slovo/43 (дата обращения: 26.02.2018).



    Новости по теме

    «Служение утешения»: воспоминания современников о святом Иоанне Кронштадтском Иеродиакон Питирим (Ануфриев) Об известном человеке лучше всего узнавать из воспоминаний современников. Их оценки могут быть, конечно же, субъективны, но многие факты из жизни не страдают от этого.
    Милосердие – пища для души Никита Кулешов Готовы ли мы ради милосердия к ближним претерпеть хоть немного? Не ожидая награды от Бога, и даже не думая, что этим могут быть покрыты наши прегрешения, а просто от любви к ближнему делать ему всегда только добро, быть всегда жертвенным, быть всегда милосердным, а не только тогда, когда нам это удобно.

    Небомживы

    Приходите к нам,  у нас и бедные и странички и нищие и калеки и вдовые. Вся полнота служения ближним.  Ваши "небомживы"

    Ответить