«Служение утешения»: воспоминания современников о святом Иоанне Кронштадтском

Московская Сретенская Духовная Семинария

«Служение утешения»: воспоминания современников о святом Иоанне Кронштадтском

Иеродиакон Питирим (Ануфриев) 558



Святого праведного Иоанна Кронштадтского очень уважали и ещё при жизни почитали многие. О нем писали священники и митрополиты, учёные и философы. Был он известен и за границей — его не обошла стороной и зарубежная пресса конца XIX-XX веков. Узнаем об отце Иоанне и мы — из воспоминаний и оценок этих людей, некоторые из которых теперь прославлены в лике святых.

Содержание:

1.      Святой праведный Иоанн Кронштадтский в оценке святых

·         Священномученик Серафим (Чичагов) об отце Иоанне

·         Священномученик Иоанн Восторгов об отце Иоанне

·         Святитель Феофан Затворник и преподобный Варсонофий Оптинский об отце Иоанне

·         Преподобный Силуан Афонский об отце Иоанне

2.      Святой праведный Иоанн Кронштадтский в оценке видных иерархов и клира

·         Митрополит Антоний (Храповицкий) об отце Иоанне

·         Митрополит Трифон (Туркестанов) об отце Иоанне

·         Архиепископ Аверкий (Таушев) об отце Иоанне

·         Епископ Арсений (Жадановский) об отце Иоанне

·         Епископ Михаил (Грибановский) об отце Иоанне

·         Архимандрит Константин (Зайцев) об отце Иоанне

·         Протоиерей Иосиф Фудель об отце Иоанне

·         Протоиерей Валентин Свенцицкий об отце Иоанне

·         Протоиерей Георгий Флоровский об отце Иоанне

3.      Святой праведный Иоанн Кронштадтский в оценке общества 20 века

·         Сергей Васильевич Животовский (художник) об отце Иоанне

·         Василий Васильевич Розанов (философ) об отце Иоанне

·         И. К. Сурский (чиновник) об отце Иоанне

·         Александр Уайт (профессор) об отце Иоанне

4.      Святой праведный Иоанн Кронштадтский и его дневник «Моя жизнь во Христе» в оценке зарубежной прессы конца XIX-XX веков


Утром 20 декабря 1908 года святой праведный Иоанн Кронштадтский отошел в вечную жизнь. Незадолго до своей смерти всероссийский пастырь завещал себя отпевать ныне прославленному священномученику Кириллу Казанскому. Епископ Кирилл по приезде в Кронштадт, где жил отец Иоанн, сразу же совершил панихиду. Во всех храмах служились заупокойные богослужения, на которых присутствовало огромное число почитателей усопшего. Многие архипастыри, архимандриты, игумены, священники и простой народ глубоко чтили святого праведного Иоанна Кронштадтского еще при его жизни. «Да, отец Иоанн — бесспорно, самое значительное явление не только в русской Церкви, но и во всей православной Церкви, всего славянства и всего Христианства нашего времени»[1].

На протяжении всего ХХ века видные иерархи, священники, монашествующие и миряне делились своими воспоминаниями, рассказами об этом всероссийском пастыре. Благодаря разнообразию своего социального положения они наглядно иллюстрировали то всенародное почитание, которым был окружен святой праведный Иоанн Кронштадтский и огромную широту его влияния на российское общество. Протоиерей Иосиф Фудель писал: «Будущие беспристрастные историки жизни России, описывая вторую половину XIX века, остановятся с изумлением на необычайном в истории явлении, на том, как простой православный священник в течение четверти века приковывал к себе внимание населения всей России, а отчасти и за пределами ее, какое он имел влияние на православно верующих, начиная с первого сына Церкви — Царя и кончая миллионами безвестных мирян»[2].

 

Святой праведный Иоанн Кронштадтский в оценке святых

Священномученик Серафим (Чичагов) об отце Иоанне

«Отеческие наставления и молитвенное предстательство святого праведного Иоанна Кронштадтского в течение всего периода священнослужения владыки Серафима являлись важнейшими началами в его становлении как пастыря, а затем и архипастыря, помогали ему преодолевать многочисленные духовные искушения и житейские невзгоды, которыми бывает исполнена жизнь всякого священнослужителя»[3].

О. Иоанн ежедневно вел дневник, в который вносил все свои сокровенные мысли, чувства и молитвы к Богу и записывал внутреннюю борьбу с самим собою

Вот как охарактеризовал святого праведного Иоанна Кронштадтского в своем слове перед панихидой в сороковой день его кончины священномученик Серафим (Чичагов): «Сотни тысяч людей его видели, знали, молились с ним, многие получили исцеление по его молитвам, но я не ошибусь, если скажу, что не многие образованные люди понимали его, были настолько опытны и развиты духовно, чтобы понять его дух, главным образом, уразуметь необыкновенный его путь к совершенству... Он стал пользоваться известностью уже почти после пятнадцати лет великих подвигов, и то в простом народе. Двадцать пять лет подвижничества, проведенных как один день, не убедили образованное общество в его выработанности и праведности; после пятидесяти лет этой замечательной жизни просвещенное общество еще продолжало в нем сомневаться и даже позже обрушилось на него с обвинениями и преследованием, выражая свое осуждение и сомнение в нем. После этого можно ли подумать, что люди понимали великого пастыря Русской Православной Церкви?! <...> Он так долго и много учил, но все ли его слушали? Он был истинный служитель Божий, но многие ли у него восприняли эту истину? Он был искренним, правдивым, богоносцем, но отчего же не все внимали его правде?...»[4]

«Отец Иоанн достиг всего самым простым способом: исполнением заповедей возлюбленного Господа Иисуса Христа. Приняв священный сан, он прежде всего поставил себе за правило исполнять свои обязанности пастыря, учителя и проповедника с величайшим усердием и строго наблюдать за своею внутреннею жизнью, для чего не ложился спать без исповедания всех своих прегрешений за день, изучал Священное Писание, употреблял на это все досуги и свободные минуты, даже в поездках и путешествиях, и так до конца жизни. Затем для наблюдения за своею внутреннею жизнию о. Иоанн ежедневно вел дневник, в который вносил все свои сокровенные мысли, чувства и молитвы к Богу и записывал внутреннюю борьбу с самим собою. Будучи сам бедным человеком, сыном сельского причетника, он имел потребность заботиться о всех нуждающихся и страждущих»[5].


Священномученик Иоанн Восторгов об отце Иоанне

6 декабря 1907 года замечательный пастырь и проповедник начала XX века протоиерей Иоанн Восторгов произнес в Андреевском соборе города Кронштадта слово об Иоанне Кронштадтском: «Здесь, в этом святом храме, полвека трепетал самый воздух его от гласа молитв и воздыханий всероссийского пастыря и молитвенника; здесь пролились его первые слезы священнической молитвы; здесь возносились к Богу его пастырские скорби и радости. <...> Отец Иоанн бестрепетно и непрестанно увещевал, наставлял, бичевал, обличал порок и гордыню, неверия и ереси, он стоял несокрушимым столпом православной церковности, на себе самом, в живом примере показывая и доказывая силу, живость и действенность Святой Церкви, которая способна возрастить в своих недрах такого благодатного пастыря. Он зажег священный огонь в тысячах душ, он спас от отчаяния тысячи опустошенных сердец, он возвратил Богу и в ограду Церкви тысячи гибнущих чад, он увлек на служение пастырское столько выдающихся людей, которые именно в личности отца Иоанна успели увидеть, оценить и полюбить до самозабвения красоту священства»[6].

Я удивлялся силе его молитвы и доселе, а прошло почти сорок лет, не видел, чтобы кто служил так, как он

«Но стоял и светил, все разгораясь большим и большим светом, как маяк, в Кронштадте, спасительный для обуреваемых, дорогой и незабвенный отец Иоанн. Его живая вера, дар его чудес, его несказанная благотворительность, его неописуемый труд целодневный и целонощный, его неутомимые поездки, дивные службы, его поучения словом живым и печатным, его обаятельные нравственные качества простоты, красоты, незлобия, глубокого смиренномудрия, нестяжательности, милосердия — все это влекло к нему сердца, и нет возможности исчислить всех тех, которые избегли коварных сетей дьявола только потому, что через отца Иоанна уловлены были во всемирно-церковные мрежи Христовы для вечного спасения! <...> И далеко по России, и далеко за пределами ее известно стало имя красы нашего священства, и являлся он живым примером, живым показателем и свидетелем духовной силы и жизни и действенности Православной Церкви, которая воспитала в недрах своих под кровом благодатной помощи свыше такого великого пастыря»[7].

«В чем же тайна его обаяния, что всю жизнь свою он был учителем и провозвестником единой и неизменной истины? В том, что он был воистину "Божие дитя". Трудно встретить такую простую и детскую веру, ясность мысли, чистоту сердца, трудно найти такую непоколебимую убежденность в истине, трудно обрести такую преданность Церкви и всему церковному. Ясно, в чем тайна его влияния. Искренность и чистота сердца — вот что влияло, вот что покоряло, вот что было неисчерпаемым источником неизреченных откровений и утешений, которые лились от него широкой и многоводной рекой. Немногим, быть может, ведомо, что в последние годы он, по свойству своей болезни, мог принять и Тела Христова лишь кроху, а причащался Христовою Кровию, как причащаются младенцы. И здесь не символ ли чистоты и святости его детской веры и младенческого незлобия?»[8]


Святитель Феофан Затворник и преподобный Варсонофий Оптинский об отце Иоанне

Святитель Феофан Затворник в одном из своих писем пишет об Иоанне Кронштадтском: «О. Иоанн Кронштадтский — Божий человек. Молитва его к Богу доходна, по великой вере его. Господь да хранит его в смирении и преданности Его святой воле, и в самоотвержении. У него не одна книжка, а до 15 и более. Потрудитесь приобресть. О. Иоанн и часто исповедует. У него бывает народу не до 200, а до 2000. Это милость Божия!»[9]

Отец Иоанн непреткновенно подвизался среди тех искушений тщеславия и гордости, каким обычно подвергаются все знаменитости в мире

В письме от 12 октября 1890 года святитель Феофан Затворник писал отцу Иоанну Кронштадтскому: «Достопочтеннейший о. протоиерей! Приношу вам глубокую благодарность за ваши слова и поучения многоназидательные, простые и глубокие, краткие и полные, всесодержащие без излишеств и словоизвитий. Благослови, Господи, ваши пастырские труды во всей их широте. Вам дана благодать не учить только, но и творить. Помоги вам, Господи, успешно служить братиям о Христе всяким дарованием, какое приняли вы от Господа»[10].

Преподобный Варсонофий Оптинский так охарактеризовал святого праведного Иоанна Кронштадтского: «Да, о. Иоанн был великий молитвенник, подвижник дерзновенный; он мог у Господа просить всего и замолить все, а я, грешный человек, не имею такого дерзновения»[11].


Преподобный Силуан Афонский об отце Иоанне

В духовной жизни преподобного Силуана Афонского огромную роль сыграла встреча с Иоанном Кронштадтским, который благословил его на монашеский путь, который он проходил в течение сорока шести лет на Афоне. Позднее преподобный Силуан вспоминал: «Отца Иоанна я видел в Кронштадте. Он служил литургию. Я удивлялся силе его молитвы и доселе, а прошло почти сорок лет, не видел, чтобы кто служил так, как он. Народ любил его, и все стояли со страхом Божиим. И не дивно: Дух Святой влечет к Себе сердца людей. И отец Иоанн имел в себе обильно Духа Святого, 

Его служение было сплошным принесением себя в жертву во имя помощи всем людям

Который согревал его душу любить Бога, и тот же Дух чрез него действовал на людей. Я видел, как народ бежал за ним, как на пожар, чтобы взять от него благословение, и, получив, радовался, ибо Дух Святой приятный и дает душе мир и сладость. Некоторые плохо думают об отце Иоанне и этим оскорбляют Духа Святого, Который в нем жил и живет после смерти. Они говорят, что он был богат и хорошо одевался. Но они не знают, что в ком живет Дух Святой, тому богатство не вредит, ибо душа его вся в Боге, и от Бога изменилась, и забыла свое богатство и наряд. Счастливы те люди, которые любят отца Иоанна, ибо он будет молиться за нас. Его любовь к Богу горяча; весь он в пламени любви. О, великий отец Иоанн, молитвенник наш! Благодарю я Бога, что видел тебя, благодарю и тебя, пастырь добрый и святой, ибо ради твоих молитв я расстался с миром и пришел на Святую Гору Афонскую, где увидел великую милость от Бога. И теперь пишу, радуясь, что Господь дал мне понять жизнь и подвиг доброго пастыря»[12].

 

Святой праведный Иоанн Кронштадтский в оценке видных иерархов и клира

Митрополит Антоний (Храповицкий) об отце Иоанне

Великий святитель и первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей блаженнейший митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий) так охарактеризовал святого праведного Иоанна Кронштадтского: «Чем был он велик перед Богом и людьми? Что всех влекло к нему? Чем был так дорог отец Иоанн для русского сердца? Что особенно привлекательного было в его душе и благочестии? Эти вопросы естественно возникают при мысли о той исключительной знаменитости и славе отца Иоанна при жизни, какой не удостаивались другие праведные люди, подвизавшиеся в последние времена, пожалуй, — и во времена древнейшие... Ему всегда был присущ дух радостного прославления Бога, как у нас, грешных, в день Святой Пасхи; от него не было слышно покаянных воплей; он больше радовался, чем скорбел. Видеть такого человека, слышать сего облагодатствованного христианина, молиться с этим великим пастырем Церкви Христовой составляло великое духовное наслаждение для русского народа. Отец Иоанн проходил в своей жизни пред нами как носитель веры побеждающей, торжествующей. Вот почему люди так неудержимо тянулись к нему, так жаждали его. Каждый из них как бы так говорил себе: "Пусть я немощен и весь во грехах; но вот есть в мире праведник, который препобеждает нашу греховную природу; есть такая душа христианская, которая все победила и получила благодатную силу молитвенного дерзновения, которая только и торжествует в красоте Сладчайшего Иисуса"»[13].

Жить и трудиться для ближних, приводить их к Богу, ко спасению, было целью всей его жизни

«Именно благодаря своему смиренномудрию и кротости отец Иоанн, освободившись от всякой гордыни, мог воспринять ту победную радость Христову, которая всегда сияла в нем, как чудесный Божий дар. И вот почему отец Иоанн был так возлюблен всеми. Достойно внимания и то, что отец Иоанн непреткновенно подвизался среди тех искушений тщеславия и гордости, каким обычно подвергаются все знаменитости в мире. И это происходило от того глубокого христианского смирения отца Иоанна, при котором он ни на минуту не переставал памятовать о Боге Промыслителе и считать себя Его недостойным рабом и слабым орудием Его благости. И эта духовная умудренность отца Иоанна становится тем удивительнее, что у него не было старца, по-видимому, в продолжение всей его жизни: он учился лишь у самой Святой Церкви, в ее Уставах и преданиях, в ее дивном богослужении и слове Божием. Своим неустанным подвигом молитвы сыновнего послушания Церкви, своими непрестанными добрыми делами в духе любви евангельской отец Иоанн сумел смолоду убить в себе дух гордыни и созревал затем в добрую пшеницу для житницы Христовой»[14].

«Отец Иоанн вмещал в своем сердце, вместе с Богом, всех людей. И этим объясняется близость его ко всем, и близость всех к нему, и близость наша между собою, когда мы о нем вспоминаем или молимся»[15].

«Когда же отец Иоанн в этом тяжком подвиге изнемогал телесно, то он быстро удалялся и уединялся, чтобы найти себе благодатное подкрепление в молитве или чтении Святого Евангелия, после чего снова являлся к людям неизменно благостным и лучезарным вестником евангельской любви»[16].

Митрополит Трифон (Туркестанов) об отце Иоанне

Святой праведный Иоанн Кронштадтский был живым воплощением огненной веры и любви ко Христу. «Сколько любви оказал страждущим, скольких исцелил, направил на истинный путь, скольким дал возможность облегчить свое положение, скольким трудящимся приходил на помощь; сколько людей благодаря ему стали приносить пользу ближним и себе»[17].

«Нет горя, которого он не снял бы. Нет тягости душевной, которой он не облегчил бы одним прикосновением к голове»[18].

«Для него Господь Бог был всем: Ему он поклонялся всю жизнь; Его он всегда чувствовал; для него эта любовь не была только пустым звуком. Он всем сердцем любил Господа. И мы, священнослужители, которые не раз присутствовали при богослужении вместе с ним, можем подтвердить, что, действительно, никто, как он, не чувствовал так ясно присутствие Господа Бога; видно было, как он молился Ему, он как бы беседовал с Ним: он изливал пред Ним всю свою душу... и не только свою, но молился он Ему за всех скорбящих, больных, неверующих»[19].

«Батюшка о. Иоанн имел действительно такое сердце, исполненное чистоты духовной. Я, не обинуясь, скажу, что он не только был чист сердцем, но еще более — это было дитя, которое всех любило, всем верило. Люди добрые, хорошие преклонялись пред ним, а люди фальшивые — что делать? — пользовались им для своей выгоды и чернили всячески о. Иоанна»[20].

«Венец всех добродетелей — любовь — всегда он имел в своем сердце; что же касается до молитвы, то он с раннего утра пребывал в молитве; никому в ней не отказывал, душу свою полагал в молитве и за себя, и за других»[21].

«Сколько тысяч человек облегчил он, избавил от всяких мук, сколько любви оказал страждущим, скольких исцелил, направил на истинный путь, скольким дал возможность облегчить свое положение, скольким трудящимся приходил на помощь; сколько людей благодаря ему стали приносить пользу ближним и себе»[22].


Архиепископ Аверкий (Таушев) об отце Иоанне

Архиепископ Аверкий (Таушев) так охарактеризовал святого праведного Иоанна Кронштадтского: «Святой праведный Иоанн, Кронштадтский чудотворец, был не только идеальным, подлинно-православным пастырем, «пастырем добрым», который не переставал болеть душой и глубоко скорбеть о духовных недугах современного ему русского общества, видя, как далеко отошло оно от истинной веры в Бога, от евангельских заветов Христа-Спасителя и от Матери-Церкви с ее спасительными правилами и установлениями. Он явил собою обреченной, нечестивой России образ пророка Божия, проповедующего Истину, обличающего ложь, призывающего к покаянию и предрекающего близкую кару Божию»[23].

Когда говорят об отце Иоанне, обыкновенно вспоминают его исцеления, прозорливость, широкую благотворительность. Все это — дары Божии

«Каково было его служение? Его служение было сплошным принесением себя в жертву во имя помощи всем людям, которые нуждались в утешении, которые скорбели, которые страдали и душевными и телесными болезнями. Ко всем он был отзывчив, прибегал на помощь, утешал и обращал к Богу, а кому надо, помогал и материально. Помогал он, исцеляя многих от болезней и разных недугов, не только при своей жизни, но и после своей блаженной кончины. Даже предметы, принадлежавшие ему, как, например, частица его рясы или частица его ризы, возлагаемые на болящих, часто исцеляли от неизлечимых болезней, чему есть очень много свидетельств за последнее время. Вот каков был этот дивный наш пастырь. И не даром вся верующая Россия устремилась к нему со всех концов. Тысячи и тысячи людей прибегали к нему за помощью, или лично приезжая в Кронштадт, где в течение 53-х с лишним лет он проходил свое пастырское служение, или обращаясь к нему письменно, посылая телеграммы и письма. Многие уезжали из Кронштадта совершенно обновленными душой, как бы заново родясь, как бы новыми людьми. О. Иоанн нес это служение, как величайший для себя крест. Но для всех это было подлинно служение утешения»[24].


Епископ Арсений (Жадановский) об отце Иоанне

В своих воспоминаниях епископ Арсений пишет: «Благодарю Господа, сподобившего видеть и знать отца Иоанна Кронштадтского в то время, когда я был еще молод и нуждался в духовной поддержке, живом примере. На примере отца Иоанна я убедился воочию, как служитель алтаря близок Богу и как неотразимо может быть его влияние на народ»[25].

«Лица же духовные говорят, что причину влияния отца Иоанна нужно искать в его глубокой вере, любви, преданности Православию, в искреннем отношении к пастырству и личной святости. Да, но перечисленное только привлекает благодать Божию, которая, собственно, и делает человека великим, — вот в чем нужно искать разгадку его обаятельности. Благодать прославила Кронштадтского пастыря и привлекла к нему сердца многих. С этой стороны он являлся не обычным человеком, а чудом Божиим, духовным сосудом, исполненным многих дарований, имевшим право говорить: Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе (Флп. 4:13). Сам же батюшка, когда спрашивали его, каким образом он достиг такой известности, обыкновенно говорил: "Ничего другого я не имею, кроме благодати священства, которая получается всяким иереем при рукоположении; возгревай ее и будешь совершать еще большее и славнейшее". Итак, приосененный благодатию Божией, отец Иоанн, прежде всего, обладал исключительной верой. Отец же Иоанн вне всяких сомнений и колебаний верил в Спасителя и в Святое Евангелие: вера была его родной и вечной стихией, истинным ведением, а не простым холодным знанием. Верой во Христа отец Иоанн был пропитан, как губка пропитывается водой. Второе, чем привлек отец Иоанн к себе благодать, это самоотверженная любовь к Богу и ближним.... Третье, что было у отца Иоанна, это непоколебимая преданность Святой Церкви и ее уставам. Много православных людей, но мало беззаветно любящих мать свою Святую Церковь. Отец же Иоанн ни в чем никогда не упрекнул ее, всецело подчинялся ей и всегда наслаждался духовным богатством, сокрытым в ее богослужении, таинствах, обрядах»[26].

«Жить и трудиться для ближних, приводить их к Богу, ко спасению, было целью всей его жизни; в этом отношении он не считался ни со своим покоем, ни с семейными, ни с другими обстоятельствами. На пастырство батюшка смотрел как на дело, врученное ему Самим Господом Богом, от которого не имел права отказываться и уклоняться»[27].

«Отец Иоанн всех объединял своей любовью; он не страдал узкосословными взглядами. К нему одинаково тянулись священники и монахи, знатные и простые, богатые и бедные»[28].

Исцеление, которое иногда при этом происходило, происходило все-таки не всегда, и не в нем была главная сила. Главная сила заключалась в утешении, в возможности надежды, в вере, что здесь небесные силы близки

«Все земное отец Иоанн переводил на святое, высокое, всемерно старался, если можно так выразиться, "раствориться небесным". Для него везде и во всем был только Бог; вся жизнь, все силы души его направлялись к этому. Иными словами, в духовном кругозоре батюшки земля сближалась с Небом, и чувства его являлись органом для восприятия не столько внешних, сколько духовных впечатлений»[29].


Епископ Михаил (Грибановский) об отце Иоанне

После первой своей встречи с отцом Иоанном еще в молодости епископ Михаил (Грибановский) охарактеризовал следующим образом кронштадтского пастыря: «Это человек, который говорит Богу и людям только то, что говорит ему сердце: столько он проявляет в голосе своем чувства, столько оказывает людям участия и ласки, сколько ощутит их в своем сердце, и никогда в устах своих не прибавит сверх того, что имеет внутри своей души. Это есть высшая степень духовной правды, которая приближает человека к Богу»[30].


Архимандрит Константин (Зайцев) об отце Иоанне

Профессор пастырского богословия в семинарии Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле так охарактеризовал святого праведного Иоанна Кронштадтского: «Святость священника — вот особенность, можно даже сказать единственность, явления о. Иоанна. Не то существенно, что был о. Иоанн священником, а то, что сан священника в его образе оказался залит светом святости. Ничего исключительного не было бы, если бы о. Иоанн, быв священником, на каких-то дальнейших этапах жизненного пути обрел святость или, будучи священником, в мученичестве обрел нимб святости. Замечательно то, что о. Иоанн стал святым — во всех мыслимых проявлениях обыденной деятельности пастырской. В этом единственность, неповторимость, неизъяснимость — можно было бы даже сказать, загадочность личности о. Иоанна, если бы она не была раскрыта нам до доступной нам глубины его внутреннего человека и до последней мелочи его внешней жизни»[31].

Горячность благочестия, преподаваемого в этой книге, должна трогать всякого, как неученого, так и образованного, ибо сочинение это отражает исключительную благоговейную душу

«О. Иоанн Кронштадтский — явление совершенно исключительное, единственное, неповторимое, ни в какие рамки аналогии и подобия не могущее быть вставленным. Так его и принимать надо. Милостью Божией предстал России, да и всему свету, поскольку в нем дух Христианства окончательно не поблек, некий муж, воплощающий в себе Святую Русь в ее следовании Христу, и в себе ее объединивший: в своей кротости в наследие принявший все, буквально все, на Русской земле, что дышало подлинным Христианством, и в непосредственное общение с собою, пусть и на расстояниях колоссальных, чудодейственно вводивших всех, буквально всех, кто только чистым сердцем к нему устремлялся. Нечто не представимое и, вместе с тем, каждому чистому сердцу интимно близкое, родное»[32].


Протоиерей Иосиф Фудель об отце Иоанне

Московский священник и писатель протоиерей Иосиф Фудель писал: «Что делало его великим? Когда говорят об отце Иоанне, обыкновенно вспоминают его исцеления, прозорливость, широкую благотворительность. Все это — дары Божии. Великим делало отца Иоанна не это, а его жизнь во Христе, то, что он всецело без остатка отдал себя на служение Господу и Его Святой Церкви. Отсюда уже и его молитвенные подвиги, и исцеления, и безграничная щедрость. Он принес себя в жертву за свою паству, и его сердце вместило нужды, страдания, слезы миллионов людей. В этом и заключается подвиг пастырский. И множество пастырей с безмерной радостью тянулись к отцу Иоанну за утешением и укреплением своего поникшего духа и всегда находило это. Тысячи учеников духовных школ, на школьной скамье изучавших пастырство по учебникам, с изумлением видели в отце Иоанне живое осуществление идеи и поучались и вдохновлялись им»[33].


Протоиерей Валентин Свенцицкий об отце Иоанне

Протоиерей Валентин Свенцицкий так охарактеризовал святого праведного Иоанна Кронштадтского: «Отец Иоанн Кронштадтский в истории Церкви — явление необычайное. История Церкви знает подвижников величайших, более великих, чем отец Иоанн, история Церкви знает молитвенников более великих, чем отец Иоанн. Святая Церковь знает угодников Божиих, каковым Св. Церковь по сие время еще не называет отца Иоанна, но это явление необычайное в истории Церкви потому, что никогда подвиг молитвы не совершался в таких условиях мирской жизни, в каких совершал его Иоанн Кронштадтский. Подвиг молитвы соборного протоиерея, подвиг молитвы четвертого священника в штате, каковым начинал отец Иоанн. Много невольных сомнений возникло о самой возможности такого подвига в обычных условиях жизни. И Феофан Затворник полагал, что таковый подвиг и не может и не должен совершаться в миру. Он предостерегал отца Иоанна Кронштадтского письменно от этого пути и советовал ему укрыться в монастыре. Просил отец Иоанн свидания с Затворником, но не вышел из своего затвора Феофан и не состоялась между ними беседа. Отец Иоанн пошел своим путем молитвенного подвига в миру»[34].


Протоиерей Георгий Флоровский об отце Иоанне

Протоиерей Георгий Флоровский в своем труде «Пути русского богословия» замечает: «Его значение для русского богословия еще до сих пор вполне не опознано. Сложилась даже привычка видеть в о. Иоанне Кронштадтском только практического пастыря, благотворителя и молитвенника. И редко кто читает его замечательный дневник «Моя жизнь во Христе» как богословскую книгу. Конечно, в ней нет богословской системы, но есть богословский опыт и о нем свидетельство. Это дневник созерцателя, а не моралиста. И молитва не лирика, не только устремление души, но именно ее встреча с Богом, веяние Духа, духовная реальность.

Даже инославные оценили по достоинству все великое значение этой книги, и она еще в 1897 г. была переведена на английский язык, сделавшись настольной книгой многих верующих англикан

 С дерзновением и властью о. Иоанн свидетельствует о тайне Церкви как единого тела, и о том, как она жива и действительна во Святейшей Евхаристии... О. Иоанна можно сопоставить с вождями современного так называемого литургического движения на Западе. Евхаристия утверждается вновь как средоточие христианского бытия. Оживает и восстанавливается таинственное или сакраментальное восприятие Церкви, так ослабевшее за последние столетия, и всего больше от моралистических соблазнов. У о. Иоанна вновь открывается "забытый путь опытного богопознания"...»[35]

 

Святой праведный Иоанн Кронштадтский в оценке общества 20 века

Сергей Васильевич Животовский (художник) об отце Иоанне

В 1903 году петербургский художник Сергей Васильевич Животовский сопровождал отца Иоанна в его поездке на родину, после которой через некоторое время записал свои воспоминания. «В наш практический век, когда личный эгоизм заставляет человека быть крайне осторожным и заботиться главным образом о личной выгоде и благополучии, когда дети нередко слышат от своих родителей вроде "правдой — не проживешь", такое явление, как личность отца Иоанна, представляет из себя тот оазис среди знойной пустыни, в котором усталый путник может напитаться свежей, живой воды и набраться силы для дальнейшей тяжелой дороги. Отец Иоанн представляет из себя живое доказательство того, что можно жить правдой, можно жить без обмана, в разрез с установившимся современным мнением, — можно жить совершенно бескорыстно и быть счастливым. И он счастлив, счастлив вполне. Счастлив потому, что он ни делает, — делает искренно, так, как ему подсказывает его христианское сердце»[36].


Василий Васильевич Розанов (философ) об отце Иоанне

Русский мыслитель Василий Васильевич Розанов в своих статьях оставил воспоминания о святом праведном Иоанне Кронштадтском. «Жизнь отца Иоанна Кронштадтского — тем особенно замечательна и тем необыкновенно плодотворна, что он свел священническое служение к чрезвычайной простоте и элементарности, с тем вместе показав, какие сокровища скрыты в этом простом и элементарном, до чего это нужно народу, до чего это могущественно в народе. Он сам же дал копейку, содержательность которой вдруг обнаружилась в стоимости миллиона. Помолиться у постели больного, — как это просто, кто этого не сумеет. Но если священник помолился у постели больного по-настоящему, — он осветил весь дом, всех утешил, озарил, укрепил. Исцеление, которое иногда при этом происходило, происходило все-таки не всегда, и не в нем была главная сила. Главная сила заключалась в утешении, в возможности надежды, в вере, что здесь небесные силы близки. Вот это все и озаряло дом, а в больного это проливало и не могло не проливать новых сил для борьбы с болезнью»[37].

«Имея перед собою такой светоч, как жизнь и подвиг Иоанна Кронштадтского, духовенство русское действительно имеет как бы непрестанную живую школу»

«При самых обыкновенных условиях, в самой обыкновенной обстановке, без малейшей помощи извне, отец Иоанн Кронштадтский сотворил безмерное и тем самым показал и доказал, что и всякий может творить здесь бесчисленное добро»[38].

«Имея перед собою такой светоч, как жизнь и подвиг Иоанна Кронштадтского, духовенство русское действительно имеет как бы непрестанную живую школу, где оно может учиться и воспитываться, может уже само все находить живым умом и добрым сердцем. Это школа не мертвая, не книжная, неотвлеченная; это — школа ежедневного будничного труда. Мы можем с радостью отметить, что ни которая из западных церквей в настоящий момент не выдвинула для научения и воспитания духовенства такой вместе и простой и могущественной школы, как этот живой пример священника, стоявший тридцать лет перед глазами духовенства»[39].


И. К. Сурский (чиновник) об отце Иоанне

Под псевдонимом И. К. Сурский Яков Валерианович Илляшевич (чиновник Министерства юстиции, статский советник, а впоследствии деятель белой эмиграции) издал двухтомный труд «О. Иоанн Кронштадтский» (Белград, 1938 и 1941 гг.). Он писал: «Основную видимую черту характера о. Иоанна составляют смирение, кротость и величайшая любовь к человеку; с этими качествами неразлучно связана ласковость в отношениях к людям и обязательность, превосходящая всякие ожидания. Всех приводило к о. Иоанну одно и то же чувство. Оно заставляло людей, приезжавших в каретах, выходить из экипажей и становиться рядом с обыкновенными серыми людьми; оно поднимало падшую женщину из грязи и делало ее человеком. О. Иоанн — это не просто пастырь Кронштадтский, но общий молитвенник, целитель, народный герой, общий патрон и советник, общий отец-батюшка ("он для всех батюшка" — слова одного крестьянина). Он самый известный и популярный человек в России. Отец Иоанн именно тем и велик, что он своею жизнию утверждает нашу жизнь, являясь истинным апостолом любви»[40].


Александр Уайт (профессор) об отце Иоанне

Профессор Эдинбургского Университета Доктор Богословия Александр Уайт пишет в своей книге о святом праведном Иоанне Кронштадтском в 1898 году: «О. Иоанн, как его обыкновенно любовно называют, есть великий живой столп и далеко сияющее украшение православной церкви наших дней. А церковь эта самая древняя и самая почитаемая из всех христианских церквей»[41].

 

Святой праведный Иоанн Кронштадтский и его дневник «Моя жизнь во Христе» в оценке зарубежной прессы конца XIX-XX веков

В 1897 году дневник святого праведного Иоанна Кронштадтского «Моя жизнь во Христе» был переведен Э. Е. Гуляевым на английский язык и сразу же был предоставлен Королеве Великобритании Виктории. Английский посол при русском Дворе сэр О'Конор в письме от 23 мая (4 июня) 1897 года уведомил Гуляева, что «Ея Величество была весьма рада получить книгу и поражена духом истинного благочестия и любви к Богу, которыми проникнуты писания отца Иоанна и который должен эти писания сделать воспринимаемыми всеми христианами, какую бы веру они ни исповедовали»[42].

В журнале «Шотландец» от 22 апреля 1897 года говорилось, что «репутация высокочтимого о. Иоанна Кронштадтского распространится еще более, благодаря переводу на английский язык его сочинения «Моя жизнь во Христе». Эта замечательная книга, преисполненная на каждой странице религиозным духом, излагает такие простые мысли, что представляется понятной без какого-либо знания богословия. Мысли в ней выраженные — простые и спокойные, понятные всякому. Горячность благочестия, преподаваемого в этой книге, должна трогать всякого, как неученого, так и образованного, ибо сочинение это отражает исключительную благоговейную душу»[43].

В журнале «BradfordObserver» от 15 мая 1897 года говорилось: «Отец Иоанн Сергиев, священник русской Церкви и служит настоятелем собора св. Андрея в Кронштадте. Его книга «Моя жизнь во Христе» содержит размышления, отличающиеся горячностью и простотою благочестия, и они не ищут и не желают помощи холодного разума человеческого. Абсолютная вера в принятые догматы учения церкви проникает во все эти превосходные благочестивые размышления. Как личность автора, так и труды его одинаково настолько интересны, что несколько напоминают нам характер и мысли времен апостолов»[44].

12 мая 1897 года в журнале «Христианский Век» было напечатано следующее: «Жизнь о. Иоанна, по неоспоримому свидетельству, есть жизнь непрерывной и самоотверженной благотворительности и христианских подвигов среди бедных, больных и неимущих; отсюда откровение внутренней и духовной жизни, мыслей и чувств, приходивших ему в голову и наполнявших его в продолжение многих лет, отраженное в его дневнике «Моя жизнь во Христе», есть откровение, представляющее необыкновенный и сильный интерес. Хотя мысли и чувства эти принадлежат священнику Греческой Церкви, но большая часть дневника имеет вселенский кафолический характер и потому может быть прочитана с духовной для себя пользой всяким, верование которого утверждается на Христе»[45].

В журнале «Bartistmagazine» от 1 июня 1897 года было напечатано: «О. Иоанн Кронштадтский, хотя известен и почитается во всех уголках России, в Англии мало известен. Но он пользуется такою репутацией, как немногие, за цельность и святость характера, рвение и самоотверженность к служению бедным и страждущим. Извлечения из его дневника «Моя жизнь во Христе» содержат в себе мысли и рассуждения интеллигентного, благоговейного, горячего, Христоподобного человека. Мысли эти говорят о глубоких вещах: Боге и душе, и представляют бесчисленные алмазы мысли»[46].

В воззвании Председателя «Фонда имени приснопамятного отца Иоанна Кронштадтского Русской Православной Церкви Заграницей» о дневнике «Моя жизнь во Христе» говорилось следующее: «Этот совершенно своеобразный дневник представляет собою подлинное духовное сокровище. День за днем наш великий молитвенник о. Иоанн записывал свои необычайно возвышенные мысли о Боге, о Церкви и о путях человеческого спасения, которые являлись следствием благодатного озарения его души, коего сподоблялся он «в минуты глубокого к себе внимания и самоиспытания, особенно во время молитвы». Таким образом, дневник этот является отражением духовной жизни автора, красноречиво свидетельствуя о его несомненной святости, а вместе с тем представляет собою сборник неисчерпаемого назидания высочайшей ценности, который может сравниться только с вдохновенными творениями древних великих Отцов Церкви и святых подвижников веры и благочестия. Особенная ценность дневника о. Иоанна в том, что он отвечает на многие животрепещущие вопросы современности и дает им авторитетное разрешение словами человека, святость которого засвидетельствована многочисленными знамениями и чудесами. Даже инославные оценили по достоинству все великое значение этой книги, и она еще в 1897 г. была переведена на английский язык, сделавшись настольной книгой многих верующих англикан. Тем более эта драгоценная книга должна стать настольной в каждой православной русской семье»[47].

Таким образом, как видим из воспоминаний современников, святой праведный Иоанн Кронштадтский был уважаем и почитаем не только в России, но и далеко за ее пределами ещё при жизни. Такое отношение к священнику, думается, говорит о многом... И хотя современному человеку, порой, трудно понять и принять некоторые его мысли, всё же это был удивительный пастырь своего времени.

Иеродиакон Питирим (Ануфриев)

Ключевые слова: Иоанн Кронштадтский, воспоминания, современники, пастырь, труды



[1] Сурский И. К. Отец Иоанн Кронштадтский: в 2 т. — Т. 1-2. [Репринт]. — М.: Паломник, 1994. — C. 13.

[2] Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Воспоминания самовидцев. — М.: Отчий дом, 2004. — С. 691.

[3] Серафима (Черная-Чичагова), игум. Да будет воля Твоя. — М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2003. — С. 19-20.

[4] Там же. С. 499-501.

[5] Там же. С. 494-495.

[6] Гумеров А, свящ. Правда веры и жизни. Житие и труды священномученика Иоанна Восторгова. — М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2004. — С. 178-179.

[7] Там же. С. 199.

[8] Там же. С. 202.

[9] Феофан Затворник, свт. Собрание писем. — Т. 2. Вып. 5. — М.: Правило веры, 2000. — С. 214-215.

[10] Феофан Затворник, свт. Собрание писем. — Т. 1. Вып. 3. — М.: Правило веры, 2000. — С. 166-167.

[11] Сурский И. К. Отец Иоанн Кронштадтский: в 2 т. — Т. 1-2. [Репринт]. — М.: Паломник, 1994. — C. 100.

[12] Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Воспоминания самовидцев. — М.: Отчий дом, 2004. — С. 704-705.

[13] Антоний (Храповицкий), митр. Молитва русской души / Сост., предисл. Соколовой Т. А. — М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2006. — С. 151-154.

[14] Там же. С. 156-158.

[15] Там же. С. 159.

[16] Там же. С. 161-162.

[17] Трифон (Туркестанов), митр. Храм Божий — это земное небо / Сост. Гуличкин Г. Г. — М.: Сретенский монастырь, 2006. — С. 32.

[18] Трифон (Туркестанов), митр. Проповеди и молитвы. — М.: Сретенский монастырь, Новая книга, Ковчег, 1999. — С. 361.

[19] Там же. С. 363.

[20] Там же. С. 363.

[21] Там же. С. 364.

[22] Там же. С. 364.

[23] Аверкий (Таушев), архиеп. Современность в свете слова Божия: слова и речи. — Т. 4. — СПб.: Редакция альманаха Реверс, 1995 [Репринт]. — С. 232.

[24] Аверкий (Таушев), архиеп. Современность в свете слова Божия: слова и речи. — Т. 3. — СПб.: Редакция альманаха Реверс, 1995 [Репринт]. — С. 162-163.

[25] Арсений (Жадановский), еп. Воспоминания. — М.: Издательство Свято-Тихоновского Богословского Института, 1995. — С. 158.

[26] Там же. С. 159-160.

[27] Там же. С. 160.

[28] Там же. С. 166.

[29] Там же. С. 167.

[30] Антоний (Храповицкий), митр. Молитва русской души / Сост., предисл. Соколовой Т. А. — М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2006. — С. 159.

[31] Константин (Зайцев), архим. Чудо русской истории. — М.: НТЦ Форум, 2000. — С. 396.

[32] Там же. С. 405.

[33] Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Воспоминания самовидцев. — М.: Отчий дом, 2004. — С. 692.

[34] Свенцицкий Валентин, прот. Монастырь в миру. — М.: Лествица, 2003. — С. 21-22.

[35] Георгий Флоровский, прот. Пути русского богословия. — Минск: Издательство Белорусского Экзархата, 2006. — С. 393.

[36] Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Воспоминания самовидцев. — М.: Отчий дом, 2004. — С. 78.

[37] Розанов В. В. Собрание сочинений. Старая и молодая Россия (Статьи и очерки 1909 г.) / Под общей редакцией А. Н. Николюкина. — М.: Республика, 2004. — С. 25.

[38] Там же. С. 24.

[39] Там же. С. 24.

[40] Сурский И. К. Отец Иоанн Кронштадтский: в 2 т. — Т. 1-2. [Репринт]. — М.: Паломник, 1994. — С. 80-81.

[41] Там же. С. 73.

[42] Там же. С. 69.

[43] Там же. С. 69-70.

[44] Там же. С. 70-71.

[45] Там же. С. 70.

[46] Там же. С. 73.

[47] Аверкий (Таушев), архиеп. Современность в свете слова Божия: слова и речи. — Т. 1. — СПб.: Редакция альманаха Реверс, 1994 [Репринт]. — С. 159.




Новости по теме

Лекция 1. Вера в единого Бога Отца. Православные просветительские курсы. Цикл «Символ веры» Протоиерей Вадим Леонов 24 сентября 2018 года преподаватель Сретенской духовной семинарии и кандидат богословия протоиерей Вадим Леонов прочитал первую лекцию на тему «Вера в единого Бога Отца» в рамках Православных просветительских курсов, проводимых Сретенским монастырем и Сретенской духовной семинарией. Лекции этого, пятого года обучения объединены темой «СИМВОЛ ВЕРЫ»
Искушения и другие способы препятствовать нашему спасению Иеродиакон Питирим (Ануфриев) Завершая разговор о препятствиях на пути ко спасению, снова обратимся к трудам святого праведного Иоанна и поговорим об икушениях, а также о таких страстях, как  гордость, уныние и злоба, узнаем, как с ними необходимо бороться