Как возникает и развивается сребролюбие? Цитаты святых отцов

Московская Сретенская Духовная Семинария

Как возникает и развивается сребролюбие? Цитаты святых отцов

Иеродиакон Агафангел (Давлатов) 1532



Причина появления страсти сребролюбия у человека кроется в нем самом. Вы найдете подтверждения этому в Священном Писании и многочисленных цитатах из творений святых отцов.Может ли страсть появиться извне? Как взаимодействуют между собой человеческие пороки? И почему человек начинает врать, если страдает страстью любостяжания? Об этом и пойдет речь.
Содержание:

  • Причины возникновения страсти сребролюбия
  • Взаимодействие страсти сребролюбия с другими страстями
  • 1. Причины возникновения страсти сребролюбия

    Божественное Откровение и святоотеческое наследие показывает, что страсть сребролюбия не имеет основания в человеческом естестве: она является результатом неверного приложения сил ума, сердца и разума, и искаженного расставления жизненных ориентиров[1]. Так, например, авва Серапион говорит, что сребролюбие вне человеческой природы, потому что «ничто не принадлежит к потребности нашей природы, кроме ежедневной пищи и пития, все прочие вещи, с каким бы старанием и любовью ни хранились, чужды человеческой потребности»[2]. Архиепископ Иоанн (Тимофеев), исследуя во второй половине XX в. вопросы нравственно-аскетического характера, также подтверждает данный тезис: «Причина возникновения сребролюбия несомненно кроется в сознании человека, в ложном понимании им истинного верховного самоценного блага»[3].

    Забвение Бога и нежелание идти по указанному Им спасительному пути определяется святыми отцами и церковными писателями как одна из главных причин возникновения страсти сребролюбия. Так упоминается об этом в первом послании апостола Павла к Римлянам: «и как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства, так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия» (Рим. 1:28-29). Эти слова апостола дают право заключить и то, что исследуемая страсть может являться попущением Божиим в педагогических целях.

    Оптинский старец прп. Макарий считает, что самолюбие и гордость являются причинами и питателями страсти сребролюбия[4].

    Кроме грехов самолюбия и гордости, причиной может быть и тщеславие. Так, например, свт. Иоанн Златоуст однозначно свидетельствует о грехе тщеславии как о причине появления и развития страсти сребролюбия: «Любовь к богатству — страсть не естественная… Отчего же она усилилась? От тщеславия и крайней беспечности»[5], и в другом месте: «Желающий большего ни на чем остановиться не может; а желает он большего потому, что любит суетную славу»[6].

    Аналогичное мнение встречается и у других угодников Божиих.

    Употребление имения не во славу Божию — это проявление страсти самолюбия, а употребление для наживы — сребролюбие.

    Прп. Нил Синайский: «Те, кто посвятил себя на служение земному кумиру, желают быть у всех на виду, и, как не приобрели себе славы житием в обществе, думают достигнуть знаменитости роскошью, и тем явно выставляют на позор свое безумие, предосудительное вменяя себе в похвалу и думая тем обратить на себя внимание и заслужить удивление, за что достойны они презрения и осмеяния»[7].

    Интересное соотношение страстей сребролюбия и тщеславия между собой делает свт. Тихон Задонский: «Признак самолюбия — когда кто дарование, Богом данное, или скрывает, или не во славу Божию и пользу ближнего употребляет. Таковы те, которые богатство или хранят без всякого употребления, или на свои прихоти тратят, как-то: на великолепные строения, на роскошь, тщеславие, украшение, и прочее»[8]. Таким образом, употребление имения не во славу Божию — это проявление страсти самолюбия, а употребление для наживы — сребролюбие.

    Прп. Максим Исповедник: «Тщеславие и сребролюбие суть взаимные друг друга породительницы. Ибо иные богатеют из тщеславия, а иные, обогатясь, тщеславятся»[9], и в другом месте: «Монах же более тщеславится, когда бывает нестяжателен; а, имея серебро, прячет оное, стыдясь, что имеет вещь, его званию неподобающую»[10].

    Помимо тщеславия прп. Максим Исповедник находит еще две причины любви к богатству — это сластолюбие и неверие: «Сластолюбивый любит серебро, чтобы с помощью его наслаждаться, тщеславный — чтобы прославиться, а неверующий — чтобы скрыть и хранить его, боясь голода, или старости, или болезни, или изгнания и более надеясь на него, нежели на Бога Создателя и Промыслителя всякой твари»[11].

    С приведенным мнением соглашался прп. Амвросий Оптинский, но кроме причины недоверия Промыслу Божию называл и другие — это любовь к самому себе и угождение своим немощам[12]. Также угодник Божий говорил, что «не в богатстве дело, а в нас самих. Человеку сколько ни давай, не удовлетворишь его»[13].

    На этом высказывание заостряет свое внимание прот. Сергий Филимонов, говоря, «что направленность человеческой воли важный критерий духовной жизни любого человека, т.к. Бог будет судить не за излишки денег, а за злую волю, устремленную к обогащению, за злые движения сердца, за сожаление об отсутствии богатства и невозможности его приобретения[14]». Главное — это различать необходимость иметь деньги и стремление к ним.

    Святые отцы свидетельствовали и о внешних причинах появления и развития страсти сребролюбия. Прп. Иоанн Кассиан говорил: «Болезнь (сребролюбия), привходя позднее, отвне навязывается душе»[15]. Прп. Нил Сорский, основываясь на личном духовном опыте и на опыте других христианских подвижников, заключал: «Сребролюбия недуг — извне естества… сказали отцы»[16].

    Представляется ошибочным не принимать ко вниманию пагубное влияние порочной окружающей среды, культивирующей в человеке страсть к роскоши и богатству, навязывающей стремление к наживе.

    Забота о детях нередко способствует появлению стремления к обогащению. Свт. Василий Великий еще в IV в. обращал на это внимание: «Богатство необходимо для детей. Это — благовидный предлог любостяжательности; ссылаетесь на детей, а удовлетворяете собственному сердцу. Не вини невинного; у него свой есть Владыка, свой Домостроитель; от другого получил он жизнь, от Него ожидает средств к жизни»[17].

    Показательным примером является следующая воспитательная мотивация, выявленная свт. Иоанном: «Когда отцы убеждают детей заниматься науками, то в их разговоре с детьми не слышно ничего другого, кроме таких слов: “такой-то человек низкий и из низкого состояния, усовершенствовавшийся в красноречии, получил весьма высокую должность, приобрел большое богатство…»[18]. Далее константинопольский предстоятель говорит, к чему это приводит — к укоренению корыстолюбия и суетного тщеславия[19].

    Богатство необходимо для детей. Это — благовидный предлог любостяжательности; ссылаетесь на детей, а удовлетворяете собственному сердцу.

    Свт. Иоанн Златоуст указывает на бесовские козни, как на причину и источник страсти сребролюбия: «Нас ожидают Небесные блага, а мы все еще имеем пристрастие к земным и не помышляем о диаволе, который из-за малого лишает нас великого. Дает прах, чтобы похитить Небо, показывает тень, чтобы отвратить от истины, обольщает сновидениями (ибо ничто иное есть это земное богатство), чтобы, когда настанет день (суда), показать нас беднее всех»[20].

    Св. Авва Евагрий о воздействии древнего зла на христианина говорит, что бес сребролюбия совместно с бесом блуда и бесом чревоугодия нападает на христианина в начале его духовной жизни[21].

    Обратная зависимость страсти сребролюбия и действия диавола отражена в первом послании первоверховного апостола Павла к Тимофею: А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть (диавола) и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу (1 Тим. 6:9).

    Но полное переложение ответственности с себя самого на происки демонических сил или на удобопреклонность ко греху, вошедшую в жизнь человека после грехопадения прародителей, является попыткой человеческого самооправдания, которая осуждается святыми отцами: «Как оно (пламя сребролюбия) усилилось вследствие нашего желания, так от желания и уничтожится. Разве не наша свободная воля зажгла его?»[22]

    О значении удобопреклонности человеческой природы ко греху (о искажении человеческой природы) в появлении исследуемой страсти святые отцы писали отдельно: «(Сребролюбие) происходит от вялости испорченного, расслабленного духа и большею частью в начале отречения (в начале осознанной духовой жизни после Таинства Крещения), худо предпринятого и соединенного с недостаточною любовью к Богу»[23].

    Позже, в XIX веке, свт. Феофан Затворник будет подтверждать эту мысль: «Чрез плоть и вещественность, с коими смесилась душа по падении, [враг] разжигает в ней любоимание»[24].

    Плотские страсти, возникающие из-за искажения онтологической способности человека любить, также могут способствовать развитию сребролюбия, ибо удовлетворение похоти достаточно часто требует финансовых затрат[25].

    Отдельно следует упомянуть о прп. Иоанне Карпафском, который еще в V в. попытался выявить основные причины появления страсти сребролюбия и кратко описать их. «Существуют три, как я полагаю, главные причины, от которых происходит болезнь стяжания. Первая — некая тайная гордыня, которая, представляя смешным во время нужды просить или получать от других необходимое, убеждает иметь свыше нужного и копить деньги. Вторая — некое тщетное наслаждение самим материальным владением. Третья — немощь веры, обессиливающая душу, чтобы не иметь надежды на Бога как сокровище для владения необходимым, но собирать и держать, как будто по нужде, не столько, сколько требует нужда, но сколько велит стяжание[26].

    Плотские страсти могут способствовать развитию сребролюбия, ибо удовлетворение похоти достаточно часто требует финансовых затрат

    Таким образом, причины появления страсти сребролюбия различны и многообразны. Самые распространенные — это забвение Бога, недоверие Промыслу Божьему, а также ряд грехов, таких как самолюбие, тщеславие, гордость; кроме этого причинами страсти являются бесовские козни и удобопреклонность ко греху падшей человеческой природы, негативное влияние окружающего мира. Отдельно стоит попущение Божие, когда страсть сребролюбия появляется у человека в педагогических целях, заложенных в таинстве Божественного Домостроительства.

     

    2. Взаимодействие страсти сребролюбия с другими страстями

    Страсть сребролюбия обычно никогда не существует автономно, она как любой другой греховный навык имеет причинно-следственную связь и взаимодействует с другими страстями. Святые отцы на своем опыте и опыте христиан, которые вели духовную брань, выявляют, как исследуемая страсть может взаимодействовать с другими негативными проявлениями падшей человеческой природы.

    Страсть сребролюбия может быть постоянной опорой другой губительной страсти — чревоугодия. Так, по словам прп. Нила Синайского, для чревоугодника «прежде всего нужны деньги на удовлетворение пламенеющего всегда своего вожделения, хотя оно никогда не удовлетворяется»[27]. Действительно, желание попробовать изысканный деликатес, экзотическое блюдо, гастрономическую редкость неизбежно наталкивается на необходимость финансового обеспечения реализации этого желания, а значит сребролюбие в этом первый и надежный помощник.

    Авва Серапион считает, что сребролюбие порождается блудом и дает начало гневу, который становится «верным спутником человека, захваченного греховной привязанностью сердца и разума, к богатству»[28]. Как видно, страсти блуда, сребролюбия и гнева очень близки и связаны между собой.

    О том, что сребролюбие одна из причин и матерей страсти гнева указывает прп. Иоанн Лествичник. Он возводит гнев к матери страсти сребролюбия, добавляя в качестве причины еще три: «Гнев говорит нам: «матерей у меня много и отец не один. Матери мои суть: тщеславие, сребролюбие, объядение, а иногда и блудная страсть»[29].

    Действительно, стремление к обладанию самым дорогим и красивым, желание чувствовать изобилие денежных средств и неполучение желаемого рождает раздражение, которое постепенно переходит в гнев и ярость, как высшую степень неудовлетворенности.

    О том, что страсть сребролюбия может рождать гнев даже в монашеской жизни, свидетельствует прп. Иоанн Кассиан, описывая историю одного монаха, захваченного страстью сребролюбия. При этом святой Иоанн подмечает, что монах, имея средства для приобретения необходимого для себя, пытался их сберечь и просил выделить необходимое из монастырской казны, когда же он не получал желаемого или кто-то другой становился обладателем этого, то монах впадал в гнев[30].

    От страсти сребролюбия часто рождается печаль. Например, прп. Иоанн Кассиан Римлянин свидетельствует, что если не пресечь страсть сребролюбия и невозможность ее удовлетворения будет дальше терзать душу, то неминуемо человек впадет в печаль, потому что печаль «рождается от неудовлетворения желания какой-нибудь корысти, когда кто видит, что он потерял составленную в уме надежду получить какие-нибудь вещи»[31]. Далее он прибавляет, что такого рода печаль происходит и от «неполучения прибыли, или от понесения убытка»[32].

    Желание чувствовать изобилие денежных средств и неполучение желаемого рождает раздражение, которое постепенно переходит в гнев и ярость.

    Следующим грехом, связанным со страстью сребролюбия, является зависть. Наш современник прот. Евгений Попов, так формулирует это явление: «Зависть богатства — самая обыкновенная. Иной из бедных как-то и в душе своей имеет неприятное чувство к богачу без всякой вины со стороны богача, за одно то, что последний богат»[33]. Таким образом, желание богатства, которое является верным признаком внутреннего скрытого проявления страсти сребролюбия и неимением такого во внешней своей жизни, непременно приводит к зависти.

    Зависть часто связана с осуждением, которое многократно усиливается, если сребролюбца обличает человек, имеющий достаток. Прп. Иоанн Кассиан приводит пример монаха, возомнившего себя достигшим совершенства, но как только игумен монастыря стал увещевать его отказаться от привязанности к материальным ценностям, тот сразу же осудил игумена, вменив ему в вину возможность распоряжаться общественными деньгами[34]. Завидовать может как тот, кто ничего не имеет, так и тот, кто имеет, но хочет иметь еще больше.

    Страсть сребролюбия питает страсть тщеславия. «Тщеславие и сребролюбие суть взаимные друг друга породительницы. Ибо иные богатеют из тщеславия, а иные обогатясь тщеславятся. Но так в мире водится. Монах же более тщеславится, когда бывает нестяжателен; а имея серебре, прячет оное, стыдясь, что имеет вещь, его званию неподобающую»[35], — пишет прп. Максим Исповедник.

    Свт. Тихон Задонский также говорит о связи сребролюбия с тщеславием, с желанием казаться в глазах окружающих богатым и обеспеченным; для этого человек начинает использовать любые доступные способы к обогащению, а затем демонстрирует прибыток для своего возвеличивания: «(Славолюбие) учит лихоимству. Ибо, чтобы честь получить, надо щедро наполнить руки ходатаев, многих одаривать, угощать. Но, чтобы на все это достаток был, понуждается славолюбец устремляться на неправду и хищение»[36].

    Свт. Николай Сербский в беседе на Евангелие о слепом Вартимее (Мк. 10:46-52) тоже подчеркивает связь этих двух пороков «На свете есть много, слишком много вещей, которые человек или не употребляет по назначению, или злоупотребляет ими. Многие носят часы на толстых золотых цепочках — начнем с этого — не из-за часов, а из-за людей: чтобы видели, какие у них есть драгоценности! Многие держат холеных коней и великолепные экипажи не потому, что им необходимо много ездить, а на удивление народу и на зависть врагам! О, сто раз жалки те, кому бессловесные лошади и мертвые колеса поднимают авторитет! Многие одеваются неприлично, не для того, чтобы скрыть свою отчаянную наготу и защитить тело от холода и пыли, а чтобы подчеркнуть свою красоту»[37].

    Пример ветхозаветного неправедного богача Амана наглядно демонстрирует описанное выше отношение сребролюбия с тщеславием: «И рассказывал им Аман о великом богатстве своем и о множестве сыновей своих и обо всем том, как возвеличил его царь и как вознес его над князьями и слугами царскими» (Еф. 5:11). Богатство и пристрастие к нему привело богача Амана к хвастовству, тщеславию и гордости.

    Страсть гордости может быть не только причиной, но следствием порабощения человека властью золотого тельца. Свт. Феофан Затворник так описывает эту особенность: «Высокомудрие есть первое порождение неразумного отношения к богатству. Богатство Бог дает и, если Он не благоволит дать, не станешь богат, сколько ни усиливайся. Между тем то, как Бог подает ― невидимо, свои же усилия видны, осязаемы и чувствительны. Упираясь вниманием на последнем — своем — и забывая прозревать под ним первое — Божие, иной и все уже себе приписывает, и естественно высоко о себе думать начинает»[38], а от этого высокомудрия о себе рождается и страсть гордости.

    Заслуживает внимание и соотношение сребролюбия, сластолюбия и славолюбия, которое достаточно точно отражено в наследии прп. Симеона Нового Богослова. Прп. Симеон отмечает, что эти три страсти взаимоисключают друг друга: «Сребролюбец, ради умножения стяжания, презирает и славу и удовольствия: славу презирает, когда, ни во что ставя стыд и срам, не колеблется извлекать выгоду из того, что срамно и всеми презираемо, и притом самым бесстыдным образом; удовольствия презирает, чтоб не иждивать на них денег, над коими трясется. Сребролюбец пересмеивает славолюбца и сластолюбца: славолюбца — за то, что не берется извлекать выгоду из вещей низких и бесчестных, сластолюбца — за то, что на пустые и мимолетные сласти расточает имение свое и богатство»[39].

    Страсть гордости может быть не только причиной, но следствием порабощения человека властью золотого тельца.

    Для удовлетворения страсти сребролюбия часто используется универсальный греховный инструмент — это ложь. Ложь становится одним из главных инструментов к обогащению и она часто служит началом для развития других пороков у человека. Прп. Иоанн Лествичник пишет: «(Человек) из-за этого (сребролюбия) не побоится допустить злодеяние лжи, ложной клятвы, воровства, нарушить верность, воспламениться вредным гневом. А если потеряет надежду на прибыль, то не побоится нарушить честность, смирение, и как другим чрево, так ему золото и надежда корысти становится всем вместо Бога»[40]. В другом месте он же: «Волны не оставят моря, а сребролюбца не оставят гнев и печаль»[41].

    Прп. авва Серапион перечисляет для каких зол является корнем сребролюбие: «От сребролюбия рождаются ложь, обман, воровство, вероломство, жадность к корысти, лжесвидетельства, насилие, бесчеловечие, хищничество»[42].

    Стремление обогащения заставляет человека тщательно оберегать то, что уже получено, и поэтому сребролюбие тесно связано с жадностью. Так свт. Иоанн Златоуст говорит, что сребролюбец является сторожем своего имения, а не владельцем, рабом, и не хозяином и, что для сребролюбца «легче отдать кому-либо часть своего тела, нежели уделить сколько-нибудь из закопанного золота»[43].

    Свт. Тихон Задонский, спустя несколько веков (в XIX веке), подтверждает слова святого Златоуста: «В богатых гнездятся скупость и сребролюбие, гордость и дочь ее — презрение бедных и убогих, немилосердие к страждущей братии, пагубная роскошь и прочее. А всему корень — самолюбие»[44].

    Корыстолюбие, как господствующая в душе страсть, бывает причиной многих пороков и опасностей для спасения души. Святой апостол Павел говорит: «Желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу; ибо корень всех зол есть сребролюбие» (1 Тим. 6:9-10). Как желание обогащаться, так и обладание богатством погружают человеческий дух в бесчисленные житейские заботы, развлекают, подавляют ими; более или менее охлаждают, очерствляют сердце; питают, усиливают гордость, тщеславие, роскошь, уточняют чувственность, часто открывают путь целому воинству пороков, всегда доставляют средства к ним. После чего, требуется много благоразумия, осторожности и твердости воли, чтобы не подвергнуться и не поддастся им.

    Свт. Григорий Двоеслов перечисляет шесть порождений корыстолюбия: ожесточение сердца против милостыни, по которому корыстолюбец, как бесчувственный, не трогается никакими скорбями других для оказания им помощи; хитрость и обман, которые употребляются для корысти; ложь; клятва; предательство; насилие, с которым сильный угнетает других налогами, похищением, взятками. Сюда же относятся ссоры, ругательства, вражда, грабительство и т.п[45].

    Следующий грех, который может быть, как причиной, так и следствием страсти сребролюбия — это маловерие. Свт. Иоанн Златоуст призывает отсечь сребролюбие, потому что эта страсть «рождает следующие болезни: делает нечестивыми, ведет к забвению Бога, несмотря на Его бесчисленные благодеяния»[46].

    О маловерии в этом контексте говорит и прп. Нил Синайский: «Помысл о вещественном стяжании предсказывает тебе старость и болезни, чтобы упование свое на Бога разделил ты с упованием на имущество»[47]. Упование на свое имущество затмевает и ослабляет упование на Бога, на Его помощь, ослабевает веру в Бога, заменяет надежду на Бога надеждой на свое имение.

    Итак, сребролюбие тесным образом взаимодействует с такими страстями как чревоугодие, блуд, гнев, печаль, зависть, осуждение, тщеславие, гордость, самолюбие, а также с ложью, жадностью, маловерием и др. Такое взаимодействие страсти сребролюбия с другими грехами может быть как и полным, охватывающим весь приведенный список, так и частичным. Духовнику следует внимательно присмотреться к кающемуся, когда он слышит на исповеди перечисленные пороки, т.к. зачастую человеку сложно самому разглядеть свою привязанность к имуществу, свое стремление к обогащению любыми способами. Страсти родственные со страстью сребролюбия и грехи-спутники могут быстрей помочь в выявлении рассматриваемого духовного заболевания.

    монах Агафангел (Давлатов)

    Ключевые слова: сребролюбие, грехи, святые отцы, духовная болезнь, ложь, тщеславие, самолюбие, гнев, страсть, порок

     

     

     



    [1] Гапонов Д. П. Святоотеческое учение о плотских и душевных страстях и борьбе с ними. КД. — МДА, 1956. — С.51.

    [2] Иоанн Кассиан Римлянин, прп. Писания. — М.: Молодая гвардия, 1993. — С. 245.

    [3] Тимофеев И. И. Нравственно-аскетические воззрения преподобного Нила Синайского. КД. — МДА, 1985. — С. 101.

    [4] Макарий Оптинский, прп. Душеполезные поучения. — Калуга: Издательство Оптиной пустыни, 2009. — С. 224, 375.

    [5] Иоанн Златоуст, свт. Полное собрание творений. В двенадцати томах. Т. VIII. — СПб.: ЗЛАТОУСТ, 2004. — С. 496.

    [6] Там же. С. 183.

    [7] Нил Синайский, прп. Путь к добродетели. — М.: Издательство Сретенского монастыря, 2008. — С. 20.

    [8] Тихон Задонский, свт. Собрание творений. В пяти томах. Т. V. — М.: Издательство сестричества во имя Святителя Игнатия Ставропольского, 2009. — С. 73.

    [9] Максим Исповедник, прп. Творения. В двух томах. Т. II. — М.: Издательство ПСТГУ, 1994. — С. 46.

    [10] Там же. С. 126.

    [11] Там же. С. 128.

    [12] Амвросий Оптинский, прп. Собрание писем. — Козельск: Издательство Оптиной пустыни, 2012. — С. 200

    [13] Там же. С. 203.

    [14] Филимонов С., прот. Борьба со страстью сребролюбия // Пантелеймоновский листок. — СПб., 2008. — С. 17.

    [15] Иоанн Кассиан Римлянин, прп. Писания. — М.: Молодая гвардия, 1993. — С. 84-85.

    [16] Нил Сорский, прп. О восьми главных страстях и о победе над ними. — М.: Издательство Сретенского монастыря, 2015. — С. 34.

    [17] Василий Великий, свт. Творения. В двух томах. Т.II. — М.: Сибирская Благозвонница, 2012. — С. 16-25.

    [18] Иоанн Златоуст, свт. Полное собрание творений. В двенадцати томах. Т. VIII. — СПб.: ЗЛАТОУСТ, 2004. — С. 456; Паисий Святогорец, прп. Собрание слов. В шести томах. Т. II. — М.: Святая Гора, 2010. — С. 128.

    [19] Иоанн Златоуст, свт. Полное собрание творений. В двенадцати томах. Т. VIII. — СПб.: ЗЛАТОУСТ, 2004. — С. 456.

    [20] Иоанн Златоуст, свт. Полное собрание творений. В двенадцати томах. Т. III. — СПб.: ЗЛАТОУСТ, 2004. — С. 561

    [21] Авва Евагрий // Добротолюбие. В пяти томах. Т.I. — М.: Сибирская Благозвонница, 2015. — С. 62.

    [22] Иоанн Златоуст, свт. Полное собрание творений. В двенадцати томах. Т. IV. — СПб.: ЗЛАТОУСТ, 2004. — С. 615.

    [23] Иоанн Кассиан Римлянин, прп. Писания. — М.: Молодая гвардия, 1993. — С. 91.

    [24] Феофан Затворник, свт. Путь ко спасению. — М.: Сибирская Благозвонница, 2012. — С .284.

    [25] Гапонов Д. П. Святоотеческое учение о плотских и душевных страстях и борьбе с ними. КД. — МДА, 1956. — С.48.

    [26] Иоанн Карпафский, прп. // Добротолюбие. В пяти томах. Т. III. — М.: Сибирская Благозвонница, 2015. — С. 117.

    [27] Нил Синайский, прп. Путь к добродетели. — М.: Издательство Сретенского монастыря, 2008. — С. 158

    [28] Иоанн Кассиан Римлянин, прп. Писания. — М.: Молодая гвардия, 1993. — С. 127.

    [29] Иоанн Лествичник, прп. Лествица. — М.: Издательство Сретенского монастыря, 2007. — С. 292.

    [30] Иоанн Кассиан Римлянин, прп. Писания. — М.: Молодая гвардия, 1993. — С. 524.

    [31] Там же. С 528.

    [32] Там же. С 530.

    [33] Попов Е., прот. Нравственное богословие для мирян. — М.: Либроком, 2011. — С. 556.

    [34] Иоанн Кассиан Римлянин, прп. Писания. — М.: Молодая гвардия, 1993. — С. 24.

    [35] Максим Исповедник, прп. Творения. В двух томах. Т. II. — М.: Издательство ПСТГУ, 1994. — С. 83.

    [36] Тихон Задонский, свт. Собрание творений. В пяти томах. Т. I. — М.: Издательство сестричества во имя Святителя Игнатия Ставропольского, 2009. — С. 131.

    [37] Николай Сербский, свт. Толкования. — М.: Покров, 2005. — С. 23.

    [38] Феофан Затворник, свт. Толкования Посланий апостола Павла. Пастырские Послания. — М.: Правило веры, 2005. — С. 86.

    [39] Симеон Новый Богослов, прп. Творения. Слова и гимны. В трех томах. Т. I. — М.: Сибирская Багозвонница, 2011. — С. 252.

    [40] Иоанн Лествичник, прп. Лествица. — М.: Издательство Сретенского монастыря, 2007. — С. 133.

    [41] Там же.

    [42] Иоанн Кассиан Римлянин, прп. Писания. — М.: Молодая гвардия, 1993. — С. 254.

    [43] Иоанн Златоуст, свт. Полное собрание творений. В двенадцати томах. Т. VII. — СПб.: ЗЛАТОУСТ, 2004. — С. 34.

    [44] Тихон Задонский, свт. Собрание творений. В пяти томах. Т. III. — М.: Издательство сестричества во имя Святителя Игнатия Ставропольского, 2009. — С. 811.

    [45] Григорий Двоеслов, свт. Диалоги. Собеседования о жизни италийских отцов и о бессмертии души. — М.: Сибирская Благозвонница, 2012. — С. 54.

    [46] Иоанн Златоуст, свт. Полное собрание творений. В двенадцати томах. Т. VII. — СПб.: ЗЛАТОУСТ, 2004. — С. 273.

    [47] Нил Синайский, прп. Путь к добродетели. — М.: Издательство Сретенского монастыря, 2008. — С. 300.

    Новости по теме

    Как научиться смирению? Пример святителя Филарета Московского Алексей Мигальников Если нас критикует начальник, или член семьи указывают на наши недостатки, или на улице, в метро нас толкнули, обругали — что мы делаем? Всегда ли молимся за обижающих нас, как заповедовал Спаситель? Не чаще ли хотим поскорее оправдаться, указать в ответ на чужие недостатки, сказать последнее слово? А если это не удалось, то не спим, перебирая в мыслях: «Эх, надо было так и так ответить».
    «Борьба со страстями и укоренение в добродетелях по прп. Паисию Святогорцу». Часть 4: «Чем побеждается гордость». Иерей Василий Родионов Как проявляет себя гордость? Чем она страшна? Каковы способы борьбы с ней? На эти вопросы вы можете найти ответы в четвертой статье цикла о страстях и добродетелях, включающей в себя поучения преподобного Паисия Святогорца.