УТРЕННЕЕ ПРАВИЛО. О ЧЕМ МЫ МОЛИМСЯ? Размышление о первой молитве. Часть 3

Московская Сретенская Духовная Семинария

УТРЕННЕЕ ПРАВИЛО. О ЧЕМ МЫ МОЛИМСЯ? Размышление о первой молитве. Часть 3

Валентин Фролов 6924



Нет ничего прекраснее, радостнее и умилительнее для христианина, чем живое общение с Богом. Вникая в слова молитв, поражаешься бесконечной глубине заключенного в них смысла. Молясь каждый день утром и вечером, можно не только повторять одни и те же молитвы, но каждый раз открывать их для себя по-новому…

Продолжая размышлять о первой молитве, снова напомним себе столь важные для нас слова святителя Феофана Затворника: «потрудитесь в свободное время особо прочитать их все (молитвы. – ред.), обдумать и обчувствовать, чтобы, когда станете читать их на молитвенном правиле, вам известны были святые помышления и чувства, содержащиеся в них».

После того как мы просили Бога очистить нас, сказав, что ничего благого не сотворили, просили избавить от лукавого, просили, чтобы воля Божия была в нас, мы продолжаем: «да неосужде́нно отве́рзу уста́ моя́ недосто́йная и восхвалю́ и́мя Твое́». То есть «и пусть я отверзу уста для славословия имени Твоему». Просим именно о неосужденном славословии. А как можно «осужденно» славословить Бога?

И вот определение Божие об «осужденной» молитве: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что… лицемерно долго молитесь: за то примете тем большее осуждение» (Мф. 23:14)

В Евангелии Господь говорит: «Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь. Итак, по плодам их узнаете их. Не всякий, говорящий Мне: “Господи! Господи!”, войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф. 7:19-21). Также можно вспомнить, как молился фарисей в сравнении с молитвой мытаря: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю» (Лк. 18:11-12).

И вот определение Божие об «осужденной» молитве: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что… лицемерно долго молитесь: за то примете тем большее осуждение» (Мф. 23:14). Понятно, что это осуждение – фарисеям. Но как мы, спустя 2000 лет после описанных в Евангелии событий, можем «осужденно» молиться?

Наверное, когда вместо молитвы выходит «вычитывание» правила ради самого правила, «для галочки», то такая молитва может назваться «осужденной». Или мысли наши гуляют во время молитвы. А бывают ситуации, когда муж или жена – невоцерковленный человек, и тогда, если другой человек будет совершать чтение молитв напоказ, это может раздражать кого-то из семьи. Здесь припоминаются слова Христа: «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6:6). Наверное, в некоторых исключительных ситуациях, когда чтение молитв раздражает членов семьи, лучше помолиться втайне и сохранить мир, чем вызывать раздражение не только к себе, но и к самой молитве.

Промысел Божий указал святому Макарию Великому на двух женщин, хотя и живших в миру со своими мужьями в городе, но оказавшихся выше преподобного по нравственному совершенству

Кстати, говоря о семейных отношениях, можно вспомнить случай из жития преподобного Макария Великого. Для того чтобы утвердить его в смирении, как сказано в житии, Промысел Божий указал ему на двух женщин, хотя и живших в миру со своими мужьями в городе, но оказавшихся выше преподобного по нравственному совершенству. И старец не поленился из пустыни прийти в город и расспросить этих женщин, как они живут. По просьбе Макария, они рассказали, что прошло уже пятнадцать лет, как они вышли замуж, и в течение этого времени жили они во взаимной любви и согласии, всегда исполняли волю мужей; прежде они имели желание поступить в монастырь, однако, по несогласию на то мужей, решились остаться в миру, но вместе положили обет бдеть над своим сердцем и не произносить ни одного праздного слова. И Макарий смиренно просил Бога, чтобы Он сподобил его жить в пустыни так, как они жили в миру.

Итак, мы молимся, чтобы самая наша молитва была неосужденной, «приятной» Господу. Кстати, выражение «приятная молитва» связано с церковнославянским словом «прия́ти», то есть принимать, а потому «приятная молитва» – это та молитва, которую принимает Бог. Мы за каждым вечерним богослужением слышим о том, какая должна быть молитва, чтобы она была «приятна» Богу: «Да испра́вится моли́тва моя́ я́ко кади́ло пред Тобо́ю». Как дым фимиама, ровно поднимающийся вверх и приятно пахнущий, – такой должна быть и молитва: несуетливой; без того, что оттягивает ее к земле, то есть без слишком земных просьб; неспешной; чистой. Без помощи Божией она таковой стать не может. И потому мы просим Бога благословения на молитву: «да неосужде́нно отве́рзу уста́ моя́ недосто́йная и восхвалю́ и́мя Твое́». Мысль об открытых устах с благословения Божия для славословия Его часто встречается в богослужебных текстах: «Отве́рзу уста́ моя́ и напо́лнятся Ду́ха». Или в 50-ом псалме: «Го́споди, устне́ мои отве́рзеши, и уста́ моя́ возвестя́т хвалу́ Твою́». Чтобы возвещать хвалу Богу, необходимо не от себя это делать, а с благословения Божия. А сами от себя – недостойны, и, как сказал святой Иоанн Кронштадтский, «все мы, возлюбленные, так грешны, что нечего отвечать нам Богу в извинение, не достойны мы глаз возвести на небо».

Грех обыкновенно связывает язык, заграждает уста, гнетет и принуждает молчать

Почему просим Господа открыть наши уста? Блаженный Феодорит Кирский говорит, что «Грех обыкновенно связывает язык, заграждает уста, гнетет и принуждает молчать. Посему пророк (Давид. – ред.) умоляет, чтобы ему, получив оставление грехов, возыметь прежнее дерзновение и подвигнуть язык к песнопению».

Еще апостол Иаков писал о том, как должны мы себя вести в отношении нашего языка. Он напоминает, что языком мы благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию. Из тех же уст исходит благословение и проклятие: не должно, братия мои, сему так быть. Течет ли из одного отверстия источника сладкая и горькая [вода]? Не может… один источник… изливать соленую и сладкую воду (Иак. 3:9-11). Поэтому, имея в памяти эту «соленую воду», просим очищения нас, избавления от лукавого и благословения «неосужденно» «изливать сладкую воду» славословия.

У каждого молящегося своя причина того, почему его уста «недостойные»

У каждого молящегося своя причина того, почему его уста «недостойные». Но в действительности все недостойны восхвалять имя Божие, потому что, как еще сказал Екклесиаст и что мы слышим в молитвах перед исповедью: кроме Господа нашего Иисуса Христа, «нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы» (Еккл. 7:20). Каждый в чем-то грешен. И, как провинившиеся сын или дочь перед отцом испытывают некий стыд в разговоре, так же и мы в разговоре с Богом – нашим Небесным Отцом.

Несмотря на смиренное сказание Богу об отсутствии благих дел, наполненности души лукавыми мыслями, желаниями, корешками страстей; о том, что у нас недостойные уста для Его прославления, все равно в этой молитве мы дерзновенно произносим «и́мя Твое́ свято́е, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха», пребывая в надежде на милосердие Божие.

Молитва «Бо́же, очи́сти мя гре́шнаго, я́ко николи́же сотвори́х благо́е пред Тобо́ю…» поставлена первой в утреннем правиле. Мы только проснулись. Хотя уже возбудили в себе импульсы покаяния (то есть «изменения») через 50-й псалом, восстановили в памяти главнейшие постулаты нашей веры в «Символе веры». И вот сразу молитва преподобного Макария – сразу «Боже, очисти мя грешного, так как ничего благого я не сделал». В буквальном прочтении мы констатируем то, что за прошедшую ночь ничего доброго не сделали, кроме как отдохнули. Но ведь через отдых как раз и можно приготовить себя к деланию благого. А благим может быть и общение с близкими; труды на благо жены, мужа, детей, родителей, на благо общины верующих (прихода); это дела милосердия, сострадания к больным и обездоленным; это все, что приближает нас к Источнику этого блага – Богу. Это хотя бы и улыбка, подаренная близким, вместо недовольного взгляда.

Здесь вспоминается еще один случай из жития автора молитвы – преподобного Макария. Своей кротостью Макарий обратил ко Христу одного идольского жреца, которого старец встретил на пути на Нитрийскую гору. Этого жреца встретил прежде ученик Макария, но был избит им до полусмерти за то, что назвал его демоном. Когда же Макарий встретился с ним, он ласково приветствовал жреца, а тот, пораженный таким поведением, сказал: «Я вижу, что ты человек Божий». Ухватившись за ноги Макария, он воскликнул: «Не отпущу тебя, пока не сделаешь меня монахом». И был принят преподобным в число братии, а позднее чрез него и многие язычники сделались христианами. Указывая на этот случай, Макарий говорил: «Худое слово и добрых делает худыми, а слово доброе и худых делает добрыми». Поэтому актуально, размышляя об этой молитве, подумать о том, как можно исправить жизнь «к деланию заповедей» Божиих – к жизни по принципам Евангелия, чтобы, когда будет Суд, не услышать, что мы «николиже сотворихом благое пред» Богом.

Сказав «Аминь», мы заявляем, что действительно хотим быть в Царствии Небесном вечно, двигаться по направлению к Богу

Заключительные слова «ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь» отсылают нас к предназначению разумных существ – к тому самому прекрасному и радостному делу – общению с Богом, Его хвалению, благодарению. Только теперь мы просим у милостивого Бога возможности, несмотря на наши грехи, позволить нам даже и после смерти и воскресения славословить Его «сейчас и всегда и в бесконечные веки».

Словом «Ами́нь» (то есть «истинно так») мы, можно сказать, подписываемся под каждым словом, произнесенным в молитве. Сказав «Аминь», мы подтверждаем, что искренно просили избавления от оков лукавого, а значит, действенно собираемся доказать согласие идти по пути Христа, по пути к Богу. Сказав «Аминь», выбираем единственный вектор в жизни – Христа. Сказав «Аминь» мы заявляем, что действительно хотим быть в Царствии Небесном вечно, двигаться по направлению к Богу; в Нем совершенствоваться, забывая себя; и радостно славословить Его непрестанно. Это очень дерзновенно и ответственно.

А начать это шествие можно совсем с малых дел любви. И опять же преподобный Макарий подает нам пример такого дела. Наставляя братию в любви, он сам в обращении с каждым монахом и послушником отличался особенной простотой. Готов был служить каждому. Так, его Житие повествует о том, как преподобный пришел однажды к некоему отшельнику и, нашедши его больным, спросил: не хочет ли он съесть чего-нибудь? Больной сказал: хочу пастилы. Старец не поленился сходить в Александрию (это более 100 км в одну только сторону), чтобы достать больному то, чего он просил.

В завершении размышления о первой молитве преподобного Макария, включенной в утреннее правило, можно привести наставление ее автора: «Кто ленив в молитве и в служении братьям, и в другом каком-либо деле, совершаемом ради Бога, ведет себя лениво и нерачительно, того Апостол, прямо называя человеком праздным, оглашает недостойным и самого хлеба; ибо сказал: праздный ниже да яст (2 Сол. 3:10)».

 

 Валентин Фролов, магистрант I курса

Новости по теме

Великий покаянный канон: читаем и понимаем Валентин Фролов Вечером в среду на 5-й седмице Великого поста в храме полностью прочитывается Великий покаянный канон Андрея Критского. Но многие церковнославняские слова современному человеку непонятны. Давайте разбираться!  
УТРЕННЕЕ ПРАВИЛО. О ЧЕМ МЫ МОЛИМСЯ? Размышление о первой молитве. Часть 2 Валентин Фролов Нет ничего прекраснее, радостнее и умилительнее для христианина, чем живое общение с Богом. Вникая в слова молитв, поражаешься бесконечной глубине заключенного в них смысла. Молясь каждый день утром и вечером, можно не только повторять одни и те же молитвы, но каждый раз открывать их для себя по-новому…
УТРЕННЕЕ ПРАВИЛО. О ЧЕМ МЫ МОЛИМСЯ? Размышление о первой молитве. Часть 1 Валентин Фролов Нет ничего прекраснее, радостнее и умилительнее для христианина, чем живое общение с Богом. Вникая в слова молитв, поражаешься бесконечной глубине заключенного в них смысла. Молясь каждый день утром и вечером, можно не только повторять одни и те же молитвы, но каждый раз открывать их для себя по-новому…
«…и утро молитва моя предварит Тя» (Пс. 87:14).