УТРЕННЕЕ ПРАВИЛО. О ЧЕМ МЫ МОЛИМСЯ? Размышление о первой молитве. Часть 2

Московская Сретенская Духовная Семинария

УТРЕННЕЕ ПРАВИЛО. О ЧЕМ МЫ МОЛИМСЯ? Размышление о первой молитве. Часть 2

Валентин Фролов 10303



Нет ничего прекраснее, радостнее и умилительнее для христианина, чем живое общение с Богом. Вникая в слова молитв, поражаешься бесконечной глубине заключенного в них смысла. Молясь каждый день утром и вечером, можно не только повторять одни и те же молитвы, но каждый раз открывать их для себя по-новому…

Снова обратимся к словам святителя Феофана Затворника: «потрудитесь в свободное время особо прочитать их все (молитвы. – ред.), обдумать и обчувствовать, чтобы, когда станете читать их на молитвенном правиле, вам известны были святые помышления и чувства, содержащиеся в них».

Вчера мы говорили о первых словах первой утренней молитвы: «Бо́же, очи́сти мя гре́шнаго». Итак, от чего мы просим Бога нас очистить? С покаянным настроем говорим, что не сделали ничего доброго («николи́же сотвори́х благо́е пред Тобо́ю»). Но должны быть какие-то причины, по которым мы не делаем доброго. И далее преподобный Макарий как раз продолжает: «но изба́ви мя от лука́ваго». Становится видна взаимосвязь: Боже, очисти меня грешного, потому что я до сих пор ничего благого не сделал, и избавь меня от лукавого, потому что лукавое во мне мешает делать добро ради Тебя («благо́е пред Тобо́ю»).

Несомненно, «лукавое» – это все, что связано с противлением Богу

Вопрос: что же мы понимаем под «лукавым»? Несомненно, «лукавое» – это все, что связано с противлением Богу. Церковнославянское слово «лукавый» – это, прежде всего, название диавола. Синонимы этому слову – «злой, коварный». «Дни лукавы» – значит, дни злые, опасные; «время лукаво» – время злое, несчастное; «око лукаво» – значит, завистливое око (ср. Мф. 6:23: аще ли око твое лукаво будет, все тело твое темно будет). Диавол – завистник и Богу и человеку.

Нужно сказать, что выражение «изба́ви от лука́ваго» – это мысль, переданная Христом в молитве «Отче наш». Преподобный Макарий использует выражения из главной молитвы всех христиан – той молитвы, которая была постоянно на устах всех подвижников. Они жили этой молитвой. Это просматривается в составленной им молитве и далее – «и да бу́дет во мне во́ля Твоя́» (ср. Мф. 6:10: да будет воля твоя, яко на небеси, и на земли). Поэтому обратимся к некоторым толкованиям молитвы «Отче наш».

Святитель Иоанн Златоуст комментирует прошение об избавлении от «лукавого», говоря, что «он таков не по природе. Зло зависит не от природы, но от свободы. А что преимущественно дьявол называется лукавым, то это по чрезвычайному множеству зла, в нем находящегося, и потому что он, не будучи ничем обижен от нас, ведет против нас непримиримую брань».

Господь «научает нас никогда не гневаться на ближних за те оскорбления, какие мы иногда терпим от них, но всю вражду свою обращать против диавола как виновника всех зол»

Итак, продолжим словами священномученика Киприана Карфагенского: «говорим: Но избави нас от лукавого, понимая под этим всякие беды, которые враг замышляет в этом мире против нас и от которых у нас будет верная и надежная защита, если Бог избавит нас от них, если, по нашему прошению и молению, Он дарует нам Свою помощь». Именно лукавый дух делает все возможное, чтобы отвлечь нас от следования за Христом. Кстати, святитель Иоанн Златоуст добавляет практический совет: Господь «научает нас никогда не гневаться на ближних за те оскорбления, какие мы иногда терпим от них, но всю вражду свою обращать против диавола как виновника всех зол».

Однако не стоит все списывать на диавола. Он имеет доступ к нам и может внушать недобрые намерения. Но от нас самих зависит, принимать их или нет. В связи с этим митрополит Вениамин (Федченков), также комментируя молитву «Отче наш», обращает внимание на одну важную деталь: «почему употребляется в этом прошении союз “но” («но изба́ви мя от лука́ваго».– ред.)? Думается, что это прошение собственно представляет вторую половину предыдущего, и тогда оно будет понятнее. Мысленно “не введи” – “не попусти” нам войти в искушения, а уж если, по праведному суду Твоему, введешь нас в них, – мы примем их: “но” тогда только избавь нас от диавола, чтобы он не воспользовался ими и не употребил их для нашей погибели. Значит, это прошение говорит нам о том, что искушения бедствиями могут быть нами обращены и во спасение. Однако избавиться нам от использования их диаволом можно только силою Божиею, но никак – не нашею силою: будут ли эти искушения от нас самих, или от мира, или непосредственно от диавола и бесов его – избавиться от них мы можем лишь Богом».

Нужно добавить, что, прося избавления от лукавого, мы еще молимся, предупреждая появление лукавых семян на почве сердца, чтобы ничто не мешало быть посеянным в нем семенам воли Божией. Чтобы только благие, а не лукавые ростки выходили из нашего сердца. Одно дело – избавить от «лукавого», которому уже где-то разрешено в душе действовать, другое дело – молиться о том, чтобы этот процесс не разросся как цепная реакция, и диавол бы не заполонил все отделы души.

Ты един благ! И един – премудр! ... Не слушай наших прошений, наших пожеланий, – но да будет на всё воля Твоя!

Далее в молитве святого Макария снова слова, которые похожи на слова из молитвы «Отче наш»: «И да бу́дет во мне во́ля Твоя́». Здесь «да» – это церковнославянский элемент. «Да» показывает обращение к Богу, по смыслу оно н – на пересечении желательного и повелительного наклонения. «Да» можно еще понимать и как «пусть». Мы просим, чтобы воля Божия была в нас. Как это? То есть, чтобы не просто я о ней знал или хотя бы догадывался о воле Божией, но чтобы она наполняла всего меня, чтобы двигала моими мыслями и делами. Чтобы подвигала на те самые благие дела («благо́е пред Тобо́ю»), которых нам не достает. Поэтому нужно очистить душу от недоброго – «лукавого», чтобы поместить туда волю Божию.

Почему единственно правильная – воля Божия? Митрополит Вениамин размышляет об этом так: «Сознавая, что корень падения в самоволии нашем, мы и просим теперь Бога, чтобы творилась не наша дурная воля, человеческая, земная, а Божия воля, небесная, разумная, совершенная, благая, святая… Принимая во внимание эту самостную испорченность нашу, мы и отрекаемся теперь от неё … И мы уже заранее и вообще просим Его: не по нашей твори воле, а по Своей Божественной! Наша воля – дурная, злая, нерассудительная. Ты един благ! И един – премудр! ... Не слушай наших прошений, наших пожеланий, – но да будет на всё воля Твоя!»

Смиренно просите, допуская в мыслях и сердце, что вы можете ошибаться, и потому готовьтесь принять волю Божию, даже если она и будет отказом вашему желанию

Что же есть воля Божия? Об этом сказал еще апостол Павел: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе» (1 Фес. 5:16-18). Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) пишет: «Воля Божия о нас та, чтобы мы, живя на земле, научились познавать Бога и с радостью и желанием следовать воле Божией – единственной спасительной и наполняющей жизнь истинным содержанием».

Мы просим о том, чтобы воля Божия была в нас. Но готовы ли мы ей следовать? И потому отец Иоанн предостерегает: «Смиренно просите, допуская в мыслях и сердце, что вы можете ошибаться, и потому готовьтесь принять волю Божию, даже если она и будет отказом вашему желанию».

Радостью наполнены слова святителя Николая Сербского о ежедневной нашей просьбе «да будет воля Твоя»: «Мы молимся Тебе, Святой Отец наш: сделай так, чтобы поскорее настал день, когда воля всех людей будет мудра, свежа и свята, как Твоя воля, и когда все творения на земле будут двигаться в согласии со звездами на небе; и когда наша планета будет петь в хоре со всеми Твоими удивительными звездами: Господи, научи нас! Боже, веди нас! Отче, спаси нас!»

Валентин Фролов, магистрант I курса

Продолжение следует…

Новости по теме

Великий покаянный канон: читаем и понимаем Валентин Фролов Вечером в среду на 5-й седмице Великого поста в храме полностью прочитывается Великий покаянный канон Андрея Критского. Но многие церковнославняские слова современному человеку непонятны. Давайте разбираться!  
УТРЕННЕЕ ПРАВИЛО. О ЧЕМ МЫ МОЛИМСЯ? Размышление о первой молитве. Часть 3 Валентин Фролов Нет ничего прекраснее, радостнее и умилительнее для христианина, чем живое общение с Богом. Вникая в слова молитв, поражаешься бесконечной глубине заключенного в них смысла. Молясь каждый день утром и вечером, можно не только повторять одни и те же молитвы, но каждый раз открывать их для себя по-новому…
УТРЕННЕЕ ПРАВИЛО. О ЧЕМ МЫ МОЛИМСЯ? Размышление о первой молитве. Часть 1 Валентин Фролов Нет ничего прекраснее, радостнее и умилительнее для христианина, чем живое общение с Богом. Вникая в слова молитв, поражаешься бесконечной глубине заключенного в них смысла. Молясь каждый день утром и вечером, можно не только повторять одни и те же молитвы, но каждый раз открывать их для себя по-новому…
«…и утро молитва моя предварит Тя» (Пс. 87:14).