Христианские миссионеры в Китае: непростой XX век

Московская Сретенская Духовная Семинария

Христианские миссионеры в Китае: непростой XX век

Диакон Александр Поляк-Брагинский 219



Политические и экономические действия западных христианских миссий в Китае имели целью лишь положительное влияние на местное население и его христианизацию, однако привели к противоположному ― восстанию жителей, от которого пострадало множество христиан. Вследствие этого миссиям, причем не только западным, но и Русской, пришлось продолжать свою деятельность в ином ключе и, в частности, без поддержки сверху, что было обусловлено, в том числе, и политической ситуацией в мире.

Содержание:

  • Восстание ихэтуаней против иностранцев
  • Русская Духовная Миссия во время восстания
  • Деятельность католических миссий
  • Объединение протестантских миссионеров
  • Русская Духовная Миссия в период угасания

  • Восстание ихэтуаней против иностранцев

    Несмотря на масштабную деятельность протестантских миссий для подавляющего большинства китайского населения (50 тыс. обращенных китайцев-протестантов и около 1 млн. католиков по сравнению с 400 млн. общей чис­ленности китайцев[1]), большей частью на низовом уровне, в глазах простого ки­тайца, именно христианский пастор и его постоянно растущая паства станови­лись олицетворением западной экспансии.

    В 1894 году, после успешной для Франции войны с Китаем, под давлением французского правительства был издан эдикт относительно католиков-миссионеров, который гласил: «Так как церкви католической религии, пропаганда ко­торой издавна узаконена императорским правительством, построены теперь во всех провинциях Китая, то нам хотелось бы видеть, что народ живет в мире с христианами, а для того, чтобы сделать это более легким способом, решено, что местные власти обменяются визитами с миссионерами»[2]. Также далее можно прочитать, что в связи с тем, что епископы равны по чину вице-королям и губернаторам, они могут посещать вице-королей и губернаторов; соответственно, «генеральные викарии и протоиереи представляются казначеям, провинциальным судьям и ин­тендантам; остальные священники ― градоначальникам, помощникам градоначальника и другим чиновникам»[3].

    Все европейские «машины», железные дороги и телеграф, построенные «варварами», сами по себе являлись в глазах населения символом чужеземной экспансии

    Казалось, что для китайских миссий наступила счастливая пора: никогда еще не было такого количества оглашенных в Пекине. Епископ католической миссии Фавье ничего не опасаясь отправился во Францию, куда его вызвали неотложные дела. Ему хотелось добиться назначения помощ­ника, в котором бы он увидел опору своей старости. Но когда он вернулся, то увидел, что положение вещей серьезно изменилось, мрачные известия то и дело доходили до него. Фавье едва ли успел посвятить назначенного ему помощника.

    Причинами нарастающего противостояния можно назвать многие фак­торы, однако, немаловажны также и те события, которые превратили идеи противостояния в реальное масштабное вос­стание. Итак, к концу XIX века в экономике северного региона Китая (Чжили, Шаньдун, Маньчжурия) произошли серьезные изменения: интенсивно велось строительство железных дорог, была налажена почтово-телеграфная связь, зна­чительно сократились перевозки грузов во Великому каналу и резко возрос им­порт фабричных товаров. Постройка железных дорог, иностранные суда, движущиеся по Великому каналу, регулярные пароходные рейсы, распространение современной почтовой сети ― все это вызвало острый со­циальный кризис, так как потеряли работу многочисленные труженики традици­онных видов транспорта и связи: лодочники, возчики, грузчики, погонщики, охранники, гонцы, курьеры правительственной и частной посыльной службы и многие другие. Плюс ко всему в 1898 году к социальным предпосылкам добави­лись и стихийные бедствия, когда случались часто наводнения, прорывавшие дамбы, голод, эпидемия холеры и другие массовые инфекционные заболевания, что вызывало высокую смертность население, которое, в свою очередь, причи­ной всех этих бедствий видело «заморских дьяволов»[4].

    Таким образом, все европейские «машины», железные дороги и телеграф, построенные «варварами», сами по себе являлись в глазах населения символом чужеземной экспансии. И люди верили, что уничтожив иностранцев, можно по­кончить и с голодом. Ихэтуани даже приняли решение об изъятии из употребле­ния иероглифа «иностранный»[5].

    Итак, ихэтуани начали действовать. Восставшие захватывали город за го­родом и продвигались к Пекину, убивая иностранцев, христиан и уничтожая их дома. Измученный тяжелой жизнью, доведенный до отчаянья хаосом и стихий­ными бедствиями китайский народ верил, что убийство иностранных миссионе­ров восстановит гармонию в обществе и в природе.

    Одна американская миссионерка Ровена Берд, которая скончалась 31 июля 1900 г., за несколько недель до своей смерти оставила не­сколько дневниковых записей, где ясно описывает обстановку ужаса и па­ники, охватившей как китайцев, так и всех находившихся в Китае иностранцев. Она пишет, что зной и засуха ― причина распространения эпидемий и что ихэтуани угрожают убить священников и мирян, и «если не пойдет дождь, то я не знаю, что может произойти. Мы верим, что Бог ниспошлет нам благодатный дождь, который смягчит ситуацию. Мы знаем, что наше счастье ― в Его руках. 30 июня и 1 июля было убито 15 протестантских миссионеров и после этого, в конце концов, пошел дождь»[6].

    Вооруженные отряды ихэтуаней весной и летом 1900 года проникли в про­винции Шаньси и Фэнтянь (Ляонин). Там они нашли поддержку со стороны местных властей, как и в многих других случаях, и стали занимать города, а также ставить под свой контроль целые районы. Ихэтуани на территории про­винции Шаньси уничтожили 150 иностранцев и около 20 тысячкитайцев-христиан[7].

    Слова одной китайской девушки, не принадлежавшей ни к одной из религий: «Христианство дает китай­ской душе то, чего не найти ни в какой другой вере»

    Приведем пример страшных описаний очевидцев события 9 июля 1900 г., когда у гу­бернаторского дворца в Тайюане при большом стечении народа были совершены публичные казни христиан: «Первым вывели мистера Фартинга, баптистского миссионера из Англии. Жена рвалась за ним..., он... опустился на колени... Го­лова его отлетела в сторону от одного удара тесака. За ним последовали еще четверо, каждый был обезглавлен с первого удара. Но тут губернатор Ю Шин потерял терпение и приказал, чтобы охрана, вооруженная длинными саблями, помогла убить остальных. Когда с мужчинами было покончено, дошла очередь до женщин. Миссис Фартинг вела за руку двух детей, крепко прижимавшихся к ней, но солдаты развели их и с одного удара обезглавили мать. Палач отрубил головы детям, вполне проявив при этом свое мастерство; солдаты же оказались куда менее ловкими, и некоторые женщины, прежде чем умереть, получали удар за ударом. Миссис Ловитт… держала за руку сына, когда ей рубили голову. Она говорила: “Мы все приехали в Китай, чтобы передать вам добрую весть о спасе­нии через Иисуса Христа; мы не сделали вам ничего плохого. За что же вы нас?”. Когда разделались с протестантами, вывели католиков. Епископ, седой старик с длинной бородой, спросил губернатора, почему он устроил такое зло­действо, палач же вытащил саблю и наотмашь разрубил старику лицо: кровь ручьем лилась у него по бороде, когда ему рубили голову. Сразу вслед за ним обезглавили священников и монахинь... Когда отрубили голову миссис Пигготт, она еще держала за руку сына: его убили тотчас вслед за ней. Потом убили остальных женщин, и еще двух девочек. Всего в тот день обезглавили 45 евро­пейцев; из них было 33 протестанта и 12 католиков»[8].

    Кроме того, среди замученных в тот день были и христиане-китайцы. Казнь была до самого вечера, «и тела оставили на месте до утра. За ночь их раз­дели, сняли часы и кольца. Наутро их вытащили к Южным Воротам, а головы в клетках выставили на городской стене. Все кругом удивлялись твердости и спо­койствию иностранцев: ни у кого, кроме двух-трех малолетних детей, не было видно ни страха, ни слез»[9].

    Говоря о восстании ихэтуаней, нельзя опустить тот факт, что восставшие, боровшиеся с христианством, прибегали к язычеству. Как пишет В. Г. Дацышен, «на площа­дях были установлены алтари, перед которыми проводились культовые обряды и мистерии, на городских улицах ополченцы под руководством мастеров овла­девали приемами ушу»[10]. Боевики и ополченцы пользовались в подавляющем большинстве лишь холодным оружием. А также нужно принять во внимание то, что в первых рядах ихэтуаней в бой всегда шли юноши и девушки, предварительно доведенные до состояния транса[11].

    Финалом восстания было его подавление. Однако не всех убивали. Напри­мер, во время осады Пекина Католический храм Бэйтан держал осаду самостоя­тельно, его обороняли 4000 человек, из них более тысячи католических китайцев-христиан, а также французские и итальянские солдаты и матросы под руко­водством епископа Фавье. Когда их освободили, то, как сообщал на Родину один из солдатов, освобождавших Бэйтан: «Священники, сестры, все бросались нам на шею и обнимали нас… почти все мы прятали лица друг за друга, чтобы скрыть слезы… Сестры давали нам хлеб, и благодарили нас… Матросы, в вос­торге от освобождения проделывали невероятные скачки»[12].

    К концу первого десятилетия XX века делают первые шаги амери­канские католические миссии, а в 1911 г. американцами была создана целая мис­сионерская школа

    Итак, восстание ихэтуаней стало реакцией китайцев на длительную запад­ную экспансию, которая, в свою очередь, в сознании основной массы населения связана с деятельностью миссионеров как католических, так и протестантских. Однако очевиден парадокс, который, несомненно, связан со сутью христи­анской веры, когда она проповедуется достойно и чисто, и не случайно то, что многие не отказывались от христианства, хотя и не все последовали призыву Иисуса Христа: и будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется (Мф. 10:22). Здесь уместно упомянуть слова одной китайской девушки, не принадлежавшей ни к одной из религий: «Христианство дает китай­ской душе то, чего не найти ни в какой другой вере»[13].

     

    Русская Духовная Миссия во время восстания

    Восстание ихэтуаней не обошло стороной и Русскую Духовную Миссию. Северное подворье миссии в Пекине вместе с библиотекой, школой и богадель­ней и с большей частью православных-китайцев в июне 1900 г. были уничтожены[14], а также разрушено русское кладбище рядом с Пекином.

    Православный китаец Сергий Чан так описал события: «Из южного города принеслась весть, что боксеры скоро придут сюда... Страх заставлял спло­титься... Вскоре мы увидели множество людей, двигавшихся к подворью с юга и державших в руках фонари и факелы, после чего показался огонь и дым по­жара... Особенно высокий столб пламени стоял над храмом. Как будто зарево окружало весь храм... Мы до утра пробыли вместе и только когда стало све­тать ― разбрелись каждый в свою сторону»[15]. После сожжения Православной миссии восставшие начали сжигать дома православных христиан, а затем уби­вать их.

    Так, в июне того же года восставшими был окружен дом православного священника Митрофана (Цзи Чун), в котором было скрыто около 70 православ­ных христиан. Большинство из них, в основном женщины, старики, дети, вместе со священником были убиты. В этот же день произошли погромы и убийства в домах других православных. Хотя некоторые православные китайцы попыта­лись укрыться на территории Российской дипломатической миссии, однако, на пути к иностранному кварталу ихэтуани их отлавливали и убивали. Убийства православных китайцев продолжались до конца июня и всего в Пекине погибло их более 200 человек.

    Как сообщает в своем исследовании В. Г. Дацышен, «вследствие того, что ихэтуане по-своему трактовали христианскую идею воскресения, они часто разрубали убитых христиан на куски. Впоследствии же, несколько выживших православных христиан собрали останки, но по причине неясности, где чья часть тела, сложили в коробы и захоронили в небольшой кладбищенской часовне на участке, принадле­жавшем Пекинской Православной Миссии, где годом позже построили другую часовню, посвященную, собственно, самым святым мученикам Пекинским»[16].

    В тяжелейших условиях погромов и стихийных действий, а также эпиде­мических катастроф, все русские, находившиеся в Пекине, вынуждены были со­браться в посольстве, чтобы держаться вместе в сложившихся обстоятельствах и помогать друг другу. Их взяла под защиту военная охрана. Кроме того, к ним в посольство перебрались архимандрит Иннокентий (Фигуровский), который по­лучил гарантии китайских властей по сохранности Духовной миссии и который взял с собой лишь ценную церковную утварь и икону свт. Николая Чудотворца, а также другие клирики и студенты[17].

    Важно отметить, что архимандрит Иннокентий до последнего, несмотря на опасность для жизни, поддерживал свою китайскую паству. Весной 1900 г. он посетил отдаленный миссионерский стан в Бэйтайхэ. Когда жертвы были уже не только среди этнических китайских христиан, но и европей­ских миссионеров, архим. Иннокентий выезжал в деревню Дундинань, расположенную в 50-ти верстах от Пекина. Он посетил семьи крестьян, а также совершил бого­служение в местной церкви. Архимандрит не смог спасти свою православную паству от агрессии ихэтуаней, но сделал все зависящее от него, чтобы поддер­жать их дух в тяжелое время.

    В итоге, восстание боксеров почти свело на нет Русскую Духовную Мис­сию. Не оставалось уже никакой надежды на восстановление, так что «в июле 1901 года... обер-прокурор Синода Константин Победоносцев предлагал за­крыть миссию, но предложение не было принято»[18]. А уже в 1902 году Архи­мандрит Иннокентий (Фигуровский) был рукоположен во епископы, и он же вос­становил и, более того, преобразил миссию.

     

    Деятельность католических миссий

    Пройдя через нелегкий XIXвек католическая миссия в Китае пришла к тому, что в XXв. стала добиваться независимости от иностранного руководства. Нельзя не сказать, что особенно жесткому ограблению подвергся китай­ский народ после подавления восстания ихэтуаней. Помимо контрибуции в 450 млн. таэлей, которую Китай был обязан выплатить союзным державам, в ряде районов страны население облагалось специальными налогами, предназначав­шимися для вознаграждения католических и протестантских миссионеров[19].

    Большая часть протестантских миссионерских организаций после 1900 года выстраивали свою работу, выдвигая на передний план деятельность в сфере образования и медицины

    Тенденция «китаизации» связывается в Римо-Католической Церкви с име­нем Ма Сянбо, который в середине 20-х годов XXстолетия вместе со своими единомышленниками сформулировал основные принципы самоуправления для Китайской Католической Церкви. Однако его идеям не удалось воплотиться в жизнь в первой половине XX века. Этому были свои причины, например, опасе­ние в том, что без внешнего контроля духовно нестойкие китайцы быстро извра­тят суть вероучения[20].

    Французские миссионеры в 1905 г. составляли 67,82% среди всех католи­ческих миссионеров и занимали первое место среди иных католических миссий. Франция, однако, со временем перестала поддерживать свою миссию в связи с отделением церкви от государства.

    Также к концу первого десятилетия XX века делают первые шаги амери­канские католические миссии, а в 1911 г. американцами была создана целая мис­сионерская школа в Мэринолле, первые выпускники которой отправились в Ки­тай в 1918 году. И к 20-м годам американские католики уже имели прочные по­зиции в Китае, так что даже «проникли в старые миссионерские организации августинского и францисканского орденов»[21].

    Методы работы католических миссионеров после 1900 года не сильно из­менились. Для обращения китайцев в католичество, которым по большей части непонятны и чужды христианские догматы, а также в погоне за количеством, а не за качеством, широко использовались подкупы. Например, в Пекине апо­столический викарий при обращении китайцев в католичество разрешил выпла­чивать по 6 долларов на миссионера, и, таким образом, китаец получал от мис­сионера 1 доллар за изучение каждой из четырех частей катехизиса и 2 доллара при крещении[22]. Равно как это было и в предыдущие годы, когда, например, «по­купали голодных за мешок риса», отчего и пошло название христианства в Китае ― чицзяо (религия пропитания)[23]. И потому для многих китайцев обращение было чистой формальностью.

    Все движения к независимости католичества в Китае прервались еще в 30-е гг., когда случилась война сопротивления Японии, а затем гражданская война 40-х гг., и точка была поставлена в 50-е гг., когда начался период запрета на связи с Западом. Таким образом, к началу 50-х гг. практически все иностран­ные миссионеры были выдворены за пределы Китая[24]. Можно сказать, что в своей степени повторилась ситуация первой половины XIX века, когда со сто­роны китайского правительства был запрет на миссионерство.

    Ситуация кардинально меняется с началом политики реформ и открыто­сти в конце 70-х гг, когда создались новые благоприятные условия для развития тех конфессий, которые были признаны в качестве основных религий в КНР (ка­толицизм и протестантизм) наряду с буддизмом, даосизмом, исламом.

    С данным развитием событий связано понятие «христианской лихо­радки» в Китае. И оно напрямую проистекает от того, что Китай последних 20-ти лет вступил на путь поиска веры, смысла бытия, преодоления духовного го­лода, вызванного очень непростой историей этого государства. В связи с этим, когда в 1980-е гг. было снято табу с религиозной свободы, рост христианства был и остается самым стремительным. И такая динамика удивительна: ежегодно католиков и протестантов в Китае становится больше на 13%[25]. Однако для ча­сти людей интерес к христианству вызван стремлением приобщиться к западной культуре, что породило феномен «культурного христианства», когда уже не нужны ни Таинство Крещения, ни участие в богослужениях, но лишь «глубокий и серьезный интерес»[26].

    Члены Пекин­ской Православной Миссии должны были строго следовать инструкции, которая требовала тонкого и деликатного подхода в вопросах проповеди православной веры

    С другой стороны, в христианстве, например, старшее поколение ищет надежду на преодоление болезней, на выход из одиночества и обретение жизни после смерти, для среднего ― поиск альтернативы и излечения «ран» «культур­ной революции» от разочарования упадком моральных идеалов в обществе; для подрастающего поколения ― это поиск смысла жизни и системы моральных ценностей, а также желание познать непознаваемое[27]. Таким образом, согласно официальным данным в Китае проживало к началу 90-х гг. 3,5 млн. католиков.

     

    Объединение протестантских миссионеров

    В результате подавления восстания ихэтуаней миссионерам была выпла­чена компенсация. Но миссионеры сильно завышали цифру причиненных им убытков и добивались получения этой суммы. По свидетельству бывшего миссионера К. Ремера, американские миссионерские общества были награждены суммой в 570 983 долларов только за имущественные потери, хотя лишь «незна­чительной части американской миссионерской деятельности был нанесен ущерб»[28]. Таким образом, средства использовались для восстановления миссий и дальнейшего развертывания их работы и способствовали быстрому росту аме­риканских миссионерских организаций в Китае после 1900 года.

    Важным является то, что в деятельности иностранных миссионеров в Китае, не прекращавшейся даже в страшные для них годы, были заинтересованы империалистические державы[29]. Напри­мер, миссионеры информировали американскую общественность о событиях, происходящих в Китае[30]. Таким образом, открывались новые миссии, например, в 1900 г. англиканская миссия открыла еще 3 новые миссии, в 1901 ― еще 5, а в 1902 г. ― 13.

    Большая часть протестантских миссионерских организаций после 1900 года выстраивали свою работу, выдвигая на передний план деятельность в сфере образования и медицины, «считая их наиболее эффективными в деле идеологи­ческого порабощения китайского народа»[31]. Протестантские миссионеры так же хорошо использовали метод подкупа для обращения китайцев в христианство, как и католики: «Протестант­ский миссионер ищет любую возможность, чтобы вступить в контакт с народом. На улицах, на рынках, на больших дорогах и в гостиницах он заводит разговор с отдельными людьми или обращается к толпе, выполняя свою миссию»[32], однако «миссия» для них ― это не только проповедь, но и установление морального вли­яния над возможно большим числом китайцев.

    В феврале 1991 г. Ки­тайский Христианский Совет официально вступил во Всемирный Совет церквей.

    Необходимо констатировать, что после об­разования КНР в жизни китайских христиан произошли значительные перемены. Так, в 50-е годы многочисленные протестантские деноминации объединились в рамках Патриотического движения за «три самостоятельности» (ПДТС) ― само­управление, самофинансирование и саморазвитие церкви. В настоящее время ― это «Комитет китайского протестантского движения за три самостоятельности» и «Китайская протестантская ассоциация».

    В результате данных объединений возникает общий вектор, направленный на разрыв с Западом и на антиимпериалистическую борьбу. В ПДТС была про­ведена масштабная работа по унификации ритуалов богослужения и молитв. Те, кто сопротивлялись антиимпериалистическому протестантизму, например, как это было с главой секты «Христианская скиния» Ван Миндао, ― его критика была расценена как раскольничество, борьба с новым Китаем, что завершилось для него тюремным заключением[33].

    Результаты деятельности ПДТС внушительны, потому что к концу 90-х гг. XX века, по сравнению с 1949 г., число китайских протестантов увеличилось в 15 раз. Что характерно, к концу 1996 г. для верующих было издано 18 млн. Библий[34].

    Нельзя не учитывать такое явление как «культурная революция» (1966­-1976 гг.), в ходе исправления ошибок которой на всех уровнях были предпри­няты и проведены в жизнь усилия для возрождения свободы вероисповедания; были пересмотрены дела, сфабрикованные и возбужденные против религиозных деятелей, и вновь открылись многие культовые здания. Китайским христианским советом, кроме изданий Библий, было издано свыше 8 млн книг церковных гимнов.

    Китайский протестантизм, а также и католицизм, поддерживают дружеские контакты с родственными им церквями во многих странах. В феврале 1991 г. Ки­тайский Христианский Совет официально вступил во Всемирный Совет церквей. В последние годы XXвека китайские церкви посылают студентов учиться за ру­бежом и приглашают иностранных лекторов и ученых преподавать в теологиче­ских семинариях Китая.

     

    Русской Духовная Миссия в период угасания

    Восстание ихэтуаней для Православной миссии в Китае стало своего рода рубежом. Это связано с многочисленными мучениками, которые стали почи­таться в Церкви и в связи с чем растет влияние Православия в Поднебесной.

    В качестве компенсации за разрушения, которым Миссия подверглась в период самого «боксерского восстания», в 1902 году она получила 18 тысяч лянов серебра[35], однако, по другим данным ― 13,8 тысяч лянов.

    В 1902 г. в китайском государстве насчитывалось 32 православных храма. Как еще в середине XIXвека заду­мал Е. В. Путятин, так и стала Православная Церковь открывать миссионерские станы по всей территории Китая: как в городах, так и в глухих провинциях, занимаясь переводами, благотворительностью, а также созданием системы православного образования и книгоиздательства[36].

    Своей первостепенной задачей в XXвеке Русская Миссия видела духовное окормление и руководство своих соотечественников, проживающих на террито­рии Китая. Что касается миссионерской работы с китайским населением, то она проходила с большими трудностями. Здесь имеет значение то, что члены Пекин­ской Православной Миссии должны были строго следовать инструкции, которая требовала тонкого и деликатного подхода в вопросах проповеди православной веры. Наблюдательный врач российского посольства В. В. Корсаков отмечал: «Образованные китайцы никак не могут уяснить себе основы догматов христи­анства, признавая в то же время Евангелие великой книгой истины. Для ки­тайца с его прагматичным, рационалистическим подходом к жизни стремление к каким-то умозрительным благам и обещаниям вечной жизни в раю были не только не понятны, но и чужды»[37].

    Китайская Православная Церковь была практически полностью разгромлена, хотя какие-то признаки ее возрождения проявились в 1980-х гг. Первым храмом, который открыли в 1986 г., стал Покровский храм в Харбине

    Православие привлекало китайцев своим обрядом и безучастием в партийном подразделении существующих в Китае христианских общин. Однако до конца XXвека христианство, как известно, при всем внешнем благолепии, было в уничижительном состоянии, потому что несмотря ни на что при­нятие чужой веры считалось предосудительным, и архимандрит Петр (Камен­ский) отмечал, что «в Китае всяк в классе уже преступников, кто с иностран­цами сведет дружбу»[38].

    Но, несмотря на все трудности, в 1906 г. православными стали 725 китай­цев, в 1907 ― еще 1300 человек; к 1916 г. численность православных достигла 5587 человек, а к 1918 г. ― около 10000. По другим сведениям в первое десятиле­тие XX столетия в Китае насчитывалось около 30000 православных христиан[39]. По отчёту за 1916 год Миссия в своём ведении имела: 2 монастыря в Пекине и один скит близ Пекина, 5 подворий (в России), 19 церквей, 3 часовни и 5 клад­бищ, семинарию в Пекине, 18 мужских и 3 женских школы, богадельню.

    20-30-е гг. XXвека были сложным периодом в жизни Русской Духовной Миссии. Земельные участки не использовались должным образом, предприятия не оправдывали себя, здания за недостатком капитального ремонта разрушались, все бедствовали, Миссия нуждалась в материальной помощи, однако Москва 21-ю миссию в Пекин не прислала[40].

    Миссия, хотя и бедствовала, но продолжала существовать. Однако 24 ян­варя 1950 г. Святейший патриарх Алексий I делает эпохальное заявление о необ­ходимости церковно-миссионерской деятельности и создании Китайской авто­номной Церкви. Работа началась. Требовалось 10 лет. 30 июля того же года со­стоялась первая епископская хиротония для Китая. Первым епископом Китай­ской Церкви стал Симеон (Ду). Автономия официально была подтверждена в 1955 году в Китае, а в Москве утверждена в 1957 г.

    После смерти Сталина и прихода к власти Хрущева, политика СССР ме­няется в сторону атеизма, и страна, в которой идет борьба с религией, не может посы­лать миссий за границу, особенно там, где религиозная жизнь не видна Западу. Поэтому после прибытия делегации из Москвы в Пекин принимается решение, что миссия должна быть окончена, митрополит Виктор должен вернуться домой, а реформация Православной Церкви в Китае ― это дело не наше, а правительства КНР. Перед отъездом митрополит был принят в Китайском Отделе Культов где ему обещали, что правительство Китая прило­жит усилия для заботы о православных на территории Китая. После того, как он прибыл в Москву и назначен на Красноярскую кафедру, митрополит был огра­ничен в доступе к информации и он уже не знал, что часть земли принадлежав­шей миссии отдана Китайскому правительству, часть используется как помеще­ния для посольства СССР в Пекине, а Успенский храм стал гаражом для автомо­билей. При этом он чувствовал, что православные албазинцы оставлены и даже, по его мнению, преданы[41]. По соглашению СССР и КНР Российская Духовная Миссия перестала существовать в 1954 г.

    Китайская Православная Церковь была практически полностью разгромлена, хотя какие-то признаки ее возрождения проявились в 1980-х гг. Первым храмом, который открыли в 1986 г., стал Покровский храм в Харбине[42]. Службы в нем проходят на церковнославянском языке, поскольку китайские книги были утрачены.

    Последний епископ Китайской Православной Церкви умер в 1964 г. А наличие епископа для автономной церкви обязательно.

    Подводя итоги причин антимиссионерских явлений на рубеже XIX-XXвв., сле­дует сделать выводы. Во-первых, экспансия Запада, торговля опи­умом, вытеснение национального рынка, внедрение техники вместо человече­ского труда, потеря рабочих мест, стихийные катаклизмы, общая угнетенность колониальной системой и маньчжурскими властями ― все эти процессы стали первостепенными причинами усилившейся ненависти китайцев к иноземцам и ко всему иностранному — в том числе христианству. Во-вторых, миссия совпала с европейской и американской экспансией и от­части была сопряжена с ней, будучи, с точки зрения простых китайцев, олице­творением Запада; миссионеры не всегда действовали в рамках своих прямых задач и нередко злоупотребляли своим положением.

    Что же касается деятельности Православной миссии, то она далеко отстоит от масштабов католиков и протестантов. Нужно признать, что Православная миссия не имела своей прямой направленностью просвещение китайского насе­ления, но в первую очередь занималась духовным попечением русских и албазинцев, проживавших на территории Китая, в частности в Пекине, а также обу­чением своих же студентов китайскому и маньчжурскому языкам. Непосредственной миссионерской деятельности уделялось совсем мало внимания. Во-первых, начальство самой Миссии не проявляло к этому особого стремления, а во-вторых, само российское правительство не ставило таких задач.

     

    диакон Александр Поляк-Брагинский

    Ключевые слова: Китай, протестантизм, восстание, казнь, китайские христиане, западная культура, Русская Духовная Миссия, миссионерство



    [1]Население стран мира в 1900 году [Электронный ресурс] // URL: https://m.wikipedia.org/wiki/ (дата обращения: 07.12.2013).

    [2] Французские католические миссии в девятнадцатом столетии (перевод с франц. Ю. Васильева). ― Пекин: Издательство Пекинской Духовной Миссии, 1909. ― С. 63-64.

    [3] Там же.

    [4] Непомнин О. Е. История Китая: эпоха Цин. ― М.: Институт востоковедения РАН, 2005. ― С. 490-491.

    [5]Дацышен В. Г. Христианство в Китае: история и современность. ― М.: Научно образовательный фо­рум по международным отношениям, 2007. ― С. 104.

    [6] Там же. С. 105.

    [7] Там же. С. 109.

    [8] Боксерское восстание [Электронный ресурс] // URL:http://drevo-info.ru/articles/2446.html(дата обращения: 13.12.2013).

    [9] Там же.

    [10]Дацышен В. Г. Христианство в Китае: история и современность. ― М.: Научно образовательный фо­рум по международным отношениям, 2007. ― С. 105.

    [11]Там же.С. 101.

    [12] Французские католические миссии в девятнадцатом столетии (перевод с франц. Ю. Васильева). ― Пекин: Издательство Пекинской Духовной Миссии, 1909. ― С. 73-74.

    [13]Иванов П., свящ. Из истории христианства в Китае. ― М.: Институт востоковедения РАН, Издатель­ство «Крафт+», 2005. ― С. 5.

    [14]Горбачев Б. Н. Возрождение святыни: Успенский храм на территории российского посольства в Пе­кине. ― М.: Издательская фирма «Восточная литература», 2013. ― С. 22.

    [15]Дацышен В. Г. Христианство в Китае: история и современность. ― М.: Научно образовательный фо­рум по международным отношениям, 2007. ― С. 106.

    [16]Там же.

    [17]Там же.

    [18]   Русская духовная миссия в Пекине [Электронный ресурс] // URL: http://ru.wikipe- dia.org/wiki/ (дата обращения: 23.12.2013).

    [19]Гаранин И. П. Миссионерство и антимиссионерское движение в Китае в 80-90-х гг. XIX в. // Авто­реферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. ― Ленинград: Б. и., 1967. ― С. 16.

    [20]Ломанов А. В., Поздняев Д. Христианство в Китае: путь к самостоятельности // Китай на пути мо­дернизации и реформ 1949-1999: сб. ст. ― М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1999. ― С. 524.

    [21]Волохова А. А. Иностранные миссионеры в Китае (1901-1920 гг.). ― М.: «Наука», 1969. ― С. 33.

    [22] Там же. С. 62.

    [23]Иванов П., свящ. Из истории христианства в Китае. ― М.: Институт востоковедения РАН, Издатель­ство «Крафт+», 2005. ― С. 5.

    [24]Ломанов А. В., Поздняев Д. Христианство в Китае: путь к самостоятельности // Китай на пути мо­дернизации и реформ 1949-1999: сб. ст. ― М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1999. ― С. 524.

    [25]Новикова К. А. О «христианской лихорадке» в Китае // Актуальные проблемы мировой политики. Региональное и международное измерение: сб. ст. / Науч. ред. проф. Л. Н. Гарусова. ― Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2008. ― С. 141-142.

    [26]Ломанов А. В., Поздняев Д. Христианство в Китае: путь к самостоятельности // Китай на пути мо­дернизации и реформ 1949-1999: сб. ст. ― М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1999. ― С. 525.

    [27] Там же.

    [28]Волохова А. А. Иностранные миссионеры в Китае (1901-1920 гг.). ― М.: «Наука», 1969. ― С. 27.

    [29] Там же. С. 28.

    [30]Цыганкова С. П. Миссионеры и политика США в Китае в 20-30 годы // Тюменский исторический сборник. ― Тюмень: ТГУ, ИПОС СО РАН, 1996. ― С. 137.

    [31] Там же. С. 62.

    [32]Волохова А. А. Иностранные миссионеры в Китае (1901-1920 гг.). ― М.: «Наука», 1969. ― С. 64.

    [33]Ломанов А. В., Поздняев Д. Христианство в Китае: путь к самостоятельности // Китай на пути мо­дернизации и реформ 1949-1999: сб. ст. ― М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1999. ― С. 526.

    [34] Там же.

    [35]Горбачев Б. Н. Возрождение святыни: Успенский храм на территории российского посольства в Пе­кине. ― М.: Издательская фирма «Восточная литература», 2013. ― С. 22.

    [36] Боксерское восстание [Электронный ресурс] // URL: http://drevo-info.ru/articles/2446.html(дата обращения: 13.12.2015).

    [37]Корсаков В.В. В старом Пекине. ― СПб.: Б. и., 1904. ― С. 188-189.

    [38]Горбачев Б. Н. Возрождение святыни: Успенский храм на территории российского посольства в Пе­кине. ― М.: Издательская фирма «Восточная литература», 2013. ― С. 25.

    [39] Там же. С. 26.

    [40] Там же. С. 84.

    [41]Кепинг К. Последние статьи и документы. ― СПб.: Омега, 2003. ― С. 258.

    [42]Ломанов А. В., Поздняев Д. Христианство в Китае: путь к самостоятельности // Китай на пути мо­дернизации и реформ 1949-1999: сб. ст. ― М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1999. ― С. 534.




    Новости по теме

    МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СВЯТОГО ГРИГОРИЯ, ПРОСВЕТИТЕЛЯ АРМЕНИИ (IV в.) Иерей Даниил Сироткин Святой Григорий, епископ Великой Армении, жил в непростое для своей страны время. Будучи христианином, он сначала был гоним, а потом, чудом оставшись в живых, стал священнослужителем и просветителем своего народа, выведя его на путь истинной веры во Христа.