Интеллектуальная дискуссия, и не только: о трудах Евсевия Кесарийского

Московская Сретенская Духовная Семинария

Интеллектуальная дискуссия, и не только: о трудах Евсевия Кесарийского

Иерей Дмитрий Дегтярев 260



Евсевий Кесарийский жил в эпоху богословских споров. Его методы аргументациираскрываются в диалогах с обществом III-IV веков,неукорененным в христианском мировоззрении. Труды Евсевия важны и сейчас: они могут пригодиться людям, которые активно взаимодействуют с обществом и желают грамотно подбирать необходимые доказательства христианской веры, знать церковную историю, методы толкования Священного Писания и применять их в просветительской деятельности.

Содержание:
  • История появления отчества Евсевия Памфила
  • Евсевий и ариане: за или против
  • Интеллектуальная дискуссия против язычников
  • Труды Евсевия: история, догматика, апологетика
  • Оригинальный метод Евсевия в толковании Библии
  • История появления отчества Евсевия Памфила

    Евсевий Памфил (Εὐσέβιος τοῦ Παμφίλου). Родился около 258-265 г., умер в 339/40 г. Епископ Кесарии Палестинской, церковный историк и писатель, богослов, апологет, толкователь Священного Писания.

    О жизни Евсевия известно только из его собственных произведений. Жизнеописание Евсевия составил его ученик и преемник на палестинской кафедре ― епископ Акакий[1]. Это сочинение не дошло до наших дней. С точностью неизвестно, где и когда родился Евсевий. Однако, на основании труда Евсевия «Demonstratioevangelica», можно предположить, что он родился в Кесарии Палестинской около 258-265 гг[2]. На основании данных «Церковной истории» предполагают, что Евсевий родился в период между гонением императора Валериана (257-260) и 12-м годом правления императора Галлиена (264/5)[3]. Во всяком случае, в Кесарии он жил уже с юношеских лет.

    Евсевий с детства был знаком с пресвитером Памфилом, который впоследствии принял мученическую кончину во время гонений в Палестине в 307 году 16 февраля[4]. Пресвитер Памфил – это знаменитый на то время богослов и преподаватель. Памфил был последователем Оригена, так как учился в Александрийском огласительном училище. Он поселился в Кесарии Палестинской уже после смерти Оригена и унаследовал собранную Оригеном библиотеку, которую впоследствии передал своему ученику ― Евсевию.

    Знакомство Евсевия с пресвитером Памфилом отразилось на имени первого прибавкой «Памфил (Εὐσέβιος τοῦ Παμφίλου)». Из именования на греческом видно, что это отчество[5]. Объяснения упомянутому отчеству существуют разные, но доминирует среди остальных одно: во времена жизни Евсевия существовала традиция наследования имени своего учителя, именно поэтому, вероятнее всего, Евсевий-ученик унаследовал это отчество от учителя Памфила. Из «Церковной истории» известно, что Памфил «собрал вокруг себя коллекцию книг[библиотеку], которая считались непревзойденной в то время в христианских кругах»[6], именно из этих книг Евсевий сделал каталог, когда они перешли в его ведомо[7]. Памфил сделал Евсевия наследником того, что сам унаследовал от Оригена, и, возможно, на то время это был единственный путь, в котором бездетный человек мог приобрести наследника, приняв его в свои ученики.

    Евсевий и ариане: за или против

    Евсевий Кесарийский жил в период Никейского собора и оживленных арианских споров. Отсутствие ярко выраженной догматической позиции Евсевия по арианской ереси порождает много предположений касательно его отношения к арианству. Разные исследователи жизни Евсевия делали противоречивые выводы. Например, отечественный церковный историк Н. П. Розанов выделял нежелание Евсевия к догматическим прениям и полагал, что по своей позиции он был ближе к арианам, чем к православным[8]. Западный историк И. Бертен относит Евсевия к группе «умеренных консерваторов». Эта группа не принадлежала ни к одной из сторон основного противоборства и не совсем точно именуется полуарианами[9]. Они не примыкали ни к православным, ни к арианам, но всегда занимали позицию «между». Немного позже ее представляли свт. Кирилл Иерусалимский и Евсевий Эмесский[10]. Западный теолог Х. Беркхоф коррелирует с этой точкой зрения, указывая на оригеновский субординационизм[11]Евсевия. Х. Беркоф считает, что он все же не перешел границы, за которой можно было бы уже считаться исповедником арианской ереси[12]. С этой позицией соглашается и отечественный исследователь творчества Евсевия Кессарийского свящ. А. Ястребов. Он пишет: «В богословии, также как в экзегетике и в апологетике, Евсевий находился в значительной степени под влиянием Оригена; в подходе к тринитарной проблеме, основному вопросу богословия IV в., Евсевий заимствовал у Оригена субординационизм ― иерархический образ взаимоотношений между Лицами Пресвятой Троицы ― и, таким образом, дистанцировался как от крайних ариан, исповедовавших, что Бог Сын (Логос) сотворен из ничего, так и от никейцев, утверждавших равночестность Сына Отцу. Несмотря на зависимость от Оригена Евсевий отвергал некоторые его характерные взгляды, в частности идею апокатастасиса»[13]. Стоит здесь же отметить, что среди раннехристианских апологетов не только Евсевию было свойственено проявление субординатизма. По замечанию отечественного историка Василия Болотова, подобные взгляды усматриваются у свт. Афанасия Великого[14] и у свщмч. Иринея Лионского[15]. Происходило это из-за только начавшегося формулирования Церковью учения об отношениях лиц Пресвятой Троицы.

    Отсутствие ярко выраженной догматической позиции Евсевия по арианской ереси порождает много предположений касательно его отношения к арианству

    Необходимо также заметить, что Евсевий, хотя и не имел четко выраженную позицию по арианству, однако в итоге согласился и принял соборный термин «единосущный», и присоединился к осуждению Ария. Об этом он сообщает в «Письме Кесарийской Церкви (Epistula ad Caesarienses)»[16].

    Интеллектуальная дискуссия против язычников

    Время, когда Евсевий начал работать над своими трудами, было особенно подходящим для этого. На момент сотворения его основных трактатов преследование христиан за веру прекратилось и уже не было никакой необходимости в призывах к правосудию или милосердию языческих императоров, поэтому можно было полностью сосредоточиться на дискуссии с представителями образованного язычества. Стоит упомянуть, что именно эти призывы к правосудию формировали главную тему сочинений первых христианских апологетов. Однако воспоминание о страданиях, в частности мучеников Палестины, которым Евсевий был свидетелем, а может быть даже сам разделил эти страдания, было еще свежо. А также не было никакой уверенности в том, что преследование не будет возобновлено при следующем, возможно менее благоприятном для христианства, императоре, или менее благоразумном, чем Константин.

    Римский император, теряющий интерес к язычеству в период творений Евсевия, хорошо описан английским историком Эдвадром Гиббоном: «Преданность Константина была более всего направлена ​​на повелителя Солнца в греческой и римской мифологии, Аполлона; И ему [Константину] было приятно быть представленным символами Бога Света и Поэзии… Пока Константин пользовался ограниченным суверенитетом над провинциями Галлии, его поданные-христиане были защищены властью и законами правителя, который прозорливо оставил веру в языческих богов ради заботы об их [христианской] чести. Что же можно сказать по поводу самого Константина, то он был возмущен жестоким зрелищем гонений, которые были устроены римскими солдатами тем гражданам, чья религия была их единственным преступлением»[17]. Если разумная политика императора продиктована ошибочным и несправедливым отношением к христианству, то ничто не могло бы помочь так усилить стремление Константина стать христианином, как зрелище контраста между аморальностью язычества и энергичным стремлением к чистоте души в христианской вере.

    С окончанием гонений и преследований христиан язычниками конфликт между ними не закончился, но принял новый характер, против христиан оставалось не менее действенное оружие ― интеллектуальная дискуссия

    С окончанием гонений и преследований христиан язычниками конфликт между ними не закончился, но принял новый характер, против христиан оставалось не менее действенное оружие ― интеллектуальная дискуссия. Старые обвинения в атеизме, отступничестве и враждебности к государству, хотя часто опровергались, однако продолжали постоянно возобновляться под новыми предлогами. Высокое качество образования у интеллигенции в Римской империи и развитые философские школы оказали помощь язычеству как в нападках на веру христиан, так и в попытках вдохнуть новую жизнь в языческие верования путем их развития и нового осмысления.

    Одним из самых ярких ученых, способных философов молодости Евсевия, крупнейшим и талантливейшим неоплатоником после Плотина был Порфирий. В то же время он был самым злейшим противником Церкви. Порфирий уже почил[18] во время активной апологетической деятельности Евсевия. Но он оставил после себя работу в пятнадцати книгах «Против христиан». На раннехристианский период это было самое мощное и всеобъемлющее по аргументации нападение на еще относительно молодое христианское учение. Евсевий в своем труде «Praeparatioevangelica» дает отпор критике Порфирия.

    Труды Евсевия: история, догматика, апологетика

    Письменное наследие Евсевия разнообразно и внушительно. Хотя полный список его трудов не сохранился, однако даже по дошедшим памятникам его письменной деятельности видно, что Евсевий Кесарийский был трудолюбивым и деятельным писателем. У него есть труды по многим жанрам, самыми известными считаются произведения по истории церкви, экзегетике, апологетике. Также Евсевий был составителем каталогов по описанию расширенной им же библиотеки пресвитера Памфила, которому та досталась от Оригена.

    До нас дошли несколько списков, в которых перечислены его работы. Это списки блж. Иеронима Стридонского[19], свт. Фотия Патриарха Константинопольского[20] и несторианского Нисибинского митрополита, восточносирийского богослова, ученого Авдишо Бар Бриха[21]. На основании этих списков исследователи деятельности Евсевия восстанавливают наиболее полный из возможных перечень его трудов.

    В вопросе хронологии произведений, которые представлены в вышеупомянутых списках, возможны лишь предположения. Особую сложность для точной хронологии представляет то, что произведения писались Евсевием в течение продолжительного времени, а также претерпевали различные изменения и правки в процессе редакции, отдельные же работы могли быть включены в другие, более крупные[22].

    Евсевия Кессарийского называют «отцом церковной истории». Звание это обусловлено прежде всего его подходом к созданию универсальной хронологии истории народов. В нем он положил в основание догмат о промысле Божием, а сердцевина всей хронологии — это воплощение Иисуса Христа.

    Помимо его исторических трудов, исторический подход, структурность, хронологическая четкость, отсылки к истории присутствуют в каждом произведении, будь то апологический трактат, надгробное слово или экзегетическое произведение. Первым трудом по истории было сочинение под названием «Хроника (Χρονικοι κανόνες και ἐπιτομὴ ἱστορίας ῾Ελλήνων τε και βαρβάρων)». Оригинал на греческом до нас дошел только в отрывках. Профессор В. В. Болотов высказывал мнение о том, что Евсевий выполнил два издания «Хроники», и было две редакции этого труда[23]. Сам труд состоит из двух частей: первая, «Хронография (χρονογραφία)», и вторая «Каноны времен (χρονικοι κανόνες)»[24]. «Хронография» представляет из себя краткое изложении истории разных народов и является как бы введением ко второй части, в которой автор представляет синхронистические таблицы в несколько колонок, в которых, начиная от времени Авраама, описана история древних государств.

    «Хроника» была призвана решить также и апологетическую задачу доказательства древности еврейского народа и религии Ветхого Завета как предтечи Христа. Табличное синхронирование истории стало новаторским методом в церковной науке, здесь у Евсевия было много предшественников, например, Юлий Африкан. Этим методом Евсевий будет пользоваться не раз, защищая Церковь в ответ на новые вызовы языческой мысли.

    Второй исторический трактат Евсевия ― «Церковная история». Трактат состоит из 10 книг. События, о которых пишет Евсевий, от начала основания Церкви до победы Константина над другим императором Лицинием в 324 г. Как замечал профессор В. В. Болотов о «Церковной истории», «[она] появилась на свет потому, что Евсевий, когда писал прежде свою хронику, собрал массу материала, который не вмещался в тесные рамки spatii historici. Евсевий решился поэтому дать более полное изложение церковно-исторических событий в новом труде: ᾿Εκκλησιαστικὴ ἱστορία»[25]. Уникальность «Церковной истории» заключается в том, что, если бы ее не было, большая часть событий первых трех веков христианского мира не дошла бы до нас, и сотворение такого фундаментального исторического труда было возможным в силу широкой деятельности Евсевия в библиотеках Элии Капитолины, Кесарии, Александрии.

    «Церковная история» подвергалась неоднократному редактированию. Э. Шварц, издатель критического текста трудов Евсевия, упоминал о существовании четырех редакций этого труда[26].

    Показать Церковь победительницу ― одна из главных апологетических задач Евсевия на протяжении многих его трудов

    В самой работе Евсевий, описывая различные события, делает упор на доказательство некоторых вещей путем исторических изысканий. Автор прослеживает в своем проивездении рождение, распространение, борьбу и победу христианской Церкви и веры. Показать Церковь победительницу ― одна из главных апологетических задач Евсевия на протяжении многих его трудов.

    По преимуществу в «Церковной истории» описываются события, которые происходили в восточной части Римской империи. По содержанию «Церковная история» делится на две части. Первая включает в себя 7 книг. В ней описываются события первых трех веков от рождества Христова. Вторая часть, с 8-ой по 10-ую книгу, описывает современные события, которые приключились еще при жизни автора, и части, которым он был личным свидетелем. Особо подчеркивает строгий исторический подход Евсевия к своему труду использование в большом количестве цитат из официальных документов, декретов и постановлений императоров. Такое количество фактического материала вместо цитат античных авторов, а также воображаемых речей исторических личностей, представляет из себя важный шаг к точности повествования для исторической науки.

    Третьим историческим сочинением Евсевия является «О палестинских мучениках (Περί τῶν ἐν Παλαιστίνῃ μαρτυρησάντων; DemartyribusPalaestinae)». Произведение является как бы дополнением к восьмой книге «Церковной истории», где Евсевий повествует о гонениях, которые произошли у него на родине. Сам автор во время описываемых событий скрывался от гонений, передвигаясь по Палестине и Египту, где, возможно, был свидетелем многочисленных сцен мученичества[27]. В книге описываются гонения Диоклетиана, которые начались в 303 г., и гонения императора Максимина, датирующиеся с 311 по 313 г. В ходе последних пострадал пресвитер Памфил ― учитель Евсевия. В конце сочинения Евсевий сообщает о прекращении восьмилетних гонений сначала в западной части, а затем и в восточной части Римской империи.

    Среди исторических трудов Евсевия есть два сочинения, посвященные исключительно императору Константину, это «Похвальное слово Константину (De laudibus Constantini)» и «Жизнь Константина (VitaConstantini)». Первое сочинение представляет панегирик упомянутому императору за его труды и благодеяния, в том числе, и, главным образом, за те, которые были сделаны для Церкви. В своем слове автор «наметил контуры своего «политического богословия», ставшего предтечей теории симфонии»[28]. Эти контуры продолжили намечаться и во втором произведении, посвященному императору Константину.

    Второе упомянутое произведение «Жизнь Константина (VitaConstantini)» является надгробным посмертным словом для василевса и состоит из 4 книг. Написана работа в 337 г. В ней, через рассказ о жизни императора, воспеваются его подвиги и свершения, прославляется образ императора как в целом, так и в лице Константина. Фактически, произведение обращено к его наследникам с призывом трудиться на ниве благочестия, чтобы быть как Константин Великий. Евсевий проявляет себя как историк и в этом произведении. Он открыто и ясно описывает историческую действительность и многие важные события жизни Константина. Помимо этого, автор приводит в своем труде политическую теорию[29], которая описывает взгляды подлинно христианского монарха, взаимоотношения Церкви и светской власти. В частности, Евсевий говорит, что правитель является образом Логоса, а власть императора ― образ вселенского единовластия Бога. «Жизнь Константина» походит на житие святого императора, однако по жанру и задумке им не является.

    Необходимо упомянуть сочинение «Речь императора Константина к собранию святых (Βασιλέως Κωνσταντίνου λόϒος ὃν ἔϒραψε τῷ τῶν ἁϒίων συλλόϒῳ; Constantini imperatoris oratio ad sanctorum coetum)». Этот небольшой труд зачастую помещается в рукописях после четвертой книги «Жизни Константина». Сам автор подчеркивает, что «Жизнь Константина» является дополнением к четвертой книге[30]. Однако в некоторых редакциях оно порой обособляется в отдельную пятую книгу «Жизни Константина», поэтому его и упоминаем отдельно.

    Если говорить о догматических сочинениях Евсевия, то до нашего времени дошли два его произведения. Оба они были написаны уже близко к концу жизни автора. Оба труда посвящены рассмотрению отношений между лицами Пресвятой Троицы. Первое из них ― сочинение против сторонника свт. Афанасия Великого Маркелла Анкирского, которое так и называется «Против Маркелла (Contra Marcellum)». Это произведение состоит из двух книг. Автор написал данный труд в 336 г. Именно в этом году состоялся Собор, который низложил Маркелла Анкирского. Трактат примечателен тем, что в нем Евсевий отвечает на обвинения в адрес сторонников арианства ― Евсевия еп. Никомидийского и Астерия Софиста. Это происходит в 1-й книге трактата. Во 2-й же книге автор, цитируя самого Маркелла, предпринимает попытку доказать, что учение Маркелла имеет еретические корни и питается учением Савеллия и Павла Самосатского[31]. Второе догматическое сочинение Евсевия, которое называется «Церковное богословие (Deecclesiasticatheologia)» содержит в себе также критику Маркелла, но более детальную и содержательную. Трактат состоит из 3 книг. Написаны они предположительно после осуждения Маркела, т.е. после 336 г. Адресует Евсевий свое произведение патриарху Флакиллу Антиохийскому, арианину по убеждениям.

    Из апологетических работ Евсевия до нас дошли трактаты: «Евангельское приготовление (Praeparatioevangelica)», «Евангельское доказательство (Demonstratioevangeica)», «Против Иерокла (Contra Hieroclem)» и «О Богоявлении (De Theophania)». О первых двух будет более подробно сказано в следующих статьях цикла. Что касается двух последних: сочинение «Против Иерокла» — раннее произведение Евсевия. Оно смотрится весьма скромно относительно других сочинений человека, которого называют «отцом церковной истории». Эта работа направлена против сочинений Соссиана Иерокла, одного из государственных сановников империи времен Диоклетиана и Максимина Дайи. Иерокл занимал должности «наместника в Пальмире (приблизительно в 297 г.), викария восточных провинций (до 303 г.), наместника в Вифинии (303 - 305 гг.) и префекта в Египте (310 - 311 гг.). Эти должности позволили ему не только получить определенное знание о христианских делах, но и иметь к ним некоторую близость»[32]. Стоит также упомянуть, что Иерокл инициировал гонения на христиан в Вифинии, когда был там наместником, а в начале IV в. Иерокл выступил с сочинением «Правдолюбец», которое, как уже упоминалось выше, вызвало в свою очередь ответ Евсевия. Евсевий в этом сочинении берет на себя право произнести окончательное суждение по вопросам, которые были воздвигнуты сочинениями Филосграта и Иерокла.

    «О Богоявлении (De Theophania)» – трактат, который состоит из 5 книг. В нем Евсевий защищает догмат о Боговоплощении, отвечая на актуальные обвинения времени жизни Евсевия. Сочинение дошло до нашего времени в отрывках.

    Оригинальный метод Евсевия в толковании Библии

    Евсевий немало труда посвятил толкованию книг Священного Писания. Необходимо упомянуть, что экзегетика занимает почетное и важное место во всех трудах автора. Касательно трудов исключительно экзегетического характера, известно о пяти сочинениях. Первое из них «Ономастикон (Περ τῶν τοπικῶν ὀνομάτων τῶν ἐν τῇ θείᾳ ϒραφῇ; Onomasticon)». Произведение адресовано другу и наставнику Евсевия Павлину, епископу Тирскому, он же и попросил написать это произведение Евсевия. «Ономастикон» ― это малый энциклопедический труд по библейской географии и топонимике. Сочинение представляет из себя список библейских мест в алфавитном порядке и справочный материал[33].

    «Евангельские каноны (Canones Euangeliorum)» ― систематический указатель параллельных мест четырех Евангелий

    Следующее произведение ― «Евангельские каноны (Canones Euangeliorum)» ― представляет систематический указатель параллельных мест четырех Евангелий. Эта идея, как упоминал сам Евсевий в «Письме к Карпиану (Epistula ad Carpianum ad canones evangeliorum praemissa)», была заимствована из синопсиса «Гармония Евангелий» Аммония Александрийского[34]. Однако Евсевий предложил новую систему параллельных мест, состоящую из десяти таблиц, или как он их называл, канонов. В них Евангелия разделены на перикопы и последовательно пронумерованы. Сами таблицы составлены по тематическому плану и позволяют читателю по-новому осмысливать и раскрывать для себя текст Священного Писания.

    Самым значительным экзегетическим трудом Евсевия является «Толкование на псалмы (CommentariainPsalmos)». Дошел до нас не полностью. Евсевий пользовался «Гекзаплами» Оригена для написания этого труда и придерживался текста Септуагинты[35]. Блаженный Иероним свидетельствовал, что Евсевий написал комментарии ко всей Псалтири[36], и сам очень высоко оценил качество экзегезы Евсевия.

    Также у блаженного Иеронима до нас дошли свидетельства об еще одном экзегетическом произведении Евсевия ― «Толкование на пророка Исаию (Commentarii in Isaiam)»[37]. Евсевий составил 10 книг этого произведения. Большая часть была опубликована в Патрологии Миня[38] и дошла до настоящего времени в катенах. Само произведение дошло до нас в отрывках и исследователями подвергалось сомнениям по поводу авторства, пока целиком не было найдено на флорентийском манускрипте в 30-х годах XX в.[39]

    В творчестве Евсевия к экзегетическим сочинениям логично отнести также и труд «О Пасхе (Desolemnitatepaschali)». Это произведение посвящено вопросу даты празднования Пасхи и написано в ответ на поручение императора разобраться в этом вопросе, о чем сообщает сам автор в другом своем произведении «Жизнь Константина»[40]. Император был озабочен этим вопросом, так как представители восточных областей, а именно Сирии, Месопотамии и Киликии, праздновали Пасху отдельно от остальной Церкви. Константин на Соборе призвал все поместные Церкви праздновать Пасху строго в один день, и, как пишет Евсевий[41], восточные Церкви уступили и приняли новую систему исчисления даты Пасхи[42].

    Сама экзегеза Евсевия в произведении носит аллегорический характер. Евсевий объясняет мистический смысл ветхозаветной пасхи и его исполнение в Пасхе НЗ, прибегая в подавляющем большинстве случаев к иносказательному толкованию. Евсевий, будучи историком, признает важность буквального толкования текста Священного Писания по отношению к историческим событиям, но александрийская школа богословия берет верх, и последнее слово, без которого полнота толкования не состоится, остается за аллегорией.

    Евсевий, опираясь на александрийскую традицию в толковании Библии, оставался во многом оригинальным, так как разработал и использовал в экзегетике свой метод

    Что касается в целом стиля экзегезы, Евсевий, опираясь на александрийскую традицию в толковании Библии, оставался во многом оригинальным, так как разработал и использовал в экзегетике свой метод. В своем методе, которому отправной точкой послужила система Оригена, Евсевий придерживался исключительно аллегорического метода, стараясь подчинить буквальное духовному, противопоставляя одно другому[43]. Но со временем подход Евсевия изменился, и уже в «Евангельском доказательстве» он не использовал слово «аллегория», но заменял его на словосочетание «разумное (κατὰ διάνοιαν) толкование», которое заключает в себе более осторожный подход. Евсевий стал прибегать к методам антиохийской богословской школы, историческому и филологическому анализу. Сам же оригинальный подход заключался в выборе Евсевием метода толкования в зависимости от жанра книги[44]. Для примера, при экзегезе исторических книг Священного Писания Евсевий больше использовал историческое толкование, хотя и рассматривал последовательность событий главным образом в контексте духовной составляющей, то есть просматривал все исторические события через призму Божественного Промысла и воплощения Иисуса Христа.

    Евсевий использовал свой метод толкования во всех жанрах. Не исключение и эпистолярное наследие Евсевия. До нашего времени дошли и некоторые сочинения такого жанра. Одно из них, «Письмо к Флакиллу (Epistula ad Flacillum)», представляет из себя краткий пересказ трактата «Церковное богословие». Другое, «Письмо Кесарийской Церкви (Epistula ad Caesarienses)», повествует нам о действиях автора на Никейском Соборе. Немаловажно, что в нем Евсевий дает объяснение, почему он принял термин «единосущный» и присоединился к осуждению арианства. Это письмо сохранилось в трактате «О постановлениях Никейского Собора», которое написал свт. Афанасий Александрийский[45], в трудах Сократа Схоластика[46] и у блаженного Феодорита Кирского[47]. Третье, «Письмо к августе Констанции (Epistula ad Constantiam Augustam)», представляет особый интерес. Евсевий в нем отражает свое отрицательное отношение к священным изображениям, сравнивая это с языческими обычаями. Оно дошло до нас благодаря апологетам иконопочитания и содержится в деяниях VII Вселенского Собора, а также в сочинении «Против Евсевия» свт. Никифора I Константинопольского[48].

    Очевидно, что в силу своей обширной деятельности, Евсевий написал гораздо больше писем. Но целыми дошли только три из них, также еще сохранились короткие отрывки из писем Евсевия свт. Александру Александрийскому (Epistula ad Alexandrum Alexandrinum), и Евфрасию Баланейскому (Epistula ad Euphrationem), в которых автор предпринимает попытку защиты взглядов Ария[49], критикуя отсутствие широты во взгляде на проблему у ярых противников арианства.

    Очевидно, что о части не дошедших до нас трудов Евсевия мы знаем из других источников по цитатам. В свою очередь, для исследователей письменной деятельности Евсевия Кесарийского, не менее значимым является метод цитирования различных авторов, чьи оригинальные произведения уже давно потерялись для человечества. Существует множество авторов, церковных деятелей, чьи слова, цитаты дошли до нас только в трудах Евсевия, и к счастью, многие из этих отрывков являются весьма объемными, и приносят неоценимую пользу в исследовании античных произведений. Это случилось и в том числе благодаря доступности для Евсевия прекрасных библиотек, пользуясь которыми, он включил в свои произведения большое количество источников. В этом смысле Евсевий стоит наряду с такими великими историками античности как Иосиф Флавий и Филон Александрийский, ведь те материалы, которые они сохранили в своих трудах ― бесценны.

    иерей Дмитрий Дегтярев

    Ключевые слова: Евсевий Кесарийский, Памфил, труды, арианский спор, язычество, хронология, церковная история, толкование, аллегория, экзегеза


    [1] Евсевий Памфил. Церковная история. II. 4. — М.: Издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1993. II. 4.

    [2] Eusebius of Caesarea: Demonstratio Evangelica. Translations of Christian literature. Series I. Greek texts. Tr. W.J. Ferrar. – London: The Macmillan Company, 1920. I 4. 1 [Электронный ресурс] // URLhttp://www.tertullian.org/fathers/eusebius_de_01_preface.htm (дата обращения: 22.04.2017).

    [3] Bardy G. La littérature patristique des «Quaesiones et Responsiones» sur l'écriture sainte // RB. 1960. T. 41. ― P. 60.

    [4] Оуэн — Патент о поединках. ЭСБЕ. П—Пам. XXIIa. ― СПб., 1897. ― С. 673-674.

    [5] Gifford E. H. Preface to the online edition «Eusebius of Caesarea: Praeparatio evangelica (Preparation for the Gospel)» [Электронныйресурс] // URL: http://www.tertullian.org/fathers/eusebius_pe_00_eintro.htm (дата обращения: 22.04.2017).

    [6] Lightfoot J. B. Eusebius of Caesarea // Dictionary of Christian Biography: Literature, Sects and Doctrines, ed. by William Smith and Henry Wace, Vol. II. ― P. 324-325.

    [7] Евсевий Памфил. Церковная история. VI. 32. — М.: Издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1993.

    [8] Розанов Н. П. Евсевий Памфил, еп. Кесарии Палестинской. ― М., 1880. ― С. 14-24.

    [9] Ястребов А., свящ. Евсевий Кесарийский. Православная энциклопедия [Электронный ресурс] // URL: http://www.pravenc.ru/text/187357.html (дата обращения: 20.12.2016). 

    [10] Berten I. Cyrille de Jérusalem, Eusèbe d'Émèse et la théologie semi-arienne // RSPhTh. ― Paris, 1968. Vol. 52. ― P. 38-75.

    [11] Eusebius of Caesarea: Demonstratio Evangelica. Translations of Christian literature. Series I. Greek texts. Tr. W.J. Ferrar. ― London: The Macmillan Company, 1920. V 8. 2-3 [Электронный ресурс] // URLhttp://www.tertullian.org/fathers/eusebius_de_01_preface.htm (дата обращения: 22.04.2017).

    [12] Berkhof H. Die Theologie des Eusebius von Caesarea. ― Amsterdam: Uitgeversmaatschappij Holland, 1939. ― P.79-82.

    [13]ЯстребовА.свящ.Евсевий Кесарийский. Православная энциклопедия [Электронный ресурс] // URL: http://www.pravenc.ru/text/187357.html (дата обращения: 20.12.2016).

    [14] Болотов В. В. Лекции по истории древней Церкви. Т. 4. ― Петроград: Третья Государственная Типография, 1918. ― С. 86-89.

    [15] Давыденков О., прот. Догматическое богословие. ― М.: Издательство ПСТГУ, 2013. ― С. 154.

    [16] Деяния вселенских соборов. Т. 1. — Казань: Типография губернского правления, 1859. — С. 191; Сократ Схоластик. Церковная история. ― М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1996. I. 8. 35. ― С. 12-14.

    [17] Gibbon E. The History of the Decline and Fall of the Roman Empire – Volume 1. ― Chicago: The University of Chicago, 1837. ― P. 413.

    [18] Асмус В. Античная философия. ― М.: Высшая школа, 2005. ― С. 496.

    [19] Иероним Стридонский, блж. О знаменитых мужах. Евсевий. 81. 2. // Подвижники. Избранные жизнеописания и труды. Книга вторая. ― Самара: Издательский дом «Агни», 1999. ― C. 178.

    [20] Фотий Константинопольский, свт. Библиотека. Μυροβίβλιον. ― Москва: Самиздат, 2016. ― С. 9-13, 27, 118, 127.

    [21] AssemaniJ. S., ed. Sancti Patris nostri Ephraem Syri Opera Omnia quae exstant graece, syriace, latine, in sex tomos distributa. Т. 3. 1. 18. ― R. 1746.

    [22] Ястребов А., свящ. Евсевий Кесарийский. Православная энциклопедия [Электронный ресурс] // URL: http://www.pravenc.ru/text/187357.html (дата обращения: 20.12.2016).

    [23] Болотов В. В. Лекции по истории древней Церкви. Т. 1. ― Петроград: Третья Государственная Типография, 1918. ― С. 151.

    [24] Ястребов А., свящ. Евсевий Кесарийский. Православная энциклопедия [Электронный ресурс] // URL: http://www.pravenc.ru/text/187357.html (дата обращения: 20.12.2016).

    [25] Болотов В. В. Лекции по истории древней Церкви. Т. 1. ― Петроград: Третья Государственная Типография, 1918. ― С. 151-152.

    [26] Schwartz E. Introduce. Die Kirchengeschichte. Eusebius Werke. ― Lpz., 1909. ― S. 17.

    [27] Ястребов А., свящ. Евсевий Кесарийский. Православная энциклопедия [Электронный ресурс] // URL: http://www.pravenc.ru/text/187357.html (дата обращения: 20.12.2016).

    [28] Там же.

    [29] Хачатурян В. М. История мировых цивилизаций с древнейших времен до конца XX века. ― М.: Издательский дом "Дрофа", 1999. ― С. 106.

    [30] Евсевий Памфил. Жизнь Константина перев. СПб. Духовной Академии, пересмотрен и исправлен Серповой В.В.; примеч.: Калинин А. IVкнига. Гл. 32. ― М.: Издательская группа Labarum, 1998. ― С. 181.

    [31] QuastenJ. Patrologia. Т. 2. ― CasaleMonferrato, 1983. ― P. 344.

    [32] Вдовиченко А. В. Христианская апология. Краткий обзор традиции. Раннехристианские апологеты II–IV веков. Переводы и исследования. ― М.: Ладомир, 2000. ― С. 150.

    [33] Ястребов А., свящ. Евсевий Кесарийский. Православная энциклопедия [Электронный ресурс] // URL: http://www.pravenc.ru/text/187357.html (дата обращения: 20.12.2016).

    [34] Щеголева Л. И. Греческие рукописи, хранящиеся в Российской государственной библиотеке. Фонд 181. Собрание рукописей на греческом языке // Вестник Церковной истории. 1/2(33/34)/2014. ― М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2014. ― С. 341.

    [35] Ястребов А., свящ. Евсевий Кесарийский. Православная энциклопедия [Электронный ресурс] // URL: http://www.pravenc.ru/text/187357.html (дата обращения: 20.12.2016).

    [36] Иероним Стридонский, блж. О знаменитых мужах. Евсевий. 81. // Подвижники. Избранные жизнеописания и труды. Книга вторая. ― Самара: Издательский дом «Агни», 1999. ― C. 177

    [37] Там же.

    [38] Patrologia Græca. 24. Col. 89-526 [Электронный ресурс] // URL: https://azbyka.ru/otechnik/Patrologija/scan-patrologia-graeca/1#_24 (дата обращения: 27.12.2016).

    [39] Quasten J. Patrologia. ― Casale Monferrato, 1983. T. 2. ― P. 341.

    [40] Евсевий Памфил. Жизнь Константина перев. СПб. Духовной Академии, пересмотрен и исправлен Серповой В.В.; примеч.: Калинин А. IV книга. Гл. 34-35. ― М.: Издательская группа Labarum, 1998. ― С. 184-185.

    [41] Евсевий Памфил. Жизнь Константина перев. СПб. Духовной Академии, пересмотрен и исправлен Серповой В.В.; примеч.: Калинин А. IIIкнига. Гл. 18. ― М.: Издательскаягруппа Labarum, 1998. ― С. 123-124.

    [42] Quasten J. Patrologia. T. 2. ― Casale Monferrato, 1983. ― P. 343.

    [43] Perrone L. Eusebius of Caesarea as a Christian Writer. Caesarea Maritima: A Retrospective after Two Millennia. Ed. A. Raban, K. G. Holum. ― Leiden: Brill, 1996. ― P. 515-530.

    [44]ЯстребовА., свящ.ЕвсевийКесарийский. Православная энциклопедия [Электронный ресурс] // URL: http://www.pravenc.ru/text/187357.html (дата обращения: 20.12.2016).

    [45] Деяния вселенских соборов. Т. 1. — Казань: Типография губернского правления, 1859. — С. 191.

    [46] Сократ Схоластик. Церковная история. ― М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1996. I. 8. 35. ff. ― С. 12-14.

    [47] Феодорит Кирский, еп. Церковная история. Пер. с греч. ― М.: Изд-во «Российская политическая энциклопедия»; Православное товарищество «Колокол», 1993. I. 12. 1. ― С. 42.

    [48] Hennephof H. Textus byzantinos ad Iconomachiam pertinentes. ― Leiden: E. J. Brill, 1969. ― P. 42-44.

    [49]ЯстребовА., свящ.ЕвсевийКесарийский. Православная энциклопедия [Электронный ресурс] // URL: http://www.pravenc.ru/text/187357.html (дата обращения: 20.12.2016).


    Новости по теме

    Церковь и человек в деле спасения: свт. Василий Великий Иерей Павел Карев Тема спасения человека поднимается святыми отцами часто, но всякий раз по-разному. Святитель Василий, объединяя в этом деле опыт Церкви и усилия самого человека, говорит на одном с нами, современными людьми, языке.
    ЗАВЕТЫ ЖИЗНИ СВ. ИОАННА ЗЛАТОУСТОГО Священномученик Иоанн Восторгов Кто из православных христиан не слышал имени святого Иоанна Златоустого? Едва ли есть другой из чтимых святых, кого бы Церковь Христова поминала так часто, — почти каждый день во всех своих священных храмах. Ему мы обязаны составлением божественной литургии, чаще всего совершаемой в нашей Церкви; ему мы обязаны многими чудными и доселе трогающими всякое сердце молитвами.