Воспитание и любовь: как рос преподобный Паисий Святогорец

Московская Сретенская Духовная Семинария

Воспитание и любовь: как рос преподобный Паисий Святогорец

Амир Файсал 1432



Личность святого Паисия Святогорца как современного святого отца вызывает неподдельный интерес. Не будучи посвященным в священный сан, подвижник оказывал духовную помощь людям разных категорий — от простого, мирского человека до епископов и государственных чиновников. Для такого серьезного дела нужно обладать богатыми духовными качествами, которые несомненно были заложены в старце с рождения и подкреплялись в течение жизни, благодаря родителям и близким людям. Внутренний стержень и упорство дали плоды самовоспитания ― о. Паисий стал душепопечителем о людях. 

Содержание:

  • Краткие сведения из жизни о. Паисия
  • О достоверности записей поучений старца
  • Фундамент главных духовных качеств старца ― родительский дом:
  • Любовь итерпение
  • Жертвенность по отношению к ближним
  • Усердие
  • Мужество,отвага, решительность


    Краткие сведения из жизни о. Паисия

    Настоящий цикл статей посвящен одному из самых ярких подвижников XX века — преподобному Паисию Святогорцу. Особый интерес при этом представляет практика душепопечения святого.

    В церковной истории известны случаи, когда духовное руководство было присуще лицу, не состоявшему в священном сане. Здесь можно вспомнить прп. Симеона Студита, которого его ученик, святой Симеон Новый Богослов, называл духовником. При этом он говорил о высоком достоинстве своего духовника как монаха и человека Божия. Также известно множество примеров, когда игумены или игуменьи, не имея священного сана, являлись духовниками насельников монастырей.

    Преподобного Паисия Святогорца, который также не был облечен в священный сан, по праву можно называть душепопечителем. В этом убеждаешься благодаря обширному наследию святого, где он предстает как душепопечитель, к которому приходили люди за советом, сами называя его духовным отцом.

    Кроме этого, прп. Паисия можно назвать и пастырем в том смысле, что он обладал всеми соответствующими качествами и исполнял присущие пастырю функции, за исключением совершения Таинств. Игуменья же Иоанно-Богословской обители применяла относительно него термин «богопросвещенное пастырство»[1].

    Родился святой Паисий (в миру — Арсений) 7 августа в 1924 году в греческом поселении Фарасы (в настоящий момент — селение Чамлик, Турция). Жители этого селения обладали крепким внутренним духовным стержнем и хранили традиции православной веры, культуры и предания святых отцов-каппадокийцев.

    Сколько бы монах Паисий ни искал уединения, Господь указывал ему на то, что его призвание заключается в служении людям и утешении их страждущих душ

    Вскоре после рождения святого его семья переехала в Коницу — город Северо-Западной Греции, по причине обмена (возвращение коренного населения на историческую родину) населением между Турцией и Грецией. Арсений хотел быть монахом еще с детства, поэтому особое внимание в малом возрасте уделял воздержанию, молитве и духовному чтению.

    Окончил юноша только начальную школу, после этого обучился плотничеству, чем и занимался впоследствии. А когда наступило время защищать Родину, Арсений, в связи с гражданской войной в Греции, был призван в 1945 году в армию и назначен радистом. Во время военных действий он проявлял героическую отвагу и жертвенную любовь к сослуживцам.

    После окончания военной службы в 1950 году молодой человек отправился на Афон в поисках монашеской жизни, где с первых дней проявлял особое усердие в молитве, посте и исполнении послушаний. По прибытии на Святую Гору он остановился вблизи монастыря Кутлумуш, в келье святого Иоанна Богослова.

    Первым его духовником стал иеромонах Кирилл, который спустя небольшое время отправил Арсения в Эсфигменскую обитель. В Эсфигмене в 1954 году послушник стал иноком с именем Аверкий, а в 1956 году — пострижен в мантию в обители Филофей. Тогда будущего преподобного и назвали Паисием (в честь митрополита Кессарии Паисия II (1777-1871)).

    В дальнейшем монаху Паисию довелось нести свои аскетические подвиги и пастырскую деятельность в обители Стомион (город Коница) и на горе Синай, недалеко от монастыря святой Екатерины. После этого в 1964 году он снова вернулся на Афон, где подвизался всю оставшуюся жизнь, принимая множество паломников. В этот большой период будущий святой жил в Иверском скиту, Ипатьевской каливе, каливе Честного Креста, келье Панагуда. Так случилось, что сколько бы монах Паисий ни искал уединения, Господь указывал ему на то, что его призвание заключается в служении людям и утешении их страждущих душ.

    Святой Паисий учился любви к ближнему и доброму отношению к людям, в первую очередь, через наблюдение за родителями, в особенности матери

    Монах Паисий, по просьбе женщин желавших иночества, помог основать монастырь святого Иоанна Богослова возле селения Суроти. Насельниц этой обители будущий святой окормлял, регулярно посещая их и наставляя в переписке через письма.

    Еще при жизни прп. Паисий был почитаем многими людьми. Тысячи паломников посещали его регулярно, желая получить его мудрый духовный совет. Он старался принять каждого нуждающегося, окружить любовью, утешить и помочь. Даже когда его постигли тяжелые болезни, подвижник самоотверженно и жертвенно посвящал себя приходящим людям.

    Окончил свой жизненный путь монах Паисий Святогорец 12 июля 1994 года в Иоанно-Богословском монастыре, который и стал местом его блаженной кончины и упокоения. Канонизирован в лике святых 13 января 2015 года.

     

    О достоверности записей поучений старца

    Главным источником поучений являются беседы и слова прп. Паисия Святогорца, зафиксированные в письменной форме сестрами Иоанно-Богословского монастыря, а также близкими его чадами, и впоследствии изданные в шести томах. По свидетельству монахинь из Суроти, святой Паисий сам просматривал записи бесед, в случае необходимости редактируя их. На данный момент все шесть томов переведены на русский язык под руководством издательств «Святая Гора» и «Орфограф».

    В первом томе внимание уделяется свидетельствам святого Паисия о духовном состоянии современного мира и человека, во втором — о духовном противостоянии новейшим вызовам, в третьем и пятом томах даны советы по борьбе со страстями, приобретению трезвения, а также стяжанию добродетелей, четвертый том посвящен вопросам семейной жизни, а шестой — молитве.

    Мысль «пусть лучше будет трудно тебе, чем другому из-за тебя» со временем становится для прп. Паисия одним из принципов жизни

    Материалом для данного исследования послужили также два изданных жития святого Паисия, одно из которых было написано иеромонахом Исааком, а второе — выпущено исихастирием святого Иоанна Богослова (Суроти, Греция) и переведено с греческого языка издательством «Орфограф». При создании жития использовались личные воспоминания и записи авторов и составителей, данные очевидцев, фотографии, письма святого Паисия.

    В источниковую базу входят и собственноручные труды прп. Паисия о жизни, подвигах и пути к святости афонских подвижников, представленные в следующих книгах: «Отцы-святогорцы и святогорские истории»[2], «Святой Арсений Каппадокийский»[3].

    Кроме того, интересны свидетельства паломников о святом Паисии Святогорце, записанные Николаосом Зурнатзоглу[4]. Ему удалось в одной книге собрать воспоминания разных людей, в том числе государственных деятелей и архиереев.

     

    Фундамент главных духовных качеств старца ― родительский дом

    Любовь и терпение

    Одними из самых ценных духовных качеств не только духовного наставника, но и каждого человека являются любовь и терпение. Святой Паисий учился любви к ближнему и доброму отношению к людям, в первую очередь, через наблюдение за родителями, в особенности матери. В будущем это научило его также по-родительски принимать разное отношение к себе, приходивших к нему людей. А также научать их тому, что он познал на примере материнской любви.

    Доброта и готовность к прощению, которые отличали преподобного, были воспитаны в нем на примере его матери[8]. Из жизнеописания святого можно узнать, что, «Евлогия (так звали мать преподобного), видя, как дети озорничают, отворачивалась и делала вид, что не замечает их проступков. Она вела себя так, потому что не хотела их опечалить»[9], «она относилась к этому с благородным великодушием и старалась помочь детям научиться чувствовать добро необходимостью»[10].

    Даже когда среди паломников находились те, кто считал возможным отвлечь святого подвижника от молитвы, преподобный расценивал это как необходимое отсечение своей воли

    В то же время такое отношение было лучшим средством воспитания и исправления. Это учило преподобного с малых лет рассуждать: «Смотри-ка, — говорил он себе, — я так сильно наозорничал, а мама не только не бьет меня, но и делает вид, что она этого не заметила! Больше я не буду так плохо себя вести»[11]. Позднее он говорил, что «мамин взгляд и слова помогали мне больше, чем затрещины, на которые не скупился отец. Конечно, оба они меня любили, однако благородное, великодушное поведение мамы исправляло меня больше, чем отцовские строгость и наказания»[12].

    Такой материнской любви в отношении к ближнему старец учил и других. Образ терпеливой и любящей матери, как считает преподобный, должен стать примером для каждого в умении прощать, терпеть или вовсе не замечать ошибок ближнего.

    В дальнейшем, святой Паисий учился любви и терпению у своих духовных наставников и старцев, с которыми его сводил Господь на Афоне. Терпение преподобный старец приобретал и через многие перенесённые трудности во время участия в военных действиях, а порой и через грубое отношение к себе строптивых монахов[13], у которых он послушался.


    Жертвенность по отношению к ближним

    Одной из черт прп. Паисия, проявляющейся в его жизни, а после и в пастырском попечении о людях, является его жертвенность. Он часто проявлял готовность пожертвовать собой ради другого, перенести боль и переживания другого человека за него, как бы тяжелы они ни были. Он признавался: «Я болею за мир, и день за днём эта боль растёт. Я, в буквальном смысле, изнемогаю, я хочу объять всех людей, хочу им помочь»[14].

    Этой чуткости к переживаниям других людей, готовности видеть нужду другого человека как свою, переживать за ближнего и стремиться взять его трудности на себя преподобный учился у родителей и тех, с кем он встречался в жизни. Пример такой готовности помочь ближнему он видел в поведении своей матери, всегда отвечавшей на замечания других о том, что ей надо было бы пожалеть себя: «Это же мой долг. Я обязана всё успевать и не роптать при этом. Потому что я — мама»[15].

    Строгий и принципиальный отец также никогда не искал лучшего для себя, но стремился делать все возможное для других. Например, когда происходил раздел земель для семей переселенцев «Продром (так звали отца старца), ответственный за справедливое распределение домов и участков, сначала распределил их между своими земляками, взяв для своей семьи последнее из оставшегося»[16].

    Еще в детстве старец убедился, что «не надо искать покоя для самих себя, а нужно стремиться к тому, чтобы доставить покой другому человеку»[17]. И потому мысль «пусть лучше будет трудно тебе, чем другому из-за тебя» со временем становится для прп. Паисия одним из принципов жизни, который затем проявлялся во всех поступках старца: другим он посвящал свое время, отдавал свои силы, был готов поставить себя на место человека, которому угрожала смертельная опасность на войне.

    Житие прп. Паисия показывает примеры того, как с детства проявившаяся в нем готовность, видя трудности другого человека, уделить ему свое время, постепенно стала одним из главных его качеств и в духовническом служении. Так, когда во время войны погиб муж одной из сестер преподобного, и она осталась одна с двумя маленькими дочками, старец в течение двух лет в свободное после работы время по вечерам приходил к ним в дом, чтобы по возможности поддержать и помогать им[18].

    На протяжении всей жизни преподобный в каждом монастыре на Афоне, Синае, Конице использовал свой плотнический талант, который не зарывал в землю, трудясь на благо обителей

    В те трудные годы он, как мог, старался облегчить и труд братьев на полях. Однажды, отмечает автор жития, старец даже не пошел в любимую церковь великомученицы Варвары, куда обычно при всякой возможности стремился для уединенной молитвы[19], понимая, насколько важна сейчас его помощь. А поскольку братья, вернувшись поздно с праздника у соседей, не смогли рано выйти на поле, преподобный отправился туда один: «“Надо торопиться, — думал он, — кто знает, до которого часа они проспят”. В тот день Арсений работал за троих, и это было запредельно тяжело. Однако он работал и за себя, и за братьев от всего сердца и оттого чувствовал необыкновенную радость»[20]. Уход Арсения в монастырь также задержался в связи с тем, что он решил остаться помогать семье в трудную минуту, тем самым проявив большую жертву в ущерб своему внутреннему зову[21].

    Позднее святой Паисий Святогорец так поступал и в тех случаях, когда дело касалось помощи душе ближнего. Прием и беседа с людьми требовали большого количества времени, и он всегда откладывал свои неотложные дела, поскольку был убежден: «У человека столько проблем, и неужели я буду думать о себе самом?»[22].

    И действительно, «часто у преподобного не было времени даже поесть. Едва начав чистить картошку, он откладывал ее, потому что пришли люди. Поставив варить на огонь рис, старец вспоминал о нем, только ощутив запах гари из кухоньки»[23].

    С детства преподобный всегда готов был тратить свои силы, чтобы беречь силы других. Подобную жертвенную помощь святой Паисий оказывал не только людям, но и животным. Однажды, понимая, что лошади устали и лучше им будет отдохнуть без сбруи, он брал и нес на себе их седла, хотя и очень уставал от такой ноши. А чтобы никто не догадался об истинных причинах его поступка, объяснял свои действия тем, что иначе седла цепляются за ветки[24]. Трудиться, не жалея себя, преподобный привык с детства: так было, когда он жил в родительском доме, был на службе в армии[25], когда стал монахом. Также он относился и к своему духовническому служению.

    Как показывает житие, святого Паисия всегда отличало стремление помочь другому, не взирая на собственную усталость, тратя все свои силы на других: «Не помню ни одного случая, когда Старец показал бы другим, что он устал и измучен»[26]. Только в письмах преподобный признавался: «Много народу, сам же я устал и измучен. Людей с их проблемами все больше и больше, а о моих телесных силах что говорить — лучше молитесь, чтобы они не убывали. Приходится рассчитывать свои силы, потому что можешь или не можешь, а всегда надо смочь»[27].

    Во время службы в армии он был готов понять обстоятельства другого человека, его переживания: «…его любовь к другим доходила до жертвы. Он выполнял за своих сослуживцев их обязанности, очень много работал»[28]. Когда солдат оправляли на опасное задание, Арсений всегда спрашивал, какая у того семья. И если оказывалось, что дома солдата ждут жена и ребенок, преподобный просил разрешения и шел на опасное задание вместо товарища[29].

    Как указывает житие преподобного, на жертвенное служение людям его благословил и явившийся старец Тихон, и «это событие еще больше склонило Старца на служение людям»

    Участвуя в одном из боев, святой вырыл для себя небольшой окопчик, чтобы укрыться от вражеских пуль. Когда один из солдат подполз к преподобному и попросился к нему, тот потеснился, и они, с трудом уместившись, стали сидеть вдвоем в тесном окопчике. На просьбу другого солдата пустить и его, старец просто уступил свое место: «Лучше, — подумал я тогда, — если меня сейчас один раз убьёт, чем убьёт кого-то ещё, а потом и меня всю оставшуюся жизнь будет убивать совесть. Как я вынесу мысль о том, что я мог его спасти и не спас?»[30]. Сам преподобный оказался без укрытия, и вскоре осколок «чиркнул» его по голове, на которой был только капюшон. Однако осколок только сбрил на голове волосы, оставив голую полоску шириной в шесть сантиметров.

    Одним из проявлений жертвенности святого Паисия Святогорца было отсечение своей воли, зачастую он это делал ради ближних. Даже когда среди паломников находились те, кто считал возможным отвлечь святого подвижника от молитвы, преподобный расценивал это как необходимое отсечение своей воли: «Мою волю отсекают не один-двачеловека, а сразу все. Каждый ведь приходит, когда ему удобно. Один от верхней калитки звонит, другой от нижней кричит… Я им говорю: “Ребята, обождите минут пятнадцать”, а они отвечают: “Заканчивай молиться, геронда, Бог не обидится!”»[31].

    Уже в юности преподобный понял: «Наше хотение, будь оно даже и добрым, имеет в себе своеволие. А своеволие препятствует, оно мешает тебе стать свободным, чтобы соединиться со Христом. Да, ты все равно любишь Христа, однако любишь его “по-своему”, то есть сочетая с этой любовью свои якобы добрые пожелания»[32]. По этой же причине, несмотря на то что старец хотел большего уединения, он переселился из каливы Честного Креста в келью Панагуда, чтобы быть более доступным для паломников[33].

    Со временем, еще больше убедившись в этом на собственном опыте, святой Паисий потом советовал людям: «Хорошо, если мы отсекаем всякое пожелание. Когда человек прилагает какое-то усилие ради Христа, жертвует тем, что он любит — каким бы хорошим оно ни было, — и делает то, что не любит, Бог дает ему больший покой»[34].

    Как указывает житие преподобного, на жертвенное служение людям его благословил и явившийся старец Тихон, и «это событие еще больше склонило Старца на служение людям»[35]. Кроме того, по одному из свидетельств жизнеописания преподобного Паисия, он получил заповедь от Самой Пресвятой Богородицы заниматься только духовной помощью нуждающимся людям, и не искать более удаления и безмолвия[36]. Утверждением для него стали слова пророка: Утешайте, утешайте люди Моя, глаголет Бог (Ис. 40:1).

    Святой Паисий Святогорец действительносо всей ответственностью и вниманием, часто откладывая даже свои неотложные дела, относился к каждому, стараясь ему помочь, прежде всего с молитвой и с постоянным участием в жизни человека: «Старец любил и поддерживал всех своих афонских братьев. И насельников монастыря Кутлумуш он воодушевлял во время великих испытаний, к которым нас подготавливал. Он расспрашивал, беспокоился, молился и деликатно давал советы, касающиеся афонского жительства, Церкви и Родины. Всегда полностью вникал в проблемы людей, участвовал в них»[37].

    Еще в юности, общаясь с людьми, Арсений очень горел тем, чтобы те познали Христа. Опытным путем он старался воплотить это в жизнь. По своему расположению он был готов делать все ради спасения души другого человека.

    Некоторым он и вовсе помогал с устройством в жизни, что способствовало исправлению пришедших к нему людей. При этом подвижник находил возможность дать точный совет, оставляя принятие решения на волю самого человека. Так, старец вспоминает встречу с молодым человеком, кравшим собранные церковные деньги на помощь беднякам и обездоленным: «“Вот что, парень. Хоть всё, что ты мне рассказал, и кажется, на первый взгляд, хорошим, но на самом деле ничего хорошего в этом нет. Больше так не делай. Я тебе кое-что посоветую. Послушаешься моего совета?” — “Послушаюсь, отец”, — ответил он. “Из своего родного города тебе нужно уехать, — сказал я. — Поезжай туда, где тебя не знают, — в город такой-то. Я позабочусь о том, чтобы ты сошёлся там с добрыми людьми. Начинай работать и по силе помогай обездоленным, делясь с ними последним куском хлеба, потому что это имеет большую цену [чем то, что ты делал до сих пор] <…>”. Выслушав меня, юноша пообещал послушаться моего совета и ушёл в радостном состоянии духа»[38].


    Усердие

    Нельзя не отметить усердие прп. Паисия Святогорца, с которым он совершал телесный труд и исполнял монашеские обеты. Будущий подвижник уже в юном возрасте развивал свои способности и качества до высокого совершенства. Таким образом, научившись плотническому делу, он открыл после и свою собственную мастерскую. Так, на протяжении всей жизни преподобный в каждом монастыре на Афоне, Синае, Конице использовал свой плотнический талант, который не зарывал в землю, трудясь на благо обителей. По такому же принципу он развивал и свои духовные зачатки в сугубых аскетических подвигах: молился больше, чем от него требовал монашеский устав, трудился не только за себя, но и за других, добавлял сверх меры еще и новые послушания.

    В юношестве прп. Паисий насколько мог заранее приучал себя к монашеской жизни: «Он предпочитал безвкусную пищу, которую вдобавок не солил, чтобы не пить много воды. Свою одежду он стирал сам, не разрешая делать это матери и сестрам»[39]. А родители, в свою очередь, проявляли правильную реакцию к подобным устремлениям сына, не препятствуя его духовной самоподготовке.

    На войне преподобный закалял свою волю и тело, а также получил хорошую закалку и для последующих монашеских подвигов и пастырской деятельности

    Большое влияние на святого старца как на пастыря оказало переселение в обитель Стомион. Там он приобрел большой опыт душепопечения. В течение этого периода старец усердного трудился, чтобы благоустроить обитель и души местных жителей. Ему довелось восстанавливать монастырь, вести миссионерскую и просветительскую деятельность среди местных жителей. Попечение над монастырем оттачивали в старце большую ответственность, ревность в почитании святой обители, быт и распорядок, которые старец тщательно оберегал.


    Мужество, отвага, решительность

    Важно отметить следующие качества святого Паисия: мужество, отвага и решительность. Весь аскетический путь и наставления преподобного пропитаны духом этих качеств.

    На войне преподобный закалял свою волю и тело, а также получил хорошую закалку и для последующих монашеских подвигов и пастырской деятельности. Интересно, что «сравнивая пережитое им на войне с аскезой, совершенной в монашеские годы, он с самоукорением говорил: “Для Христа я не сделал ничего. Если бы такую же аскезу, как страдания на войне, я совершил как монах, то стал бы святым”»[40].

    Среда, в которой выросли родители преподобного (бывшее греческое селение Фарасы на территории современной Турции. Сейчас это поселение Чамлик), способствовала развитию крепкого православного стержня и духа в людях (мужественность, отвага, крепкая воля, некая категоричность), что, несомненно, усвоил через воспитание и пример отца будущий старец: «Святой Паисий говорил, что дети принимают все привычки своего отца и в точности их воспроизводят»[41]. Даже в рационе принятия пищи в будущем старце воспитывалась крепкая воля и в хорошем смысле категоричность: «Мать учила детей воздержанию: не разрешала ничего есть до тех пор, пока не придет время принятия пищи. Нарушение этого правила она считала тяжелым грехом, подобным блуду»[42].

    Затем преподобный не раз применял эти качества в своей духовной и аскетической жизни (решительное отсечение искушений[43]). Порой мужество и решительность старца в борьбе с искушениями достигали таких пределов, что он мог поранить себя топором[44].

    Архимандрит Софроний говорит, что пастырь «обязан внушить мужество малодушным на подвиг жизни по заповедям Господним»[45]. Также и старец Паисий часто говорил людям о мужестве, отваге и советовал им развивать эти качества в себе («Чтобы в точности исполнять заповеди Божии, необходимы мужество, храбрость…»[46]; «Отвага, самоотвержение являются в человеке движущей силой»[47]).

    Таким образом, детство и жизнь будущего святого были основополагающим фундаментном его предстоящих подвигов. С раннего детства в старце был заложен крепкий православный стержень, а также умение регулярно молиться, поститься, посещать храм. Он научился от родителей жертвенности, усердию, любви и милосердию, стяжал мужественность, решительность и, сумел воспитать в себе крепкую волю.

    В следующей статье о прп. Паисии продолжим говорить о других качествах старца, и о том, как впоследствии это сказалось в формировании его пастырского образа.

    чтец Амир Файсал,

    выпускник магистратуры, профиль "Пастырское богословие"

    Ключевые слова: старец Паисий Святогорец, житие, получения, духовные качества, опыт душепопечения, любовь, терпение, родительский пример, воспитание воли, жертва, самовоспитание


    [1] Паисий Святогорец, прп. Слова. Т.1. С болью и любовью о современном человеке. Пер. с греч. ― М.: Орфограф, 2017. ― С. 17-29.

    [2] Паисий Святогорец, прп. Отцы Святогорцы и святогорские истории. ― Издательство Борисова, 2015.

    [3] Паисий Святогорец, прп. Святой Арсений Каппадокийский. ― М.: Святая Гора, 2008.

    [4] Зурнатзоглу Н. А. Преподобный Паисий Святогорец. Свидетельство паломников. ― М.: Издательство Сретенского монастыря, 2011.

    [5] Sidoreac P., πρωτοπρεσβύτερος. Ο γέροντας Παΐσιος ο Αγιορειτης. Πατερική και ποιμαντική προσεγγίση. Διδακτορική διατριβή υποβληθείσα στο Τμήμα Ποιμαντικής και Κοινωνικής Θεολογίας της Θεολογικής Σχολής Α.Π.Θ. – Θεσσαλονίκη, 2017. – Σ. 141-226.

    [6] Там же. Σ. 198-212.

    [7] Там же. Σ. 212-226.

    [8] См. Мельниченко Н., диак. Воспитание христианских добродетелей на примере жития преподобного Паисия Святогорца. ― Сергиев Посад (МДА), 2016. – С. 19.

    [9] Житие преподобного Паисия Святогорца. Пер. с греч. ― М.: Орфограф, 2017. ― С. 45.

    [10] Там же.

    [11] Там же.

    [12] Там же. С. 44-45.

    [13] Исаак, иером. Житие старца Паисия Святогорца. ― М.: Святая Гора, 2006. ― С. 89.

    [14] Паисий Святогорец, прп. Слова. Том 5. Страсти и добродетели. ― М.: Святая гора, 2010. ― С. 205.

    [15] Житие преподобного Паисия Святогорца. Пер. с греч. ― М.: Орфограф, 2017. ― С. 42.

    [16] Там же. С. 41.

    [17] Паисий Святогорец, преп. Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке. – М.: Святая гора, 2010. – С. 254.

    [18] Житие преподобного Паисия Святогорца. Пер. с греч. ― М.: Орфограф, 2017. ― С. 59.

    [19] Преподобный в детстве любил проводить время в пещере при небольшой церкви святой великомученицы Варвары. См.: Житие преподобного Паисия Святогорца. Пер. с греч. ― М.: Орфограф, 2017. ― С. 46.

    [20] Там же. С. 61.

    [21] Жертва ради других. Жизненный путь старца Паисия Святогорца до принятия монашества. ― Владимир: Покров, 2016. ― С. 37.

    [22] Исаак, иером. Житие старца Паисия Святогорца. ― М.: Святая Гора, 2006. ― С. 208.

    [23] Житие преподобного Паисия Святогорца. Пер. с греч. ― М.: Орфограф, 2017. ― С. 415.

    [24] Исаак, иером. Житие старца Паисия Святогорца. ― М.: Святая Гора, 2006. ― С. 55.

    [25] Гришина М. Б. Монах есть далекий маяк. Миссионерская проповедь старца Паисия Святогорца. ― М.: Русский Хронографъ, 2013. ― С. 10.

    [26] Исаак, иером. Житие старца Паисия Святогорца. ― М.: Святая Гора, 2006. ― С. 208.

    [27] Житие преподобного Паисия Святогорца. Пер. с греч. ― М.: Орфограф, 2017. С. 415; См. также: Паисий Святогорец, прп. Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке. ― М.: Святая гора, 2010. ― С. 15.

    [28] Исаак, иером. Житие старца Паисия Святогорца. ― М.: Святая Гора, 2006. ― С. 59.

    [29] Там же. С. 63.

    [30] Там же.

    [31] Житие преподобного Паисия Святогорца. Пер. с греч. ― М.: Орфограф, 2017. ― С. 419.

    [32] Там же. С. 55.

    [33] Паисий Святогорец: реж., сцен. А. Куприн; рук. проекта игум. Киприан (Ященко). Фильм 5: Панагуда. ― М.: Продюсерский центр Покров, 2012.

    [34] Паисий Святогорец, прп. Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке. ― М.: Святая гора, 2010. ― С. 72.

    [35] Исаак, иером. Житие старца Паисия Святогорца. ― М.: Святая Гора, 2006. ― С. 277.

    [36] Паисий Святогорец: реж., сцен. А. Куприн; рук. проекта игум. Киприан (Ященко). Фильм 2: Начало монашеского пути. ― М.: Продюсерский центр Покров, 2012.

    [37] Зурнатзоглу Н.А. Преподобный Паисий Святогорец. Свидетельство паломников. ― М.: Издательство Сретенского монастыря, 2011. ― С. 57-58.

    [38] Паисий Святогорец, прп. Слова. Том 3. Духовная борьба. ― М.: Святая гора, 2010. ― С. 86-88.

    [39] Исаак, иером. Житие старца Паисия Святогорца. ― М.: Святая Гора, 2006. ― С. 47.

    [40] Там же. С. 62.

    [41] Γεώργιος Ν. Φουκαδάκης. Άγιος Παΐσιος ο Αγιορείτης - Η ζωή του και το έργο του. ― Αθήνα, 2017. ― Σ. 40.

    [42] Каменева О. Житие святого Паисия Святогорца [Электронный ресурс] // URL: http://pokrov.pro/zhitie-svyatogo-paisiya-svyatogorca/ (дата обращения 13.05.2017).

    [43] Исаак, иером. Житие старца Паисия Святогорца. ― М.: Святая Гора, 2006. ― С. 164; См. также: Паисий Святогорец: реж., сцен. А. Куприн ; рук. проекта игум. Киприан (Ященко). Фильм 3: Синайский отшельник. ― М.: Продюсерский центр Покров, 2012.

    [44] Паисий Святогорец, прп. Слова. Том 5. Страсти и добродетели. ― М.: Святая гора, 2010. ― С. 101.

    [45] Софроний (Вардикидис), архим. Таинство священства согласно старцу Софронию [Электронный ресурс] // URL: http://spbda.ru/publications/arhimandrit-sofroniy-vardikidis-tainstvo-svyaschenstva-soglasno-starcu-...  (дата обращения 15.02.2018).

    [46] Паисий Святогорец, прп. Слова. Том 5. Страсти и добродетели. ― М.: Святая гора, 2010. ― С. 147.

    [47] Паисий Святогорец, прп. Слова. Том 2. Духовное пробуждение. ― М.: Святая гора, 2010. ― С. 197.

  • Новости по теме

    Ненасытимая страсть, стремящаяся в бесконечность: проявление и последствия страсти сребролюбия Иеродиакон Агафангел (Давлатов) От чего охладевает сердце человека? Как разжигается страсть сребролюбия и чем это грозит нашим душам? Ведь трудность еще и в том, что укоренившуюся страсть сребролюбия порой трудно распознать.
    «Буду подобен Всевышнему»: этапы развития гордости от самолюбия к кощунству Иеродиакон Кирилл (Попов) Подобно всякой другой страсти, гордость, как сорняк, укореняется в человеке постепенно. Всё может начаться с безобидной и даже, казалось бы, иной раз необходимой уверенности в своих силах, а закончиться — страшной самонадеянностью, равной почитанию себя вершителем человеческих судеб, не говоря уже о своей собственной…
    «Борьба со страстями и укоренение в добродетелях по прп. Паисию Святогорцу». Часть 4: «Чем побеждается гордость». Иерей Василий Родионов Как проявляет себя гордость? Чем она страшна? Каковы способы борьбы с ней? На эти вопросы вы можете найти ответы в четвертой статье цикла о страстях и добродетелях, включающей в себя поучения преподобного Паисия Святогорца.