«Образ Божий» ― образ Иисуса Христа: учения Отцов Церкви по Писанию

Московская Сретенская Духовная Семинария

«Образ Божий» ― образ Иисуса Христа: учения Отцов Церкви по Писанию

Павел Сизинцев 1030



Сегодня православному человеку все сложнее разобраться в самом себе, осознать свою личность, понять, в чем его истинные склонности. Все это связано с манипулятивным воздействием современной жизни ― обращению к эмоциям, низменным чувствам окружает со всех сторон. Как следствие, в личности происходит некритическое восприятие внушаемых установок, достижение ложного состояния при котором зло встает на место добра. Для того, чтоб этого не происходило, нужно понимать, что человек несет в себе Образ Бога и подробнее узнать об этом в учениях Отцов Церкви.

Содержание:

  • Понятие «образ Божий» в Ветхом Завете
  • Понятие «образ Божий» в Новом Завете
  • Отличительным признаком книг Священного Писания является их богодухновенность (2 Тим. 3:16). Поэтому Священное Писание имеет две стороны — Божественную и человеческую. Божественная сторона состоит в том, что Священное Писание заключает в себе Богооткровенную Истину. Сторона человеческая в том, что вечная Истина выражена на языке людей древней эпохи, имеющих свою культуру и представления о мире.


    Понятие «образ Божий» в Ветхом Завете

    Само наименование «Ветхий Завет» введено в употребление апостолом Павлом (Евр. 8,13). В то же время, выявлено, что на понятии «образа Божия» покоится ветхозаветное учение о человеке, изложенное в книгах Бытия, Второзакония и Премудрости Соломона (Быт. 1:26-27, Втор. 4:12-13, 14-15, 19, Прем. 7:24-26).

    В книге Премудрости Соломона описана Премудрость Божия, которая «подвижнее всякого движения...сквозь все проходит и проникает... Она есть дыхание силы Божией и чистое излияние славы Вседержителя. Она есть отблеск вечного света и зеркало действия Божия и образ благости Его. Она может все» (Прем. 7:24-26.).

    Ветхий Завет учит, что люди созданы по образу и подобию Божию (Быт. 1:26-27), в православном же учении Бог есть Троица. Текст Библии о сотворении человека повествует: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и подобию... И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1:26-27).

    «Образ Божий» ― есть заданный Богом потенциал для достижения каждым человеком провиденциально предусмотренного Господом идеала человеческого развития в виде Иисуса Христа

    Человек по свидетельству Ветхого Завета может быть проводником воли Бога, в виде глашатая Заповедей (Моисей), пророка, возвещающего Глас Божий (Исайя), или пророка ― толкователя снов (Даниил). Иными словами, человек, имея образ Божий, способен быть носителем Божественных свойств, обладать дарами пророчества, ведения будущего, знания Божественных истин.

    Что в данном контексте означает «образ Божий»? В Библии не указывается, какая именно часть нашей природы являет в себе этот образ. Поэтому Святые Отцы Церкви пытались каждый в свою меру разрешить этот богословский вопрос. Одни видели проявление образа Божия в разуме, другие в свободной воле, третьи ― в потребности самоидентификации, но все сходились в том мнении, что образ Божий состоит в уникальной способности человека отражать Божественные совершенные свойства.

    Бог же, согласно книге Бытия, «создал...человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт. 2:7). Приведенный фрагмент служит ветхозаветным подтверждением наличия конкретной связи бестелесной души человека, (полученной через «дыхание жизни» непосредственно от Бога) со всеми качествами «образа Божия», присущими собственно Богу.

    Следовательно, понятие «образ Божий» должно относиться к бестелесной душе. А присущие Богу свойства: бессмертие, свободная воля, мудрость, любовь, милосердие и другие ― в каждый момент творения нового человека тут же становятся присущими этому человеку, и остаются с ним от рождения до смерти.

    В полной мере носителем всех этих Божественных качеств является Господь Иисус Христос, «который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари, ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое» (Кол. 1:8-12), по словам апостола Павла.

    Обобщая вышеприведенные рассуждения и примеры ветхозаветных текстов, допустимо предположить, что все высшие благородные свойства и уникальные способности души при рождении даны Богом и являются выражением образа Божия. По сути дела, «образ Божий» ― есть заданный Богом потенциал для достижения каждым человеком провиденциально предусмотренного Господом идеала человеческого развития в виде Иисуса Христа.

    Ветхозаветная традиция, древнееврейские толкования и сам метод мышления резко отделяли восприятие Бога от любых доступных человеку форм познания или ассоциаций

    Причем, идеала, заданного через христианскую перспективу развития человека, ее начало, жизненный путь, требуемый от человека и его завершение в вечности. Начало ― это Адам, первозданный человек, итог завершения развития человека ― Богочеловек Иисус Христос. Господь открыл величайшую из тайн бытия человечеству через книгу Бытия, и человек и люди в целом появились не случайно, не в ходе эволюции, но вследствие дарования Богом Своего образа человеку через Божественную ипостась Иисуса Христа.

    Парадоксально, но тема образа Божия почти не интересовала ветхозаветную антропологию[1]. В редких текстах Ветхого Завета встречается повторение понятия «образ Божий», но нигде нет его детально-понятийной разработки. Так, например, в книге Премудрости Соломона написано только, что «Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего» (Прем. 2:23).

    Развивать понятие «образ Божий» в полной мере стали именно Святые Отцы Церкви, объединяя в своих богословских трудах апостольское учение о Христе как образе Бога невидимого (Кол. 1:15) с ветхозаветными свидетельствами о сотворении человека по образу Божию (Быт. 1:27). Мнение, о том, что Перворожденный всей твари есть образ Божий, а человек сотворен по нему подтверждается фразой из комментариев святителя Иоанна Златоуста на послание к Колоссянам: «по образу Христову, ибо это и есть по образу Творца»[2].

    Следует отметить, что по Священному Писанию весь человеческий род происходит именно от Адама и Евы. Из текста книги Бытия, написанного перед созданием Адама, следует, что «Господь Бог не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли» (Быт. 2:5).

    Отсюда, однозначно, следует, что, до Адама людей на земле не существовало. Также Ева в дальнейшем тексте называется Праматерью и «матерью всех живущих» (Быт. 3:20). Этот факт находит свое подтверждение в Новом Завете, где апостол Павел свидетельствует, что Бог «от одной крови произвел весь род человеческий...» (Деян. 17:26).

    В то же время, буквальный анализ фрагментов Ветхого Завета в отношении понятия «образ Божий» показывает значительный разрыв между понятиями Божественным и человеческим в те времена. Он так разделял сознание, что в ветхозаветных представлениях о человеке почти не проводилась связь между собственно человеком, как носителя образа Божия, и Богоподобием.

    «В чисто еврейской букве, интерпретируемой из исторического редактирования Ветхого Завета, нет почти ничего для какого-нибудь религиозного богопознания или же антропологии, основанных на понятии образа Божия»,[3] ― отмечал православный богослов В. Н. Лосский. Можно отметить, что древнееврейское богословие не считало продуктивным широкое обсуждение и применение понятия «образ Божий» и подробное его толкование, не говоря уже о понятии «личность», которое вообще не фигурирует в Ветхом Завете. Возможной причиной этого было буквальное толкование Моисеева закона, основанного на требовании исполнения Второй из Десяти Заповедей: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу и что в воде, не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь Бог твой (Исх. 20:4-5)». Из этого текста, по мнению ветхозаветных толкователей Законов Моисея ― фарисеев и книжников, следовало, что познание образа Бога в человеке, (несмотря на прямое указание его существования в тексте книги Бытия (Быт. 1:26-27.)), как одного из видов изображения Бога, якобы противоречит как исполнению, так и смыслу данной Заповеди.

    Богопознание ветхозаветных евреев было ограничено принципом непознаваемости Бога, сущность которого не может быть выражена никаким именем и не объяснена никаким понятием в силу ее бесконечного совершенства. Человек в данной иерархии признавался единственным существом, способным властвовать над миром и действовать в высших сферах. Так понимался и акт сотворения людей в книге Бытия: «И сотворил Бог человека по образу своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами и всяким животным» (Быт. 1:27-28).

    В греховном же состоянии, противоречащем изначальному замыслу Бога о человеке, человек, отпадший от Бога, становится бессильным в управлении душой, и она полностью переходит в подчинение телу

    Нарушение любой из Десяти Заповедей каралось смертью, в частности и в попытках любого изображения Бога или какого-либо описания Его образа, а, следовательно, в ветхозаветном богословии запрещалась и всякая попытка познания Господа Бога как через изображение, так и через разработку понятия «образа Божия».

    Данная богословская позиция, вероятно, опиралась на нижеследующие фрагменты из текста книги Второзакония:

    1.               «И говорил Господь к вам на горе из среды огня; глас слов Его вы слышали, но образа не видели, а только глас; и объявил Он вам завет Свой, десятословие» (Втор. 4:12-13).

    2.               «Твердо держите в душах ваших, что вы не видели никакого образа в тот день, когда говорил вам Господь на горе Хориве из среды огня; дабы вы не развратились и не сделали себе изваяний, изображений какого-либо кумира...скота...птицы...» (Втор. 4:15-16).

    3.               «И, дабы ты взглянув на небо и увидев солнце, луну и звезды, не прельстился и не поклонился им и не служил им» (Втор. 4:19).

    Проведя текстологический анализ трех отрывков, которые текстуально связаны между собой словами и смыслом, можно сделать вывод о том, что под «образом» в первых двух фрагментах текста понимается внешний вид, некое визуальное видение, доступное зрительному восприятию человека, т.е. его глазам.

    А под изображением в третьем фрагменте понимается именно изваяние, как визуально воспринимаемый и физически осязаемый объект потенциального поклонения, или же природное явление (в виде звездного неба и планет), как также визуально воспринимаемый, хотя физически и неосязаемый объект культового служения.

    Нетрудно видеть, что понятие «образ Божий» как совокупность неосязаемых и невидимых духовных и одновременно с этим неповторимых Божественных качеств, тем не менее присущих человеку как творению Божию, полностью соответствует тексту книги Бытия (Быт. 1:26-27). Однако оно не имеет к смыслу процитированных выше библейских текстов ни малейшего отношения. Впрочем, ветхозаветная традиция, древнееврейские толкования и сам метод мышления резко отделяли восприятие Бога от любых доступных человеку форм познания или ассоциаций.

    «Бог» в восприятии ветхозаветных евреев, «провозглашает Себя трансцендентным относительно какого бы то ни было образа, могущего дать познание о Его природе», ― писал по этому поводу православный богослов В. Н. Лосский. ― «Бездна Его природы остается запретной для всякого познания»[4].

    В то же время, анализ содержания текстов Ветхого Завета выявляет понятие животворящего «духа жизни», исходящего в акте сотворения человека непосредственно от Бога Троицы. Животворение передается Духом, называемым Отцами Церкви Святым, который наделяет Адама рядом Божественных свойств ― мудростью, разумом, справедливостью, способностью к любви и является Третьей Ипостасью Бога Троицы.

    Но Божественные качества сотворенный человек получает по образу Иисуса Христа. Совершенная воля, к которой заложено стремление «нового» человека не служит плоти, но обращается на любовь к Богу и ближнему, деланию добра, жертвенному служению Богу и ближним и на молитвенный подвиг, что характеризует не только проявления свойств «образа Божия» в человеке, но и начатки человеческой личности в Ветхом Завете в целом. Этими волевыми поступками достигается целостность духа человека, его души и тела, получение высших сил для сбережения и спасения себя в мире по образу Первообраза Иисуса Христа.

    Согласно Ветхому Завету первый человек получил жизнь после того, как в его тело, созданное из праха земного вдунул Бог «в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою». (Быт. 2:7). Выступая в качестве трансцендентной части человека, образ Божий Бога Троицы проявляется в «энергиях» и талантах, присутствие которых ― животворящее и направляющее духовное развитие и становление индивида, изменяющее качества и свойства человеческого духа.

    Образ Божий задает каждому своеобразную, но вполне определенную направленность бытия, в максимальной степени способствующую совершенствованию, благодаря чему человек находит смысл своей жизни. Помимо этого, каждый человек несет личную ответственность за все, что происходит в сотворенном мире, он является своего рода руководителем бытия, поскольку Первообраз его, Иисус Христос ― Глава и Спаситель всего сотворенного мира. Он привел в бытие человека по образу Своему, как будто бы все творение было специально составлено к пользе человека.

    Бытие человека, как показывают, например, судьбы ветхозаветных пророков, определяет не только его праведность, но и путь совершенствования личности. Поэтому моральная направленность действий является характеристикой образа Божьего и личности в Ветхом Завете, по примеру премудрости Божией, которая «есть отблеск вечного света и зеркало действия Божия и образ благости Его» (Прем. 7:26).

    Святые Отцы Церкви считали, что обязательное условие для совершенствования личности человека ― его одновременная сопричастность Божественной природе, определяемая наличием в человеке образа Божия и способности к Богообщению и жизни по заповедям Бога. Такая связь онтологии и этики указывает на уникальную сущность человека, явленную в Ветхом Завете. Состоящий из души и тела, человек уже в Ветхом Завете стал занимать центральное положение в творении, объединяя в себе дух и материю, являя собой сознательное индивидуальное бытие во времени, наделенное свободой, разумом и имеющего как образ Божий, так и Божественное Слово, получаемое через пророков.

    «И в духовном плоть не исчезает, но подчиняется духу и ему работает, теряя естественные права: на пищу ― через пост, на сон ― через бдение, на покой ― через непрерывный труд и утомление, на услаждение чувств ― через уединение и молчание», ― указывал святитель Тихон Задонский[5]. Наличие образа Божия, делающее человека носителем Божественных Его свойств, приводит сознание человека к осознанию Бога, Его бытия, укрепляет натуру праведными сознательными поступками в жизни, делая возможным познание Истины.

    В результате общения в Ветхом Завете человека с Богом сжигалась скверна падшей души и укреплялся храм души ― тело. Это доказывает, что свойства Бога, определяемые в человеке наличием образа Божия, являются реальными носителями совести, превращенными жизнью в личные убеждения. Целостность человеческой природы, выявляется в соподчинении духовной, душевной и телесной сфер, где дух управляет плотью.

    «Бог не пребывает там, где царит плоть, ибо орган общения его с человеком есть дух. В первый раз чувствуется Божие приближение, когда дух начинает предъявлять свои права в движениях страха Божия и совести. Когда же и сознание со свободой станут на эту сторону, тогда Бог соединяется с человеком и начинает пребывать в нем», ― писал святитель Тихон Задонский[6].

    В изначальном тварном состоянии человека до грехопадения, он управлялся душой по образу Божию, которая обеспечивала жизнь тела. В греховном же состоянии, противоречащем изначальному замыслу Бога о человеке, человек, отпадший от Бога, становится бессильным в управлении душой, и она полностью переходит в подчинение телу.

    «Плотский человек превосходит всех животных злобой: он хитрее лисы, хищен, чем волк, более жесток, чем медведь. Члены его ― орудия неправды: разум он употребляет для прельщения, тело ― для гордости и нечистоты, язык ― для хулы и злоречия, очи ― для видения неподобного, уши ― для слышания клеветы, осуждения», ― учил святитель Тихон Задонский[7].

    Под «образом Божиим» апостол Павел понимает «образ Христа», достижение которого возможно после переживания человеком подобия «смерти Христовой» и последующего человеческого «воскресения во Христе»

    Сердце такого «плотского» человека становится «окамененным». Оно оказывается неспособным не только к чистой духовной жизни человека, но и к здоровой жизни тела. Поэтому ветхозаветного человека называли «ветхим», «плотяным».

    «Две у нас жизни, плотская и духовная. Дух наш как будто погребен во плоти. Когда, ожив благодатью Божией, начнет он извлекать себя из сорастворения с плотью и являться в духовной чистоте своей, тогда он воскресает или воскрешает себя часть за частью. Когда же он всего себя исторгнет из своей связности, тогда исходит, как из гроба, в обновленной жизни и, дух становится сам по себе, жив и действен, а гроб плоти сам по себе, мертв и бездействен, в одном и том же лице. Это свобода от страстей, растлевающих естество наше»[8].

    Истинная свобода в Боге могла быть характерна только для праведной жизни. «Так, чем более Бог к человеку приближается, тем меньше сам в себе кажется человек, более уничижается и смиряется, ибо видит свое недостоинство и ничтожество и величие Божие, и потому смиряется. Напротив, чем более Бог от человека удаляется, тем более человек возносится, величается, гордится. А как совсем удалится Бог от человека, погибает человек, как тень исчезает, когда зайдет солнце» анализировал это состояние Святитель Тихон Задонский[9].

    В целом же богословская разработка библейского понятия «образ Божий» была минимальной в силу редкости такого термина в Ветхом Завете. И только стараниями Святых Отцов Церкви ветхозаветные тексты были значительно обогащены новым пониманием человеческой личности и в древнееврейские времена существовавшей в состоянии Богообщения с Премудростью Божией и питающей свои души Истиной, исходящей из Богодухновенных слов пророков, песнопений Псалтири и поучений Святого Писания.


    Понятие «образ Божий» в Новом Завете

    Новый Завет представляет собой часть Священного Писания Церкви и олицетворяет новый союз Бога с людьми, сущность которого «в том, что Бог даровал человекам Божественного Спасителя, Единородного Сына Своего, Иисуса Христа»[10].

    Словосочетание «Новый Завет» введено пророком Иеремией (Иер. 31:31), где Бог говорит через пророка, что Он заключит «с домом Израиля и с домом Иуды» новый союз, который будет отличаться от Моисеева Завета.

    Данное пророчество воплотилось в жизнь на Тайной Вечере, где Господь Иисус Христос назвал новый союз с людьми через Евхаристию «Новым Заветом» (Мф. 26:28). Позже апостол Павел уже прямо назвал Иисуса Христа «ходатаем Нового Завета» (Евр. 9:15).

    Именно этот апостол, названный Церковью Первоверховным, внес огромный вклад в понимание и объяснение (или, выражаясь современным богословским языком ― в разработку понятия) «образа Божия», как бы ощутив своим уникальным духовным зрением жизненную актуальность приближения этого понятия к людям времени Нового Завета. Толкование понятия и его фактическое внедрение апостолом Павлом в Священное Писание посредством употребления его во многих смыслах и интерпретациях в ряде посланий было многоразличным.

    Понятие «образ Божий» из слова сделалось своего рода методом мышления с огромным количеством психологических характеристик. В Новом Завете «образ Божий» обогащается особым Христологическим смыслом. Для апостола Павла образом Бога невидимого являлся Господь Иисус Христос. При этом, каждый человек, как апостол Павел отмечал, сам становится образом Образа.

    Свою интерпретацию понятия «образ Божий» приводили в Посланиях и другие апостолы Иисуса Христа. В частности, выражение святителя Иоанна Богослова «Слово Божие» также имеет очень похожее значение, единообразное образу апостола Павла «Бога невидимого»[11].

    Святой Дух свидетельствует в Евангелиях о появлении в мире Бога Сына, уничтожая в сознании людей непреодолимый барьер между Божеством и его сущностью, и естественной природой человека, которая обретает в итоге явленного воплощения Бога в тварную природу Божественные характеристики ― бессмертие, вечность, неподверженность тлению.

    Кроме этого, человек, видя Боговоплощение Иисуса Христа, получал очевидную возможность Богопознания и Богообщения. Новозаветные люди увидели живой образ Сына Бога во плоти. Они могли свободно говорить с Ним, воспринимать Его образ и стремиться к уподоблению Господу Иисусу Христу, спорить с Ним или соглашаться, любить Его и этой любовью к Нему изменять свой собственный внутренний мир, возрастая духовно, усыновляясь Богу.

    Апостол Павел прямо свидетельствует о Божественной сущности Иисуса Христа как носителя образа Бога невидимого

    В Новом Завете впервые в Библии появляется Святой Дух как Утешитель, которого посылает Господь Иисус Христос вместо Себя как помощника людям в их стремлении к совершенству и обожению, Ходатай о человеке перед Божественной Троицей. Понятие «образ Божий» апостол Павел трактует как своеобразный архетип, своего рода сборник типов и форм поведения, помыслов и христианских взглядов, характеризующих в идеале все стороны необходимого для спасения человека праведного бытия.

    Эта манера мышления и поведения человека, имеет духовно-мистический, по сути своей до конца непознаваемый характер, но она же, в результате грехопадения первых людей (Быт. 3:4-13), становится их неотъемлемым свойством. Апостол Павел в своих трудах противопоставляет «образ ветхого человека» образу «нового человека», а «тленному» человеку, в свою очередь, нового «нетленного». При этом под «образом Божиим» апостол понимает «образ Христа», достижение которого возможно после переживания человеком подобия «смерти Христовой» и последующего человеческого «воскресения во Христе». Здесь виден Христологический аспект рассуждений апостола, который также прослеживается в учении апостола Павла о необходимости для человека «облечься в образ небесного» человека (1 Кор. 15:49), т.е. в образ Господа нашего Иисуса Христа.

    Устроение жизни «внутреннего человека» становится невозможно без молитвенного Богообщения, обращений к посланному Господом Иисусом Христом Святому Духу, живущему в Церкви, Который усыновляет и искупляет «нового» человека, возрождая его к любви и свободе для вечной жизни. Дабы войти «в меру полного возраста Христова» и «мы не были более младенцами» (Еф. 4:13-14). Духовный рост человека в полную силу, в меру полноты, с точки зрения апостола Павла, и есть облечение во Христа.

    Святые Отцы Церкви успешно развили это направление мысли, общее для Ветхого и Нового Заветов, объединяя Новозаветное учение об Иисусе Христе как образе Бога невидимого и Ветхозаветный акт сотворения человека по образу Божию. Они утверждали, что Господь Иисус Христос представляет Собой образ Божий, а человек ― образ Христов; иными словами, что человек есть образ Образа, подтверждая мысль апостола Павла.

    По словам святителя Иоанна Златоуста, выражение «по образу Христову» фактически обозначает выражение «по образу Творца»[12]. Новый Завет не представляет для человека, желающего стать совершеннее, жизни без Господа Иисуса Христа. Вне Второй Ипостаси Сына Бога способен жить только «ветхий» человек. Само «бытие» Бога отождествляется с Личностью. Эта мысль рождается в ходе споров о Святой Троице у святителя Василия Великого, основоположника богословской школы Каппадокийцев[13].

    Понятие «образ Божий» апостол Павел сделал богословским источником методов осмысления роли, значения и качеств, присущих Господу нашему Иисусу Христу, выводя из образа Христа значительное количество психологических характеристик «нового» во Христе человека, к которому, по мнению апостола, следовало стремиться новозаветному народу Израиля и язычникам.

    В Новом Завете понятие «образ Божий» было обогащено уникальным Христологическим смыслом. Для апостола Павла образом Бога невидимого являлся сам Иисус Христос. Пользуясь образцом для раскрытия понятия «образ Божий» Образ Иисуса Христа, апостол создал психологические рекомендации поведения, форм мышления и выражения христианских взглядов, характеризующих в совокупности все аспекты требующегося для спасения человека образа жизни. Эта манера мыслить и совершать поступки по образу Христа для человека имеет огромные преимущества в окружающем его мире страстей, но, по сути своей, при достижении человеком состояния Богообщения, носит в определенной степени мистическо-иррациональный характер.

    Таким образом, богословское исследование текстов апостола Павла приводит к логическому выводу о том, что само понятие «образ Божий» в его трактовании было разделено грехом, вследствие грехопадения (Быт. 3:4-13). Настоящий, изначальный образ, данный человеку Богом, первые люди утратили еще в Адаме. Первородный грех стал определять жизнь любого, рожденного от потомков Адама человека, в «образе ветхом», как в состоянии поврежденной греховной человеческой природы, имеющей систематическую «удобопреклонную» склонность к помыслам и деланию грехов.

    При этом, как пишет апостол Павел, сам по себе «образ ветхий», это, безусловно, не есть «образ Божий», но образ человека, находящегося в рабстве страстей. Так, в Послании к Филиппийцам апостола Павла написано об Иисусе Христе, что Он «...уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Флп. 2:7).

    Апостол Павел указывает, на то, что если человеку нужно обрести присущий своему естеству изначальный образ, ему необходимо носить в себе образ Христа, ибо Иисус Христос есть образ Бога Отца, являющийся, как учат Святые Отцы Церкви, Второй Ипостасью Бога Троицы

    Также в Послании к Ефесянам апостол Павел учит в качестве методологии спасения, что «так как Истина во Иисусе», то нужно «отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях», и «обновиться духом ума вашего и облечься в нового человека, созданного по Богу в праведности и святости истины» (Еф. 4:21-24).

    «Ветхий», из вышеприведенной цитаты понимается в нескольких смыслах:

    •                  древний, неизменный со времен Адама;

    •                  изношенный, израсходованный в похотях;

    •                  погрязший в грехе, но и грешащий и поныне.

    Люди, первородным грехом нарушившие изначальную природу, данную им Богом, и ныне, в своей грешной жизни, постоянно искажают подлинный, первозданный образ Бога вследствие плотских похотей, морального разложения и склонности к физиологическим наслаждениям и извращениям.

    «Ветхость» природы и духа человеческого исторгается любовью Бога, разрушая тело и душу человека, она покидает его только по слову Господа Иисуса Христа. «Новый» человек во Христе воскресает в святости духа и тела. Апостол Павел видит духовную гибель людей в различных местах окружающего его языческого мира ― в Филиппах, Эфесе, Коринфе, а в конце жизненного пути и в Риме. Но и перед смертью апостол Павел неустанно увещевает в Послании к Римлянам о людях, которые «называя себя мудрыми, обезумели и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку» (Рим. 1:22-23). Здесь под образом тленного человека недвусмысленно подразумевается последующим контекстом Послания страстный человек, исполненный «всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, зависти» (Рим. 1:29-31).

    Очень важно, что апостол Павел понимает под образом не просто фразу речи, а неотъемлемое свойство, постоянно присущее каждому человеку как в положительном, так и в отрицательном смысле. В частности, в Первом Послании к Коринфянам апостолом упоминается «образ перстного» человека как наследственный образ Адама, чьи все мы потомки, и, следовательно, носящие в себе его образ: «Первый человек из земли ― перстный, второй человек ― Господь с неба... И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного» (1 Кор. 15:47-49). В данном контексте «образ небесного» ― Господь Иисус Христос.

    Апостол Павел указывает, на то, что если человеку нужно обрести присущий своему естеству изначальный образ, ему необходимо носить в себе образ Христа, ибо Иисус Христос есть образ Бога Отца, являющийся, как учат Святые Отцы Церкви, Второй Ипостасью Бога Троицы.

    Данный вывод из Священного Писания подтверждается нижеследующими фрагментами текстов Посланий апостола Павла:

    •                  «Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе: Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу» (Флп. 2:5-6).

    Апостол в Послании к Филиппийцам указывает на духовную природу применяемого им понятия «образ Божий»:

    •                  «Избавившего нас от власти тьмы и введшего в Царство возлюбленного Сына Своего, Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари» (Кол. 1:13,15).

    Апостол Павел прямо свидетельствует о Божественной сущности Иисуса Христа как носителя образа Бога невидимого:

    • «Закрыто благовествование наше для неверующих, чтобы для них не воссиял свет о славе Христа, Который есть образ Бога невидимого. Ибо мы не себя проповедуем, но Христа Иисуса Господа» (2 Кор. 4:4-5).

    Господь Иисус Христос есть образ Божий и одновременно Богочеловек. И в человечности Его, равно как и в божественных свойствах, проявляется многообразие его образа Божия. В Иисусе Христе Нового Завета воссоединяется природа Божественная и природа человеческая в событии Боговоплощения, благодаря чему подробно раскрываются качества, присущие человеческому бытию и Божественные свойства новозаветного человека и его душевной структуры личности.

    Факт Боговоплощения и последующего Богоявления Господа Иисуса Христа всему народу Израиля и окружающему его миру принципиально поменял взгляд как на духовную, так и на телесную сущность человека. Новым Заветом завершилась библейская трансформация представлений о человеке «ветхом» и претворение его через «обновляющегося» человека в «нового» человека.

    Качества «нового» человека формировались не внешними нормами ветхозаветного социума и принятых в нем законов, как это было в древнеизраильском обществе, а, прежде всего, внутренними принципами нравственности и совести. Любовь, смирение, нравственная чистота дел и помыслов стали регулировать поведенческие мотивы человеческого бытия через самоидентификацию новозаветного человека с «образом Божиим», видевшим перед собой его живой во плоти прообраз ― Господа Иисуса Христа.

    При этом, человек обретал гораздо большую, чем ранее, свободу в собственном поведении, и одновременно гораздо более высокий, чем в Ветхом Завете, уровень персональной, личной ответственности за свою жизнь. Моральные требования к поведенческой модели, закрепляемые в сознании человека внешним воздействием законов и заповедей, были заменены душевными Богоподобными качествами воспитываемой в Боге личности и закреплены на уровне идей мировоззренческими принципами верующего в Господа Иисуса Христа и принадлежащего к Христианской Церкви «нового» человека.

    Для апостола Павла «образ Божий» сияет в Иисусе Христе в совершенной славе, в то время, как у Адама, также носящего образ Божий, его образ далеко не был раскрыт в своей полноте.

    • «Бог... в последние дни говорил нам в Сыне...чрез Которого и веки сотворил. Сей, будучи сияние славы и образ ипостаси Его...воссел одесную величия на высоте» (Евр. 1:1-3).

    Таким образом, по человеческой природе Иисус Христос представляет собой образ Второй Ипостаси Бога Троицы, (человеческого «воипостазирования» в Иисуса Христа) по свидетельству преподобного Анастасия Синаита[14]. Но, одновременно, по своей Божественной природе Иисус Христос являет собой Саму Ипостась Сына Божьего.

    Тернистый путь человеческого «воипостазирования» во Христа есть путь уподобления каждого человека Господу Иисусу Христу. Процесс же уподобления включает в себя систематическое исполнение человеком заповедей Бога, глубокую веру в Иисуса Христа, скрупулезное и систематическое следование Его Божественному учению не на страх, а на совесть. Необходимо со смирением понести каждому свой крест скорбей и страданий, по примеру Христа, вплоть до переживания состояния смерти и последующего воскресения.

    Этими усилиями «новый» человек во Христе восстанавливает в самом себе искаженную грехом изначальную структуру подчинения, заложенную Богом в сущности человека ―  дух управляет душою, душа же призвана управлять телом человека. Данная тройственность природной структуры человека является новозаветным открытием человека, которое позволяет черпать силу, приближаясь к обожению, бессмертию и вечности в Господе Иисусе Христе.

    Нельзя не подчеркнуть, что «образ Божий» апостол сравнивает с зеркалом, в которое человек смотрит, глядя на славу Господню и духовно преображаясь через Него

    По мнению апостола Павла «мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения» (Рим. 6:3-5).

    То есть, понятие «образ Божий» напрямую связано с возможностью спасения души человеческой. В соответствии с Посланием апостола Павла к Римлянам Господь избирает людей для их спасения и дает им дары Святого Духа, уподобляя образу Своего Сына Иисуса Христа, чтобы, став «подобными образу Сына Своего» (Рим. 8:29), все приобрели вечную жизнь. Апостол, по сути, в своих рассуждениях максимально приближает понятие «образ Божий» из категории бытия к категории смысла человеческой жизни и бессмертия и вечности.

    Следует отметить, что, трехчастность также присутствовала и в древнегреческих представлениях о структуре человека, которая в дальнейшем сохранилась и во взглядах на «нового человека», созданного по «образу Божию» у Святых Отцов Церкви. При этом, образ Божий носимый человеком, сосуществует в человеке с ипостасными свойствами Иисуса Христа, что вместе определяет свободное и личностное человеческое бытие, согласно Второму Посланию к Коринфянам апостола Павла: «Где Дух Господень, там свобода. Мы же все открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ...как от Господня Духа» (2 Кор. 3:17-18).

    Нельзя не подчеркнуть, что «образ Божий» апостол сравнивает с зеркалом, в которое человек смотрит, глядя на славу Господню и духовно преображаясь через Него. Из слов апостола Павла явствует: как невозможно познать в полноте Бога, Его Дух Господень, так непостижимо и понятие «образ Божий» как таковой, т.е. в отрыве от человека и события Боговоплощения. Если жизнь новозаветного человека протекала в общении с Богом, с верой в Иисуса Христа, если смысл его жизни был в любви, то и после смерти своей он будет пребывать с Господом в вечной жизни.

    Именно об этом писал в своем Послании к Филиппийцам апостол Павел, утверждая: «Для меня жизнь ― Христос, и смерть ― приобретение» (Фил. 1:21). Человек, как уже было написано, есть сознательное личное бытие во времени, нерасторжимое психосоматическое (душетелесное) единство с неизмеримой глубиной души. Он от своего рождения наделен свободой, царственным достоинством, творческими, научными способностями, абстрактным мышлением, разумом, чувствами и сильной волей. И подлинная свобода новозаветного человека проявляется в жертвенных поступках в отношении Бога и ближних людей, ибо «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13). А совершенство воли выражает себя в способности свободно самоопределяться и осуществлять личный выбор с целью саморазвития и достижения состояния любви к Богу, ближним и Богообщения по заповеди Господа Иисуса Христа «да любите друг друга, как Я возлюбил вас» (Ин. 15:13).

    Резюмируя, можно констатировать, что в отличие от Ветхого Завета понятие «образ Божий» было подробно рассмотрено в Новом Завете апостолом Павлом, который провел четкое соответствие между образом Божьим и образом Иисуса Христа посредством употребления понятия во многозначных вариациях и интерпретациях в ряде своих апостольских Посланий Нового Завета. Новый Завет прямо указывает для человека, желающего стать совершеннее, жизнь по образу Иисуса Христа. Вне Сына Бога «новый» человек жить не способен. Потому что именно Иисус Христос, несущий новозаветному человеку любовь, кротость, чистоту помыслов, а не буквалистское соблюдение ветхозаветного закона, дает Своим Образом пример праведности, а Своей жизнью и смертью ― путь ко исцелению от удобопреклонности к совершению грехов.

    Любовь к Богу и ближнему, смирение, нравственная подоплека человеческих поступков начали регулировать мотивы человека в жизни через попытки уподобления новозаветного человека «образу Божию», видевшему перед собой Господа Иисуса Христа. Человек начинал жить в условиях полной свободы в собственном поведении, обретая одновременно более высокий уровень личной ответственности за свои поступки и мысли.

    Этические требования к поведению «ветхого» человека, мотивируемые ветхозаветными законами, для новозаветного человека заменяются духовным развитием по образу Иисуса Христа, а качества личности укрепляются понятиями любви и смирения, формирующими мировоззрение человека. При этом, у новозаветного человека понятие «образ Божий» играет основополагающую роль, ибо дух и душа человека Нового Завета полностью уподоблены образу Господа нашего Иисуса Христа и включают в себя стремление к присущим ему моральным качествам и свойствам личности Богочеловека, задающих в свою очередь личностность, неповторимость в Богоподобии его последователей.

    Павел Сизинцев

    Ключевые слова: образ Божий, Ветхий и Новый завет, Священное Писание, Святые Отцы Церкви, послания апостола Павла, понятие «новый» человек, Божественное и человеческое, образ Христа, соблюдение заповедей, Ипостаси, любовь к ближнему



    [1] Лоргус А.. прот. Православная антропология. ― М., 2003. ― С. 166.

    [2] Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского в русском переводе. В 12 томах. Т.11. Кн.1.  ― СПб.: Издательство Санкт-Петербургской духовной академии, 1895-1906. ― С. 26.

    [3] Лосский В. Н. Богословское понятие человеческой личности // По образу и подобию. ― М.: Издание Свято-Владимирского братства, 1995. ― С. 120.

    [4] Лосский В. Н. Богословское понятие человеческой личности // По образу и подобию. ― М.: Издание Свято-Владимирского братства, 1995. ― С. 122.

    [5] Творения иже во святых отца нашего Тихона Задонского. Плоть и дух. Т.1. ― СПб., 1875. ― Репринт, Псков, 1994. ― С. 125.

    [6] Творения иже во святых отца нашего Тихона Задонского. Сокровище духовное, от мира собираемое. Т.4. ― СПб., 1875. ― Репринт, Псков, 1994. ― С. 239.

    [7] Творения иже во святых отца нашего Тихона Задонского. Об истинном христианстве. Т.3. ― СПб., 1875. ― Репринт, Псков, 1994. ― С. 97.

    [8] Феофан Затворник, свт. Начертание христианского нравоучения. ― М., 1885. ― С. 173.

    [9] Творения иже во святых отца нашего Тихона Задонского. Об истинном христианстве. Т.3. ― СПб., 1875. ― Репринт, Псков, 1994. ― С. 101.

    [10] Пространный Православный Катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви. ― СПб.: Синодальная типография, 1823. ― С. 10.

    [11] Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского в русском переводе. В 12 томах. Т.11. Кн.2.  ― СПб.: Издательство Санкт-Петербургской духовной академии, 1895-1906. ― С. 115.

    [12] Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского в русском переводе. В 12 томах. Т.11. Кн.1.  ― СПб.: Издательство Санкт-Петербургской духовной академии, 1895-1906. ― С. 107.

    [13]Василий Великий, свт. Против Евномия // Творения. ― Сергиев Посад: Издательство Троице - Сергиевой Лавры,1900. ― С. 134.

    [14] Анастасий Синаит, прп. Избранные творения. ― М.: Паломник, 2003. ― С. 79.



    Новости по теме

    Размышления о страдании человека и утешении: по трудам святых отцов, пастырей и старцев. Об осмыслении зла и страданий в мире. Часть 7 Никита Якубов О том, почему случаются скорби в жизни человека, люди размышляют всегда. Многое об этом говорит Священное Писание, и нами в предыдущих статьях были рассмотрены указанные в его текстах причины страданий. Теперь представляется необходимым привести общее ви́дение этого вопроса святыми отцами и другими христианскими писателями.
    «Буду подобен Всевышнему»: этапы развития гордости от самолюбия к кощунству Иеродиакон Кирилл (Попов) Подобно всякой другой страсти, гордость, как сорняк, укореняется в человеке постепенно. Всё может начаться с безобидной и даже, казалось бы, иной раз необходимой уверенности в своих силах, а закончиться — страшной самонадеянностью, равной почитанию себя вершителем человеческих судеб, не говоря уже о своей собственной…
    15 УЧЕНЫХ-ЕПИСКОПОВ, СВЯЩЕННИКОВ И МОНАХОВ Алексей Мигальников Вопреки распространенному мнению о противостоянии Церкви и науки, в мире - большое количество верующих ученых. О 15 из них - священниках и монахах, которые внесли значительный вклад в разные области науки, наш рассказ.