Влияние монастырского Устава Саровской пустыни на русское общежительное монашество в Синодальный период

Московская Сретенская Духовная Семинария

Влияние монастырского Устава Саровской пустыни на русское общежительное монашество в Синодальный период

Иеромонах Павел (Дудоров)



Роль и влияние Саровского Устава на православное монашество в Синодальный период было обширно и исторически значимо. Авторитетное и руководящее положение Саровской общежительной пустыни, по замечанию св. Синода, ставило обитель первой среди всех прочих российских монастырей.

С самого начала Синодального периода в Русской Православной Церкви проводились монастырские реформы под влиянием государственной императорской власти. Наряду с секуляризацией и упразднением обителей наблюдалось и нечто прямо противоположное: с конца XVIIIв. русское монашество в общей своей массе переживало духовное возрождение. Причиной этому был живой интерес к общежитию как аскетической форме монашеского делания. Следствием этого было «заведение общежития в монастырях» (ЦГАРМ Ф. 1. Оп. 1. Д. 135. Л. 24.). Те, кто искали подлинную духовность, подлинный подвиг, находили их в Уставной общежительной жизни таких обителей, как Пешношская пустынь, Софрониевская пустынь, Оптина пустынь, Святогорская пустынь, Глинская пустынь.

Плодом правильного пустынного общежительства стало появление опытных монастырских старцев. 

Среди этих прославленных Богом обителей особенное место занимает Саровская пустынь, основанная в 1706 г. С течением времени в пустынной обители собралась совокупность людей, направленная в своей деятельности к следующему святоотеческиму императиву: желанию жить духовной жизнью для спасения. Качественный отбор и организация таких людей происходили посредством практического осуществления Устава обители, существовавшему в обители с самого начала благодаря первоначальнику иеросхимонаху Иоанну (Попову).

Саровская пустынь, апробировав свой Устав на практике, показала практическую устойчивость Уставных принципов и жизнеспособность собственной киновии. Плодом правильного пустынного общежительства стало появление опытных монастырских старцев, деятельность которых свидетельствовала о правильной духовной жизни в обители, ее духовной зрелости. Поэтому Саровский Устав стал авторитетным и притягательным для многих русских обителей. Кроме этого, благодаря живым носителям Уставной традиции монастырский Типик обладал реальной осуществимостью своих принципов на практике в любой обители. Все это в конечном итоге повлекло за собой удивительную тенденцию к заимствованию правил и порядков Саровской общежительной пустыни. Начиная с кон. XVIII в. многие и многие настоятели и настоятельницы древних и еще только открывающихся обителей просили прислать к ним копии Устава Саровской обители.

Нужно заметить, что отбытие из Саровской пустыни в другие монастыри было связано не только с необходимостью насаждения общежительства согласно Саровскому Уставу. Исторически известно, что многие монахи, взятые из штата Сарова, были приписаны уже к другим обителям (ЦГАРМ Ф. 1. Оп. 1. Д. 1145. Л. 60об.).

Наиболее постоянные требования монашествующих из Саровской пустыни начались с 1781 г. Влияние Саровских Уставных традиций напрямую было связано с личностью «саровца», который становился настоятелем той или иной обители. Реализация распространения общежительного Саровского Устава среди других обителей была духовно болезненна для самой безмолвной пустыни. Для Саровской обители в связи с выбытием из ее состава примерных и достойных братий согласно указу Синода или Духовной консистории существовала проблема собственного расстройства духовного благоустройства обители. Случалось так, что монахи отказывались переводиться в другие обители, мотивируя это «разными болезнями», а послушники и вовсе грозились уйти из обители (ЦГАРМ Ф. 1. Оп. 1. Д. 1145. Л. 60об.). Именно поэтому для решения этой проблемы разумной альтернативой стали т.н. церковные командировки. Иногда сами Саровские братия изъявляли желание отправиться из полюбившейся им пустыни в новое место для прохождения там иноческого жительства. В качестве примера можно привести известного возобновителя Валаамской обители, иеромонаха Назария (К Батюшке Серафиму, 2006, с. 605). Настоятели Саровской пустыни выбирали кандидатов на отправление в другие обители и пустыни на общем братском соборе, действуя при этом согласно Саровскому Уставу (Гл. 1.): «Во всяких вещех настоятель совет да имеет с братиями: без совету же их ничтоже творит, кроме нужных и благословных и дел церковных» (Устав, 1897, с. 8). Отправленные по послушанию священнослужители Сарова после многолетнего прохождения своих должностей по управлению монастырями вновь возвращались в стены родной им обители. 

Влияние Саровских Уставных традиций напрямую было связано с личностью «саровца», который становился настоятелем той или иной обители.

Они приходили в пустынь не как настоятели, но как послушники, смиренно исполнившие слово своего отца настоятеля, и принимались за обычные монастырские послушания. Саровская обитель преподавала «монастырскую науку» «игуменам, казначеям, иеромонахам, иеродиаконам, монахам и послушникам», которые с «рекомендательными письмами» присылались своими архиереями для обучения монашеской жизни по Саровскому Уставу, «для научения и навыка Уставнаго порядка и правила монастырскаго». Подобные рекомендательные письма имелись в архиве монастыря в достаточно большом количестве (ЦГАРМ Ф. 1. Оп. 1. Д. 1145. Л. 8., Д. 851. Л. 79). Влияние Саровской обители на монастыри осуществлялось посредством т.н. «инструкций» (ЦГАРМ Ф. 1. Оп. 1. Д. 851. ЛЛ. 89–90) и наставлений Саровских настоятелей для посланных из Саровской братии «саровцев». Это было необходимо для их непосредственного руководства и для правильного применения на практике Уставного общежительного порядка. Непосредственное влияние Саровского Устава было также выражено, на наш взгляд, и в том, что некоторые настоятели Успенской обители были поставляемы своими епархиальными архиереями на должность благочинных.Согласно исследованиям краеведов, «за все время с 1714 по 1873 год настоятелями в другие монастыри был взят 41 монах из Сарова» (Бакаев Е., Кирдин А., 1993). Известно, что Саровский Устав, «неизменно сохраняемый в Сарове», был «принят во многих русских обителях» (Щегольков Н.М., 1911, с. 61). Согласно архивам Саровской пустыни, стало известно, что «с начала основания пустыни до 1874 года оказалось, что из Саровской пустыни ... всего взято братии не менее как в 60-ти монастырей» (ЦГАРМ Ф. 1. Оп. 1. Д. 851. Л. 93.).

Приведем перечень монастырей, перенявших Саровский общежительный Устав или подвергшихся влиянию Устава, согласно исследованию. Мужские обители: Высокогорская Арзамасская пустынь, Санаксарская пустынь, Флорищева пустынь, Южская Дорофеева пустынь, Валаамский, Юрьевский Новгородский монастыри (Порфирий, иером., 1892, с. 103). Краснослободский Пензенский монастырь, Троицкий Козловский Тамбовский монастырь, Нижне-Ломовский Казанский мужской монастырь, Лебедянский, Спасо-Преображенский Носовский, Свято-Успенский Вышенский монастыри. Чуркинский, Воскресенский-Болдинский, Иоанно-Предтеченский, Спасский, Покровский и Николаевский Астраханские монастыри. Курский Коренной Рождественский монастырь. Монастыри Новгородской епархии: Коневский, Зеленецкий, Тихвинский, Кирилло-Новоезерский, Моденский, Вяжицкий, Савво-Вишерский, Отенский, Клопский, Боровический Духов монастырь и другие. Козмин-Успенский-Яхромский монастырь, Суздальский Васильевский монастырь. Николо-Бабаевский монастырь, Свято-Троицкая Сергиева Приморская пустынь, Симонов Успенский Московский монастырь,Николо-Радовицкий монастырь, Раненбургская Петропавловская пустынь,Вязниковский Благовещенский монастырь,Гороховецкий Николаевский,Гефсиманский Черниговский скит, Оранский монастырь, Зосимова пустынь Владимирской губернии, Николо-Берлюковская пустынь, Казанский Черемисский монастырь. Высоцкий Серпуховский монастырь,Борковская Троице-Николаевская пустынь,Свято-Георгиевский Балаклавский монастырь, Приамурский Свято-Троицкий Николаевский общежительный мужской монастырь (Первая обитель на Дальнем Востоке, 1903), Троицкая Кривоезерская пустынь,Николо-Тихоново-Лухский монастырь.Верхотурский Николаевский монастырь (Валаамский монастырь и его подвижники, 2005, с. 75), Александро-Свирский монастырь, Рыхловский Николаевский монастырь, Тобольские Знаменский и Казанский монастырь.

Влияние на женское монашество: Кадомский Милоство-Богородицкий монастырь, Серапионова пустынь Владимирской губергнии Вязниковскаго уезда, Богородице-Рождественская Свято-Лукианова пустынь, Иверский Выксунский женский монастырь, Екатеринбургский Новотихвинский монастырь и другие. Особое влияние Устава Саровской пустыни испытали на себе женские монастыри на Урале (Нечаева М. Ю., 2000).

Общее влияние Саровского Устава на русское монашество в Синодальный период предстает перед нами чрезвычайно обширным и затрагивает достаточно большое пространство Российской империи, начиная с Тамбовской епархии и прилежащих к ней епископских кафедр и заканчивая самыми отдаленными, например, Приамурским Свято-Троицким Николаевским мужским монастырем и Свято-Георгиевским Балаклавским монастырем. Влияние Саровского Устава отразилось на монастырях следующих епархий: Тамбовской, Суздальской, Нижегородской, Владимирской, Пензенской, Курской, Ярославской и Ростовской, Костромской (Кинешемское викариатство), Новгородской и Санкт-Петербургской, Московской, Рязанской, Черниговской, Астраханской, Симферополькой и Крымской, Тобольской, Камчатской.

Отправленные по послушанию священнослужители Сарова после многолетнего прохождения своих должностей по управлению монастырями вновь возвращались в стены родной им обители.

Влияние монастырского Устава было как непосредственным, когда обители полностью перенимали типик, так и неполным, когда Саровские правила принимались отчасти и выборочно. Характерно также и т.н. вторичное влияние Устава на другие обители через монастыри, перенявшие Устав Саровской пустыни: Санаксарский монастырь, Валаамский монастырь. Иногда Устав Сарова влиял на уставотворчество в известных монастырях, таких как Юрьевский Новгородский.

Саровская пустынь соделалась в некоторой степени «духовно кирихиальной» (το μοναστήρι της μητέρας, букв. перевод – «мать монастырь». Подобно тому, как между Поместными Православными Церквами существуют понятия «Церковь-Мать» или «Церковь кирихиальная» и «Церковь-Дочь» (Скурат К.Е., 1994, с. 7–30)) для многих как женских, так и мужских обителей Синального периода Русской Православной Церкви, и «разсадником иноков для многих обителей Российских» (ЦГАРМ Ф. 1. Оп. 1. Д. 851 Л. 79об.). Накопив опыт собственного делания, Саровская подвижническая школа давала «закваску» правильной организации подвижничества в другие обители. Перенимая монастырский Устав, монастыри перенимали традицию. Таким образом, роль и влияние Саровского Устава на православное монашество в Синодальный период было действительно обширно и исторически значимо. Авторитетное и руководящее положение Саровской общежительной пустыни, по замечанию св. Синода, в своем фактическом состоянии ставило обитель первой среди всех прочих российских монастырей (Саровская общежительная пустынь, 1908, с. 102).

 

Список литературы:

1.       Бакаев Е., Кирдин А., (1993) Мордовия. Саров. Серафим // Советская Мордовия. 3 августа.

2.       Валаамский монастырь и его подвижники. (2005) – СПб.: Спасо-Преображенский Валаамский монастырь.

3.       К Батюшке Серафиму. (2006) Воспоминания паломников в Саров и Дивеево (1823 – 1927). М.

4.       Нечаева М. Ю. (2000) Саров и женское монашество на Урале в конце XVIII-XIX в. Екатеринбург.

5.       Первая обитель на Дальнем Востоке (1903): [Приамурский Свято-Троицкий Николаевский мужской монастырь] / свящ. Гр. Ваулин. - Владивосток: Паровая типо-литогр. газеты «Дальний Восток».

6.       Порфирий, иером. (1892) Житие и подвиги иеросхимонаха Иоанна, основателя и первоначальника Саровской пустыни. Муром.

7.       Саровская общежительная пустынь. (1908) Подробное описание. М.

8.       Скурат К.Е. (1994) История Поместных Православных Церквей: Учебное пособие. В 2 т. Т. 1. – М.: Русские огни.

9.       Устав (1897) общежительныя Сатисо-Градо-Саровския пустыни, преданный основателем и первоначальником оной иеромонахом Исаакием, в схиме Иоанном, М.

10.   ЦГАРМ Ф. 1. Оп. 1. Д. 135.

11.   ЦГАРМ Ф. 1. Оп. 1. Д. 851.

12.   ЦГАРМ Ф. 1. Оп. 1. Д. 1145.

13.   Щегольков Н.М. (1911) Великий Арзамасец XVII столетия иеромонах Исаакий, в схиме Иоанн.// Историческия сведения о городе Арзамасе. Типография Доброхотова., Арзамас.

 

Иеромонах Павел

Новости по теме

«Добродетель, которую Оригену не удалось стяжать – смиренномудрие» Алексей Сидоров Ориген – один из самых продуктивных (по числу выпущенных трудов) учителей Церкви и один из самых ученейших мужей (по глубине богословской мысли). Почему же итог его трудов столь печален – он осужден Церковью. Об этом мы говорим с профессором Алексеем Ивановичем Сидоровым.
«ДЛЯ ПОНИМАНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ЦЕРКОВНОЙ ЖИЗНИ ВАЖНО ЗНАНИЕ ЕЕ ИСТОРИИ» Алексей Светозарский Церковная история всегда была сопряжена с историей Отечества. И мне хотелось бы, чтобы студенты духовных школ хорошо понимали, насколько это взаимосвязано и насколько события общегражданской истории детерминируют события церковной истории и наоборот, чтобы не было узкоклерикального подхода, чтобы события истории Церкви рассматривались в контексте национальной истории, каковой бы она ни была и какой бы период мы ни взяли.
АНТОЛОГИЯ СЕМИНАРСКОЙ ЖИЗНИ. ВОСПОМИНАНИЯ О МИНСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ ЕЕ ПРОФЕССОРА В.К. АНТОНИКА. ЧАСТЬ 2 Иерей Виталий Антоник Много сил отдал нашей школе ныне уже покойный Митрополит Оренбургский и Бузулукский Леонтий (Бондарь). В Жировичи он прибыл в 1946 году, еще будучи игуменом, и трудился здесь до своей хиротонии во епископа Бобруйского (1956 г.). Он занимал должность инспектора, преподавал Священное Писание Ветхого Завета и составил пособие по этому предмету для всех классов Семинарии.