Протоиерей Александр Павлович Смирнов

Московская Сретенская Духовная Семинария

Протоиерей Александр Павлович Смирнов

Роман Легков 8229



В малом ты был верен, над многим тебя поставлю

(Мф. 25, 21)

 Двадцатый век наполнен различными событиями, в том числе и в жизни Церкви. Середина минувшего века отмечена возрождением Русской Православной Церкви после репрессий 20-х – 30-х годов, изъятия ценностей и закрытия храмов. И этот процесс не мог быть осуществлён без участия церковных деятелей. Одним из них в 40-е – 50-е годы был настоятель храма святителя Николая Мирликийского в Кузнецкой Слободе.

Александр Павлович Смирнов происходил из семьи священника Симбирской губернии отца Павла Смирнова. Он родился 16 августа 1888 года в селе Криуши Корсунского уезда. Учился в Духовном училище, а затем с отличием окончил 6 классов Симбирской Духовной Семинарии. По благословению отца поступил в Санкт-Петербургскую Духовную Академию, которую окончил в 1913 году со степенью кандидата богословия. В том же году женился на Антонине Поликарповне Виноградовой, происходившей из священнического рода. Был приглашён для священнического служения в Москву митрополитом Московским и Коломенским Макарием (Невским) на место известного священника Владимира Востокова. 21 ноября 1913 года рукоположен в диаконский сан в Московском Свято-Даниловом мужском монастыре. Спустя два дня рукоположен в священники в храме 3-го Московского кадетского корпуса и направлен на служение в храм Святого мученика Никиты на Кузнецкой улице, который был снесён в 1936 году. Вместе с семьёй поселился в приходском доме при этой церкви.

В 1915 – 1916 годах начинается просветительская деятельность иерея Александра Смирнова: в аудиториях Политехнического музея он выступил с лекцией на тему «О чем скорбел и тосковал Христос в саду Гефсиманском» и показывал картины Евангельской истории. Успех был необычайный. После его стали приглашать с подобными выступлениями в различные московские храмы. В дальнейшем отец Александр сопровождал свои лекции хоровым пением произведений, посвящённых страстям Христовым.

«Вы со мной что хотите делайте, если мне суждено умереть, значит, моя судьба такая, а выступать по радио я не буду».

В 1918 году отец Александр был призван на военную службу в Красную армию. Трудился в тыловом ополчении на строительных работах. В 1920 году переведён в Симбирск. По увольнении со службы был принят штатным клириком Троицкой церкви в том же городе. Там отец Александр служил и проповедовал.

Первый арест этого деятельного священника был произведён 20 марта 1921 года. Был осуждён по статье «контрреволюционная агитация против Советской власти, проповеди к/р содержания» на 5 лет концентрационных лагерей. После освобождения вернулся в Москву и был причислен к штату клириков храма священномученика Климента Папы Римского. А в 1928 году переведён в Николо-Кузнецкий храм на Новокузнецкой улице, где был назначен настоятелем. Прослужил отец Александр там до самой смерти. На этой должности проявились его организаторские способности и деятельный характер. Сразу после назначения он затеял ремонт церкви: отреставрирован сам храм, проложены чугунные трубы отопления, помещение стали топить углём, построена сторожка. Также отец Александр продолжил свои Евангельские беседы с показами «туманных картин». В начале 1930-х годов был закрыт храм святителя Николая, что на Пупышах в Садовниках, где находился чудотворный образ Божией Матери «Утоли моя печали». Именно его отец Александр перенёс в свой храм с торжественным крестным ходом, где икона хранится до сих пор, и множество верующих приходят к ней с молитвами. Примерно в то же время был запрещён в Москве колокольный звон. По указанию настоятеля Николо-Кузнецкого храма колокола были сняты с колокольни и перенесены во Введенский предел, потому звон не прекращался в этой церкви никогда.

1935 год для отца Александра обернулся новым арестом. На следствии его пытали и старались заставить выступить с обращением к гражданам Советского Союза, в котором бы протоиерей сообщил, что он неверующий и религия – это опиум для народа. Отец Александр отказался, сказав: «Я из семьи священника, сам священник и людям говорю в проповедях о вере, о любви Господа к народу. Вы со мной что хотите делайте, если мне суждено умереть, значит, моя судьба такая, а выступать по радио я не буду», – и был выпущен спустя две недели.

После ареста отец Александр вернулся к своим настоятельским обязанностям. В этом же году в храм пришло постановление о его сносе. Тогда настоятель собрал подписи прихожан и отвёз в Кремль. Ходили слухи, что отец Александр дальний родственник Ленина и благодаря этому храм остался действующим. Но вполне вероятно, что это были домыслы. Но в 1935 году отец Александр вернулся с разрешением, подписанным И.В. Сталиным, об оставлении храма в покое. До сего дня он не закрывался, даже во время хрущевских гонений. После получения разрешения был отслужен благодарственный молебен.

«Так, видно, Богу угодно!»

Следующим замечательным периодом в жизни отца Александра была эвакуация Московской Патриархии в Ульяновск. После начала Великой Отечественной Войны в 1941 году Советское Правительство приняло решение об эвакуации митрополита Сергия (Старогородского) со Святейшим Синодом. Подготовкой к этому мероприятию занялся отец Александр Смирнов. По пути в Оренбург Патриарший Местоблюститель Высокопреосвященнейший Сергий (Старогородский) занемог, и отец Александр причащал больного из походной дароносицы. Тогда же было принято решение направить вагон в Ульяновск. Отец Александр, пересев на другой поезд, первым отправился в этот город для устройства помещений Патриархии. 20 октября 1941 года митрополит Сергий (Старогородский) отслужил литургию в кладбищенской церкви. На отца Александра были возложены различные послушания, например, объезд окрестностей Симбирска, создание там «двадцаток» и открытие храмов.
В 1943 году Московская Патриархия вернулась в Москву. В том же году отец Александр вернулся к своим настоятельским обязанностям в Николо-Кузнецком храме. Тогда же он был назначен на пост ответственного редактора «Журнала Московской Патриархии», на котором трудился до 1949 года. А с 1949 до 1950 года он ректор Московской Духовной Семинарии и исполняющий обязанности ректора Московской Духовной Академии. В 1947 году награждён правом ношения второго наперсного креста. 15 августа 1949 при своем вступлении в должность ректора он заявил, что пришёл как «послушник, не для господства над "наследием Божиим", а с твердым намерением быть, по завету Господа, "всем слугою"». За 4 дня до кончины представил в Учёный Совет Духовной Академии диссертацию на соискание учёной степени магистра на тему «Крестный путь Христа Спасителя от Вифлеема до Голгофы». За свое годичное пребывание на работе в Академии и Семинарии отец Александр оставил по себе память доброго, простого и заботливого начальника.

Настоятель любил прекрасное церковное пение, большое внимание уделял церковному хору, преодолевая всякие препятствия к его работе в Николо-Кузнецком храме. Он любил церковный музыкальный колокольный звон и организовал его в Николо-Кузнецком храме. Отец Александр любил художественно благоукрашать храм, особенно к великим праздничным дням Святой Пасхи и Рождества Христова. Это был мудрый администратор и рачительный хозяин.

Смерть стерегла отца Александра и сразила тогда, когда он о ней не думал. Накануне смерти, 18 сентября, он был на своей подмосковной даче. Довольный и даже радостный, гулял он по аллеям дачи, восхищался падающими с деревьев желтыми листьями и говорил своей матушке, что тут, на даче, он рад бы прожить целый месяц, отдыхая от дел. Его оставляли на даче ночевать, но он знал, что «мрежи иные его ожидают», и поехал в Москву, в свою городскую квартиру. Там по телефону вел разговор с сотрудниками Патриархии, с инспектором Академии и около 10 ч. вечера изнеможённо сел на диван, сказав, что ему дурно. Послали за врачом. Он поставил диагноз – «кровоизлияние в мозг». Больной потерял сознание. До самой смерти отец Александр оставался без сознания, лежал с закрытыми глазами... В ночь на 19 сентября он был напутствован Святыми Тайнами и особорован. Но час его на земле пробил, и Господь призвал его в Свою тихую обитель, где нет ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная. «Так, видно, Богу угодно!» – сказал перед потерей сознания отец Александр. 

Он умер 19 сентября 1950 г. в Замоскворечье, в комнате на колокольне храма свт. Николая в Кузнецах. Причина смерти – кровоизлияние в мозг. Похоронен на Даниловском кладбище. 22 сентября в Николо-Кузнецком храме было совершено отпевание отца Александра. Гроб с телом его утопал в венках из живых и искусственных цветов с трогательными надписями на лентах. Во время отпевания настоятеля было произнесено множество речей у его гроба. На отпевании в полном составе были студенты Академии и воспитанники Семинарии, а также преподавательская корпорация Московских духовных школ и работники Редакции "Журнала Московской Патриархии".

 

Семинарист II курса

Роман Легков

 

По материалам некролога (ЖМП № 10 за октябрь 1950 г.), статьи «Смирнов Александр Павлович» ([http://church.necropol.org/smirnov-rektor.html] дата обращения 14.10.16) и «Смирнов Александр Павлович. Протоиерей» ([https://zamos.ru/dossier/s/4460/] дата обращения 14.10.16), статьи «Торжественное патриаршее богослужение в московской Николо-кузнецкой церкви в день праздника иконы Божией Матери «Утоли моя печали» 7 февраля 1945 г.» (ЖМП №02 февраль 1945), статьи «Исторические дни» (ЖМП №02 февраль 1945).

Новости по теме

«ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА» Сретенская семинария Митрополит Платон (Левшин) о священстве

О том, кто мог стать священником в ветхозаветные времена и кому дана эта привилегия и ответственность в Новом Завете; о том, что значит право «связать и разрешить», и как пастырь может ввести многих в соблазн или спасти – писал митрополит Платон (Левшин).
«Начало радости – быть довольным своим положением» Сретенская семинария Цитаты и наставления святых отцов

В жизни всякого человека бывает период охлаждения и уныния, когда вера остывает, руки опускаются, и сил, кажется, нет. Как ни парадоксально, но часто всего лишь одна-другая фразы из творений святых отцов Православной Церкви способны помочь в такой момент душе встрепенуться, загореться, настроиться, собраться, чтобы вновь взять свой крест и идти за Христом. Мы предлагаем вашему вниманию цитаты, которые украшают кабинеты и коридоры Сретенской духовной семинарии: они назидают, прежде всего, учащихся, будущих пастырей, но, безусловно, будут полезны христианину любого возраста и образования.
АНТОЛОГИЯ СЕМИНАРСКОЙ ЖИЗНИ. ВОСПОМИНАНИЯ МИТРОПОЛИТА ПИТИРИМА (НЕЧАЕВА) Митрополит Питирим (Нечаев) С самого начала возобновления в Лавре была очень красивая служба, прекрасно пели. Хотя большинство певчих были совсем старенькие, вышедшие из лагерей, голоса у них были очень хорошие и совсем не дребезжащие. Правда, для меня все праздники начинались поздно вечером, когда уезжал Патриарх, и можно было безо всякой суеты пойти в Успенский собор и помолиться.