Как были найдены лекции священномученика Илариона (Троицкого) Беседа с Владимиром Хажомия

Московская Сретенская Духовная Семинария

Как были найдены лекции священномученика Илариона (Троицкого) Беседа с Владимиром Хажомия

Владимир Хажомия 9341



Период, когда священномученик Иларион (Троицкий) преподавал в Московской духовной академии, не так хорошо нам известен, как, может быть, иные этапы его жизни. Нет, в любой биографии владыки Илариона мы найдем сведения о его служебных перемещениях: о том, что в 1910 году студент выпускного курса Владимир Троицкий блестяще защитил диссертацию «История догмата о Церкви» на степень кандидата богословия и был оставлен в академии для преподавания; что собственно преподавать он начал в 1911 году; что с апреля 1913 года он, приняв в марте монашеский постриг с именем Иларион, – доцент, с декабря – экстраординарный профессор Священного Писания Нового Завета; что с мая 1913 года – инспектор академии, а в мае–сентябре 1917-го – исполняющий обязанности ее ректора… Но каким именно был его курс, что слышали присутствующие на его лекциях студенты? Заинтересовавшись этими вопросами, Владимир Хажомия выбрал для своей кандидатской диссертации в МДА тему: «Научно-педагогическое наследие священномученика Илариона (Троицкого) в период его пребывания на первой кафедре Священного Писания Нового Завета в Московской духовной академии». Научные изыскания привели его в архив, где им были обнаружены интереснейшие документы.

О том, что это за документы и что нового они рассказывают нам о священномученике Иларионе (Троицком), каким преподавателем он был, о духовной связи владыки Илариона со Сретенской семинарией, мы и беседуем с кандидатом богословия, сотрудником Сретенской семинарии Владимиром Александровичем Хажомия.

 

– Владимир Александрович, почему для научных изысканий вы выбрали именно эту тему – «Священномученик Иларион (Троицкий) как преподаватель Священного Писания Нового Завета»? И можно ли вообще что-то новое узнать о владыке Иларионе? Ведь и труды его опубликованы, и биография написана…

– В теме этой научной работы соединились две, которые для меня много значат. Я очень люблю Священное Писание, и мне всегда хотелось глубже в него погрузиться именно с научно-богословской позиции. Ну а владыка Иларион – небесный покровитель Сретенского монастыря, а эта обитель для меня является своего рода «духовной родиной», потому что мое духовное становление проходило именно в этих стенах: я учился в воскресной школе при Сретенском монастыре, пономарил здесь, закончил семинарию. А сформулировалась тема в ходе консультаций с отцом Александром Тимофеевым, преподавателем кафедры библеистики Московской духовной академии, который был моим научным руководителем.

Действительно, и труды владыки Илариона изданы – есть прекрасный трехтомник, и биография его написана. Но именно тот период, когда он преподавал в Московской духовной школе, оказался мало освещенным. Даже в трехтомнике не так много сказано об этой его деятельности. А о том, каким преподавателем был владыка Иларион, почти ничего не написано. И почти везде приводится одна и та же цитата из воспоминаний студента С.А. Волкова. Вот она:

«Иларион читал лекции по Священному Писанию Нового Завета, в частности о Евангелиях. Я не пропустил ни одной лекции, но их было мало, так как в мое время он был уже членом Собора, постоянно проживал в Москве и в академию заглядывал не часто, особенно после того, как ректором был избран А.П. Орлов, а Иларион освобожден от обязанностей временного ректора, возложенных на него после удаления епископа Феодора. Слышанные мною лекции содержали введение в изучаемую дисциплину и были прочитаны прекрасным языком. В них было много публицистического элемента, откликов на современность, что происходило от темперамента Илариона. Он не мог спокойно повествовать, как то делал, например, Н.И. Серебрянский или Е.А. Воронцов, а должен был гореть, зажигать своих слушателей, спорить, полемизировать, доказывать и опровергать. Теперь мне думается, что ему скорее подошла бы апологетика, а не экзегетика. Он никогда не был только теоретиком: он был человеком дела, всегда соединявшим теорию с практикой».

Этот отзыв ярко характеризует владыку Илариона как личность, но ничего не говорит о том, что, собственно, представляли собой его лекции. А меня интересовало именно это. Хотелось разыскать и отзывы и воспоминания других студентов. Не может же быть, чтобы только один Волков оставил мемуары?!

– Как шли ваши поиски? И кто вас направлял по, скажем так, нужному следу?

– За консультацией я обратился к священнику Георгию Андрианову (ныне ректору Костромской семинарии). Он много писал о владыке Иларионе, изучил его труды; правда, отца Георгия больше интересовало богословие владыки. Он мне сказал, что искал лекции владыки, но ничего не нашел. Помог и игумен Евфимий (Моисеев): он порекомендовал обратиться к Наталье Александровне Кривошеевой. Это биограф владыки Илариона. Она смотрела многие рукописные источники. «Я советую пойти в Рукописный отдел РГБ. Там есть фонд 172. Это архив Московской духовной академии, который после революции большевики вывезли из академии, – рассказала мне Наталья Александровна. – Когда я просматривала источники, то заметила, что там есть немного лекций владыки Илариона, страничек 20–25». И я направился в Рукописный отдел Российской государственной библиотеки.

– И что же вы обнаружили в архиве?

– Прежде всего я внимательно проштудировал описи фондов – не только того, на который указала Наталья Александровна, но и других, содержащих документы академии. И понял, что тут есть материалы, и это не 20–25 страничек. Главный источник, который я обнаружил, – это классные журналы.

– А что такое классные журналы, и чем они интересны?

– На каждом занятии в академии один из студентов был дежурным и записывал лекцию, которую читал преподаватель, в этот классный журнал. И как я предполагаю, студент, по болезни что-то пропустивший, мог по этим записям познакомиться с лекцией. Такие вот конспекты для общего пользования. После каждой лекции этот дежурный студент подходил к преподавателю, и тот ставил свою подпись, что, мол, да, эту лекцию прочитал я такого-то числа… Под каждой прочитанной владыкой Иларионом лекцией была его подпись! Так что это тексты, не вызывающие сомнений.

Но! Сложность в том, что каждый студент записывал лекцию по-своему: у каждого свой почерк, один пишет подробнее, другой короче… И нужно было систематизировать все лекции, выстроить.

Спасение людей – в Церкви, а Священное Писание – вспомоществование к этому… «Не надо из Писания делать “бумажного Папу”»

– Неужели никто до вас не смотрел эти материалы?

– В архивах такая система: когда ты берешь рукопись, ты расписываешься на формуляре. Я смотрел рукописные фонды как в Российской государственной библиотеке, так и в Центральном историческом архиве Москвы – в нем тоже есть материалы, которые большевики вывезли из академии, хотя и не в таком количестве, как в РГБ. Иногда, расписываясь за рукопись, я видел, что был первым, кто ее вообще брал в руки. То есть до этого она просто лежала там в архивной пыли. Иногда бывало, что я видел подпись Н.А. Кривошеевой. Еще я видел подпись отца Андроника (Трубачева).


– То, что вы нашли, опубликовано в вашей работе?

– Я уже говорил, что студенты по-разному записывали эти лекции, и, бывало, даже с ошибками, хотя владыка подписывал каждую лекцию. Поэтому я не стал публиковать все тексты, но лишь систематизировал их и выстроил хронологически, где-то приводя цитаты из классных журналов.

Последнее благословение от Святейшего Патриарха Тихона для владыки Илариона – это наш, Сретенский монастырь

Мы думали с отцом Александром Тимофеевым: может, учебник сделать – по лекциям, прочитанным владыкой Иларионом. Но не получается, потому что все-таки это студенты записывали и есть некоторые недочеты в конспектах. Так что нельзя в полной мере воспроизвести, как точно владыка преподавал. Можно только представить картину, как этот процесс происходил.

– Есть ли какие-то особенности в том, как владыка Иларион преподавал свой предмет – Священное Писание Нового Завета?

– Он является преемником академической школы, но, с другой стороны, у владыки Илариона был свой метод: он практически к любому вопросу подходил с точки зрения экклесиологии – учения о Церкви. И в своих лекциях о Новом Завете тоже. Хотя и другие преподаватели академии опирались на учение о Церкви, но так ярко это проявлялось только у владыки Илариона. Церковь для него была основой всего.

Иногда я был первым, кто рукопись владыки Илариона вообще брал в руки

Вот один из примеров такого подхода. Во вводной лекции он размышляет о соотношении Священного Писания и Церкви. Он говорит, что начинать надо не с каких-то книг, трудов или исследований. Начинать всегда надо с вопроса о том, для чего пришел Христос. Разве Он пришел для того, чтобы дать Священное Писание или учение? Нет, Он пришел для того, чтобы, прежде всего, спасти человека, чтобы открыть человеку дорогу к Богу, соединить с Богом, открыть для человека Царствие Небесное. Вот для чего Он пришел! Потому что, если бы Христос пришел дать только учение или написать книгу, как Конфуций и прочие, то этого было бы недостаточно для спасения. Потому что нет сил у человека каким-то учением или нравственным законом избавиться от греха. Это возможно только с помощью силы Божией, благодати Божией

Христос пришел, прежде всего, для основания Церкви. А Церковь, по словам владыки Илариона, – это «общество верующих в Господа Иисуса Христа, Сына Божия, людей, возрожденных Им и Духом Святым, соединенных в любви и под непрекращающимся воздействием Святого Духа достигающих совершенства».

И владыка Иларион поясняет, что Священное Писание – это «одна из благодатных струй Церкви», одно из средств, которое помогает человеку спастись. Но не единственное средство! Он приводит многие примеры из святых отцов. Мне вспоминается житие преподобной Марии Египетской, которая жила в пустыне, почти ничего не ела и причастилась перед смертью у старца Зосимы. Она не знала Писания, но Дух Святой открывал ей истину. Есть и многие другие примеры, суть которых в том, что спасение людей происходит в Церкви, а Священное Писание – это вспомоществование, которое ведет ко спасению. Но это не есть первооснова, как у протестантов. То есть, как говорил владыка Иларион, «не надо из Писания делать “бумажного Папу”».

Не надо из Писания делать идола. Писанием не спасается человек. Спасается только пребывающий в Церкви. Почему? Потому что в Церкви живет по обетованию Спасителя Дух Святой.

Святым Духом и дано Священное Писание Церкви. Если, например, еретики с помощью Священного Писания хотят доказать, что Церковь в чем-то не права, то, соответственно, как об этом говорит владыка Иларион, они хулят Духа Святаго, потому что Дух Святой живит, в Церкви пребывает. Им же дано Священное Писание через апостолов. Получается, что Дух Святой Сам Себе противоречит?! Этого быть не может, потому-то в Церкви пребывает Дух Божий, и Священное Писание тоже дано Церкви Духом Божиим. Если Священное Писание противоречит церковному учению, значит, кто-то неправильно понимает Священное Писание, потому что всё водится одним Духом.


– Откуда у владыки Илариона такая любовь к Церкви, как вы думаете?

– Владыка был с детства пропитан церковностью, любовью к Богу, к храму Божию. Рассказывают, что владыка, когда был настоятелем Сретенского монастыря, очень любил петь во время богослужения. И пел он не по нотам, но красиво. Пел так, как чувствовал внутри. Эта же любовь к Церкви проявилась у него и в научной деятельности.

– Напомните, как владыка Иларион стал преподавателем. И почему он, окончив академию на исторической кафедре, стал преподавать именно Новый Завет?

– Действительно, он учился на исторической кафедре. К тому времени, когда он поступал в Московскую духовную академию, он знал древние и новые языки, но английского не знал. И когда выяснилось, что на историческом отделении есть этот язык, то он решил избрать именно данное направление. И, кстати, позднее, в 1916 году, владыка Иларион участвовал в защите одной диссертации, где было много англоязычных цитат, и проявил себя блестяще.

Владыка Иларион к любому вопросу подходил с точки зрения учения о Церкви

В первой главе его диссертации, посвященной истории догмата о Церкви, говорилось о новозаветном учении о Церкви. И здесь он показал себя знатоком Священного Писания. Это заметил Митрофан Дмитриевич Муретов, который был тогда профессором на кафедре Священного Писания Нового Завета. Муретов увидел во владыке Иларионе талантливого библеиста и пригласил его преподавать.

А владыка, судя по тем работам, которые он писал, будучи семинаристом и академистом, был очень разносторонним человеком. Эти работы охватывали почти каждый предмет – как историю, так и библеистику и иные области. Еще будучи студентом, он написал две работы по Священному Писанию Ветхого Завета, одна из них посвящена «пророческим школам». Нужно сказать, что в начале XX века тема пророческих школ была мало изучена даже немецким протестантизмом, хотя протестанты тогда очень много писали – шкафы ломились от их книг. А владыка Иларион написал интересно и исчерпывающе. Владыка Иларион во всех своих исследованиях всегда опирался на Священное Писание: очень глубоко его понимал.

– А как связаны путь святителя Илариона и Сретенская семинария?

– Настоятельство в Сретенском монастыре было последним церковным послушанием владыки Илариона. Его направил сюда патриарх Тихон. Наш монастырь был последним благословением владыке от Святейшего. И мощи священномученика Илариона покоятся здесь именно по этой причине. Поэтому он имеет непосредственное отношение ко всем нам: и к монахам, и к семинаристам, и к прихожанам.

Да, наш монастырь, семинария – под покровом Божией Матери (потому что монастырь основан в честь Сретения Владимирской иконы Божией Матери), но в то же время и под покровительством священномученика Илариона, который служил во благо Церкви именно на этом святом месте. Есть не одно свидетельство и духовенства, и прихожан о помощи владыки Илариона.

– А что, по-вашему, семинаристы в первую очередь должны перенять от святителя Илариона и применить в будущей пастырской жизни?

– Хотел бы пожелать, чтобы они заимствовали у святителя Илариона горение и любовь к Матери-Церкви. Для нас главный пример – то, как владыка любил Церковь Божию, любил Христа. И если мы посмотрим на его жизнь, то увидим, что он никогда ничего не боялся и шел до последнего во имя этой любви – вплоть до страдальческого венца и мученической кончины. Эти важнейшие качества – любовь к Церкви и желание самоотверженно служить ей – и нужно воспитать в себе каждому семинаристу.

 

Беседовал Валентин Фролов
03 февраля 2016 года

Новости по теме

«ДУХОВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ НЕ ДОЛЖНО СТАТЬ БЕЗДУХОВНЫМ» Игумен Амвросий Коньков В системе духовного образования менять нужно многое, человеческая мысль должна развиваться. Но главное, чтобы духовное образование не стало бездуховным. Нельзя подменять духовность интеллектуальностью. Мы не имеем права потерять свое лицо в современном мире. «Соль имейте в себе. Если соль станет не соленой, что с ней делать?» (ср.: Мк. 9: 50) – спрашивал Христос Своих учеников. А ответ придется держать каждому из нас перед Спасителем еще здесь, на земле.
АНТОЛОГИЯ СЕМИНАРСКОЙ ЖИЗНИ. ВОСПОМИНАНИЯ МИТРОПОЛИТА ПИТИРИМА (НЕЧАЕВА) Митрополит Питирим (Нечаев) С самого начала возобновления в Лавре была очень красивая служба, прекрасно пели. Хотя большинство певчих были совсем старенькие, вышедшие из лагерей, голоса у них были очень хорошие и совсем не дребезжащие. Правда, для меня все праздники начинались поздно вечером, когда уезжал Патриарх, и можно было безо всякой суеты пойти в Успенский собор и помолиться.
О ПАСТЫРСКИХ ИСКУШЕНИЯХ Протоиерей Александр Лебедев Искушения на пастырском пути неизбежны. Исконный враг нашего спасения не желает, чтобы дело пастыря успевало. И точно так же, как дьявол приступил к искушению Самого Пастыреначальника Христа перед началом Его общественной проповеди, сатана и в наши дни приступает к искушению новоначинающих пастырей при начале их служения.

Валентина

Очень хорошая статья. Спасибо.
Для меня важна мысль владыки Илариона о том.что Христос пришёл прежде всего, чтобы
спасти  человека, соединить его с Богом. Священное писание и учение не являлись первостепенной
задачей Господа, а одно из средств,которое помогает человеку спастись.

Ответить