К 10-ЛЕТИЮ СРЕТЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ. ИНТЕРВЬЮ С ДИАКОНОМ АНТОНИЕМ НОВИКОВЫМ

Московская Сретенская Духовная Семинария

К 10-ЛЕТИЮ СРЕТЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ. ИНТЕРВЬЮ С ДИАКОНОМ АНТОНИЕМ НОВИКОВЫМ

Игорь Максимов 4214



В 1999 году в московском Сретенском монастыре была открыта духовная школа – Сретенское высшее православное училище, преобразованное затем в духовную семинарию. О выборе жизненного пути и о годах, проведенных в стенах семинарии, рассказывают преподаватели и студенты СДС.

– Отец Антоний, чем вы занимались до прихода в семинарию? Кто из священников повлиял на ваш выбор?

– До поступления в семинарию я учился в общеобразовательной школе. Лет с 14-ти я вполне осознанно, почти каждый день ездил в храм на вечерние богослужения, а по выходным и на Литургии. Храм Богоявления Господня бывшего Богоявленского монастыря, что в Китай-городе — это мой первый и родной храм, в котором некоторое время я был прихожанином, потом по благословению настоятеля стал пономарить и последние два года до поступления в семинарию являлся старшим пономарем. Там закончил воскресную школу, директором которой и по сей день является Юрий Николаевич Филатов, человек, который привел меня в храм. Особо вспоминается и священник храма Богоявления, отец Андрей Привалов, который от всего сердца помогал мне делать первые шаги в церковной жизни, священник, у которого я в первый раз исповедовался, священник, который терпеливо занимался со мной вопросами вероучения. В храм меня тянуло и еще по одной причине, там была Московская регентско-певческая семинария (МРПС), в которой было очень интересно, было много друзей и замечательных людей. Были мысли туда поступать, но после продолжительных раздумий я обратился за советом к настоятелю храма Богоявления и ректору МРПС протоиерею Геннадию Нефедову, который в долгой и исчерпывающей беседе подсказал мне мою дальнейшую дорогу. Он сказал, что для меня было бы лучше поступать к отцу Тихону (Шевкунову), в Сретенскую семинарию. Когда я спросил, почему к отцу Тихону, отец Геннадий ответил: «Там тебе будет лучше». И заулыбался. Конечно, я думал и о других семинариях и даже о Свято-Тихоновском университете, но после разговора с отцом Геннадием я без смущения сделал свой выбор.

– Какое было отношение родителей и близких к вашему выбору?

– Мои родители и близкие поддержали выбор моего жизненного пути. Мнение мамы отчасти было первым толчком к принятию решения. И сейчас близкие всегда поддерживают меня.

– Как прошли вступительные экзамены?

– Я очень боялся вступительных экзаменов! Всю ночь молился в пустом храме Богоявления перед экзаменами. Незабываемые впечатления! До сих пор вспоминаю этот ночной полумрак в храме, эту абсолютную тишину и эхо от любого моего движения или звука. Кроме молитвы ничто не шло на ум, страшно было. Непосредственно перед поступлением я вообще ничего не учил. Все эти дни я только молился и молился. К поступлению в семинарию меня готовили преподаватель Певческой семинарии священник Андрей Привалов, проректор священник Андрей Нефедов, инспектор диакон Николай Нефедов и преподаватель диакон Иоанн Нефедов, — им нижайший поклон и отдельная благодарность, за то, что они за короткий промежуток времени научили меня, тогда еще маловоцерковленного молодого человека, любить богослужение, научили читать, пономарить и иподиаконствовать.

На собеседовании было не очень страшно. Спрашивали про светскую литературу, про мое отношение к армии, про то, чем я занимаюсь, пою или нет. Отец Тихон и отец Амвросий (Ермаков, ныне епископ Гатчинский, ректор СПбДАиС) что-то шутили… Потом сказали, что я «нефедовский», мол сосед, рядом. И, от души засмеявшись, сказали: «Иди отсюда!» Другие вступительные испытания дались мне гораздо трудней, так как я многого не знал, больше готовился к собеседованию.

– Как менялись отношения с вашими светскими друзьями в миру?

– Когда я учился в старших классах общеобразовательной школы, всем моим друзьям и сверстникам было известно, что после окончания уроков я сразу уезжаю в храм, что хочу в будущем поступать в семинарию, что хочу связать свою жизнь с Православной Церковью. Ничего этого я не скрывал и когда спрашивали, открыто рассказывал. Когда друзьям, сверстникам и окружающим стало известно, что я учусь в семинарии и после окончания стану батюшкой, отношения начали меняться только в лучшую сторону, уважение стало расти.

– Что для вас значил день, когда вам благословили одеть подрясник?

– Я долго ждал этого дня и еще до семинарии с некоторой завистью смотрел на моих коллег-пономарей, которые после семинарий и академии уже были в подрясниках. Подрясник на семинариста возлагает огромную ответственность - это лицо человека.

– Какие трудности были в начале обучения?

– Новый коллектив – это уже трудность, раньше никогда не жил со столь большим количеством людей, но привык быстро, так как уже заранее представлял, что меня ждет.

С духовной и житейской стороны все было нормально. А к учебе пришлось привыкать. Очень большие нагрузки тогда были. Много новых предметов. Не все давались легко, а какие-то стали очень любимыми. В учебе проректор отец Амвросий был очень требовательным. Конфликтов не было, все шло само собой.

– Какие были Ваши любимые предметы и преподаватели?

– Таких много. Но особенно отмечу одного. Я очень люблю и искренне уважаю профессора протоиерея Максима Козлова. Я благодарен отцу Максиму за то многое, что он сделал для меня, не только как блестящий преподаватель, но и как опытный и тактичный священник. Он всегда помогал и в настоящее время помогает мне по любым вопросам связанным с обучением в семинарии. Его предмет сравнительное богословие для меня был наиболее интересным, поэтому все свои научные работы я написал исключительно по сравнительному богословию, под научным руководством отца Максима.

Незабываемыми останутся потрясающие лекции по пастырскому богословию нашего дорогого отца наместника, архимандрита Тихона. Также мне хотелось бы особенно выделить профессора протоиерея Владислава Цыпина и его интереснейшие лекции по истории Русской Православной Церкви и церковному праву. Очень много дали уроки по новой и новейшей истории с доцентом Ниной Николаевной Коршуновой, интересны были лекции добрейшего священника протоиерея Стефана Жилы по Новому Завету и по-своему очень оригинальны лекции священника Александра Задорнова по нравственному богословию и истории русской религиозной мысли. Запомнились лекции по риторики с Анной Александровной Любимовой, лекции по философии с замечательным человеком и заслуженным профессором Геннадием Георгиевичем Майоровым.

Ну и, конечно же, нельзя обойти вниманием всеми любимого протоиерея Николая Скурата — думаю, что никто из студентов Сретенской духовной семинарии никогда не забудет контрольные по катехизису у отца Николая! По-своему любимы, уважаемы и незабываемы остались все замечательные преподаватели нашей семинарии.

– Какие письменные научные работы вы написали?

– И курсовую и дипломную работу я писал по предмету сравнительное богословие на тему «Обзор российских католических сайтов созданных за последние 10 лет». По согласованию с научным руководителем работ профессором протоиереем Максимом Козловым и Ученым советом Сретенской духовной семинарии тема дипломной работы осталась такая же как у курсовой, только задачи ставились более широкие. Я изучил и дал структурированный обзор избранным виртуальным трудам Римско-Католической Церкви на территории России.

Защиты курсовой и дипломной работ прошли спокойно с большим количеством интересных вопросов. Курсовую работу защитил с оценкой «отлично», дипломная работа также с оценкой «отлично». Оппонентом дипломной работы был секретарь Ученого совета Сретенской духовной семинарии, преподаватель катехизиса, протоиерей Николай Скурат. Сейчас по мере сил и свободного времени продолжаю работать над дипломной работой, поддерживая ее в актуальном состоянии.

– Как вы проводили свободное время в семинарии?

– Довольно часто, я отпрашивался просто походить вечером по соседним улицам, побродить часок другой, я очень люблю старую Москву, особенно зимой. Такого рода прогулки помогали мне просто собраться с мыслями, помолчать и с новыми силами думать уже о следующем дне и последующих делах. Я и в настоящее время стараюсь больше ходить, как только удается свободное время.

– Что вам дали годы, проведенные в стенах семинарии?

– Семинария дала очень много. Хорошее образование, коллектив, где мы жили и формировались, общение с самыми разными людьми, разного склада и характера, - все это дало нам большой пастырский опыт, который мы надеемся использовать в дальнейшем служении.

Особенность нашей семинарии в том, что она находится в Сретенском ставропигиальном мужском монастыре и студенты семинарии непосредственно участвуют в жизни монастыря, придерживаются не только семинарского распорядка, но и монастырского устава, попутно, кроме учебы неся еще и монастырские послушания. Мы живем рядом с монахами, общаемся с ними, молимся, дружим.

Семинария — это серьезная школа, школа, которая учит молодого человека, будущего священнослужителя, учит жить. Среди моих однокурсников были и несколько человек из братии Свято-Успенского Псково-Печерского мужского монастыря. Стремление и желание к учебе самого старшего из них архимандрита Филарета (Кольцова) иногда просто поражало. И это его стремление, желание и живой интересе ко всему передавались и нам, его однокурсникам, и самые сложные лекции, страшные контрольные и опросы казались уже не такими сложными и страшными. Его бодрые и добрые слова: «Братцы, на все воля Божия. Молитесь!» отсекали любое наше студенческое малодушие.

Также семинария дала мне серьезный богослужебный опыт, который стал основополагающим в моем будущем служении, богослужебный опыт не только в стенах монастыря, но и за его пределами. Пошел уже шестой год, как я по благословению отца Тихона был назначен иподиаконом митрополита Калужского и Боровского Климента. В течение всего времени обучения в семинарии являлся иподиаконом владыки, что придало определенный опыт не только богослужебный, но и опыт общения с людьми высокого ранга, как церковного, так и светского. После окончания семинарии и рукоположения в сан диакона, я уже не являюсь иподиаконом митрополита Климента, но всячески поддерживаю общение с ним и когда бываю в Московской Патриархии, то обязательно стараюсь заходить к нему, получить его архипастырское благословение.

– Из чего складывалась духовная жизнь в семинарии?

– У каждого студента семинарии есть свой семинарский духовник. Обычно он выбирается семинаристом в течении некоторого времени из числа духовников семинарии. Тогда духовниками были ныне покойный схиархимандрит Анастасий (Попов) и священник Афанасий Гумеров (ныне иеромонах Иов). Моим духовником стал архимандрит Тихон.

Отец Тихон — опытный духовник, мудрый наставник. Самые сложные жизненные вопросы решались его сугубой молитвой и советом. К моему духовнику мне было не страшно идти с любым вопросом — это для меня очень важно, я знал, что всегда уйду с мудрым советом или решением. Где нужно отец Тихон всегда был строг и требователен. Меня он наставляет в духовной жизни являя собой образец духовничества и священнослужения, образец жизни духовной и повседневной, преподавая мне уроки жизни.

– Какие у вас были послушания в семинарии?

– У каждого семинариста есть свои послушания, чаще всего они общие: уборка монастырского двора, монастырских помещений или работа на книжном складе, но есть и самые разнообразные индивидуальные послушания, как правило они более серьезные и ответственные и на них назначают соответствующих послушанию семинаристов. Чаще всего индивидуальные послушания занимают либо большую часть свободного времени семинариста, либо занимают свободное время полностью.

За время обучения в Сретенской семинарии я успел понести несколько послушаний. На первом курсе я сразу был назначен на послушание в книжный магазин «Сретение», где доставлял недостающие книги, на том же первом курсе успел поработать в ризнице монастыря и в интернет-магазине «Сретение», где принимал заказы на книги и рассылал их не только по Москве, но и по всему миру. Также на протяжении трех лет являлся старшим пономарем семинарии, и в течении всего пятилетнего срока обучения исполнял послушание иподиакона митрополита Климента. На 2-м курсе был назначен в бухгалтерию, помогать нашему казначею иеромонаху Амвросию (Конькову). В казначействе я трудился около трех месяцев. Позже меня назначили на послушание к благочинному монастыря и проректору семинарии. Помощником отца Иоанна я был до окончания семинарии и остаюсь им по настоящее время.

– Отец Антоний, как вы встретили свою «вторую половинку»?

– Свою вторую половину я встретил на одном из воскресных богослужений в Сретенском монастыре. Это была одноклассница моего со-келейника, которая училась тогда в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете на регента церковного хора. Дело было Великим постом, Вера каждую субботу приезжала к нам на всенощную, так как ей очень нравилось пение нашего хора. И вот как-то раз мы с Верой и познакомились.

Она из музыкальной семьи, выросла, как говорится на клиросе в ограде церковной. Имеет музыкальное образование, человек творческий. Я познакомил ее с родителями, вскоре с отцом Тихоном. И после знакомства с духовником мы уже договорились о времени венчания. Заранее расписались на Покров, а сразу после Крещения Господня, 20 января 2008 года, отец Тихон нас повенчал в родном для меня храме Богоявления, что в Китай-городе. Я только мечтал, чтобы нас повенчал отец Тихон и чтобы в храме Богоявления. И действительно, Господь так устроил, что в храме Богоявления да еще и сам отец Тихон! Сейчас у нас растет маленькая дочка Дарья.

– Какой был ваш путь к священнослужению?

– Все время моего обучения в Сретенской семинарии — это мой путь к священному служению. Я был рукоположен, когда учился на 5-м курсе семинарии, 22 мая 2008 года в большом Спасо-Преображенском соборе Новоспасского ставропигиального мужского монастыря.

Хиротонию совершил архиепископ Орехово-Зуевский Алексий в день памяти перенесения мощей святителя Николая Чудотворца из Мир Ликийских в Бар-град. Указом почившего Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, я являюсь штатным диаконом Сретенского ставропигиального мужского монастыря с несением послушания на усмотрение отца наместника.

Сейчас я диакон, священнослужитель Русской Православной Церкви, и от этого я испытываю великую радость! Ведь это ни с чем не сравнимое и непередаваемое ощущение великой радости, великой радости стояния пред престолом Божием! Священное служение Богу — это для меня абсолютно всё!

– Когда и как вы стали дежурным помощником проректора семинарии по воспитательной работе?

– Дежурным помощником я стал в конце сентября 2008 года. До этого, после окончания семинарии, я по распределению временно нес диаконское служение в Покровском ставропигиальном женском монастыре у Покровской заставы, также нес посильное послушание в Сретенской духовной семинарии в кабинете проректора. Где-то в конце сентября по благословению ректора архимандрита Тихона, в связи с увеличением числа студентов семинарии стал исполнять послушание помощника проректора семинарии по воспитательной работе. Благословение ректора было закреплено указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II от 03.12.2008 с формулировкой «Выпускник Сретенской духовной семинарии диакон Антоний Новиков назначается штатным клириком Сретенского ставропигиального мужского монастыря с несением послушаний в Сретенской духовной семинарии на усмотрение ее ректора».

– Как вы смотрите на семинарскую жизнь в новом положение дежурного помощника проректора семинарии?

– Честно говоря, еще трудно свыкнутся с мыслью, что я уже не студент семинарии... В роли дежурного помощника появилась ответственность за людей. Для меня это груз ответственности, так как любой недостаток дежурного помощника по воспитательной работе может негативно сказаться на семинаристе.

– Как строите свои отношения с семинаристами?

– Я стараюсь поддерживать товарищеские отношения, а с некоторыми людьми даже дружеские. Но как говорится, стараюсь не забывать, что дружба дружбой, а служба службой. Для меня главный принцип — это когда все студенты равны. Когда нет ярко выраженного приоритетного отношения к тем или иным людям. Дежурный помощник должен быть объективен в своих поступках. Не взирать на личные отношения с людьми, хотя в этом есть почва личных недоумений и обид. Я считаю, что главное в построение отношений с семинаристами — это меньше симпатий и что все равны. В отношениях со студентами я стараюсь придерживаться не чего-то личного или более удобного, я стараюсь придерживаться принятого устава Сретенской семинарии.

– В чем задача дежурного помощника по воспитательной работе и что он может дать семинаристу?

– Задача дежурного помощника по воспитательной работе — это обеспечить порядок и дисциплину в семинарии. Любая должность может быть плохо, может быть хорошо выполнена. Дежурный помощник должен быть примером внешней жизни и образцом христианского поведения для своих младших собратьев, не давая себе ни малейшего послабления в поведении или общении. Где можно надо иногда простить, а где нужно необходимо заслуженно наказать, провести разъяснительную братскую беседу.

Дежурный помощник обязан беспристрастно, добросовестно и достойно выполнять возложенное на него послушание, являя собой пример для окружающих его семинаристов, как христианским отношением к ним, так и своим внешним поведением.



8 апреля 2009 года

Новости по теме

К 10-ЛЕТИЮ СРЕТЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ. МНОГОЕ СЕЙЧАС ЗАВИСИТ ОТ СИНЕРГИИ СВЯЩЕННИКА И УЧИТЕЛЯ Галина Трубицына Желающие принять монашество, вливаются в ряды братии; большинство идет по пути белого духовенства; тем, кто женится, будучи еще семинаристом, оказывается поддержка, но и неженившиеся после окончания духовной школы находят себе применение в церковной работе. К чему готовит Сретенская семинария всех – это к диалогу с миром, где неверующих еще остается большинство, и, что важно, к диалогу с интеллигенцией, часть которой до сих пор находится в глухой оппозиции к Церкви.
К 10-ЛЕТИЮ СРЕТЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ ОБУЧАЯ ЯЗЫКУ БОГОСЛУЖЕБНОМУ Лариса Маршева Использование церковнославянского языка наиболее тесно соприкасается с этимологическим, исконным пониманием литургии как общественного служения. И в настоящее время он должен стать едва ли не главным мерилом соборности в Церкви. А значит, каждому человеку, приходящему в храм и искренне верующему, что его молитва дойдет до Господа, необходимо приложить максимум усилий для познания богослужебного языка.