К 10-ЛЕТИЮ СРЕТЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ ОБУЧАЯ ЯЗЫКУ БОГОСЛУЖЕБНОМУ

Московская Сретенская Духовная Семинария

К 10-ЛЕТИЮ СРЕТЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ ОБУЧАЯ ЯЗЫКУ БОГОСЛУЖЕБНОМУ

Лариса Маршева 1840



В 1999 году в московском Сретенском монастыре была открыта духовная школа – Сретенское высшее православное училище, преобразованное затем в духовную семинарию. О выборе жизненного пути и о годах, проведенных в стенах семинарии, рассказывают преподаватели и студенты СДС.

Очевидно, что все воспоминания порождаются событиями. Их за время моего преподавания в Сретенской духовной семинарии было много: рабочих и приватных, весомых и незначительных, драматических и курьезных. И очень отрадно, что для каждого – без исключения – учебного года (а именно в таких единицах меряет время преподаватель) память со щедрой услужливостью предлагает свои яркие, характерные эпизоды.

Итак, 2000/2001-й стал первым годом моей работы в духовной школе. Он принес мне, новоиспеченному кандидату филологических наук, много радостей и немало печалей. Но самое главное – я осознала (достаточно быстро и как-то очень просто), что церковнославянский язык, который мне было поручено преподавать, займет ведущее место в моих дальнейших методико-педагогических и научно-исследовательских изысканиях. И станет неотъемлемой частью моей жизни (фраза, может, и пафосная, но точная).

В связи с этим в памяти возникает такой эпизод, случившийся в мае 2001 года: мы с Владиславом Томачинским, будущим иеромонахом Симеоном, получившие филологическое образование и кандидатские степени уже в новейшее время, но учившие историю языка по советским учебникам (надо сказать, что и сейчас ситуация почти не изменилась), на глазах изумленных студентов горячо обсуждаем содержательные и хронологические границы старославянского и церковнославянского языков.

А вот весьма эффектный финал второго учебного года. Все преподавательницы древних и новых языков, расположившись в нашей уютной преподавательской, без устали потчуют друг друга снедью собственного приготовления. Помню, был там даже салат оливье, в котором, дабы не нарушить монастырский устав, мясо заменили… на маслины.

После того как моя первая семинарская группа одолела двухгодичный курс церковнославянского языка, я задумала пособие, которое бы содержало комплексные лингвистические комментарии к текстам, используемым в современной богослужебной практике и вызывающим заинтересованные вопросы не только у неспециалистов, но и у филологов-славистов. Так в издательстве Сретенского монастыря появилась на свет книга «Шестопсалмие: лингвистический анализ». Во многом благодаря именно этому пособию, которое выдержало уже три издания и прижилось в учебной практике, мною получено ученое звание доцента.

Свой скромный преподавательский опыт я обобщила в серии заметок, ключевые идеи которых неустанно довожу до своих студентов – будущих пастырей и богословов. Использование церковнославянского языка наиболее тесно соприкасается с этимологическим, исконным пониманием литургии как общественного служения. И в настоящее время он должен стать едва ли не главным мерилом соборности в Церкви. А значит, каждому человеку, приходящему в храм и искренне верующему, что его молитва дойдет до Господа, необходимо приложить максимум усилий для познания богослужебного языка.

А теперь о несерьезном: ноябрь 2003 года, аудитория второго курса, мы с семинаристами во внеурочное время читаем по ролям «Сказ про Федота-стрельца, удалого молодца» Л. Филатова: «Верьте аль не верьте, а жил на белом свете Федот-стрелец, удалой молодец. Был Федот ни красавец, ни урод, ни румян, ни бледен, ни богат, ни беден, ни в парше, ни в парче, а так, вообче».

Очень хорошо запомнилось мне первое знакомство с курсом, который в этом, юбилейном, году станет выпускным. Жаркий августовский день, абитуриенты после литургии направляются в семинарский корпус. Начинается вступительный экзамен по русскому языку – изложение. Я читаю из «Афона» Б. Зайцева: «Я жил в своей комнате, окруженный необыкновенно благожелательным и ласковым воздухом. На столе моем часто стояли розы… Между мною и морем старинный решетчатый балкон, перила его увиты виноградом, и сквозь лапчатую зелень море еще синей. Внизу плоская крыша библиотеки, далее корпус келий и направо купола собора. Комната всегда полна света и радостности».

В 2005 году во епископы хиротонисали проректора Сретенской духовной семинарии. Сейчас владыка Амвросий (Ермаков) назначен уже ректором Санкт-Петербургских духовных школ. А у нас по сей день проректорствует отец Иоанн (Лудищев) – помоги ему, Господи!

2005/2006 учебный год был необыкновенно богат на различные события. В самом его начале ко мне подошел студент, которого зачислили сразу на второй курс, и попросил о дополнительных занятиях по церковнославянскому языку для себя и своих товарищей. Это меня очень тронуло и вдохновило.

В процессе занятий возникла мысль о создании у нас – по образцу Московской семинарии – гимнографического кружка. За время его существования нами проделано много конкретной работы, главным образом корректурно-орфографической и редакторско-текстологической. Но более всего я ценю наше крепкое единомыслие и теплую дружбу.

Серьезным и ответственным моментом для меня стало представление Сретенской духовной школы на церковнославянском семинаре, который проводился в ноябре 2006 года в Московской духовной академии. Там результаты нашей работы оценили самым положительным образом.

Конечно, не могу не сказать о деятельнейшем участии Сретенского монастыря и семинарии в мероприятиях по восстановлению единства Русской Православной Церкви. Масштабность и значимость событий мая 2007 года, непосредственными свидетелями которых нам довелось стать, послужат предметом наших размышлений и чаяний на долгое время.

2007/2008 учебный год ознаменовал некий поворот в моих преподавательских пристрастиях. Безусловно, церковнославянский язык так и остался в эпицентре моих интересов. Однако много внимания я стала уделять развитию связной речи у студентов. Считаю, что данное учебно-методическое направление в условиях стремительного снижения языковой культуры все больше и больше актуализируется. Мною подготовлено пособие, которое включает в себя отрывки из произведений русской художественной и мемуарной литературы XIX–XXI веков и содержит материал для обучающих, развивающих и контрольных упражнений. Оно в ближайшее время будет выпущено издательством Сретенского монастыря.

И, наконец, этот учебный год. Он уже одарил меня замечательными впечатлениями, запоминающимися эпизодами, волнительными ожиданиями: проделана интереснейшая работа по редактуре сербо-русско-церковнославянского текста акафиста преподобному Сисою, возникла насущная необходимость в овладении методикой преподавания русского языка как иностранного, в ноябре состоялась защита моей докторской диссертации…

Поневоле задумаешься, а что же объединяет все эти события? Конечно, упование на то, что делаешь дело, угодное Богу. Дело, которое не состоялось бы, если бы не духовное попечение, неустанные молитвы и каждодневные заботы нашего ректора – архимандрита Тихона. Поэтому напоследок позволю себе такое воспоминание.

4 сентября 2000 года. В тот день я впервые присутствовала на заседании Ученого совета нашей духовной школы. Мы, преподаватели, собрались у трапезной и ждем прихода отца Тихона. Идет дождь – осенний дождь стеной. И вот отец ректор под огромным зонтом спешит к нам. Чтобы выслушать, подбодрить, поделиться своими грандиозно трезвыми планами о будущем семинарии, ее учащих и учащихся.



Лариса Маршева
профессор, доктор филологических наук

11 марта 2009 года

Новости по теме

К 10-ЛЕТИЮ СРЕТЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ БЕСЕДА СО СТУДЕНТОМ 5-ГО КУРСА СЕМИНАРИИ ИЛЬЕЙ КОСЫХ Илья Косых Если даже не говорить об образовании, то семинария – довольно сильная школа жизни. Здесь мы живем 24 часа в сутки в коллективе, сталкиваемся с людьми разных характеров, учимся общению, учимся разбираться в людях. Это, быть может, самый главный семинарский урок для будущего священника.
К 10-ЛЕТИЮ СРЕТЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ БЕСЕДА С ПРОФЕССОРОМ ПРОТОИЕРЕЕМ ВЛАДИСЛАВОМ ЦЫПИНЫМ Протоиерей Владислав Цыпин В 1999 году в московском Сретенском монастыре была открыта духовная школа – Сретенское высшее православное училище, преобразованное затем в духовную семинарию. О выборе жизненного пути и о годах, проведенных в стенах семинарии, рассказывают преподаватели и студенты СДС.
ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК И ПРОШЛОЕ БЫТИЕ Лариса Маршева О глаголе быти в русском и церковнославянском языке говорят прежде всего как о служебном, вспомогательном – не имеющем самостоятельной лексической семантики и играющем исключительно грамматические роли. Однако не стоит забывать о том, что глагол быти, как и любое другое слово в языке, обладает лексическим значением, которое способно к полноценному своему проявлению: «быть, существовать, становиться, совершаться, приходить, наставать, находиться, сбываться, случаться, последовать»; «существовать, иметься, происходить, случаться, приходить».