ЛУЧШИЕ МАТЕРИАЛЫ ПРАВОСЛАВИЯ.RU: СЕМЬ ЛЕТ НАЗАД РОЛЬ ИНФОРМАЦИИ В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Московская Сретенская Духовная Семинария

ЛУЧШИЕ МАТЕРИАЛЫ ПРАВОСЛАВИЯ.RU: СЕМЬ ЛЕТ НАЗАД РОЛЬ ИНФОРМАЦИИ В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Николай Леонов 789



В рубрике «Лучшие материалы Православия.Ru: семь лет назад» мы предлагаем вниманию читателей новости, ставшие уже исторической хроникой, а также наиболее интересные интервью с известными церковными и общественными деятелями, аналитические статьи, обзоры и другие публикации, появившиеся на сайте в 2001 году. 


***


Лекция Николая Сергеевича Леонова, доктора исторических наук, профессора МГИМО, генерал-лейтенанта, прочитанная в Сретенском высшем православном училище 22 октября 2001 года


Дорогие братья во Христе!

По благословению архимандрита Тихона я прочитаю вам несколько лекций по информации, ее роли в жизни человечества, в жизни общества. Имея ввиду главным образом дать вам представление о том, как информацией пользуются недруги нашей Церкви, недруги нашего государства, как они отравляют сознание наших людей, с тем чтобы мы могли отличать зерна от плевел. И умели бы обезопасить свою душу и свою деятельность от враждебных поползновений, которые всегда проявляются в сфере информации. Этот курс я читал в Институте международных отношений (МГИМО) более подробно, поскольку для будущих дипломатов, будущих журналистов, будущих разведчиков требуются особые знания по вопросу работы с информацией. У нас с вами разговор пойдет не в таком прикладном ключе, а в более общем, философском, в понимании самого явления информации.Человек, не отдавая себе отчета ежесекундно, ежеминутно пользуется громадным количеством информации, которую мы получаем от внешнего мира. В нас вложен по Промыслу Божьему огромный интуитивно-аналитический аппарат, который непрерывно перерабатывает огромное количество информации. И мы принимаем все решения не просто так, а мы принимаем все решения по результату сбора и интуитивного анализа (практически автоматического) огромного количества информации. Даже если вам приходится перейти улицу в городе, вы, не отдавая себе отчета, сразу рассчитываете свое состояние здоровья, погоду, скорость движущегося транспорта, наличие тумана или солнечной погоды и вы все это мгновенно просчитываете и принимаете решение: пересекать или постоять подождать.
Господь Бог дал нам пять органов чувств, которыми мы с вами собираем непрерывно информацию. Вы знаете эти органы чувств - зрение, слух, вкус, обоняние, осязание. Вот этими аппаратами нас снабдил Господь Бог и мы благодаря этому выживаем на свете весьма успешно как биологические особи. Но человек не просто особь - потому что и другие биологические существа тоже обладают этими рецепторами информации. Каждый в разной степени. И чем меньше этих рецепторов, тем менее жизненным оказывается тот или иной биологический вид. Вы многие слышали о глухарях. Птице, которая на какое-то время лишается слуха. Это делает ее крайне уязвимой, это делает ее легкой добычей любого охотника. А потеря для человека каждого из органов чувств, превращает его по нашему даже законодательству в инвалида первой группы - слепой, глухой, потерявший чувство вкуса. Мы живем постоянно в огромном потоке информации. Причем этот поток постоянно нарастает, мы уже говорим об информационном поле. И чем лучше мы в этом поле ориентируемся, чем лучше мы разбираемся во всех видах информации, тем нам живется легче, проще, понятнее. Мне хотелось бы сказать вам, что сама по себе информация давно уже оценена человечеством как самая важная часть его жизни.
Если мы будем читать Священное Писание, если мы будем читать древние литературные эпосы, то мы на каждом шагу будем обнаруживать, что или Господь Бог или боги языческие в литературных произведениях непрерывно своим избранным людям подсказывают, дают информацию в качестве самой великой милости и поддержки.

 Все вы прекрасно знаете историю Ноя, которому единственному Господь Бог открыл тайну предстоящего всемирного потопа. Другие, которые не знали этой информации, остались на дне вселенского моря. А Ною выпала честь стать нашим прародителем. Поэтому обладатель информации оказался в невероятно выгодном положением со всех точек зрения. Если вы будете читать древние греческие эпосы, например, "Илиаду", "Одиссею", то вы увидите что там языческие боги на каждом шагу своим избранным героям оказывают максимальную информационную поддержку. Без которой решение задач было бы невыносимо. Вы, наверное, помните, что у Ахилла, греческого героя, тело было неуязвимо для всякого оружия. Поскольку когда-то его окунули в воды священной реки и только держали за пятку в момент окунания. И он был неуязвим. И наверно, этот герой один бы сокрушил всю Трою, если бы боги не открыли троянскому герою секрет уязвимости Ахилла. Говорят: "Стреляй, но только в пятку". Это открытие жизненно важной информации привело к тому, что Ахилл в первом сражении после раскрытия этой информации был убит.


Издревле человечество знало, что информация - это важнейший элемент его жизни. За незаконное использование информации, за разглашение информации всегда полагалось достаточно суровое наказание. Если вы помните, что Прометей, который украл у языческих богов секрет огня, был прикован к скале в Гибралтаре, и на него за это преступление был напущен орел, который каждое утро выклевывал у него печень, отраставшую за ночь. То есть наказание было страшно суровым, за то, что он эту информацию, которая была достоянием тогдашних языческих богов, он отдал людям. Это был первый случай, по существу, научно-технического шпионажа. Если пользоваться терминологией моей прежней профессии.


И сейчас информация остается самым лакомым предметом, которым люди всегда стараются обладать. И не буду говорить о том, что существует целая сеть разведывательных органов, которая собирает эту информацию. Секретную преимущественно. Существуют огромные рои журналистов, которые тоже собирают информацию, часто пограничную с секретной. И мы даже говорим, что информация ценится как самый высокотехнологичный продукт на земле. Самые дорогие продукты являются ничем иным, как сгустком информации. Поэтому добыча информации всегда является ценнейшим и важнейшим трофеем для любой службы, для любых корреспондентов, которые часто являются работниками спецслужб.


Информация в истории человечества прошла достаточно длинный путь. Она прежде всего видоизменялась по своим носителям. Были архаические времена, когда люди создавали мало информации, когда информация ограничивалась только личным опытом человека, или семьи человеческой. И когда вся информация передавалась только из уст в уста. Или как говорил Некрасов: "От дедов к отцам, от отцов к сыновьям". По такому примерно маршруту и шествовало ограниченное количество информации. Потому что устно нельзя сохранить в памяти слишком много и уж тем более нельзя передать ее в концентрированном виде следующему поколению. Поэтому человечество всегда мучалось, как эту накопленную информацию сохранить и передать. Человечество билось над тем, чтобы создать письменность. Родились сначала египетская клинопись, особое письмо. Параллельно еще раньше зарождалась китайское иероглифическое письмо. В каждом регионе мира письменность искали своими путями, шли своими дорогами. Иногда эта письменность была крайне странной, и до сих пор не расшифрована. Скажем, письменность древних инков в Латинской Америке: так называемая "кипу", которая была оформлена в виде узелков на нитях, это были пучки нити различной плотности, различного размера и на разных расстояниях друг от друга. Что-то среднее между нотами и другими средствами концентрации информации.


Каждый народ шел своим путем. Возникновение нашей письменности вам прекрасно известно. Но когда человечество изобрело письменность, то оказалось, что открылся ресурс для сохранения информации. Мы ее перестали терять. Оказалось возможным накопить в одном поколении большое количество знаний и эти знания изложить на бумаге, на папирусе, на камне, на нитях, увешанных узелками, на чем угодно. Но это уже был колоссальный шаг на пути к усовершенствованию вообще информационной системы. Потому что с тех пор мы стали не терять информацию, мы стали ее накапливать. А без накопленной информации двигаться вообще никуда нельзя.


Затем следующим этапом, когда было изобретено книгопечатание, удалось решить другую важнейшую проблему - тиражирование информации, т.е. способ сделать ее доступной. Ведь одно время, когда летописцы вели один, два свитка своей рукописи - ограниченное ее действие совершенно понятно. А вот когда была открыта печать книжная, а потом приобрела форму и газетную и журнальную и разрослась до бесконечных вариантов печатной продукции. Уже пошли сотни, тысячи, а теперь это уже миллионы, если хотите десятки миллионов копий. Информация заполонила весь мир, но печатная продукция все-таки еще не была окончательным этапом в расширении информации, потому что все-таки требуется умение читать, надо иметь физический доступ к этой печатной продукции. А вот когда произошла уже новая техническая революция, когда были открыты такие средства передачи информации как радио, телевидение, теперь у нас электронная система Интернет и другие, информация стала абсолютно доступной практически в любом месте: ею набит эфир, атмосфера, провода - все забито информацией. Сейчас информация плещется вокруг нас, как сплошной океан. И мы в этом океане должны с вами ориентироваться, что взять, что не взять, чем защититься, от чего оберегаться. В этом, пожалуй, и состоит главная суть работы с той категорией, которую мы называем информацией.


У человека в отличие от всех, в дополнение к тем пяти рецепторам информации, о которых я уже говорил, есть еще один. Это мозг. Мы с вами живем как бы в двух разных мирах. С одной стороны, мы живем в реальном физическом мире, знания о котором нам поставляют наши пять органов чувств. А с другой стороны, человек живет в мире, который ученые называют "ноосферой", т.е. в мире виртуальном, воображаемом. В мире, который реально не поддается восприятию нашими пятью органами чувств. Это мир абстрактных понятий.


Вот все вы знаете, что идет война в Афганистане. Какие-то события происходят в Чечне, в Абхазии. Но никто из вас, скорее всего, там не был, никто их не видит, не ощущает. Мы только об этом слышим, читаем, узнаем от других людей. Т.е. мы себе воображаем, представляем эти события, они где-то реально существуют, как и весь мир вообще, который находится за пределами нашего непосредственного восприятия пятью органами чувств. Это особый для нас мир, который мы ощущаем и знаем в виде абстрактных понятий. Война, мир, нападение, голод, засуха, катастрофы - мы об этом слышим, знаем, можем представить себе, но это все-таки мир виртуальный. Он существует, хотя не прямо ощущается нами. И вот люди давно научились пользоваться великой слабостью, мозг в отличие от органов чувств намного более уязвим для воздействия.


Злодеи давно пользовались разными приемами, чтобы обмануть наши органы чувств, нашего природного защитника, данного Господом Богом. Скажем, если надо было кому-то в средние века подмешать яд. Яд - неприятная штука, не особенно вкусная. Его подмешивали в вино, в хорошую еду. Если человеку надо было скрыть какой-то неприятный запах, люди изобретали, чтобы обмануть органы обоняния, придумывали всевозможные духи, парфюмерию, создалась целая индустрия. Люди и тогда думали о том, как бы обмануть человеческие рецепторы. Как бы продать кошку за зайца.


А что касается нашего разума, то здесь мы оказались особо уязвимыми. Различить ложь от правды нам оказывается непросто. Поэтому в будущем занятиях мы как раз и посмотрим, как обманывают человека. Как внушаются совершенно ненужные ему и вредные мысли. Мы говорим об информации как об общем потоке, который нас окружает со всех сторон. Но если посмотреть на это информационное поле спокойным, нормальным взглядом, то, наверное, будет целесообразно разделить его, условно, на три основных потока, с которыми мы можем столкнуться.


Первым потоком информации, который, может быть, наименее виден нам, является поток так называемой достоверной государственной информации. Эта информация используется правительством и всеми государственными структурами для того, чтобы наиболее эффективно руководить страной, ее экономикой, гражданами. Ради того, чтобы создать такую систему получения добросовестной информации, создаются целые государственные информационные системы, о работе которых мы знаем, но которая не очень афишируется. Тем не менее государство обязательно должно иметь такой информационный ресурс. Поэтому существует несколько ведомств, которые собирают для правительства, для президента информацию о реальном положении дел в стране, в мире.
Мы можем читать в газетах сколько угодно о внешней политике, и в тоже время для чего-то мы держим разведку - скрытую организацию, даже члены которой стараются не раскрывать себя перед обществом. Мы имеем Главное Разведывательное Управление армии, которое собирает свою информацию. Мы имеем другие структуры, такие как скажем ФАПСИ (Федеральное агентство правительственной связи и информации). Они собирают информацию радиоэлектронными средствами, путем перехвата спутниковых разговоров. Они ведут работу по дешифрованию той информации, которую скрывают от нашего государства другие государства. Существует целая система специального сбора информации по всей стране. Никогда президент не будет полагаться на сообщения телевидения, газет или журналов о том, что и где творится. Существует специальная, закрытая система, со своими неуязвимыми, даже на случай войны, каналами связи, которая поставляет информацию руководству страны о реальном положении дел на местах. Это государственная система. Мы эту информацию очень редко с вами видим на нашем столе, потому что эта информация обычно закрывается служебными грифами. Начинаются эти грифы: "для служебного пользования", затем "секретно", затем "совершенно секретно", затем гриф "особой важности", а потом, как иногда говорят, гриф - "уничтожить, не читая" - до того секретный, что его вообще никому показывать нельзя.


Эта информация не просачивается далеко. За ней-то и охотятся разведчики, но это информация обязана быть абсолютно достоверной, ибо она служит для управления государством. Для решения государственных задач. Поднимают атомную подводную лодку, предположим, но уже по вопросам, которые касаются реальных причин ее гибели будет наложено табу и, вероятно, этого мы с вами в полном объеме знать и не будем. Потому что это нужно прежде всего для принятия решения, что делать с будущими подводными лодками, с типами оружия, которые там есть.


Существует второй поток информации, громадный поток. Я бы сказал, река колоссальная течет. Это информация, которая фабрикуется газетными концернами, информационными агентствами, всевозможными компаниями с целью убить свободное время людей. Информация, которая призвана привести к тому, чтобы у нас не оставалось свободного времени ни на какие размышления серьезного характера. Если вы посмотрите всю спортивную сферу: все эти фаны, клубы, вся эта колоссальная промышленность, связанная со спортом (безразлично, что это, футбол, бейсбол, теннис) - это все направлено на то, чтобы убить наше свободное время. Занять за рамками восьмичасового рабочего дня нормального гражданина, чтобы у него оставалось времени как можно меньше, чтобы он не думал ни о вопросах государства, ни о вопросах серьезных, философских. Вся индустрия развлечений на этом построена, все красочные журналы, которые хочешь, не хочешь, бросаются в глаза. Все эти "7 дней", рассказы об артистах, кто как живет, какие у них особняки, какие у них собаки, какие у них увлечения. Вся эта привлекательная литература о том, что инопланетяне какие-то, где-то высаживаются, неопознанные летающие объекты… И вот этой баландой могут долго и достаточно эффективно кормить людей. Существует и целая литература, детективы, триллеры - литература бульварная, огромная и псевдосерьезная, но она призвана к тому чтобы отбить у нас всякий интерес к занятию серьезными вопросами, серьезными проблемами. Причем в это дело втягиваются люди, которые, казалось бы, должны иметь иммунитет против этой литературы.


Мне приходилось в свое время много работать с бывшим министром иностранных дел Андрей Андреевичем Громыко. Этой угрюмый, казалось бы, совершенно серьезный человек, который на все прежде отвечал "нет", а потом уже начинал думать, что надо ответить по-настоящему. Я был поражен, когда узнал, что он увлекался этой всей литературой. У него была литература о неопознанных летающих предметах. И он мог часами разговаривать и рассказывать, показывать все эти фотографии, в лупу их рассматривать, и переубедить его было совершенно невозможно. Т.е. за рамками чисто служебных дел, у него была эта немыслимая страсть, которой он отдавался с большой верой.


Этот поток информации, как я говорил студентам Московского Института международных отношений, вы ее должны легко пропускать мимо своих ушей, мимо своих глаз. Не обращать на нее никакого внимания, потому что она просто отвлекает нас от всех серьезных проблем жизни. Это информация киллеровская, убийственная, она убивает время, она ничего человеку в принципе дать не может.
А есть третий поток информации, которая является вполне серьезной. Если государственную мы с вами почти не видим, если сорная информация нам просто не нужна, то третий поток информации - это поток, моделирующей сознание. Любые правители всех государств, во все времена нашей истории всегда старались моделировать сознание своих подданных или своих граждан. С тем, чтобы сделать из них людей, которые следовали бы тем предписаниям, которые вырабатывает государство. Моделирование сознания - эта работа поручается огромной армии журналистов, философов, экономистов, политологов. Всех, кто стоит на службе у государства, если это тоталитарное государство, или на службе у центров власти - финансовой, политической, если речь идет о демократическом государстве. В любом государстве, даже в самом демократическом, все равно есть реальные ядра власти. Реальные хозяева экономической и политической власти страны. И вот эта огромная армия журналистов, политологов и т.д. формирует человеческое сознание, гражданское сознание. Они это делают через посредство всех видов массовой информации, которые сейчас имеются в нашем распоряжении.


Это и газеты, и радио, и телевидение, это и журналы, это и всевозможные конференции, всевозможные лекционные выступления. Главное - это задать вектор, в котором надо головы людей, своих граждан, вытесывать и формировать из них те кирпичики, из которых проще и легче создавать государство, по образу и подобию, которые задают им сами руководители государства. Поэтому все статьи, например, связанные с освещением политических, социальных, экономических событий всегда выверяются по определенному поведению компасной стрелки. Скажем, если было время социалистическое, о котором многие хорошо помнят, то нам с вами внушалась идея, что все социалистическое - правильно, все антисоциалистическое - неверно. Был задан один вектор и вся эта орава наемных писак, журналистов, говорящих или скребущих перьями, была направлена на то, чтобы оправдать тот заданный вектор, в котором надо было формировать сознание граждан.


Как только меняется политическая ситуация в стране, приходит другой политический строй, стрелка развернулась в другую сторону - та же самая орава журналистов может также повернуться, и они будут доказывать другое. Если вчера плановая экономика была идеалом экономического развития страны, то с таким же рвением будут доказывать теперь, что рыночная экономика является единственным правильным путем, а плановая никуда не годится. Это и есть направление моделирования развития. Поэтому когда мы читаем всевозможные социальные, политические, экономические сообщения, мы должны сразу остро чувствовать, куда нас ведут. Все эти информационные сообщения я иногда слышу, как щелканье пастушьего бича, который четко диктует мне, в какой загон направляться, думая по той или иной проблеме.


Ощущение этого направления, - куда вас направляет основной поток информации - должно вас сразу настораживать, вы должны думать: а почему бы не подвергнуть сомнению, правилен ли этот путь? Мы всегда, особенно когда встречаемся со светской информацией, должны думать о том, что она кем-то заказана. Этот вектор развития нам кто-то навязывает. Поэтому умение вырабатывать критичное отношение к этому, свое собственное, разумное мнение является главным, пожалуй, критерием нашей информационной независимости. Внушать можно самые невероятные вещи, мы об этом будем потом подробней говорить, но когда вспоминаешь историю процессов формирования человеческого сознания, то иногда диву даешься, насколько люди и даже общество человеческое, и целые цивилизованные народы оказываются беззащитными перед потоком такой моделирующей информации.
Мне вспоминается один эксперимент, свидетелем которого я был сам. Он показывает, как сам человек индивидуально беззащитен перед коллективным мнением. Однажды мне пришлось присутствовать при несколько варварском эксперименте, когда на эстраду в одном из курортных городов были приглашены вот таким фокусником, который был похож в этом смысле на мучителя, двадцать человек из сидящих в зале. И он сказал: "Я вам покажу уязвимость человеческой психики. Вот вы, двадцать человек, сидите на стуле. Я вам показываю два шара, один из них черный, а второй белый. Все видите?". Естественно вся собравшаяся аудитория говорит, что видит белый и черный. И он говорит: давайте сделаем следующее. Сейчас мы пригласим человека с улицы. Первого попавшегося. Я ему буду показывать те же два шара. Но прошу вас, сидящих на сцене двадцать человек, когда я буду спрашивать вас, говорите обратное. Говорите на черный шар, что он белый, и на белый, что он черный. Он вышел за ворота, пригласил первого невинного прохожего, поднял его на сцену и начал на его глазах спрашивать у сидящих двадцати людей, какого цвета шары. И те лгали. Заведомо, поскольку сговорились. И когда дошла очередь до этого несчастного человека, которому он предложил назвать какого цвета шар, то у того едва слезы не проступали. И он сдавленным голосом на черный сказал: "Белый". А на белый сказал: "Черный". Потому что он не мог противиться этому коллективному давлению аудитории и людей, которые сидели на сцене. Вот так сломалась психика одиночного человека.


Перед коллективным напором люди оказываются психически неподготовлены. Они оказываются очень уязвимыми. И оказывается возможным внушить человеку что угодно. Разве не потрясающим является тот факт, что немцам, в общем-то нации весьма просвещенной, высоко цивилизованной, когда к власти пришли германские фашисты: Гитлер, Геббельс - фантастический маньяк, - они внушили немцам идею о расовом превосходстве. Никогда раньше немцы об этом не думали и вдруг им сказали, что вы арийцы. Вы высшая раса. Теперь мы уже по фильмам с юмором говорим: "арийского происхождения". Но тогда ведь все немцы серьезно подумали - да, мы особая избранная раса. Мы арийцы. А все остальные не арийцы. Вот мы с вами все не попали в арийцы. Это естественно, но в не арийцы попали и все остальные нации. Особенно венгры, все славянские народы, цыгане, евреи… И вот все не арийцы в сознании целого народа превратились в низшую расу. В ту расу, которую можно было уничтожать без всякого сомнения, причем к этому нелепому мифу, были привлечены ученые, физиологи, врачи, которые измеряли черепа, цвет глаз, цвет волос, размер подбородка. Прямизну или кривизну носа. Все было пущено в ход, все было доказано абсолютно логично, что уж выше этой расы ну никого нет.
Только этим можно объяснить одно, что немец, нормальный офицер, иногда с высшим образованием, совершенно спокойно превращался в палача, который может из пистолета в затылок расстреливать в день по сто человек лично. И при этом не испытывать стрессового состояния души. До чего можно человека оболванить, приучить его к этому стереотипу, абсолютно неадекватному реальности. Внушить ему вещи, которые в конце концов превращают его в палача. Это страшная штука.


Ведь нечто подобное пережили и мы с вами. Когда вспоминаем репрессии сталинского времени. Слава Богу, подавляющее большинство из вас этого не видели, не слышали, только по литературе, из этого виртуального мира помнят. Но можно себе вообразить, что за два года мы соотечественники своими руками расстреляли в мирное время восемьсот тысяч своих соотечественников, да плюс три с половиной миллиона людей обрекли на страшные муки в концлагерях. Можно себе представить, что в нормальных условиях человек, если его не подвергнуть предварительной информационной обработке, мог быть участником всего этого? А ведь для того, чтобы отправить на тот свет восемьсот тысяч своих соотечественников, надо было иметь по крайней мере такую же армию и палачей. Причем и палачей-то потом тоже отправляли на тот свет.


Трудно представить себе психическое состояние человека, который должен совершать такие массовые кровавые репрессии, а, скажем, в тех же наших сельских местностях кого-то из наших односельчан вынудить к тому, чтобы он участвовал в раскулачивании, т.е. в разорении родового гнезда, в выселении семьи с детьми, стариками, и отправить их в стужу, в холодное время в Сибирь, на верную смерть. Надо было иметь особую опустошенность души. Достигалась эта опустошенность опять-таки чисто информационными средствами. Потому что была пущена в обращение фраза "враг народа", под которую уже скребли всех подчистую. Убедили всех палачей, причем их палачами то и как бы нельзя называть, потому что они были как бы зомбированы. Они были под влиянием той пропаганды, которая внушала им, что эти люди, разорить или уничтожить которых им поручалось, являлись врагами нашего Отечества, врагами нашего народа. Их надо было убедить в этом, чтобы они безжалостно расправлялись со своими соотечественниками. Ни при каких других обстоятельствах подобные массовые преступления одной группы соотечественников против другой невозможны. Это же не было состоянием гражданской войны, это было просто массовым уничтожением.


Внушение, обработка массового сознания в одном направлении носит абсолютно во всех странах абсолютно всегда закономерный характер. И если вам будут говорить, что вот в других странах - там полнейшая свобода, там демократические правила. Там все объективно, все правдиво - верить в это никогда не надо. Возьмем Соединенные Штаты, с которыми я достаточно близко знаком, долго там работал и долго занимался их проблематикой. Они могут совершенно спокойно лишить любой информации и человечество и своих граждан, если это не соответствует интересам правящих кругов США. Много ли мы знаем, о том, что реально они сейчас творят в Афганистане? Абсолютно ничего. Как только начинаются военные действия, они мгновенно ставят военную цензуру, закрывают доступ ко всей информации. А нам с вами показывают, если кто видит на экранах телевизоров, только без конца взлетающие самолеты с палубы авианосцев. Да и запускаемые ракеты. Все. На все остальное накладывается табу. Каковы реальные последствия этих бомбардировок? Они вам никогда этого не скажут. Кое-что просачивается, из Афганистана, по другим каналам, по чисто арабским, - что там гибнут мирные люди, что там уже голод в стране, что там разрушены склады Красного Креста и прочее. Но американцы этого никогда не скажут. Они манипулируют информационными потоками исключительно виртуозно.


Они изучили человеческую психику, как индивидуальную, так и социальную, в высшей степени тщательно. Поэтому дают только устрашающие кадры. Вот мы с вами видим: показывают перекрестье прицела, какие-то там внизу непонятные макеты, взрыв - все уничтожается. И опять самолеты, опять перекрестье прицела, опять летящие ракеты. Подавляют и нашу психику, что вот мол, если ты попробуешь что-то такое возразить против этого, вот и против тебя взлетит самолет, ты попадешь в перекрестье прицела и будешь также разорван на части. Деморализуют. Основная цель информационного потока - деморализовать. И они подавляют информационные контрвозможности другой стороны. Эту страну бестиализируют, т.е. превращают в невероятное чудовище. Всяких своих противников американцы массовыми информационными средствами пытаются представить перед нами и перед мировым общественным мнением, как совершеннейшее исчадие ада, воплощение зла. По очереди они переносят этот образ с одной стороны на другую, с одной силы на другую, но главное в информации - это создать у своего населения, у своих граждан и у всего мира, что они - воплощение справедливости, а их противники - крайнее зло на земном шаре.


Вчера они то же самое говорили о Советском Союзе, позавчера они говорили то же самое о Китае, десять-двенадцать лет назад они говорили то же самое о Саддаме Хуссейне. В конце концов, им неважно, куда перенести огонь своей информационной артиллерии - важно достичь того эффекта, который нужен. Я, например, хорошо помню, когда китайцы были такими же врагами Соединенных Штатов, как и Советский Союз. И в их карикатурах и везде мы практически шли рука об руку, что китаец, что советский человек. Один с серпом и молотом, другой со своей атрибутикой китайской. А потом наступило время, когда им понадобилось установить с Китаем нормальные межгосударственные отношения. В один час, как будто по приказу дирижера, прекратилась всякая кампания против Китая - это произошло в 1972 году. Стоило нам с китайцами чуть-чуть повоевать на границе, и они почувствовали, что можно лбами столкнуть СССР и Китай, и немедленно прекратили критиковать Китай. Они стали разыгрывать, что называется "китайскую карту". И завтра же китаец во всей американской печати стал изображаться привлекательным, он стал носителем хороших восточных традиций, он стал рисоваться как честный бизнесмен, как предприимчивый и трудолюбивый человек. Куда девалось все предшествующее? И также мы были потрясены, когда американский, нормальный средний гражданин с улицы стал воспринимать китайца вовсе не так, как он воспринимал тогдашнего советского человека. Мы продолжали оставаться для них врагами, а китайцы уже стали партнерами. Это все говорит об одном и том же - о нашей крайней уязвимости для действий средств массовой информации.
Поэтому у них еще с давних времен на Западе разрабатывается теория, которую предельно точно выразил Лорд Бивербрук. Он сформулировал этот закон так: информация, или пропаганда, должна идти впереди политики. Т.е. первоначально идет пропаганда, сначала надо распахать почву, т.е. подготовить людей для тех или иных акций, а уж потом засевать это поле своими семенами. Пусть даже этими семенами будут бомбы и ракеты, самое главное, чтобы люди были подготовлены к тому, чтобы воспринять это. Как только наши власти начинают действовать не по этому правилу, мы натыкаемся на большие трудности в проведении своей политической линии.


Мы начинали Чеченскую войну в 1994 году, не подготовив наше гражданское сознание к этой войне. Не подготовив ни мир, ни наше ближайшее окружение к этой войне. Мы никому ничего не говорили, что мы собираемся начать войну в Чечне. Указ о том, чтобы начать войну, был подписан Борис Николаевичем Ельциным секретно. Даже на самом указе штамп стоит "секретно". Т.е. мы начинали войну, не подготовив наших граждан к этому теми самыми пропагандистскими информационными возможностями, о которых мы с вами сегодня говорим. И война на нас с вами свалилась, как кирпич на голову. Вся нация была совершенно потрясена тем, что началась война. И когда нам эта война принесла еще тяжелые жертвы то, естественно, было неприятие и отвержение самой идеи войны. Точно такую же ошибку совершили несколько лет раньше советские руководители, когда вводили войска в Афганистан. Это опять-таки было секретное решение Политбюро, которое никому ни о чем не говорило. Был дан секретный приказ армии подготовиться к вступлению, все делалось в полной тайне. И мы начинали войны, не подготовив ни себя, ни мир к этой войне. Поэтому такие войны оказывались для нас непонятными. Ни цели, ни задачи, ничего было не ясно. Поэтому мы воспринять эти действия своих правителей не могли ни тогда, ни потом: ни в Афганистане, ни в Чечне. Почему и Афганистан, и Чечня стала прелюдией конца правительств, которые затевали эти авантюры. Надо сказать, что Афганистан был началом эрозии Советского строя. И Чечня стала пробоиной, которую так и не смог залатать в своей биографии Борис Николаевич Ельцин. Это естественно.


А когда работают американцы, которые лучше всех освоили систему информационного воздействия на людей, то в каждой операции вы можете посмотреть, как они ее готовят. Месяцами, а иногда и годами! Они молотят по головам своих граждан и всех стран в мире, с тем чтобы подготовить их к своим акциям. Когда начиналась акция против Ирака под названием "Буря в пустыне", несколько месяцев подряд американская пропаганда рассказывала все ужасы миру о том, кто такой Саддам Хуссейн. О том, какие он смертоносные оружия создает массового уничтожения. Сколько у него ракет - а у него было всего-то десятка полтора наших старых "фанерных" ракет. Они были по-настоящему фанерными, была боевая часть, а весь конус и оболочка были из настоящей фанеры. Но ими запугивали весь мир, что вот сейчас полетят эти ракеты и вся цивилизация на Ближнем Востоке разрушится. Была создана совершенно невероятная обстановка информационной изоляции Саддама Хуссейна. И когда они уже провели после этого саму операцию с массовыми бомбардировками, с уничтожением военных и мирных объектов Ирака, то мир отнесся к этому безразлично, он уже был подготовлен. Он уже был деморализован, он уже был размагничен. Вот сейчас они то же самое сделали по Афганистану, по талибам. Та же самая предварительная длительная работа по преданию негативного облика этой группировке. А уже затем следует удар непосредственно по Афганистану и по их всем центрам.


Сейчас весь мир живет очередной очень крупной информационной провокацией. Так называемые белые порошки, которые рассылаются в конвертах. Многие из вас, наверное, уже об этом наслышаны. Я такой истерики, например, даже за свою долгую жизнь ни разу не видел, чтобы американский Конгресс прекратил работу, все в панике. Люди скупают в массовом количестве медикаменты от неизвестной болезни - говорят от сибирской язвы. Скупают противогазы, на которые спроса в Соединенных Штатах не было. Речь то идет о десятках миллионов доз, противогазов, т.е. речь идет уже о миллиардах долларов, которые брошены на это дело.
А я, уже проживший и съевший зубы на этих информационных войнах, все время себе скребу в затылке и думаю: а что это такое? Что это за операция, что она значит? Для чего она придумана и каковы будут ее последствия? Меня поражает, что уже десять дней как рассыпают этот порошок по всему миру, то там, то здесь. И нет ни одного анализа, простого лабораторного анализа: что это за порошок? Из конвертов берут образцы, но никакие лаборатории мира не публикуют никаких результатов анализа. Вопрос поставил себе. Раз не дают - значит это кому-то невыгодно.


Второе, что бросается в глаза, - почему этот порошок поступает в адрес тех, кто больше всего может кричать об этом, распространяя этот крик через свои каналы? Это прежде всего журналисты, конгрессмены, губернаторы. Вот три основных, пораженных этим якобы порошком, категории людей. Это самые крикливые категории населения в Соединенных Штатах. Заведомо создается ситуация при которой преследуется идея массированного разворачивания истеричного настроения.


Говорят о сибирской язве. Кого из специалистов-микробиологов вы не спросите, конечно, каждый вам ответит, что уж сибирскую язву никто бы из настоящих авторов бактериологической войны не выбрал бы в качестве агента или реагента для такой войны. Потому что эта зараза не переносится от человека к человеку! А раз не переносится, то как она может превратиться в эпидемическое явление по всему миру? Я задаю себе вопрос: а почему в Соединенных Штатах умер-то всего один человек? (На день публикации - трое.) Да еще вопрос: умер ли он от сибирской язвы? Ну предположим, что от сибирской. Но уж если десять дней всех засыпают этим порошком, а никакой эпидемии нет, и никто не объявляет никаких карантинов, никто не устраивает никаких ограничительных барьеров, то опять-таки возникает вопрос - почему это так? А почему не иначе? Почему надо рассылать этот порошок в конвертах, например, а почему нельзя сделать это попроще и гораздо более эффективней? Скажем, запустить отравленные банкноты, которыми люди пользуются и ежедневно перебрасывают из одного места в другое. Да простейшую вещь: взяли перчатку, смазали ее таким реагентом и подержались в метро где-нибудь за никелированные поручи - и вы завтра получите сотни зараженных людей. Нет, надо индивидуально, в конвертиках порошочек присылать.


Мы знаем, что сибирскую язву разводят в специальных микробиологических учреждениях, разводят с целью получения из нее противоболезненной сыворотки, ведь это тот же самый микроб, только в ослабленном виде. Штаммы этой болезней известны, персонифицированы. Каждая лаборатория, изготовляя подобного рода микробиологический материал, точно присваивает ему свой номер. Т.е. нет микробов сибирской язвы, которые были бы анонимны. Самих по себе неких "бомжей" не бывает, потому что каждый микроб этой язвы точно привязан к стране или к какому-то центру, где он производится. И опять-таки никаких сообщений о том, что это такое, мы не слышим. Выявлены какие-то споры болезни, но какая категория, откуда? Стоит нам заболеть гриппом, скажем, будет какая-либо эпидемия, скажут: гонконгский грипп, категория такая-то, тогда-то он был там-то, тогда-то он был здесь-то. А в данном случае мы имеем дело с фантастической, для казалось бы, цивилизованно-развитого мира, истеричной пропагандисткой компанией. Которая, безусловно, готовит нас к очередному крупному военному удару Соединенных Штатов по кому-то, кто будет объявлен автором или государством рассылающим, этот белый порошок.


Все вопросы, которые мы с вами здесь поставили, будут забыты и отброшены, но однажды где-то прозвучит определенная фраза, должна прозвучать, иначе вся эта канонада не будет ничего стоить. Объявят, что этот порошок скорее всего происходит оттуда-то, назовут или "назначат", как говорят, страну. Уже такие нотки звучат в американской пропаганде, что мол, эти штуки нельзя произвести в домашних условиях, это же все-таки не самогон какой-то, а это же все-таки микробы, вирусы сибирской язвы. Следовательно, будет назначена какая-то лаборатория, какая-то страна, по которой можно будет наносить удары. И человечество окажется подготовленным к этому. Хоть и будут протесты, будут скептики, которые будут говорить: "Да вряд ли, да это невозможно, это все придумано". Но, тем не менее, подавляющее большинство стран и своих собственных граждан будет к этому подготовлено, а ведь американцы даже в данных условиях не исключают применение даже ядерного оружия. Почему мы говорим, о страшных, возможных последствиях?
Совсем недавно руководство Международного Красного Креста официально обратилось к Соединенным Штатам с просьбой подтвердить, что они не будут применять ядерного оружия, как бы ни разрастался этот конфликт. Конфликта собственно никакого ведь нет. Бьют одни Соединенные Штаты, бьют другую страну и все. Ни о какой войне, ни о каком конфликте говорить нам не приходится. Речь идет о свирепом наказании самой богатой страной самой бедной страны. Самой могущественной страной - самой беспомощной страны. Что бы нам ни говорили о подавлении средств ПВО, радиолокационных станций - ничего этого в Афганистане давным-давно нет. И не было, потому что Афганистан откуда мог ожидать авиационных ударов? Даже когда мы там находились, мы не ставили этих приспособлений, потому что мы тоже не ожидали никакой воздушной войны, мы сами хозяйничали в воздухе. Наши вертолеты летали. Поэтому говорить о том, что надо кого-то подавлять, о каких-то немыслимых бункерах. Какие там бункеры?! Ничего там, кроме глинобитных лачуг, нет. По кому удары? И американцы на обращение руководства Красного Креста грубо ответили, что мы никому не даем и не дадим никаких обещаний, которые исключали бы применение тактического ядерного оружия.


Поэтому сейчас мы находимся в информационном предбаннике каких-то очередных военных акций, а вот персонально кого они назовут? Ну, тут можно только догадываться, но наверняка это произойдет. Кого-то они в ближайшее время "назначат" в качестве того, кого они будут в очередной раз распластывать на скамье и подвергать мощному наказанию ядерными и ракетными розгами. Вот что такое пропаганда - информация, моделирующая наше сознание.


Вот один из эпизодов, касающихся Соединенных Штатов. Они, как правило, всегда начинают войны с каких-то грубых провокаций, в которых даже не щадят своих граждан. Надо повлиять на духовное состояние людей, чтобы возбудить их агрессивность. Первая империалистическая война, которая у нас входит во все учебники, была развязана Соединенными Штатами против Испании в 1898 году. Сто три года тому назад. К тому времени Соединенные Штаты сильно укрепились, развились, у них была самая большая мощная промышленность. Но у Соединенных Штатов тогда не было колоний, все колонии тогда были у старых европейских государств: Англии, Франции, Испании. А вот новый американский хищник, который вышел с большой мощью на большую дорогу, думал - а у кого можно теперь отобрать чего-нибудь? И первой жертвой они избрали самого слабого тогда владельца колонии - Испанию.


Испания в то время еще сохраняла такие колонии, как Куба, Пуэрто-Рико, Филиппины, т.е. это были богатейшие страны тогда - особенно Куба. И Соединенные Штаты решили развязать войну против Испании. Ну, какой предлог, какая причина? С какой стати США будет воевать против Испании? Надо было создать предлог. И американцы направили в Гавану свой тяжелый крейсер "Мэн". И он встал на рейде этого порта, якобы привез наблюдателей посмотреть, как развивалась война между кубинскими патриотами и испанской армией. Тогда кубинцы воевали за свою независимость. В один прекрасный вечер американский посол на Кубе пригласил всех офицеров этого крейсера к себе на прием в посольство. И все офицеры съехали на катерах, на шлюпках на берег и резвились в резиденции американского посла. И вдруг стоящий на якорях тяжелый крейсер "Мэн" взрывается на глазах у всего города, на глазах у целой группы кораблей, которые стояли кругом, причем взрывается так эффективно, что переворачивается в течение одной минуты и тонет. И все находившиеся на борту моряки - более 300 человек - погибают.


Никакие извинения со стороны Испании, которая еще считалась официальным администратором острова Кубы, не принимались во внимание. Американцы объявили, что провела этот акт терроризма Испания. Испанцы говорят: давайте создадим международную комиссию - водолазов пошлем, исследуем в чем дело. Может, котел взорвался на этом корабле, потому что его неправильно топили, или, может, взорвался ваш боеприпас. Американцы все отвергали - нет, вы виноваты!


И буквально через четыре-пять дней, когда уже, естественно, в Америке информационные средства накалили обстановку до такой степени, что только кинь клич войны и все поддержат, они объявили войну Испании. И тут же высадили войска на Кубе - захватили все на Кубе. Потом захватили Пуэрто-Рико, затем высадили свои войска на Филиппинах. И всю бывшую испанскую колонию, все колониальные владения в одночасье превратили в американские. Пуэрто-Рико они так и оставили за собой, и до сих пор Пуэрто-Рико считается ассоциированным государством, т.е. еще одним штатом США. Кубу они держали до Фиделя Кастро в железных рукавицах. Страна была сателлитом Соединенных Штатов. Вся собственность Кубы была продана американским предпринимателям. По грошовой цене, по два цента за гектар. И вся земля была продана американским сахарозаводчикам. Мы отказываемся сейчас от нашего радиолокационного центра на Кубе, а у американцев сейчас там не радиолокационный центр. А существует военно-морская и воздушная база в Гвантанаме. До сих пор, с той войны, как только они тогда высадились, они сразу тогда захватили себе военную базу. Военно-морскую, потом построили аэропорт - она стала военно-воздушной, причем договор подписали так, я бы сказал жульнически и мошеннически, что он не имеет срока окончания своего действия. Нет в договоре указания, когда он прекращает свое действие. Уже больше века прошло. А таких международных документов никогда не составляется, чтобы действовали более чем век, потому что тогда они становятся вечными. Тем не менее американцы навязали такой договор, чтобы без их согласия статус этой базы пересмотреть были нельзя. И вот мы уходим оттуда, а американцы даже и усом не ведут, как они сидели там так и сидят спокойно. Там летают их самолеты, там находятся их радиолокационная станция, и военно-морские причалы.


Соединенные Штаты путем той провокации с крейсером "Мэн" превратились немедленно в колониальную державу, которая имела свои новые владения. Прошло несколько лет - им понадобилось в 1916 году приструнить Мексику. Мексика всегда была вожделенным фруктом для Соединенных Штатов. В Мексике происходила революция тогда, и там были всякие течения, в том числе и антиамериканские. И вот происходит еще одна очередная провокация, которая приводит к серьезным карательным экспедициям против Мексики, т.е. когда Мексику поставили на колени. Всегда на территории Соединенных Штатов работали бедные мексиканцы. И вот несколько мексиканских рабочих чистили резервуар из-под нефти. И драили, как положено, потому что этот резервуар надо было использовать как яму для силоса. Американец, стоявший рядом (хозяин этого заведения), куривший сигару, бросил ее вниз в эту яму, а поскольку там скопились пары бензина, раздался обычный в таких случаях взрыв и все шесть или семь мексиканцев оказались зажаренными внизу. Этот чудовищный акт помещичьего произвола вызвал прилив ярости у одного мексиканского повстанца, руководителя партизан, имя которого может быть, многие из вас где-то слышали. Панчо Вилья - человек, который всегда носил широкополую шляпу, был невероятно смелым, решительным. И вот этот партизанский вожак, узнав о таком насилии над мексиканцами, со своим небольшим отрядом вошел на территорию США, ночью разгромил маленький городок, где происходили все эти события. Нашел этого помещика и пристрелил его в знак наказания, за то, что тот живьем сжег семь его соотечественников. Эта провокация, которая началась со стороны Соединенных Штатов, а потом получила такое неожиданное развитие, послужила для американцев предлогом для крупной военной операции. Они, сочтя поведение Панчо Вилья оскорблением своего достоинства, сформировали армию примерно в тридцать пять тысяч человек и под командованием генерала Першинга отправили ее в Мексику. Якобы ловить Панчо Вилья (но его они так и не поймали), но в течение двух лет они куролесили по всей Мексике, устанавливая свою власть, терроризируя мексиканское правительство и выбивая из него самые выгодные политические и экономические условия.


Каждый раз, когда американцы что-то начинают, они обязательно начинают с таких вот провокаций. И то, что происходит сейчас с этим белым порошком, я иначе не мог бы себе объяснить: почему это так раздувается? Мы взяли один конкретный пример, теперешнюю историю с белым порошком, просто для того, чтобы посмотреть ее в разрезе, что означают в нынешнем развитом, цивилизованном, казалось бы, мире подобного рода информационные операции? Ведь мы с вами будем все время говорить об информации.
О ее вреде или о ее пользе. Поэтому мы должны всегда думать, а не просто заглатывать то, что нам дают. А всегда ставить вопросы, чтобы обезопасить себя от превращения в примитивных заглатывателей наживки. Надо очень тщательно задавать себе вопрос: почему, зачем, как?


Это задачка, конечно, не сразу легко решается, надо приучать себя к этому. Но к сожалению, мы другого противоядия против подобных мероприятий придумать не можем. Всегда задавать себе вопросы: а кому это может быть выгодно? Сейчас уже выявлено несколько примеров, когда в России рассылают белый порошок психи. А там я не исключаю, например, что этим занимается фирма медицинская, которая продает сыворотку от сибирской язвы. Эта сыворотка никому была не нужна, ее производили в ограниченных размерах. Сибирская язва везде есть в мире, всегда она появляется в небольших количествах. И у нас ежегодно болеет какое-то число, но всегда это было 15-20 случаев. Никогда это не приобретало характер истерики, и вдруг сейчас эта фирма разворачивает такое производство этих медикаментов, что в Америке стоят очереди… Вы знаете что такое очереди в Америке? Это немыслимо. Для нас это понятно. Мы вроде как бы привыкли жить в старое время, в системе очередей. Это для нас было почти социальное явление. А когда, я помню, однажды Никита Сергеевич Хрущев спросил одного американского профсоюзного деятеля: "Когда вы начнете делать социалистическую революцию в Соединенных Штатах?". Тот ему ответил (а я тогда был переводчиком): "Когда у нас будут такие очереди, как у вас, тогда у нас будет революция". Вот сейчас в Соединенных Штатах очереди за медикаментами. Значит эффект этой политической акции он очень силен.


Информационная война всегда сопровождает нас с вами, она сопровождает человечество с самых ранних этапов его развития. Сейчас мы видим ее в расширенном варианте, когда вовлекается Интернет, система мирового телевидения, радио, газет. Но в принципе, в разных формах и упаковках, использование информации для решения политических задач - это постоянно присутствующий фактор в истории человечества.


Мы с вами затронули некоторые вопросы, связанные с так называемой направленной информацией. Это наиболее часто встречающийся, самый опасный для человеческого сознания вид информации, которым примерно уже полтора-два века пользуются власть имущие и газетные магнаты, стоящие у них в услужении. Человеческое общество с незапамятных времен управлялось с помощью силы. Сила была главным инструментом, чтобы обеспечить верность и покорность подчиненных. Начиная с родоплеменного строя, когда глава племени мог совершенно спокойно наказать дубиной за любое непослушание, и кончая коммунистическими расстрелами в Новочеркасске в 60-е годы. Насилие в форме расправ, в разных упаковках: будь то казачья сотня, которая приезжала на усмирение села, будь то армия Тухачевского, которая подавляла крестьянское движение в Тамбовской области - всегда было любимым инструментом власть имущих для управления людьми.


В Европе вы можете видеть бесконечные вереницы замков, которые далеко не всегда играли роль оборонительных сооружений для защиты от внешнего противника. Чаще всего это были инструменты устрашения своих собственных подданных, своих вассалов. А если не хватало денег на крепость, сеньор строил свой дом, замкоподобный, укрепленный с тем, чтобы люди знали: сила находится на его стороне. Примеров такого элементарного управления людьми с помощью силы вы можете найти бесконечное множество в человеческой истории.


Но постепенно, по мере формирования того, что называется гражданским обществом, стало все более затруднительным пользоваться такими жестокими мерами обеспечения власти. И вот тогда в странах, которые называют себя цивилизованными, развитыми, которые присвоили себе звание демократических, родилась новая мысль: как бы управлять другими, не угрожая людям физическими страданиями, а манипулируя их сознанием. Чтобы человек без битья действовал так, как хочется власти. При этом инструменты принуждения сохраняются, они никогда не отменяются. Но тем не менее с конца XIX и в XX веках эта новая мысль получила быстрое развитие.
Управление людьми стало осуществляться с помощью воздействия на их сознание. Надо убедить людей, что им гораздо лучше в их собственных интересах действовать в определенных рамках, намеченных государством, нежели выходить за эти рамки, за чем последует физическое наказание. Пожалуй, первым государством, где зародилась сама идея управления человеческим сознанием, были Соединенные Штаты.


Когда мы говорим о Соединенных Штатах, мы никогда не должны смешивать правительство и народ. Потому что между правительством и народом во многих государствах существует довольно глубокая лощина, которая их разделяет. Народ может быть вполне нормальным, он может быть лишен тех агрессивных намерений, которые присутствуют в его собственном правительстве. Рядовые американцы - это очень симпатичные, хорошие, незлобивые люди, вы с ними легко найдете взаимопонимание. А вот когда они собираются вместе, когда формируют правительство, то тут уже их взгляды меняются. Психология толпы - иная, чем у отдельный личности. В правящей верхушке царят иные законы. Здесь вступают в действие другие аргументы, не личностные, не человеческие.
Дело в том, что в Соединенных Штатах государство буквально возникло на наших глазах, где-то в XVII веке, когда первые колонисты приехали из Европы в Америку и начали привлекать туда потоки новых людей. Это общество, абсолютно не похожее на все другие. Туда ехали англичане, ирландцы, потом потянулись немцы, итальянцы, добавлялась и славянская кровь. Т.е. это было собранием абсолютно разношерстных людей, которые в той или иной форме меняли родину, уходя от тех традиционных укладов жизни, которые существовали в Европе.


Люди, которые приехали в Америку, в основном, считали себя вольнодумцами. Им претило традиционное устройство общества в Европе. Они считали себя борцами за свободу - причем за свободу всякую: за свободу от доминирующей религии, за свободу от государственного насилия, за свободу в экономической области. Т.е. эта публика была весьма и весьма специфической. Приехав в Штаты, они столкнулись с тем, что там есть коренное население - индейцы. Поэтому первые американские колонисты заключили своеобразный пакт, что они между собой применять силу друг против друга не будут. Это была как бы одна шайка подельников. Они приехали на чужую землю - ее надо захватывать, ее надо осваивать, поэтому между собой они будут строить отношения на принципе договора, на принципе согласия, а индейцев будут вытеснять и уничтожать.


Они вовсе не отрицали насилия по отношению к другим. И до сих пор ее не отрицают. От индейцев, коренного населения в Соединенных Штатах, остались, как говорят, "рожки да ножки". Мы даже не можем представить себе, сколько коренного населения было уничтожено. Во всяком случае, ни одна другая колониальная держава, скажем Англия, Испания, не вырезали население своих колоний до такой степени, как это сделали в Соединенных Штатах колонисты. Например, в Латинской Америке - это была обширная колония Испании - вы и сейчас найдете огромное количество сохранившегося индейского населения. Со своей культурой, своим языком. А вот те колонисты, которые приехали в Соединенные Штаты, - это народ был достаточно агрессивный и очень несогласный с тем, чтобы распространить категорию равенства на аборигенов. Поэтому индейцев, как правило, вырезали. И до того довырезали, что сейчас осталось совсем крошечное число индейцев, которых держат в резервациях в качестве этнографического раритета. Т.е. индейцы как народ в Соединенных Штатах практически прекратили свое существование и находятся сейчас в стадии вымирания.
Но работать-то кому-то надо было в Соединенных Штатах? В том числе на сельскохозяйственных работах, прежде всего на хлопковых плантациях. Поэтому люди, которые провозглашали равенство, свободу и протестовали против всякого насилия, весьма охотно начали торговать людьми - рабами. Это были первые в крупных масштабах покупатели человеческой рабочей силы - негров. Казалось бы, люди сами бегут от подавления, от диктата своих правительств, а тем не менее сразу превращаются в рабовладельцев. Двойной стандарт становится для американцев нормой жизни.


Всего было завезено на территорию Соединенных Штатов где-то 3-4 миллиона человек. А сейчас негров в Соединенных Штатах где-то 26-27 миллионов. Но обратите внимание, что американец из англосаксонских кровей не смешивается с чужими расами. Англосаксонский расизм очень велик. Если вы приедете в Латинскую Америку, то испанцы там скрещивались с местным индейским населением, и целая новая раса выросла. Точно так же вели себя в Африке французы. А вот англосаксы никогда почти не смешиваются с представителями других рас. Это высшая категория расизма. Они обычно живут в отдельных сеттльментах - поселениях, отгороженных от местного населения. У них были свои крикетные поля, свои бары, своя жизнь. Они не смешиваются с населением, они так и остаются на положении господ, поэтому сосуществование белых и негров в течение более двух веков не привело к созданию в Америке мулатов.


Отношение к неграм было чудовищным. Существовали суды Линча, организация Ку-клукс-клан и т.д. А между собой белые в Соединенных Штатах создали другую систему управления с помощью информации. У них было так: принимается какая-то господствующая идея, и все обязаны ее придерживаться и вбивать в голову каждому белому ребенку, с тем чтобы он формировался как гражданин этой новой страны, которую они назвали Соединенные Штаты Америки.


Американцы создали первые в мире информационные агентства, информационные монополии. Никому до этого в голову не приходило создать мировую информационную сеть. У нас могла быть газета "Санкт-Петербургские ведомости", "Московские ведомости" и другие. Но только у американцев появилась мысль создать информационное агентство. И вот в середине позапрошлого века порядка 52-54 местных издателей газет съехались на съезд и договорились, что они вместе создадут информационное агентство под названием "Associated Press", его называют кратко AP. Оно до сих пор существует. А вскоре было создано и второе - "United Press International", UPI. Эти два информационных монстра были созданы в середине позапрошлого века. Они очень быстро сообразили, что если они соединят свои усилия, пошлют корреспондентов во все основные точки мира, то будут получать ту или иную информацию, которой будут кормиться все газеты. Т.е. создалась обстановка для унификации информации. Одна система, одна компания.
"Associated Press" сильно разрослась и сейчас является главным поставщиком информации во все средства массовой информации в мире. Она имеет многотысячную корреспондентскую сеть и почти все радиостанции и газеты мира, все ведущие телепрограммы питаются той информацией, которую собирают вот уже полтора века эти два американских монстра, AP и UPI.


Другие страны пытались, имитируя их действия, создать подобные информационные структуры. Кто постарше, тот может помнить французское агентство "Havas". Сейчас это "Франс-пресс". Было и существует английское агентство "Рейтер". У нас это "ТАСС". Но возможности всех перечисленных национальных агентств не идут ни в какое сравнение с возможностями американских информационных спрутов, которые контролируют всю информационную сеть мира.


Они действительно могут представить любое событие в том свете, в каком захотят. Стоит только нажать определенную кнопку, дать сигнал и все корреспонденты агентств "Associated Press" и "United Press International" начнут освещать это событие так, как это необходимо Соединенным Штатам. Поэтому мы находимся под сильнейшим воздействием пучкообразного американского информационного луча. В 60-е годы появилось Движение неприсоединившихся стран, т.е. стран, не входивших в свое время ни в НАТО, ни в Варшавский пакт. Таких стран было около сотни, недавно получивших независимость. Вся Африка, вся Латинская Америка, подавляющее большинство азиатских стран. Они понимали нутром, что нельзя жить на чужой информационной кормежке: в этом случае вы обязательно будете формироваться так, как этого хотят Соединенные Штаты. Они создали свое собственное объединенное агентство для неприсоединившихся стран. Определили местом пребывания этого агентства сначала Дели, потом Каир. Но надо сказать, что ничего у них из этих потуг не получилось, потому что Соединенные Штаты сделали все со своей стороны, чтобы задушить новорожденное агентство.


Поэтому мы сейчас живем в мире, где подача информации, будем говорить прямо, контролируется главным образом Соединенными Штатами. Не так давно они создали телекомпанию - CNN, которая ежедневно, ежечасно крутит по телевидению ролики с самыми последними известиями, которые поставляют и агентство "Associated Press" и "United Press International", и практически весь мир следит за CNN. Вырваться за рамки этого информационного гетто весьма трудно. Монополизируя все средства подачи информации и ее добычи, американцы, естественно, освещают события так, как это им нужно.


Этот пучок направленной информации, который американцы давно используют как метод управления обществом, теперь используется и другими государствами. Если человеку можно изменить форму ноги - забинтовывая ее с детства, так что нога получается невероятно маленького размера (как делают, например, китаянки), то почему нельзя изменить сознание?


Все стали моделировать сознание, лазерным лучом резать по нашим мозгам - формируют то мнение, которое нужно. Возьмите, к примеру, освещение военных действий. Как только где-то вспыхивает война, вы можете сразу почувствовать то, что называется направленной информацией. Вы увидите, что каждая из воюющих сторон диаметрально противоположно освещает эту войну. Вы увидите, что картинки получаются абсолютно разные. Если возьмем Вторую мировую войну, то информация из немецких источников и наших источников несопоставима, потому что в тех условиях действовал простейший принцип направленной информации. Есть гребень, который расчесывает информацию в интересах той или иной стороны. Этот гребень называется цензурой, когда она пройдет по информационным материалам, то вычешет все, что неугодно правительству, останется совершенно другая картинка, привлекательная, симпатичная. Свои воины - обязательно герои, у враждебной стороны - безусловно, все злодеи, причем чем они кровожаднее, тем лучше. Свои потери - малые, а противник несет колоссальные потери. Т.е. создается совершенно препарированная информация с одной и другой стороны.


Война - наиболее, пожалуй, яркий пример неправильной, односторонней, направленной информации. В этом случае вы, наверное, можете понять, почему вдруг западные СМИ начинают отчаянно посылать людей в нашу чеченскую мясорубку. Ведь во время чеченской войны там погибло около двух десятков журналистов. Кто погиб под бомбами, кто попал к чеченцам в плен, был убит там, кого-то там разменивали, но каждый раз журналистские трагедии очень широко освещались.
Спрашивается: зачем ехать туда журналистам, если есть Кавказ-сайт в Интернете, где боевики дают свою информацию, есть сообщения российских властей, за которыми можно следить по нашей прессе. Но все специалисты по работе с информацией отлично знают, что верить ни тем ни другим нельзя. И все норовят послать туда своих собственных людей, чтобы посмотреть, а что там реально творится?


Когда поднимали атомоход "Курск", вы, наверное, обратили внимание, что был создан специальный клуб прессы в Мурманске, оборудованный мониторами, где работало пятьсот иностранных и российских журналистов, которые освещали каждую деталь, связанную с трагедией "Курска". Запад интересует всякая информация, которая связана с нашим подводным флотом, с нашим боевым оружием на подводном флоте.


Направленная информация всегда становится мощнейшим оружием в руках государства. Она показала свою эффективность в Соединенных Штатах, в других странах. Потрясающий эффект она дала в годы тоталитарного фашистского режима в Германии. Она очень сильно повлияла на наше с вами мировоззрение за 70 лет Советской власти. Как только устанавливается цензура, отбор, партийный контроль (можно как угодно называть, суть от этого не изменится), когда ставится "цедилка" на весь информационный массив, когда разрешается поставлять гражданам своей страны только специально отобранную информацию, возникает колоссальный эффект воздействия на сознание людей.


Немцы в 30-40 годы ХХ века создали потрясающе эффективную информационную машину. Т.н. "машина Геббельса" добилась того, что такая высокоразвитая культурная страна как Германия за очень короткий срок совершенно поменяла свое мировоззрение. Эффективная система подачи односторонней информации привела к тому, что все немцы - а это было пятьдесят с лишним миллионов человек - потеряли способность трезво ориентироваться в историческом пространстве. Они действительно решили, что принадлежат к некой высшей расе. Они действительно решили, что все, что делает Гитлер, устанавливая новый порядок в Европе, это и есть самый справедливый, и самый высший порядок на земле. И начали не только подчиняться Гитлеру, а просто боготворить его. И по сию пору сохранились рудименты этого обожествления. Я недавно проехал по Германии, и был в Мюнхене, который являлся центром зарождения фашизма и любимым городом Гитлера. Так вот, сопровождавший нас гид утверждал, что несмотря на то, что Мюнхен был весь разрушен авиацией союзников, ни одно из двухсот двадцати двух мест, связанных с деятельностью Гитлера, от этих бомбардировок не пострадало. Значит, Гитлер был чуть ли не сверхъестественным существом. Это, конечно, абсолютная чушь, но она показывает эффект воздействия пропаганды.


Немцы дрались в войне до последнего момента, когда реально вся Германия была оккупирована. И когда мы видим на экранах хронику Великой Отечественной войны, как немецкие подростки 14-15 лет с фаустпатронами кидаются на наши танки на улицах Берлина в абсолютно отчаянном рывке, то можно представить себе, насколько велика была идейная отравленность этих людей той пропагандой, которая поработала над немцами всего-навсего каких-то 15 лет. Не больше. Потому что Гитлер пришел к власти в 1933 году, а Третий Рейх был разгромлен уже в 1945. Т.е. 12 лет у власти и скажем 3-4 года накануне. Пропаганда обработала такой народ за какие-то 15 лет.

Нечто подобное творилось и в нашей стране. Если вы возьмете историю после 1917 года, когда началась эпоха крушения старой России и создание абсолютно нового общественного строя, когда заработал принцип "кто был ничем, тот станет всем", когда у человека действительно были разбиты все устои, когда человек потерял ориентацию, - то вы увидите, что в таких условиях управлять людьми просто.


Были отброшены все капитальные, фундаментальные основы человеческого мировоззрения. Начались репрессии против Церкви. Они были как раз направлены на то, чтобы выбить у человека последнюю, морально-нравственную, опору - веру. Выбить организационную структуру в виде Русской Православной Церкви, потому что будь у людей одна устойчивая колонна к которой можно прислониться, оставался бы шанс на спасение. Вот этой колонны тогда не надо было тому правительству.
И началась совершенно дикая вакханалия. Я, стоящий перед вами, - тоже жертва всего этого процесса. В своей книге "Лихолетье" я написал, что в сорок лет начал сомневаться в правоте тех истин, которые мне вбивала коммунистическая партия. В пятьдесят лет я уже был практически оппозиционером, в шестьдесят я внутренне полностью освободился от наваждения.
Это два наиболее ярких примера информационного воздействия на общество. В Соединенных Штатах наблюдается то же самое. Большевистская и немецкая пропаганда были только карикатурной формой американской направленной информации. Американцы задают тон своей прессе и всем средствам массовой информации менее заметно, менее вульгарно. У них официально нет никакой цензуры. На самом деле "цензура" существует. Президент Соединенных Штатов раз в неделю дает пресс-конференцию для журналистов. Причем при Белом Доме всегда аккредитован ряд журналистов. Давая аккредитацию, администрация Белого Дома всегда выбирает таких журналистов, которые имеют громкое имя, но при этом будут точно следовать позиции, озвученной на пресс-конференции президентом.


И вот каждую неделю выходит президент или его пресс-секретарь, если президент по каким-то делам не может быть, и обязательно задает, как дирижер, тональность подачи информации. Если речь идет о взрывах, которые 11 сентября 2001 года потрясли Соединенные Штаты, то обратите внимание, что сразу вся американская печать перестала писать о страшных последствиях этих терактов. Она говорит об этом, как о чем-то абстрактном: вот, как это ужасно, вот столько людей погибло и т.д. Но вы не увидите ни снимков, ни изувеченных тел, ни фрагментов человеческих черепов. Это делается, чтобы не травмировать нацию, беречь души людей: общество не должно жить в состоянии паники. Поэтому сразу возводятся ограждения, сразу ставятся посты национальной гвардии, сразу идет уборка руин под строжайшим контролем полиции. Никаких захоронений, кладбищ - ничего не будет. Это мы с вами устраиваем телешоу с показом похорон наших неопознанных солдат, погибших в Чечне. Мы нарочито демонстрируем плач, слезы. У них этого нет, как мы видим. Все остатки этого здания вместе с останками людей они грузят на самосвалы, вывозят на специальный остров в море. Там особые бригады ФБР, полиции просеивают этот мусор, тщательно его перебирают, выбирая все, что может помочь следствию.


Люди знают о самом факте трагедии, о тех событиях, что видели на экране, и больше ничего. Никаких слез, везде развевается американский флаг, даже на подъемных кранах, на экскаваторах. Приезжает мэр, президент - бодро заявляет о том, что на этом месте будет построено еще более крупное здание, еще более величественное. "Мы утвердим господство Америки" - вот доминанта направленной информации. Не должно оставаться у людей ощущение поражения, не должно создаваться ощущение уныния. "Мы сильны, мы могучи".


Мы часто в передачах "Русского Дома" говорим, что пора прекратить тянуть ноту уныния, ноту пораженчества, но, к сожалению, не мы контролируем средства информации. И нам с вами чаще всего доносят именно такую тональность. Чаще всего нам показывают, как нас бьют, взрывают - поэтому у нас самих создается постоянное состояние катастрофы, убивается сознание. Молодой человек говорит, что в армию не пойдет, от армии надо косить, появляются всевозможные рецепты, как избежать призыва и т.д. Налицо разрушающий эффект для государства, хотя он вызван чисто информационным фактором. Люди не идут в армию. А у американцев другое - у них совершенно другая тональность. И это решающим образом влияет на сознание людей.
Что касается категории направленной информации и как ее определить? Дело это новое и приходится делать какие-то обобщения, пользуясь чисто эмпирическими наблюдениями. Что это такое? Как бы мы ее с вами определили?


Прежде всего, в направленной информации четко ощущается заказчик. Видно, в чьих интересах преподносится эта информация. Это может быть государство, которое заинтересовано в том, чтобы граждане думали так, как это необходимо. Об этом заявляет, например, глава государства. В направленной информации участвуют все государственные звенья. Жаль, что в России они участвуют слабо (кстати, национальная идея - это тоже направленная информация). А скажем, в западных странах, там "верхи" активно участвуют в этой информации. Уж если обрабатывать население, то, как говорится, всем обществом.


Но не только государство может быть заказчиком информации - им может быть политическая партия. Если вы возьмете партийную печать, - скажем "Советскую Россию", то вы почувствуете, что в ней дается направленная информация коммунистической партии Российской Федерации. Она формирует сознание определенного сектора людей в том духе, в котором это соответствует программе коммунистической партии. Если вы возьмете газету "Комерсант", то она ориентирована на формирование сознания в духе крупного капитала, в духе любви и дружбы с Соединенными Штатами. Потому что наш капитал в большой степени (особенно духовно) связан с Соединенными Штатами. Т.е. заказчик очевиден. Он никогда не прячется. Это первая характеристика направленной информации.
Второе качество направленной информации - ее долговременный характер. Это информация не эпизодична, а поддерживается очень долгое время, годами. Потому что в данном случае расчет делается на то, что сознание моделируется постоянно. Каждый человек живет, стареет, уходит в мир иной, но появляется новое поколение. Однако моделирующая информация должна работать в одном и том же ключе, не оставляя общество без внимания.


Третье - это обычно предвзятая, односторонняя трактовка тех или иных явлений. То, что хотят предложить носители и заказчики направленной информации, представляется позитивным. А все враждебное представляется соответственно негативным. Мы с вами являемся свидетелями пары таких устойчивых мифов, касающихся собственности. В советское время говорили, что только общественная собственность на средство производства является прогрессивной, правильной, позитивной. В наше рыночное время говорят, что только частная собственность является гарантией развития. Т.е. два исключающих друг друга постулата. Ни тот, ни другой, не является абсолютно верными. На это направленная информация не обращает внимания, главное - чтобы вы приняли какой-то один тезис. Никто из сторонников свободной рыночной экономики, да еще в таком диком варианте, как в России, никогда в жизни с вами не будет ни говорить, ни писать в газетах о китайском эксперименте, где существует процветающая общественная собственность на средства производства: металлургия, машиностроение, энергетика и т.д. Потому что это им не выгодно, ибо на примере Китая видно, что и общественная собственность на средства производства может оказаться нужной обществу, может оказаться высокоэффективной. Страна с населением в 1 млрд. 300 млн. человек развивается темпами по 7-8% в год. Там смешанная экономика: есть и рыночная, но есть и крупная государственная общественная собственность, - но об этом никто не будет говорить. Нам упорно внушают, что все частное - хорошо, все общественное - плохо.


Было и наоборот, когда нам уныло твердили, что все обобществлено в интересах общества, все это на благо человека, хотя государство тогда все силы направляло в один сектор - военно-промышленный комплекс. Мы поражали мир виртуозными образцами оружия, а все остальное было брошено на произвол судьбы, по существу, выпало из внимания общества в лице государства. Поэтому металла для гражданских отраслей мы делали много, но плохого качества; наш ширпотреб не находил спроса даже среди нашего нетребовательного населения, мы упустили всю сферу обслуживания, очереди стали нормой нашей жизни. Т.е., короче говоря, и тот, и другой постулат неверны.


И в лучших образцах мировых экономик мы видим сочетание того и другого. Да, есть случаи, когда необходима общественная собственность. Особенно, когда речь идет о стратегических направлениях. Скажем, производство ядерного топлива никто не приватизирует. В собственности государства нередко остаются телекоммуникации, транспорт.


Как распространяется направленная информация? Сейчас мы потребляем направленную информацию только в виде прессы, телевидения, радио и т.д. Хотя существует очень много и других форм. Были времена, когда не существовало телевидения, было мало газет, а все равно направленная информация работала. Тогда формой распространения информации были слухи. Слух может запускаться сознательно кем-то, кто отлично знает, что слух распространяется в геометрической прогрессии, и если умело скомпоновать информацию, то можно достичь желаемого эффекта.

Примеров таких направленных слухов в нашей российской истории было немало. Назову хотя бы парочку общеизвестных. Первый относится к Отечественной войне 1812 года. Вначале главнокомандующим русской армии был Барклай-де-Толли. Как видно по фамилии, он человек не русский, у него были шотландские корни. И когда наша армия отступала, родился слух, что Барклай-де-Толли, как иностранец, является человеком трусоватым и боится дать сражение французам и что надо его менять. Это не было опубликовано в печати. Было ли это порождено в среде самого русского общества? Было ли это инициировано частью генералитета, а может даже императорским двором? В любом случае дело приобрело такой размах, что Барклай-де-Толли стал нежелательным человеком во главе русской армии. Император, до которого эта информация дошла в виде слуха, принял наконец решение - заменить главнокомандующего, чтобы успокоить страну, успокоить армию. И на место Барклая-де-Толли был назначен русский генерал, фельдмаршал, Михаил Илларионович Кутузов, который принял армию незадолго до Бородинского сражения. Кутузов нигде не подвергал сомнению правильность и абсолютную корректность действий Барклая-де-Толли. Он говорил что "это был прекрасный полководец, преданный российскому престолу, который действовал совершенно точно", но пал жертвой направленной информации в виде слухов.

Да, Кутузов понимал, что общественность требует, чтобы дали сражение, и он решился на Бородинское сражение, которое окончилось достаточно неопределенно. Если вы приедете в Париж и пойдете к Триумфальной арке, вы увидите, что там Бородино фигурирует как победа французов. Они глубоко убеждены, что при Бородино они одержали победу. Но никто из нас, русских, никогда этого не скажет. Мы прекрасно знаем, что при Бородино одержали победу мы. В крайнем случае, это был ничейный вариант. Французы основываются на том, что мы оставили поле боя и ушли. Для них это вроде фактор победы. Мы говорим, что мы им переломили хребет на Бородинском поле, после чего французская армия практически не одержала ни одной победы. Трактовка правильная, разумная. Да, мы отступили, отдали Москву. Но тем не менее, французы потерпели поражение.

Даже какой-то анекдот был, говорящий о роли информации в исторических оценках. Говорят, что в аду однажды встретились Гитлер, Наполеон и Иван Грозный. Сидели и каждый вспоминал свои удачи и неудачи. Иван Грозный говорил:
- Да мне бы один пулемет системы "Максим", и я бы ливонскую войну выиграл бы без всяких трудностей.
Гитлер говорит:
- Если бы мне хоть одну атомную бомбу, и я бы победил в войне с Советским Союзом. А уж тогда бы и весь мир распластался у ног Германии.
А Наполеон говорит:
- Эх, если бы у меня была теперешняя пресса и телевидение, никто бы не узнал, что я под Ватерлоо потерпел поражение.
Жертвой слуха может пасть кто угодно. Наверное, многие из вас знают предреволюционную историю Отечества, когда вдруг откуда не возьмись, без всякого основания, к императрице Александре Федоровне было "пришито" обвинение в том, что она является пособницей Германии. Что вроде бы она передает немцам какую-то информацию, связанную с нашими военными планами, приготовлениями. Слух, ни на чем не основанный. Но тем менее он нанес колоссальный урон и репутации императрицы, и всему императорскому дому и, конечно, послужил одним из детонаторов того, что произошло впоследствии. Он повлиял в большой степени на судьбу императрицы и всей императорской семьи.
Носителем направленной информации может быть и литература. Могу вам привести такой пример. Когда французы потерпели поражение в Отечественной войне 1812 года, русские пришли в конце концов в Париж. Вспомним, кстати что Барклай-де-Толли, о котором только что говорили, был назначен военным комендантом города Парижа. Французы с тех пор не могут смириться с тем, что случилось… Русские оказались сильнее великой французской армии. Кутузов, вроде бы совершенно не яркий русский генерал, оказался победителем величайшего полководца всех времен и народов - Наполеона. Смириться с этой простой исторической истиной французы так и не смогли. С тех пор, я это замечаю, - они мстят нам в литературе.
В конце 30-х годов XIX века, в период царствования императора Николая I, от французов поступила просьба: принять в России французского аристократа - маркиза Астольфа де Кюстина, который, дескать, хочет написать книгу о России. Император дал согласие. Маркиза приняли в Петербурге, при дворе. Ему была обеспечена полная свобода передвижений по России. Губернаторам дано письменное указание оказывать ему всяческое содействие. Он ездил по России, знакомясь со всем, и возвратясь во Францию, написал книгу под названием "Россия 1839 года". Иногда эту книгу в переводах называют "Николаевская Россия". Она является образцом клеветы на Россию. Вы себе даже представить не можете, насколько желчно и ехидно пишет этот человек обо всем, что он увидел в России. Это невероятное скопление желчи человека, которому была оказана монаршая милость, были открыты все двери. И вот он в благодарность сочиняет пасквиль. Ну, мы, русские, знаем, что у нас дороги плохие, что у нас дураков много. Кстати, во Франции дураков не меньше. И в этом отношении они могут с нами еще посоперничать. Дороги, может, получше, там римляне строили еще давным-давно. А у нас не было римского господства... было татарское.
Ему решительно не нравится все. Ему не нравится архитектура Кремля, ему не нравятся наши соборы, ему не нравится наша национальная одежда, наша еда. Человек, которому все не нравится, мог бы просто собраться и через три-четыре дня поехать обратно во Францию. Нет, он колесил в течение многих месяцев по России. Он пишет о том, что и пейзажи-то российские отвратительные, что и березка-то наша - это самое безобразное дерево. Т.е. все у него плохо.
В России побывали и другие французские, куда более знаменитые, писатели ну скажем, Бальзак. Он жил долгое время на Украине, даже венчался там в одном из костелов с какой-то полячкой. У нас был Александр Дюма. У них написаны великолепные мемуары о России, полные восторга перед самобытностью, живописностью этой страны. Великолепные отзывы о народе. Но вот выборка в подаче информации: книга маркиза Астольфа де Кюстина вышла 79-ю изданиями и переведена на все европейские языки. А найти воспоминания Дюма или Бальзака о России невозможно. Нам с вами придется ехать в Библиотеку им. Ленина и искать эти редкие издания.
Вот вам политика государственная. Как преподнести Россию своим собственным гражданам? Как положительный образ или наоборот? Берется почему-то ничтожный, злобный человек и его книга выпускается в таком количестве - 79 изданий. Причем я вам скажу, что последнее издание этой книжки в переводе на русский язык вышло в 1989 году. Когда началась наша горе-перестройка и когда надо было опять бить всячески по России, она вышла у нас, и предисловие к ней написал заместитель государственного секретаря США. И в предисловии написано, что та Россия, 1989 года, похожа на ту, которая описана у Кюстина. Т.е. полное отбрасывание всего хорошего и безудержная гиперболизация плохого. Вот таким образом используется литература. Произведений подобного рода очень много.
Мне приходилось читать мемуары французского посла в Петербурге Палеолога, работавшего здесь во время Первой мировой войны. Он вспоминает, что как-то просил, чтобы русская армия помогла своим наступлением ослабить давление немцев на Париж. Военный министр не соглашался, считая, что это может привести к большим жертвам, так как русская армия не подготовлена к такому наступлению. Французский посол возразил русскому военному министру примерно так: "Ну что вы потеряете? Ну, тысяч сто. Так ведь это же совсем не то качество людей, что мы теряем. Ведь вы потеряете сто тысяч малограмотных мужиков. Это не тот материал, о котором особенно стоит жалеть. Мы же потеряем десять тысяч французов - это высококвалифицированная часть нашего общества. Это соль земли. Поэтому вы давайте побыстрее наступайте и ослабьте давление немцев на нас". Это говорил посол, считавший нас недочеловеками, по сравнению со средними европейцами. Подобная доминанта существует во многих произведениях европейской литературы.


В отношении направленной информации надо научиться вырабатывать противоядие. Надо знать факты, события, но опасайтесь комментариев. Комментарии - это и есть то зубило, тот резец, которым рассекают наше сознание, придавая ему нужную форму. Вы можете все новостные передачи слушать спокойно - мы должны знать, что происходит на Земле: произошла катастрофа где-то, произошел взрыв, может, что-то позитивное, может, кто-то куда-то съездил...


Но потом начинается программа "Итоги" Киселева или программа "Зеркало" Сванидзе или какая-то другая комментаторская программа. Подобные программы - это и есть самая основная часть по долбежке нашего разума. К комментариям будьте крайне осторожны: посмотрите на этого человека, на его слова, на его выражение лица, на его жесты. Вы уловите, на чем он делает акцент, что подчеркивает, что не подчеркивает. Комментарии, редакционные статьи - это самые расхожие формы направленной информации.
Любые публичные обращения, письма, воззвания, публикуемые в газетах, иногда озвучиваемые по радио и в телевидении, могут быть носителями направленной информации. Нормальные люди редко смогут проявить такую организованность, чтобы собраться, написать какое-то письмо, в котором изложат свои взгляды, свои позиции. Это очень трудно. А вот если звонок раздается от кого-то, с просьбой: срочно собирать подписи, срочно составить воззвание, срочно прислать в такие-то газеты. Это начинается давиловка, рождается направленная информация.
Обратите внимание на "дело Аксененко". Министра путей сообщения сейчас подвергают проверке: он дал подписку о невыезде, у него обнаружены крупные хищения в министерстве. Не успели еще просохнуть чернила на подписке о невыезде, как к нам в редакцию "Русского Дома" пришло по факсу обращение Союза писателей России. В защиту Аксененко. С утра объявлено о возбуждении дела, а к вечеру уже писатели России собрались выступить за Аксененко. Что их так задело? В данном случае это именно направленная информация. И я думаю, что таких сообщений будет немало.


Как вы помните, маленькие дети выступали в защиту Павла Бородина, которого не оставляет в покое швейцарское правосудие. Конечно, это было сделано самим Бородиным. Это естественно. Но создается впечатление, что вся Россия поддерживает совершенно несчастного, затравленного чиновника, Бородина, на которого наезжают чужие судьи и т.д. Т.е. все воззвания, все обращения, все коллективные письма вы должны всегда подвергать сомнению. В свое время СССР создавал десятки организаций, которые формировали нужное нам общественное мнение. Что такое Организация демократической молодежи, Всемирный совет мира, Федерация демократических профсоюзов и т.д. - это все дутые международные организации.
Это мы их создавали, мы привлекали людей, мы давали на это дело средства: надо было создавать направленную информацию, будто мир за нас, что вся молодежь, все члены профсоюза, все дружно борются за мир. И они рассылали свои воззвания Генеральному секретарю ООН, объявляли о создании общественных трибуналов, мы создавали общественное мнение. Вот точно так же действуют другие силы.


Из хороших, честных, искренних обращений мне в жизни приходилось читать только одно. Однажды в наших газетах, в 1993 году, я увидел письмо ветеранов войны и труда, адресованное Борису Николаевичу Ельцину. В письме они написали примерно так: "Дорогой Борис Николаевич! Мы понимаем, что пенсии вы не в состоянии платить, что состояние в России очень тяжелое, мы вас убедительно просим, соберите последние финансовые возможности, лично что-нибудь пожертвуйте. Постройте пяток-десяток гуманитарных крематориев-душегубок в России, куда мы могли бы прийти и спокойно за пять минут свести счеты с жизнью, вместо того, чтобы десятки лет мучаться от недоедания, от холода, от голода…" Это было единственное письмо, в котором трагизм с комизмом присутствовал, которое было написано кровью людей, просто умиравших с голоду.
Чтобы нам завершить экскурс по теме направленной информации, то я бы вам немножко рассказал бы о последнем случае, когда граждан России сделали жертвами направленной информации. Это случилось во время выборов президента в России в 1996 году. У нас невнятно говорят, как все тогда происходило за кулисами, а американский журнал "Time" опубликовал большое чистосердечное признание, как это делалось. У меня имеется полный перевод этого материала. Там изложена вся технология, как делать президента с помощью направленной информации. Никому по головам не били, никого копьями не загоняли к избирательным урнам. Мы все пошли, отдали голос, получили еще раз Бориса Николаевича на четыре года. И все сидели счастливо, пока не завыли от горя - что ж мы натворили, а сам Борис Николаевич со временем сложил свои полномочия. Американцы всё в открытую пишут. Все понимали, что Ельцину на выборах 1996 года не победить. Его рейтинг или популярность были мизерные, он пользовался доверием где-то 6-7% населения. Т.е. тех, кто выиграл от всех реформ, которые проводились в России. А остальные 90% с лишним? Вот тогда руководители администрации президента обратились к американцам с просьбой - поделиться большим опытом воздействия на мозги людей с помощью направленной информации. "Не поможете ли вы нам победить на этих выборах без применения каких-либо мер насилия?" А меры насилия предусматривались, разрабатывались планы отмены выборов вообще, планы запрещения коммунистической партии. Я точно знаю, что в ФСБ уже готовились к этому. Но тем не менее все понимали, что это ужасно неприятная процедура. Россия вроде бы провозгласила себя демократической страной, а первые демократические выборы надо отменять… Поэтому обратились к американцам с этой просьбой. "Не можете ли вы помочь?"


Просьба была передана одному нашему бывшему хоккеисту Феликсу Брайнину. Обратились из администрации президента, сказали: "Поищи, Феликс, нет ли там специалистов, которые могли бы помочь". Тот говорит: "Да есть, готовая команда - четыре человека, которые участвовали в президентской компании Клинтона, которые профессионально работали, обеспечивая победу губернаторов Соединенных Штатов". Наши, конечно, уцепились за эту идею. В феврале 1996 года эта компания в составе четырех человек приехала сюда. Она говорила, что Борис Николаевич может победить, при всех абсолютно отрицательных чертах характера и провалах его администрации. Был подписан контракт между этой четверкой и российским правительством, в котором было сказано, что они - эти портные получают 250 тысяч долларов за четыре месяца работы - март, апрель, май, июнь 1996 года, что они могут располагать необходимыми суммами для проведения аналитических обзоров, опросов общественного мнения.
И вот эта компания, даже не снимая маек с надписью "I love Сlinton", сели работать. Им было предоставлено помещение в "Президент-отеле", на улице Якиманка. (Известен даже номер комнаты). Были поставлены все средства информации. И весь российский избирательный штаб тоже был переведен в "Президент-отель". Три этажа они заняли, но руководил всем этот небольшой американский штаб в четыре человека. Он стал разрабатывать методику обработки избирателей. Она не такая, прямо скажем, хитроумная, но тем не менее определенные позиции они четко определили.


Первое и главное: у Ельцина нет ничего положительного, поэтому не надо ничего говорить о его деятельности на посту президента. Ну, есть Ельцин живой, как он есть, и все. Ни анализировать, ни разбирать, ни говорить о его работе ничего не надо. Это первое правило. Надо все построить на том, чтобы пугать людей новой революцией и приходом к власти коммунистов. Этот постулат обязателен. Поскольку главным противником будет, видимо, Зюганов, коммунист, то не надо хвалить Ельцина, а надо все акцентировать на Зюганове и на коммунистах. И пошло… Поднять все архивы. Поднять все сцены расстрелов, пытки на Лубянке. Раскулачивание, репрессии 37-38 года, все поднять, чтобы у человека волосы дыбом встали, чтобы он пугался прихода Зюганова, как появления исчадия ада. Вся кампания пошла под этим знаком.
Зюганов, помнится, послал письмо Ельцину: "Борис Николаевич, вот мы с вами два кандидата, может, мы с вами выступим вместе на телевидении, и проведем дебаты, как в Соединенных Штатах, там ведь все кандидаты садятся и ведут дебаты". Когда американцам сказали об этом письме Зюганова, они сказали: "Ни в коем случае, вы с ума, что ли, сошли?! Зюганов его затопчет, ни в коем случае не выходить ни на какие дебаты, абсолютно не обращать внимания. Отвергать и даже не вступать в разговоры". Надо говорят, Борис Николаевичу, почаще появляться перед народом, а то он то с документами работает на даче, то хворает, то еще что-нибудь. Люди его не видят, не знают. Поэтому давайте его показывайте любым путем, снимайте дома, в спальне, в ванне, где хотите, но чтобы он ежедневно присутствовал в каком-то виде. Ну до того закрутили президента, что он помните даже плясать начал на эстраде. Хотя врачи говорили, что это уже самоубийством пахнет, потому что у Ельцина была тяжелая ситуация с сердцем.
Очень тонко была построена работа по третьей силе, по третьему кандидату. Они говорили: "Третий кандидат - самая большая опасность". Если Лебедь начнет набирать высоту, то он может оказаться действительно реальным противником Ельцина. Поэтому с ним надо вести работу, чтобы нейтрализовать. И вот бросили все силы на то, чтобы с Лебедем начать работу, ему стали деньги давать, предоставлять возможность появляться на телевидении, но уже заранее пообещали, что Лебедь будет входить в состав правительства, если отдаст голоса Ельцину. И ни в коем случае нельзя было допустить чтобы Лебедь вступил в альянс с Жириновским, с Явлинским, потому что если бы такая третья сила сложилась - Лебедь, Жириновский, Явлинский - она могла бы победить на тех выборах. Лебедя обхаживали, как могли. А у Жириновского и Явлинского тоже подогревали амбиции, говоря, какой у них высокий рейтинг, популярность, мол, они и сами могут победить на выборах. Важно было не допустить союза. Также вставал вопрос - а что делать с электоратом? С нами, с избирательной массой. Ведь если начать бубнить, что победа Ельцина гарантирована безусловно, то люди бы "размагнитились" и сказали бы, что победа обеспечена, давайте на выборы не пойдем, без меня обойдутся как-нибудь.
Американские эксперты провели абсолютно фальсифицированный опрос общественного мнения, из которого следовало, что Ельцин и Зюганов идут ноздря в ноздрю. Что если сто-двести человек, сторонников Ельцина, не придут к урнам, то Зюганов победит и начнутся опять эти расстрелы, концлагеря и т.д.
Сознательно поддерживали это состояние неуверенности. Так и шла эта компания, полностью под диктовку четырех профессиональных американцев. Конечно, они тут же запретили использовать наше телевидение для критики Ельцина, они сказали: что за безобразие? Государственное телевидение, первый и второй канал критикуют Ельцина за его действия в Чечне, когда вообще критика Ельцина должна быть абсолютно ликвидирована. Чечня вообще исчезла из повестки дня и о ней забыли на несколько недель. Т.е. ничего негативного. В этом наборе технологических приемов не было никакой лжи, как вы видите, все было примерно правильно, но вся информация, которая подавалась нашему обывателю, была направленной.
И мы так напугались возможных потрясений, что очень многие колеблющиеся люди (а они обычно решают судьбу выборов) отдали свои голоса Борису Николаевичу. Он победил без всяких проблем. Коммунисты все признали. Лебедь вошел в состав правительства. Все было сделано великолепно. Они получили свои 250 тысяч долларов. Плюс, говорят, им дали премиальные, как положено в России. И уехали к себе в Соединенные Штаты, где занимаются этим делом.
Тогда их соратники в России сказали, что теперь мы все знаем, теперь мы научились и следующие выборы проведем без помощи американских советников. А Березовский тогда высказал знаменитую фразу: "В России, если понадобится, мы и обезьяну можем сделать президентом страны". Поэтому сейчас идет активная борьба за средства массовой информации.
я обещал поговорить c вами о дезинформации. Примеры, которые я буду приводить, связаны с отечественной историей.
Одно дело, как шло внутреннее течение истории России и как складывались ее взаимоотношения с Западом, а другое дело - как наше историческое бытие отражалось в сознании жителей западных стран, как формировалось их отношение к России. Один из наших великих историков - Василий Осипович Ключевский - еще будучи студентом четвертого курса Московского университета, задался идеей изучить, что в своих сказаниях, донесениях, дневниках писали первые западные послы, агенты, купцы, которые приезжали в Россию. Это ведь были первые люди, которые докладывали в Западную Европу о России. И его первая работа, которую он потом вынес на защиту как свою кандидатскую диссертацию так и называлась - "Сказание иностранцев о Московском государстве". Она была написана в 1864-65 году
Ключевский перекопал огромный массив наших архивных материалов, просмотрел западные источники - он владел прекрасно латинским языком, на котором часто писали донесения в Европу, - и подготовил свою кандидатскую диссертацию. В чем смысл этой работы? Смысл в том, что иностранцы, впервые приезжавшие в Россию, открывали для себя совершенно незнакомую, сказочную страну. Они видели, что она с точки зрения материального благополучия стоит на другой ступени развития, нежели Западная Европа. Это естественно. Они находили, что у нас отставание примерно на два-два с половиной века, которое связано с татарским игом. Ведь русский крестьянин не строил кирпичных домов, как в Европе, потому что знал, что придет очередное нашествие татар и они обязательно все разрушат. Поэтому строились простые деревянные хижины. "Ну ладно, эту сожгут - построим новую".
Россия заплатила своей кровью, своей историей за спасение Западной Европы от татарского ига. Мы приняли на себя весь удар этой страшной татаро-монгольской волны, поэтому и отстали в известной степени в материальном развитии на такой хронологический срок, как 240 лет. Конечно, мы его потом значительно наверстали, но тем не менее наше принципиальное отставание связано с этим историческим фактором.
Иностранцы не обращали на это внимания, не пытались найти объяснения специфики материального состояния Российского государства, но все время подчеркивали нашу "дикость", некую "азиатчину". Их пугала наша одежда, пугал внешний облик, пугали наши дороги - все вместе взятое. Поэтому в первых сообщениях в "Сказаниях иностранцев о Московском государстве" все время присутствует страх перед огромной, непознанной страной и невероятно загадочными существами (мы, например, до Петра I не признавали бритья). А когда Россия стала с оружием в руках отражать атаки своих противников, приходивших после татарского ига, как правило, из Европы, тогда там уже осознанно стала развиваться и укрепляться ненависть к России.
Ливонский орден и Ливонская война - это 1561 год. Когда Иван Грозный двинул свои войска в Ливонию, то первый раз мы нанесли удар по угрожавшей нам религиозно-политической структуре Западной Европы. По религиозному и политическому образованию, которое называлось Ливонский орден. Мы его очень быстро разгромили - практически в ходе войны было всего два или три сражения, и Ливонский орден прекратил свое существование. Он немедленно отказался от всех своих религиозных структур, объявил себя распущенным и перешел под государственный суверенитет Польши. Заявив о том, что Ливонский орден прекращает свое существование, а все свои земли и вооруженные силы, и все, что было у Ливонского ордена, передает под покровительство Польского государства, он заложил основу нашего длительного противостояния с Польшей. Это было первым столкновением Московского государства с западноевропейской религиозно-государственной организацией. Хорошо это или плохо, но объективная реальность такова, что руководил первой компанией против Западной Европы Иван Грозный. Человек, как вы знаете, очень сурового нрава, который во имя интересов централизованного Московского государства не останавливался в суровых расправах, касавшихся прежде всего собственных бояр. И тогда впервые из России пошла, так называемая волна эмиграции.
При Иване Грозном была первая волна русской эмиграции. Там были и просто предатели, и эмигранты, которые боялись репрессий. Всем известно о предательстве князя Курбского, который перешел на сторону ливонцев. А ведь не шуточное дело - Курбский командовал русскими войсками в Ливонии, то есть бежал на Запад русский главнокомандующий, который потом от ливонцев перешел к полякам и командовал уже их войсками против своих соотечественников. Он стал предшественником предателей типа бывшего генерала Калугина.
Отток был довольно значительным - мы насчитываем десятки боярских отпрысков, которые ушли в Ливонию и принесли туда громадное количество негативной информации о Московском государстве. Понятно, что каждый предатель, когда приезжает за рубеж и ищет там себе политического убежища, прежде всего поливает грязью свою Родину, причем так обильно, как он только способен. Поэтому они принесли огромное количество негативной информации на Запад, отчего еще больше укреплялось враждебное отношение к России.
Вторым крупным столкновением было Смутное время. Тут поляки уже схлестнулись с нами в большом историческом противостоянии. С 1605 по 1612 годы мы вели с поляками тяжелейшую борьбу за национальное выживание и духовную самобытность. Как они воспринимали эту войну? Для нас все было понятно: мы отстаивали свою национальную независимость, свое государство, свою веру, потому что поляки шли сюда не просто так, завоевывать пространство для своего царевича Владислава, но ведь они шли одновременно с католическими ксендзами, под знаменем Ватикана, они практически шли слитно. Польские войска и польское духовенство появились в Кремле одновременно. И вот когда отмечали вступление польских войск в Москву, то это праздновалось по всей Европе как великий праздник победы европейской цивилизации над московским варварством. В эти дни (а это было в августе 1611 года) в Ватикане были объявлены народные празднества по случаю покорения Московии; были даже устроены фейерверки, в ходе которых изображали огнями как белый польский орел заклевывает черного русского орла, который является нашим символом еще с византийских времен. То есть демонстративно говорилось о борьбе цивилизаций. В этот день сам папа в церкви св. Станислава давал отпущение грехов всем, кто имел какое-либо отношение к борьбе с Московским государством. То есть формирование мировоззрения людей по отношению к России было поставлено на государственную ногу во всей Европе. А когда произошли события обратного порядка, когда в 1612-1613 гг. народное ополчение Минина и Пожарского вернуло все на свои места и был избран новый Государь земли Русской, то скрежет зубовный стоял по всей Европе. И нам долго пришлось еще убеждать Европу в том, что мы, собственно, делаем наше национальное дело, защищая свою государственную целостность.
Я вам рассказывал об одном пасквиле, написанном неким французским маркизом, воспользовавшимся гостеприимством и расположением Николая I. Сегодня я вам скажу, что это был далеко не единичный, хотя и очень громкий, случай. После поражения наполеоновского нашествия на Россию книги, формирующие негативное отношение к России, появлялись довольно часто. Европа не могла простить России ее победы над Великой армией Наполеона.
В 1826 году, когда Россия вела войну с Турцией, в плен к русским войскам попал французский офицер Виктор Манье; он был специалистом по сооружению крепостей и артиллеристом. Он был в наполеоновской армии, участвовал в походе в Россию, познал и холод, и наших партизан, а потом уже, когда Франция была разбита, он нанялся к туркам на такую же работу с тем, чтобы продолжить войну против России, но попал опять в плен. Пробыв у нас в плену пару лет, он вернулся и написал специфическую книжку, которая называется "Записки Манье о русской армии". Уж он там русскую армию разносил в пух и прах... Все, что говорилось о нашем солдате, никакого отношения к правде не имело. Русский солдат представлялся кровожадным, убийцей, насильником, вором - кем угодно, только не тем, кем был русский солдат в реальности.
Когда Наполеон пришел в Москву, то французы чем принялись заниматься? Грабежом, мародерством! Вопрос о том, кто поджог Москву, так и остался открытым. Разрушение наших монастырей, осквернение многих храмов - все это было делом рук французов. Вот пожалуйста, в Симоновом монастыре, например, был устроен наполеоновский артиллерийский склад. Новодевичий монастырь был по существу превращен в казармы, его вообще хотели взорвать. То есть они не щадили ничего в России. Вы прекрасно знаете, как был полностью сожжен Смоленск. А ведь когда русские войска, преследуя Наполеона, пришли в Париж, в 1814 году, то русская армия в Париже вела себя на редкость по-джентельменски - мы не тронули ни одного здания, не разрушили и не растащили никаких художественных богатств. Наоборот, русские были, я бы сказал, в высшей степени воспитанными войсками, которых Европа тогда и не знала. Они были поражены тем, что русские, как победители, как настрадавшиеся от наполеоновского нашествия, ничего не брали. Был наложен строжайший запрет на любые поборы. Я вам говорил, что генерал Барклай-де-Толли, честнейший человек, был назначен комендантом Парижа.
Наши казаки породили "бистро", теперешнее кафе. Они, заезжая куда-то, говорили: "Быстро-быстро подайте нам что-нибудь поесть" - и за все платили. С тех пор бистро сохранились во всей системе быстрого обслуживания, но не как символ грабежа. А у нас с вами осталось в памяти слово "шаромыжник". Что это такое? По-французски это - cher ami ("дорогой друг"), а "шаромыжник" - осталось с нашествия 1812 года, когда француз, входя в дом, говорил "cher ami" и забирал все, что ему нужно. Поэтому у нас осталось с тех пор название "шаромыжник" для обозначения человека, который "на халяву", так сказать, даром, разбоем забирал все, что ему угодно. Языковые факты - лучше всего отражают существо исторических событий.
С тех пор, как Россия стала в каждом столкновении с Западом одерживать победы, у западников голова повернулась в сторону Востока. Ведь до Петра I казалось вполне естественным: должен существовать союз всех христианских государств Европы против нашествия мусульман. Русские долгое время были союзниками поляков и австрийцев в борьбе против Турции. А вот когда Петр I начал вести самостоятельные войны с Турцией, когда начались походы на Азов, потом состоялся знаменитый Прусский поход, то Европа внезапно превратилась в защитника Турции! Христианская Европа и мусульманская Турция становятся союзниками против России. Парадокс! Однако политические интересы Европы взяли верх.
И когда мы с вами вспоминаем русскую историю: как в 1709 году мы разгромили шведского короля Карла XII под Полтавой, то не каждый человек может ответить на вопрос, почему Карл побежал в Турцию, почему бы ему было не бежать в Польшу или в Швецию, нет - в Турцию побежал и получил там убежище и новые силы и деньги для того, чтобы продолжать войну с Россией. Это становится уже нормой: союз христианских, казалось бы, государств Европы с исламскими государствами против России. Дальше вы будете все время встречать также, казалось бы, парадоксальные вещи. Крымская война 1854 года, где вновь в одном альянсе французы, англичане и турки против России. А нынче, если вы посмотрите опять, Турция - член НАТО, турки вместе с американцами поддерживают чеченцев против нас на Кавказе и так далее. В этом смысле у них никакого иного выбора союзников не существует.
В 1848 году (год буржуазных революций в Европе) Россия, обладавшая на тот момент одной из самых сильных армий, была призвана европейскими государями спасти их троны от революционных потрясений; и русские войска двинулись в Европу. Мы воевали тогда в Венгрии, подавляя восстание и спасая австрийского императора. Если до этого правые говорили о нас как о диких, агрессивных людях, то теперь левые еще в большей степени создавали впечатление о русских как о варварах и дикарях.
У меня есть текст листовки, которая распространялась в то время в Германии, против наших казаков. Там говорилось, что "казаки умели только воровать и грабить, мародерствовать и угонять. Где бы ни побывали они, везде оставляли после себя разрушение, вонь и насекомых". Это писали немцы в 1848 году, когда казаки усмиряли революционное движение. А любопытно еще другое. Если кто-нибудь из вас будет около Потсдама (это недалеко от Берлина), где стоял дворец императора Пруссии, вы сможете увидеть казачью станицу с православным храмом. И когда мне пришлось впервые попасть в Германию после Второй мировой войны и я увидел эту станицу и православный храм в пригородах Берлина, я спросил, как это могло сохраниться. Храм действует, и вид станицы удивителен: стоят наши хаты, с нашими изгородями, с нашими скирдами сена. Мне объяснили, что когда русские войска пришли сюда в 1813-1814 годах, преследуя Наполеона, то немцы были настолько благодарны русским за освобождение от Наполеона, что был устроен пышный праздник по этому поводу. И на этом празднике, который длился несколько дней, с участием и прусского, и российского императоров, был дан первый концерт самодеятельности русских вооруженных сил. Император поручил его организацию атаману Платову. Концерт настолько понравился прусскому императору, что он просил Александра I подарить ему этот казачий ансамбль. Казаки согласились остаться. Им была выстроена специальная казачья станица, привезены их семьи, положено хорошее содержание, построен храм, и все пошло своим чередом. И поразительно, что даже в годы Второй мировой войны этот уголок никто не тронул. Люди, конечно же, изменились, но храм православный до сих пор служит, мы там были на Литургии. Как по-разному воспринимались одни и те же казаки, когда были разные политические потребности! Когда они освобождали Германию от французов, это были совершенно прекрасные люди, а вот когда они пришли наводить порядок, то появлялись листовки, которые формировали негативное представление о казаках.
А дальше - больше: весь XIX век был направлен на то, чтобы создавать в Западной Европе отрицательное мнение о России. В 1892 году консультант кайзера и генерального штаба Германии писал так: "Казаки приедут на своих лошадях с плетками и пиками и все затопчут, у них нет никаких потребностей, они мастера разрушений, ведь у них нет сердца и они бесчувственны. Вместо сотен тысяч убитых придут новые сотни тысяч, они ведь, как саранча". Россия вообще раздражала западников своей огромностью и непонятностью. Даже в ХХ веке норвежский общественный деятель и полярный исследователь Нансен, который, казалось бы, с симпатией относился к России и помогал нашей белой эмиграции, которая была вынуждена уехать после революции в Европу (так называемые "нансеновские паспорта" для людей, оказавшихся без Родины), он писал в своих книгах, что "Россия - страшная страна, начиная с 1550 года эта страна каждые семь лет увеличивалась на площадь, равную Норвегии". Они все время считали, сколько на территории России помещается других государств. И каждый раз при этом таращили глаза. Считали, что, на территории России могли бы два раза поместиться США, 92 Англий, 40 Франций, ну и конечно, это все их поражало и пугало. Эти факты все время настраивали их на идею оторвать что-нибудь от России. Идея раскола России всегда сидела в умах западных людей. Здесь же содержится ответ и на внешне противоречивую ситуацию поддержки Западом Белого движения в годы революции. Потому что принципиальным лозунгом белого движения было "за единую и неделимую Россию". И вот Ллойд Джордж, тогдашний премьер-министр Англии, в своих мемуарах пишет: "Наша английская политика все время проваливалась между двумя стульями - мы были за белое движение в той части, в которой белые воевали против большевиков, но как только мы вспоминали о том, что они выступают за единую и неделимую Россию, у нас опускались руки...". Это опасение создало для большевиков благоприятную ситуацию для победы в гражданской войне, потому как цивилизованная Европа не оказала полной и необходимой помощи Белому движению.
Все время европейские источники создавали у своего читателя негативный образ России. Если вы посмотрите немецкую литературу 20-40-х годов XX века, вы увидите, что если раньше символом России был бородатый казак на коне с пикой и плеткой, то теперь в немецкой наглядной агитации нас стали представлять как сионистско-коммунистическое чудовище. Теперь символом России стал абсолютно сионистского вида политрук, обязательно с пистолетом и фуражкой с красной звездой. Рядового немца пугали уже таким обликом России.
Когда кончилась Вторая мировая война, понадобилось вновь создавать отрицательный образ: новым символом стал разъяренный медведь с красной звездой на животе, с серпом и молотом в лапах. Это карикатурное клише все время присутствует в западном сознании. Это не прекращается и до сих пор. По современным исследованиям, американцы представляют Россию как страну сплошного воровства, коррупции, полной нестабильности. Почему к нам не идут инвестиции, сколько их ни приглашают Путин, Греф и другие? А потому что иностранцы боятся России; психологически закрепленный негативный образ России является главным тормозом.
Мы все делаем для того, чтобы открыть двери для иностранных инвестиций: и снижаем налог на прибыль, и объявляем о свободном экспорте капитала, и даем другие гарантии иностранцам, а капиталы иностранные все-таки не идут. Прежде всего они не идут, потому что веками закрепилось представление о нас как о народе диком, отсталом, коррумпированном. Поэтому все время говорят о русской "непредсказуемости". Уж вроде бы более прозрачной страны не существует, а они все равно говорят о непредсказуемости. Они все время боятся, и эта боязнь началась с ливонской войны. Вот что можно было сказать, в двух словах относительно формирования негативного образа России как государства в менталитете западного обывателя.
Но главная наша с вами задача сегодня - поговорить о дезинформации. Это похоже на то, как если бы мы пошли в лес по грибы. Есть грибы съедобные, есть грибы условно-съедобные, а есть ядовитые, то есть грибы, которые непотребны совершенно для человеческого организма. Это сатанинский гриб, мухоморы, и прочие, от которых бывает либо летальный исход, либо серьезная болезнь. Вот им мы можем уподобить и применение дезинформации, как особого вида воздействия на психологию людей, с помощью дезинформационных материалов, то есть заранее созданных абсолютно лживых материалов, которые надолго могут отравить человеческое сознание.
Основные черты дезинформации:
1. Внезапное, моментальное ее появление. Если направленная информация против России шла веками, то дезинформация появляется внезапно, разом, потому что она является продуктом некоторой группы людей, или государства, которые заинтересованы в появлении этой дезинформации. Она фабрикуется сознательно в кабинетах и выпускается на потребу обществу. И присуща ей в этом случае обязательно сенсационность, броскость, некоторая яркость, она всегда "пахнет" сенсацией.
2. У дезинформации обычно нет автора, в отличие от направленной информации. Люди сознательно прячут концы в воду, потому что они запускают ее, исходя из своих политических задач, но стараются не афишировать свое авторство. Поэтому всегда ищите, "откуда растут ноги" информации, кто ее мог сочинить, откуда она появилась.
3. Бездоказательность, аксиоматичность дезинформации. Она подается вот как будто бы так и должно быть, вот так есть и все.
4. Дезинформация обязательно рождается в среде, уже расположенной к ее восприятию. Наличие такой среды необходимо, чтобы ядовитое семя дезинформации начало пускать корни и прорастать. Обязательно нужна особая общественная среда, в которой эта дезинформация может получить развитие. Собственно авторы дезинформации учитывают это, поэтому она запускается только после точного анализа среды, в которой будет распространяться.
5. Детонатор для каких-то действий. Она рассчитана на то, что ее появление повлечет за собой какие-то политические последствия, выгодные для автора этой дезинформации.
Вот это, пожалуй, основные характерные особенности дезинформации, которые отличают ее как специфический вид информации. Какие примеры мы могли бы с вами рассмотреть, чтобы на деле понять, что такое дезинформация?
Примеры дезинформации:
1. Вспомним Смутное время. Дезинформация о жизни и смерти царевича Димитрия, погибшего при непонятных обстоятельствах в Угличе. Ситуация в российском государстве была сложная. Царь Борис Годунов не являлся династическим царем, поэтому его легитимность на российском престоле вызывала определенные сомнения, политические трения вокруг него шли очень сильные. Каждая боярская группа могла претендовать на то, чтобы ее представитель сидел на российском престоле. Ситуация в России была очень шаткой, неопределенной. И в такой обстановке единственный законный наследник престола царевич Димитрий погибает в Угличе, где он находился со своей матерью, Марией Нагой, и возникает вопрос о судьбе российского трона и политической судьбе государства.
Для расследования обстоятельств Борис Годунов, очень хорошо понимавший, насколько опасной была ситуация, связанная с гибелью царевича, послал в Углич представительную делегацию во главе с Василием Шуйским. Результаты расследования были тщательно задокументированы. Казалось бы, уже нет никаких сомнений, что да, царевич погиб, свидетелей чего было более чем достаточно. Все документы были собраны, все они и до сих пор хранятся в наших хранилищах. Но сама мысль о том, что царевич Димитрий жив, все-таки витала в воздухе, до конца она не развеялась этими документами. Но главное - ею воспользовались поляки, они и превратили ее в дезинформацию.
Именно поляки нашли человека, который называл себя царевичем Димитрием (Григорий Отрепьев). Он впервые появился в Польше, в имении графа Вишневецкого. А уж какие версии он придумывал для того, чтобы легализовать себя как претендента на российский престол, даже перечислить нельзя. Костомаров, например, приводит такую: будто этот молодой человек, живший в имении Вишневецкого, почувствовал себя настолько плохо, что он попросил графа исполнить его последнюю волю, и когда граф пришел к нему, тот говорит, что вот у меня под подушкой лежит документ, из которого вы все поймете, но я попрошу меня похоронить с почестями, положенными российскому царевичу. И когда граф получил эту грамоту, лежавшую под подушкой, которая, конечно же, была сфальсифицирована, то в ней было написано, что Отрепьев является действительно законным сыном Иоанна Грозного и так далее. И когда граф Вишневецкий стал предавать эту "информацию" гласности, то те слухи, о которых мы говорили, превратились в материальную силу.
Поляки, которым было крайне необходимо использовать смуту и неустойчивость российского государства для того, чтобы укрепить свои политические позиции в России, зацепились за эту фальшивую бумагу. И Вишневецкий повез этого молодого человека, как только он выздоровел, к Мнишеку, а позже представил королю. И началась страшная история польского нашествия. То есть поляки создали дезинформацию, в виде этой липовой грамоты, придали ей характер абсолютно точной, достоверной, документально подтвержденной информации, публично все это раззвонили по всей Европе и стали вербовать войско под этого самозванца. А дальше уже начала работать инерция.
Дальше Самозванец вступает в пределы Российского государства, начинает брать один город за другим, ему помогают польские войска, к нему присоединяются все недовольные властью Годунова. Кончается это тем, что поляки приходят в Москву. Таким образом, эта дезинформация тяжело отразилась на нашей истории. Светские власти, как вы помните, тогда сломались и уже признавали Самозванца как царевича, даже мать погибшего Димитрия признала Отрепьева своим сыном. И в той ситуации лишь православные иерархи выступили против Самозванца и отказались призывать народ к повиновению ему.
Патриарх Гермоген наотрез отказался рассылать грамоты с призывом к повиновению "царевичу". Владыка Филарет, отец будущего царя Михаила Романова, тоже был захвачен поляками, отвезен в Варшаву, где его содержали в тюрьме и также требовали, чтобы он написал документ, который бы призывал воевод сдавать крепости полякам. Филарет тоже категорически отказался от этого предательства. Надо прямо сказать, что духовные лица тогда спасли Россию, в том числе от дезинформационного наваждения, которое поразило все светские власти. Именно из Троице-Сергиевой Лавры рассылались письма по русским городам, призывающие к сопротивлению, к организации ополчения. Это исторически установленный бесспорный факт. Минин и Пожарский на сходке в Нижнем Новгороде призвали к созданию ополчения под прямым воздействием письма из Троице-Сергиевой Лавры. Тем, кто разоблачил ложь, фальсификацию, была Русская Православная Церковь. Это отмечается, конечно, всеми нашими историками, и мы должны быть всегда благодарны Церкви, что в тот тяжелейший момент, когда надломилась вся светская власть, спасителем Отечества от дикого духовного наваждения послужила именно Русская Православная Церковь.
Это первый пример дезинформационной акции против русского государства. В этом примере дезинформации можно обнаружить все вышеперечисленные характеристики: внезапное появление, нет явного источника или автора и так далее. То есть все признаки дезинформационной акции здесь налицо.
2. Еще одна из крупных дезинформационных антироссийских акций - так называемое "завещание Петра I". Наполеон, вознамерившись напасть на Россию, должен был представить некий предлог для этого. В 1812 году, за несколько месяцев до войны с Россией, появился названный документ, в котором утверждается, что Россия - государство, которое должно непрерывно расширять свои территориальные владения, то есть Петр якобы завещает своим наследникам не останавливаться ни перед какими препятствиями ради завоевания территорий. В этом "завещании" подробно расписана программа агрессивных устремлений России. В общем, если читать этот документ, то всякий нормальный человек сразу увидит, что там чушь собачья, потому что Россия никогда себе не ставила таких задач. "Завещание Петра Великого" в чистом виде дезинформационный документ, послужило как бы идеологическим оправданием для нападения на Россию Великой армии Наполеона. К каким последствиям это привело, вы знаете. Но надо сказать, что эта дезинформация поднимается всякий раз, когда надо обвинить Россию в агрессивности. "Завещание" не умерло до сих пор. Оно десятки раз переиздавалось, оно преподается во всех университетах: только я вам про него рассказываю как про дезинформацию, а, скажем, профессор Гарвардского университета будет излагать этот документ, говоря: "Вот видите, до чего страшный враг противостоит нам на востоке Европы, вот что они пишут", и будет излагать это как правду. Наши историки облазили все архивы. Петр I был скрупулезным человеком, он сохранял все бумажки свои, от него остались богатейшие архивы, но никакого "завещания" найти, естественно, не удалось. Это настоящая фальшивка, к сожалению, имеющая хождение в Европе и по сию пору.
3. Еще один случай дезинформационного нападения на нашу страну, уже в советское время, имел очень трагичные последствия - так называемая "телеграмма Бенеша". Вам вряд ли приходилось об этом слышать, потому что это очень специфический документ, но последствия этого документа вы, конечно, все прекрасно знаете. Что это за "телеграмма Бенеша"? Кто такой Бенеш?
Бенеш был президентом Чехословакии во второй половине 30-х годов XX века. Немцы, которые готовились к нападению на Советский Союз, прекрасно знали, что Красная армия очень серьезно готовилась к войне. Мы первыми применили в боевой практике так называемые "танковые клинья", перед самой войной впервые разработали и применили выброску парашютного десанта. Короче говоря, немцы знали, что сила Красной армии велика, и они решили провести острую дезинформационную акцию. Немецкая разведка сфальсифицировала документ, суть которого заключалась в том, что немцы якобы имеют достоверные сведения, что в рамках высшего состава Красной армии зреет антисталинский заговор. И они там перечисляли фамилии. Тухачевский был тогда у нас самым молодым маршалом, самым талантливым, немцы это знали и указали его фамилию - дескать, что во главе заговора стоит скорее всего Тухачевский. Там было расписано довольно подробно все. Однако этот документ немцы отправили не сами, они оставили портфель с документами у здания чешского посольства в Берлине, во время одного из приемов. Чехи, обнаружив эти "секретные документы" немецкой разведки, посчитали своим долгом предупредить Сталина. Бенеш добросовестно, ничего не подозревая, сообщает Сталину о готовящемся против него заговоре. Дезинформационное семя упало на благодатную почву - подозрительный характер Сталина. И когда он получает из Чехословакии якобы достоверные материалы, то естественно, он дает указание НКВД арестовать практически всю военную верхушку нашей армии. Военные процессы 1937-1938 гг., были страшными по своей опустошительности. Дезинформация прошла - из пяти маршалов, имевшихся тогда в СССР: Тухачевского, Ворошилова, Буденного, Блюхера, Егорова, трое - были расстреляны (Тухачевский, Егоров, Блюхер). У нас было примерно 150 дивизий в то время, в Красной армии. Командиры 140 дивизий были расстреляны. Это трудно себе представить. У нас остались в командном составе единицы, кто имел хорошую военную подготовку, тем более опыт военных действий. Под репрессии попали практически все, кто воевал в Испании 1936-1938 гг., все, кто имел военный опыт в борьбе с японцами. Репрессии носили колоссальный размах. Эта ситуация была настолько трагична, что вся мощь нашей армии была подорвана. Мы начали войну, потеряв колоссальное количество людей. Лишь в первый год войны мы потеряли только пленными около 5 млн. человек. Это, безусловно, потому, что во главе войск не было компетентных руководителей. Многие маршалы, которые стали потом известными, находились в это время в тюрьмах. Рокоссовский, например, был вытащен из тюрьмы, получил сразу звание генерала, был брошен на фронт, но он мог быть и расстрелян, потом только он стал одним из героев Великой Отечественной войны. Скажем, генерал армии Горбатов тоже сидел в лагере в Соликамске как политзаключенный, и только в начале войны, при полной нехватке командного состава он был реабилитирован, назначен командующим армии. Но, к сожалению, мы же не могли вернуть людей с того света, а количество расстрелянных по военным процессам в результате "депеши Бенеша" измерялось десятками тысяч.
Дезинформационные акции проводятся постоянно. Я вам назвал три наиболее крупных, чисто выборочно. Мы можем с вами подорваться на любой дезинформационной "мине", если будем относиться с доверием к такой сомнительной информации. На моем веку произошла очень серьезная ошибка советского руководства под влиянием дезинформации. Это война в Афганистане. Вот мы, здравомыслящие люди, не устаем задавать вопрос: как мы могли ввязаться в войну в Афганистане? Зачем нам Афганистан? Какие у нас там были политические или экономические цели? Да никаких, практически, а мы попали вот в этот капкан афганский на 10 лет! Весьма вероятно, что, может быть, именно этим советское государство подорвало себя окончательно. Мы стали в большой мере дезинформации.
Мне приходилось очень тесно заниматься афганскими делами, и, наверное, пройдут десятилетия и столетия, а люди никогда не поймут подлинных причин нашего вторжения в Афганистан, по той простой причине, что вся документация, связанная с афганскими событиями, в большинстве своем уничтожена, и найти следы, почему действовали так неразумно, восстановить правду в полном объеме невозможно. Говорю вам как свидетель и участник всего этого дела.
Напомню вам кратко события в Афганистане. Революция в Афганистане совершилась под влиянием внутренних причин. Сами афганцы давным-давно наблюдали за тем, что происходит в нашей стране, они учили всех своих офицеров в наших военных училищах, в основном в Ташкенте, в Алма-Ате, в Средней Азии; это было до 1979 года. Они видели, что Афганистан - отсталая полуфеодальная, племенная страна, какой была когда-то и Средняя Азия, а теперь там промышленность, прекрасные города, высшие учебные заведения. И у них, афганских офицеров, все время была мысль - а почему бы нам не сделать так же как в советской Средней Азии. Сделать такое же процветающее сельское хозяйство: дыни, хлопок, виноград - все что положено. Ну что мы живем в этих кишлаках, в грязи? И они сами, без всякого участия с нашей стороны (уж поверьте мне, я все-таки работал в разведке в то время), предприняли революцию по свержению своего короля и потом премьер-министра Дауда. Сначала был свергнут король, потом был свергнут Дауд, и пришла к власти группа офицеров, которая была обуреваема самыми, казалось бы благородными намерениями - сделать свою страну процветающей наподобие Центральной Азии. Но как политически управлять страной, они не знали, офицеры есть офицеры - они контролировали армию.
Тогда они призвали для политического управления страной афганских коммунистов (формально они назывались "Народно-демократической партией Афганистана"). То есть они призывают коммунистов и говорят: ну вот, ребята, вы знаете как это делать, как это делается в Средней Азии, теперь управляйте, а мы, офицеры, останемся в афганской армии. Половина коммунистов сидела в то время в тюрьмах, их привезли во дворцы, поставили сразу у власти, -- это то, что мы называем "апрельской революцией 1978 года". Но коммунисты сразу между собой разругались, внутри партии сложились две абсолютно непримиримые группировки, со своими лидерами, взглядами, органами печати, со своими названиями. Одна называлась группа "Хальк", а вторая "Парчам". Кроме борьбы за власть, между этими группировками никаких особых идеологических разногласий не было. Но во главе одной стоял Бабрак Кармаль, а во главе другой - Хафизулла Амин. И вот они между собой так стали драться за власть, так стали истреблять друг друга со всей восточной жестокостью и варварством, что Амин "скушал" своих соперников. Кармаля в первый момент отправили куда-то послом, а потом Амин снял его и с этого поста, и Кармаль, то ли в Болгарии, то ли в Чехословакии пробавлялся, а ту часть партии, которая была против него, Амин начал репрессировать, сажать в тюрьмы - отстранять от должностей. Ну что нам, тогдашнему Советскому Союзу было до всей этой внутриафганской драки? Стоило ли нам жертвовать судьбой своей армии, государства ради этих вещей?
И тем не менее, мы поддались на эту провокацию, которая начала приходить в виде дезинформационных материалов. Пострадавшая часть коммунистов, оставшаяся не у дел, сосланная, уволенная, где-то репрессированная, но не до смерти, стала потоком слать в Кремль информацию против Хафизуллы Амина, сидевшего уже в президентском дворце. Чего только про этого Хафизуллу Амина не писали его вчерашние соратники по партии. У меня это ярко отложилось в голове как образец дезинформации - что Хафизулла Амин "является американским агентом", что он "все национальное достояние Афганистана уже перевозит в Японию", что он собирается, "предать СССР и предоставить американцам военные базы в Афганистане". И весь этот поток мутной дезинформации идет в Кремль. Говорили, что Амин ликвидирует полностью коммунистическую партию Афганистана, что каждую ночь по тысяче человек расстреливает (там всего-то в партии было едва три тысячи), писали, что расстреливает сотнями, тысячами, и танками, бульдозерами трамбует их, сбрасывает в горные реки, шакалам отдает на растерзание... То есть какой-то кошмарный поток был.
И я вам скажу честно, что разведка никогда серьезно Афганистаном не занималась, он не был предметом нашего интереса, поэтому перепроверять эту информацию было довольно затруднительно - агентуры там было мало, прессы там вообще никакой не существует. Запад тоже никогда Афганистаном не интересовался. Пока мы туда не вторглись со своими войсками, никто об Афганистане вообще не писал.
"Пострадавшая" часть коммунистов настолько "завела" наше руководство (я имею в виду Брежнева, Громыко, Суслова, Андропова), что те наконец приняли решение помочь братьям, которых там тысячами каждую ночь спускают в горные реки, топят, давят, сажают, - как же так, братьев по классу, страдальцев. Другого мотива не было. Никому не говоря, Политбюро принимает решение о вводе туда нашей армии. Странное дело: я был начальником информационно-аналитического управления разведки, но нам ничего не говорили, что готовится такая акция. Мы бы, конечно, если бы узнали об этом, подняли вопль, что не надо этого делать. Решение было принято узким кругом членов Политбюро (Брежнев, Громыко, Устинов, Андропов).
Я получил первые сведения об этой акции за два часа до начала вторжения наших войск. И то в такой форме: "Останьтесь на ночь, Вы нам понадобитесь". Я говорю: "А может, еще оставить какую-то группу работников?" - "Нет, не надо, мы управимся своими силами, останьтесь просто на ночь на дежурство". В эту ночь мы вступали в Афганистан. Без всякой проработки, под влиянием дезинформационного потока панических материалов. Я потом всегда говорил: относитесь с большой-большой осторожностью к любой информации, идущей от так называемых восточных людей, они истерично подают информацию, непроверенно, в своих интересах, то есть чаще всего их информация является дезинформацией.
И вот мы, спасая этих "братьев", даем приказ 40-й армии, которая дислоцировалась у нас в Средней Азии, вступить на территорию Афганистана в полном составе, выполнять интернациональный долг. Помогать одному куску коммунистической партии против другого куска коммунистической партии. То есть мы вмешались во внутрипартийную борьбу без всякого смысла. Ну, а дальше пошла-поехала работать кровавая мясорубка. Наш спецназ штурмует президентский дворец, мы уничтожаем Хафизуллу Амина, причем делаем это самыми варварскими средствами: сначала пытались его отравить, не получилось, пришлось штурмовать и убивать самым диким образом. И наши войска втягиваются в военные действия, в результате которых оказывается, что и коммунисты то там сидят что называется "на честном слове и на одном крыле". Оказалось, что мы встретили сопротивление подавляющего большинства афганского населения со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Вот что такое дезинформация, некритическое ее восприятие, "заглатывание". Поэтому надо всегда быть крайне осторожными. Мы также и в Чечню вошли первый раз: помните, Грачев дезинформировал Ельцина, сказав публично, что одного полка десантных войск хватит, чтобы усмирить всю Чечню? Где теперь Грачев, генерал армии, Герой России? Покрыл себя позором, потому что оказалось, что нам уже несколько лет приходится вести войну с Чечней, куда мы влезли опять таки по дезинформации Министерства обороны.
Я думаю, что вам теперь понятно, что такое дезинформация и какие она может иметь последствия для государства и общества.