Радость в попечительстве о пасомых: продолжение разговора о сущности пастырского служения

Московская Сретенская Духовная Семинария

Радость в попечительстве о пасомых: продолжение разговора о сущности пастырского служения

Иеромонах Клеопа (Данелян) 9513



Любому, пришедшему в храм, требуется внимание, забота и утешение. И кто, как не священнослужитель, призван на такое дело? Батюшка и слово скажет, и руку помощи протянет, и без внимания не оставит. Сегодня поговорим о неподдельных отрадных чувствах пастырей, заключающихся в проявлении их отеческих переживаний, и о том, что дает им стойкость в житейских бурях, для помощи приходящим людям.

Содержание:

  • Попечение о каждом
  • Радость отеческой любви
  • Промысл Божий в делах пастыря
  • Попечение о каждом

    Господь печется о каждом человеке одинаково, об этом свидетельствует и апостол Павел, что все мы омыты кровию Господа Иисуса (Евр. 9:14; 13:12. Рим. 5:9. Еф. 1:7. Откр. 1:5). Он заботится о всех нас, как самая нежная, любящая мать заботится о своих любимых детях. И пророк Исайя говорит словами Господа: Как утешает кого-либо мать его, так утешу Я вас (Ис. 66:13). Постоянное увеличение количества нуждающихся в любви пастыря требует от него громадной траты духовной энергии. Здесь проявляется любовь не короткая к немногим, а неограниченная по объему и трудная[1].

    У истинного пастыря личное «я» уничтожается и заменяется понятием «мы». Пастырское, отзывчивое ко всем, настроение делается для паствы живым наглядным образцом любви. В то время как всякий простой мирянин, каясь и очищая себя от грехов, заботится более о самом себе и лишь часть своих забот вносит в любовь к ближним, как средство преодоления себялюбия, у пастыря этот путь должен быть уже пройденным. Иначе он не в состоянии представить пастве руководящий образец к подражанию. Спаситель о Себе говорил Апостолам: Любите друг друга, как Я возлюбил вас (Ин. 15:12); Я дал вам пример, чтобы вы делали то же самое, что Я сделал вам (ср.: Ин. 13:15). Очевидно, что у пастырей любовь должна быть плодом их всеобъемлющей заботы о спасении паствы и вытекать из их душепопечения.   

    Скорбь о грехах пасомых как о своих собственных, забота о пасомых как бы о себе самом, любовь к ним на деле как бы к себе самому является основным условием пастырского истинного врачевания

    Как говорил еп. Вениамин (Милов), основной принцип пастырского вразумления сводится к следующему: пастырь не должен освобождать себя от заботы внутреннего наблюдения и руководства самым меньшим членом паствы. У каждого из малых сих есть душа по образу Божию, есть Ангел Хранитель, и каждого Христос приходил спасать Своею Кровию. Эта вера заставляет пастыря видеть в каждом человеке истинную овцу стада Христова, только заблудшую в горах и способную упасть на дно пропасти. Раздуть искру Божию в душе человека грешного и вызвать ее к горению или к жизни, отделить в душе грешной, как в капле грязи, природное от наносного — прямая пастырская задача[2].

    Так рассказывают оправедномАлексее (Мечеве):«Всех приходящих вмаросейскийхрам, искавшихпомощи, погрязших в грехах, забывших о Боге, отец Алексий (Мечев)встречалс сердечнойприветливостью, любовию и состраданием. В душу их вселялась радость и мир Христов, появлялась надежда на милость Божию, на возможность обновления души. Проявляемая Батюшкой любовь вызывала у каждого ощущение, что его больше всех полюбили, пожалели,утешили.Батюшка былпреисполнен любовию. Он не знал жестокого слова "карать", а знал милостивое слово "прощать". Он не налагал на своих чад бремени тяжёлого послушания, ни от кого не требовал особенных подвигов, подчёркивая в то же время необходимость хотя бы самого малого внешнего подвига, указывал, что надо взвесить свои силы и возможности и выполнять во что бы то ни стало то, на что решился. "Путь ко спасению заключается в любви к Богу и ближним", — говаривал Батюшка. И сам был полон милующей любви»[3].

    Пастырь должен проникнуться интересами своей паствы, переживаниями их борьбы и ревностью об их спасении. Скорбь о грехах пасомых как о своих собственных, забота о пасомых как бы о себе самом, любовь к ним на деле как бы к себе самому является основным условием пастырского истинного врачевания.

    Не любящий ближнего и не поймет его, потому что только в великом акте самоотверженной любви человек сливается с человеком и один читает душу другого.

    Однажды произошла у отца Алексия (Мечева) встреча с праведным Иоанном Кронштадтским. На вопрос о. Алексия: «Вы пришли разделить со мной моё горе?», — о. Иоанн ответил: «Не горе твоё я пришёл разделить, а радость: тебя посещает Господь». Отец Иоанн Кронштадтский посоветовал: «Будь с народом, войди в чужое горе, возьми его на себя, и тогда увидишь, что твоё несчастье мало, незначительно в сравнении с общим горем, и легче тебе станет»[4].

    А так отзывались прихожане об архимандрите Иоанне (Крестьянкине): «Мы побеседовали и стали передавать подарки от прихожан нашего храма Петра и Павла. О. Иоанн радовался буквально как ребенок. Берет конфеты, говорит: “Ой, конфетки. Они вкусные, наверно?” А это 85-й год. Набор шоколадных конфет — тогда редкость. Мы отвечаем:“Наверно, батюшка,вкусные”. — “Ой, радость-то какая, какая же радость. Ну, хорошо. Ну, возьмите их себе”. Мы говорим: “Батюшка, так вам передали”. — “Нет, нет. Ой, я так рад. А вы их возьмите себе. Вам как раз сладенькое надо кушать”. И вот буквально так со всеми подарками. Он так им радовался и все возвращал обратно. Потом он еще немного беседовал с нами. Казалось бы, ничего старец не говорил особенного. Просто: “Не забывайте о молитве, не забывайте о том, что Отец наш Небесный в молитве беседует с вами. Помните об этом всегда. Блюдите себя. Мир тяжел. В миру жить подчас даже тяжелее, чем в монастыре. И радость у человека еще больше, когда он, живя в миру, побеждает все эти страсти”. Все говорилось просто, доступно и было так для нас важно»[5].

    На любом месте духовное руководство бывает хорошим, когда пастырь господствует и преобладает больше над пороками, чем над пасомыми — братьями по природе. Во всяком грешнике пастырю должно быть дорого главное — невидимый чувственно образ Божий. Ради него можно любить всякого человека вопреки его душевным качествам. Поэтому пастырству сказано Господом: «Идите, научите все народы» (Мф. 28:19).

    Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) на проповеди так наставлял своих пасомых: «Дорогие мои, чадца Божии, верьте Богу, доверяйтесь Его! Примите всё в жизни: и радость, и безотрадность, и благоденствие, и злоденствие, как милость и истину путей Господних, и ничего не бойтесь в жизни, кроме греха. Только он лишает нас Божьего благоволения и отдает во власть вражьего произвола и тирании. Любите Бога, любите Любовь и друг друга до самоотвержения. Знает Господь, как спасать любящих Его»[6].

    В целях врачевания душ пастырям надобно утверждать грешных в мыслях о любви и всепрощении Божием, о смысле жизни и о ненормальности согрешающего — как больного. Пусть иной грешник сам покажет свое лучшее или, отказавшись от этого, постепенно озаряется светом Евангелия через пастырское слово. Пастырское увещание отдельных членов паствы — лучшее средство возвысить их над самими собой и своими страстями, и побудить их самих влиять на себя[7].

    Так учил на проповедях владыка Вениамин: «Ныне мы должны напомнить вам кое о чем и предупредить, что все мы — сокровища, купленные драгоценною кровью нашего Спасителя. Нынешний век — век крайней злобы, зависти, самолюбия, век бурного разлива страстей. И все это ныне в великую, святую ночь потеряет свою силу:утихнет злоба, замрет разъедающая душузависть, исчезнет самолюбие, притупятся страсти человеческие, и сердца наши наполнятся невыразимой духовной радостью, восторгом и ликованием. И радость эта придет не оттого, что в храме будет радостно, не оттого, что много будет народа, а оттого, что Господь приблизит к нам Царство Свое, даст нам Свою благодать особенно щедрой рукою. Ведь в церкви человек тих, покоен и радостен, а придя домой, он опять погружается в тину житейских забот и волнений, теряет эту радость. В нем снова пробуждаются греховные чувства, и он начинает прежнюю жизнь. Как же мы теряем благодать, полученную в такой великий день? Сам Господь говорит: Смотрите за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими (Лк. 21:34).Придя домой, мы, по обычаю, будем разговляться. И обычно у нас разговляется не только тело, но втягивается душа. Человек весь уходит в пищу, забывает все, пресыщается. Следствием этого является склонность ко сну, налетают блудные помыслы, часто совершается падение или охватывает человека тяжелый, мрачный сон, который отравляет всю радость Воскресения Христова. Человек становится тяжеловесным, ему лень делать что-либо, даже соображать. Поэтому, чтобы радость праздника не отнималась от нас, будем умеренны в пище, постараемся сохранить себя бодрыми и радостными как можно дольше»[8].

    Пастырское увещание отдельных членов паствы — лучшее средство возвысить их над самими собой и своими страстями, и побудить их самих влиять на себя

    Пастырь, тесно сливающийся своей жизнью с делом проповеди и человеческого возрождения, все недостатки и грехи людей считает собственными, доказательством его недостаточной ревности и отсутствия мудрости в нем и святости. Он обвиняет себя за всех и во всем. Преподобный Силуан неминуемо действует и покоряет своей силой каждого, кто воистину хочет быть верным Христу. По образцу Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, преподобный Силуан, никогда ни на чем не настаивал, никогда никого не принуждал, даже соглашаться с ним никогда не просил — немедленно замолкал, если чувствовал в человеке хотя бы внутреннее противление. Но он обладал другим даром, даром святых: порабощать себя всем. И это порабощение всем и приводит к победе, которую не может отнять у нас никто и ничто[9].

    Такой пример пастырской любви о ближних рассказывает в своих письмах Николай Сербский: «Отец Михаил родом из Сереза. Он мечтал о монашестве с детства. Однажды в храме ему явился святитель Николай и сказал, что будет он монахом. Исполнившись радости, он оставил дом и родину и отправился на Святую Гору, здесь и прожил он всю свою жизнь. «Я старец своим старцам и отцам отец. Должен наставлять, кормить, укреплять в любви и обеспечивать хлебом, хотя сам я необразован и немощен. Все только с Ее помощью, с помощью Богородицы, а Она не оставляет нас, наше “Сладкое лобзание”!.Остались мы и на литургию. Народ попросил старца сказать слово. Он вышел из алтаря и произнес: “Дам вам три наставления:первое — спасение наше тоньше волоса; второе — где наш ум, там и дом; третье — мы в этом мире на торжище, чтобы купить здесь нечто благое и принести домой”. Благодарный народ поспешил под благословение к святому старцу. Старец непрестанно думал о братии и никогда о себе. И в заботе о них, в заботе о том, чтобы дать им любви и достаточно хлеба, он изнурил свое тело и скоро отошел ко Господу. Душа его радуется ныне в Царстве Небесном, в котором царит Сладкое лобзание»[10].

     

    Радость отеческой любви

    Пастырская любовь к пасомым наряду со скорбью содержит в себе величайшую отраду, которая делает эту скорбь, как выражались святые Отцы Церкви, радостотворной[11].

    Если внутренне ценно вообще человеческое страдание, то повышенно ценно страдание по любви к Богу, ближним и по любви к добродетели. Так об отеческой любви к пасомым говорил Антоний Сурожский: «Кто хочет идти по Мне, да отвержется себя, да забудет о себе, да вспомнит только о том, что тысячи вокруг нуждаются в любви. Никто большей любви не имеет, как тот, кто свою жизнь отдаст; а отдать жизнь это не обязательно умереть, это каждое мгновение жизни посвятить любви, творческой, зрячей, умной, смелой любви; любви, которая дает, любви, которая не защищает своего, любви, которая себя не защищает, не замыкается... Сила Божия в немощи совершается: нам не надо бояться любить; отдадим себя до конца, и тогда весть о родившемся сегодня Христе станет реальностью не только в нашей жизни, но в жизни миллионов людей светом, теплом, радостью, обновлением всей жизни!»[12].

    Любовь выражает основное богоподобие человеческой природы. Она восстанавливает в человеческой личности образ Божий и подлинного человека. А так как именно в скорбях и трудностях креста настоящим образом проявляется пламенно горящая любовь и удовлетворяет любящих высокой усладой, то терпение скорбей пастырем становится лозунгом пастырской жизни по преимуществу. Чем больше любовь пастыря, тем сильнее у него жажда страдать. Так, мать особенно выражает свою любовь к детям, когда видит их страдающими. «Подобно тому как мать, собирая дитя, умывает, одевает и утешает его, так и Господь, собирая нас в храм вечный, небесный, омывает наши души покаянием, снимает темную одежду пороков и страстей с наших душ и, наконец, утешает нас Своею благодатною радостью. Мать омывает свое дитя, а Господь омывает нашу душу. Он может так стеснить нашу душу, что мы заплачем и этими жаркими слезами омоем душу, погрязшую в грехах»[13].

    Мать забывает о себе, о пище и о сне своем, и отрыв ее от детей в данный момент может только причинить ей невыносимейшую муку. И в пастырской «родительской» любви, несмотря на ее трудность, кроется высокое наслаждение. Так призывает своих возлюбленных чад к свету любви митрополит Антоний (Сурожский): «Сколько нас, кому темно, сколько нас, кто в потемках:вот, из этихпотемков пойдем ко свету. А свет — это любовь. Из мрака злобы пойдем к любви! Из греха пойдем к любви, всепрощающей, исцеляющей! Из холода жизни пойдем к любви, которая может согреть душу и все изменить в жизни! Из серой скудости житейской пойдем к любви, потому что где есть любовь, там свет и радость, там нет великого и мелкого, но все велико, потому что все может стать знаком любви!..»[14].

    Никакую, даже малейшую, скорбь пастыря Господь не оставит без внимания, ни один вздох сочувствия пастве не забудет. Труды принесут ему плод в свое время, возродят духовно руководимых. Тогда сознание плодотворности мук уравновесит пережитые им длительные скорби и претворит в благодатную радостьи глубокую благодарность Господу. Достоинство пастырского сострадания и любви определяется именно радостным характером. Обычное переживание тяжких скорбей пастырем и его умение кротко и спокойно их терпеть в высшей степени поучительно для пасомых. Много переживший руководитель словесного стада в состоянии быть истинным утешителем пасомых. Так говорит апостол Павел: «Сам искушен быв, может и искушаемым помочь» (Евр. 2:18). Иоанн Кронштадтский пишет:«Священники Господни! Сумейте утешениемверы обратить ложе печали страдальца-христианина в ложе радости, сумейте сделать его из несчастнейшего, по его мнению, человека — человеком счастливейшим в мире, уверьте его, что, вмале быв наказан, он будет великими облагодетельствован по смерти: и вы будете друзьями человечества, Ангелами Утешителями, органами Духа Утешителя»[15].

    Для всякого пастыря имеются христоподражательные условия, при наличии которых руководимые доверяют искренности его идеалов и подчиняются его авторитету, невзирая на свой эгоизм. Это и смирение, или тихое, кроткое проявление самоотвержения, и яркая форма самоотвержения — прямые страдания по любви к душам. «Пастырь добрый душу свою полагает за овец», ибо «нет больше той любви, как если кто душу свою положит за друзей своих» (Ин. 10:11; 15:13). Пастырские скорби во имя Спасителя, возбуждают любовь к христианству даже лиц, ему враждебных.

    Чем больше пастырь будет сострадать пасомым, тем более он будет желать утоления жажды из чаши состраждущей любви, и все счастье свое будет полагатьв кресте. Таково было служение Пастыреначальника Господа. Таковы были вселенские пастыри[16]. Отец Иоанн (Крестьянкин) призывает нас к терпению и надежде:«Будем же помнить, что испытанияпосылаются для нашей пользы и что выше меры сил Господь никому не попустит искуситься. Если Бог медлит Своею помощью — подождем ее! Если ветер усиливается и ночь сгущается, то противопоставим “видению” свою твердую веру; настоящим делам — дела грядущие; вечеру, кончающемуся в слезах,― зарю утешения; несправедливости, гнетущей нас, ― восстановление истины, которое будет неизбежно и навечно; царству беззакония, имеющему конец, ― Царство Божие, которому не будет конца и в котором Господь отымет всякую слезу от очей наших!

    Подобно тому как мать, собирая дитя, умывает, одевает и утешает его, так и Господь, собирая нас в храм вечный, небесный, омывает наши души покаянием, снимает темную одежду пороков и страстей с наших душ и, наконец, утешает нас Своею благодатною радостью

    А Матерь Божия всегда есть и будет с теми, кто верен Ее Божественному Сыну, кто идет по Его зову путем вечного спасения. Она, по словам святителя Иоанна Златоуста,— «первая Преемница Божественных дарований и первая Раздаятельница этих даров и благословений людям, ищущим помощи у Господа и милостей у Нее». Так будет всегда — до последнего часа, до последнего мгновения жизни мира. И наше сердце, верующее и знающее великую силу ходатайства Матери Божией, пусть всегда будет у ног Божией Матери со своими воздыханиями, нуждами, скорбями, с глубоким покаянием во всех испытаниях и в минуты плача о грехах. И Она, Радость всех скорбящих, наша Небесная Мать, простирая Свой державный Покров, заступит, спасет и помилует всех нас»[17].

     

    Промысл Божий в делах пастыря

    Идея Промысла Божия должна быть у пастыря жизненным нервом, проходящим через всю его жизнь и укрепляющим его в борьбе за спасение. Колебание этого убеждения отнимает у него всякие надежды победить зло.

    Так рассуждал в своем служении архимандрит Иоанн (Крестьянкин): «Блажен тот, кому свет Христова учения озаряет сгущающуюся тьму жизни, кого крепкая десница Божия ведет по неведомому пути и кого Покров Царицы Небесной укрывает надежнее всякой другой защиты. Ибо именно им открывает Господь великий смысл жизненных скорбей, которые, как лествица, ведут человека к духовному возрастанию, а с ним и к блаженству в Боге. Я не устану вам повторять слова святых отцов, прошедших суровую школу скорбей и познавших покой и радость в Боге, слова их, в которых стержень нашей крепости, чтобы мы не поколебались: “На земле нет ничего невозглавленного, потому что начало всему — Бог”.

    Вот в чем наша надежда и крепость — в непоколебимой уверенности, что в мире вовсе ничего не бывает без Бога, но все происходит или по Его воле, или по Его попущению. Все доброе совершается по Его воле и Его действием; противное же бывает только по Его попущению, когда покровительство Божие оставляет нас за нечистоту и ожесточение сердца, попускает тиранствовать над нами диаволу или бесчестным плотским страстям. Так вот в чем причина бедствий, нашедших на нас. Мы стали слепы и глухи. Мы ожесточенным сердцем готовы обвинить любого и каждого, забывая, что только личный грех искажаетнашу жизнь. Бог же всегда желает, чтобы истина торжествовала. И Он повелел Церкви возвещать ее миру. И наше дело слышать голос Церкви — голос истины»[18].

    Бывают и в Церкви скорби, и в Церкви неурядицы, и в ней обстоятельства складываются так, что можно усомниться в истинах, Церковью возвещаемых, и даже в Самом Боге. Но именно в такие трудные моменты надо твердо знать, что Бог есть любовь, благо, и все Им посылается для нашей пользы. Самого способа, которым это делает Господь, исследовать нельзя, и нельзя унывать, нельзя роптать, когда не можем понять, что происходит. Именно в таких обстоятельствах являет человек подвиг веры и венчается спасением.

    Нам бы следовало напечатлеть на сердце своем единственное знание: что бы ни делал Господь, Он делает для нашей пользы, и мы все должны принимать с благодарностью, как от Благодетеля и Благого Владыки, хотя бы то было и скорбное

    Отец Иоанн (Крестьянкин) пишет об этом следующим образом: «Скорбно, тяжко и недоумение на сердце в скорбные минуты, и именно в это время надо бежать нам в сердце свое: не оно ли причина туги — мое, восстающее на Промысл Божий сердце, требующее у Бога отчета, почему это происходит так, а не иначе. Нам бы следовало напечатлеть на сердце своем единственное знание: что бы ни делал Господь, Он делает для нашей пользы, и мы все должны принимать с благодарностью, как от Благодетеля и Благого Владыки, хотя бы то было и скорбное. Так делали Божии люди во все времена, этим они проходили тяготы жизненного пути. Помните, что, когда мы боремся с волнами в бурном житейском море, Господь покрывает нас, Матерь Божия ходатайствует за нас, ибо Они с нами ...во все дни до скончания века (Мф. 28:20)»[19].

    Иногда помощь Божия приходит не сразу. Спаситель медлит. В этом и заключается высшее испытание веры — «...не раз во всемирной истории Бог заставлял Своих преданнейших и вернейших служителей испивать, казалось, до дна чашу испытаний — земных несчастий, а затем отзывал их в мир вечной радости из мира после страшного мученичества. Это совершенные люди, и они очищались, как золото в горниле»[20].

    Так пишет в письмах о Промысле Божием Николай Сербский: «Господь всегда рядом с нами, Он все видит. Он испытывает твое мужество. Испытывает веру и надежду. Бьет же всякого сына, которого принимает,— говорит апостол (Евр. 12:6), который сам был многажды бит: От иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение (2 Кор. 11:24-25). Все эти удары принимал апостол от людей, но благодарил за них Бога так, как будто принимал от Него, и никогда не роптал и не жаловался на своих мучителей, но, измученный и гонимый, ободрял других, говоря: радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь»[21].

    Сам по себе священник — не носитель абсолютной истины, и священный сан отнюдь не является гарантией безошибочности суждений. Не надо отождествлять себя с Церковью, которая в своей полноте одна единственная есть столп и утверждение Истины (Тим. 3:15). Если священник ошибся в оценке или совете, то это не повод к огорчению уязвленным самолюбием, а повод к смирению, к осознанию своей духовной слабости и скудости. В пастырской душепопечительности надо всегда давать место действию благого Промысла Божия о человеке, не заслонять собою Бога. Не исполнил прихожанин ошибочного совета и поступил по-другому, надо смиренно сказать: «Слава Богу, не послушался моего греховного или неверного совета, а совершилась святая воля Божия»[22].

    Только при понимании Промысла Божия сама жизнь начинает наполняться настоящими смыслами и содержаниями, только при этом условии постепенно входит настоящая духовная, тихая, великая и содержательная радость. Радость, потому что живёшь в русле Божественного Промысла, сознательно живёшь, и лучше этого ничего нет, но это может быть принято и усвоено только опытно, только практически, но если принял сердцем, что слово Божие содержит в себе всегда абсолютную правду. И задача состоит в том, чтобы следовать за словом Божьим, и тогда оно приведёт, иной раз быстро и заметно, а чаще всего потихоньку и незаметно к удивительным результатам в жизни и в душе. Слово Божие, если оно выполняется, не оставляет никого из выполняющих без результата, и результат этот — радость.

    Велик и труден подвиг пастырского служения в сравнении с немощными естественными силами человека. Но сила Божия совершается в немощи (2 Кор. 12:9). Пастырь верует, что благодать Господня немощного врачует и оскудевающего восполняет, исповедует, что судьбы Церкви Господь Сам строит, исправляет, промышляет и печется о тех, кого избирает[23].

    Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) писал, что глядя на все происходящее в мире, в государстве нашем, в Церкви и в нас самих, было бы отчего прийти в уныние, «если бы не вечно живые, неизменяемые и жизнеутверждающие обетования и истины Божии не указывали нам цель жизни — искание вечного живого Бога»[24]. Нет таких сложных жизненныхобстоятельств, скорбей, событий, которых нельзя было бы пережить с Богом.

    иеромонах Клеопа (Данелян)

    Ключевые слова: пастырство, душепопечительство, радость, образ Божий, Любовь, паства, дело, польза, спасение, братия, Промысл Божий



    [1] Вениамин (Милов), еп. Пастырское богословие с аскетикой. — М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2002. — С. 182.


    [2] Там же. С. 271.


    [3] Московский батюшка. Воспоминания об о. Алексее Мечёве. — М: Свято-Данилов монастырь, 1994. — С. 96.


    [4] Там же.


    [5] Михаил Михайлов, иер. Воспоминания. // URL: http://www.ioann.org/svyaschenstvo/ierey-mihail-mihaylov.html (дата обращения: 27.01.2017 года).


    [6] Иоанн (Крестьянкин), архим. Проповеди, размышления, поздравления. — М.: Правило веры, 2003. — С. 239.


    [7] Вениамин (Милов), еп. Пастырское богословие с аскетикой. — М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2002. — С. 301.


    [8] Там же. С. 162.


    [9] Силуан Афонский, прп. Преподобный Силуан Афонский. — Коломна.: Свято-Троицкий Ново-Голутвин монастырь, 2006. — С. 138.


    [10] Николай (Велимирович) Сербский, свт. Миссионерские письма. — Сергиев Посад.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2003. — С. 382.


    [11] Вениамин (Милов), еп. Пастырское богословие с аскетикой. — М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2002. — С. 283.


    [12] Антоний (Сурожский), митр. Труды. — М.: Практика, 2002. — С. 214.


    [13] Вениамин (Милов), еп. Пастырское богословие с аскетикой. — М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2002. — С. 247.


    [14] Антоний (Сурожский), митр. Труды. — М.: Практика, 2002. — С. 194.


    [15] Иоанн Кронштадский, св. прав. Практические наставления пастырям. — М.: Отчий дом, 2007. — С. 79.


    [16] Вениамин (Милов), еп. Пастырское богословие с аскетикой. — М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2002. — С. 321.


    [17] Иоанн (Крестьянкин), архим. Проповеди, размышления, поздравления. — М.: Правило веры, 2003. — С. 142.


    [18] Иоанн (Крестьянкин), архим. Настольная книга для монашествующих и мирян. — М.: Отчий дом, 2006. — С. 148.


    [19] Там же.


    [20] Там же. С. 149.


    [21] Николай (Велимирович) Сербский, свт. Миссионерские письма. — Сергиев Посад.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2003. — С. 362.


    [22] Алексий II (Ридигер), патр. Пастырское служение в современном мире. // URL: http://heatpsy.narod.ru/wpat.html (дата обращения: 26.01.2017 года).


    [23] Там же.


    [24] Иоанн (Крестьянкин), архим. Настольная книга для монашествующих и мирян. — М.: Отчий дом, 2006. — С. 251.



    z

    Новости по теме

    Что Христос сказал про ИНН? Иоанн Ткаченко На римской монете была та же «печать антихриста», надпись, говорящая о том, что Сын Божий не Христос, а какой-то там Тиберий и, вероятно, у благочестивых иудеев могли возникнуть мысли о том, что они признают Богом римского императора и тем самым отрекаются от Истинного Бога. Но что ответил им Христос?
    Размышления о страдании человека и утешении: по трудам святых отцов, пастырей и старцев. Об осмыслении зла и страданий в мире. Часть 7 Никита Якубов О том, почему случаются скорби в жизни человека, люди размышляют всегда. Многое об этом говорит Священное Писание, и нами в предыдущих статьях были рассмотрены указанные в его текстах причины страданий. Теперь представляется необходимым привести общее ви́дение этого вопроса святыми отцами и другими христианскими писателями.
    «Бог смиренным дает благодать»: добродетели и духовные навыки, врачующие страсть гордости Иеродиакон Кирилл (Попов) Чем тяжелее болезнь, тем труднее лечение. То же самое можно сказать и о страстях человеческих: чем более глубокие корни пустили они в сердце человека, тем более сложен принцип врачевания. Какими бывают способы исцеления человека, болеющего гордостью, вы узнаете в настоящей статье.

    Наталья

    Истинно,каждая душа создана для длительного мореплавания, чтобы созерцать,думать и действовать,и каждому предстоит мучительно трудное путешествие,и без дображелательства духовного отца не сохранить целомудренности души

    Ответить