«Нет зла, равного гордости»: о разрушительном воздействии страсти на душу человека

Московская Сретенская Духовная Семинария

«Нет зла, равного гордости»: о разрушительном воздействии страсти на душу человека

Иеродиакон Кирилл (Попов) 8720



В предыдущей статье цикла публикаций о гордости говорилось о своего рода этапах развития страсти. После этого уместно подумать о том, что же случается с душой человека, в которой гордость укоренилась и выросла, и каковы разрушения, производимые ею.В Священном Писании, наследии святых отцов и подвижников благочестия наряду с основными чертами страсти гордости, причинами ее возникновения и особенностями развития указывается, насколько губительной является эта страсть для человека: в ней изменяется весь внутренний порядок, все устройство человека, каким его определил Господь. В состоянии гордыни помрачается ум, расслабляются все силы души, уходит Страх Божий, сердцем овладевает диавол. Человеческая природа в результате грехопадения пришла в окончательное расстройство (а вслед за ней расстроился и пришел в состояние дисгармонии и весь тварный мир); и прежде всего нарушилось богоустановленное и должное созвучие духовного и телесного начал в человеке, пораженных тлением[1].

Святитель Иоанн Златоуст выражает губительность гордости следующими словами: «Нет зла, равного гордости. Чрез нее  диавол стал диаволом, не будучи раньше таковым. Равным образом и первый человек пал и сделался смертным от горделивых надежд, навеянных ему диаволом»[2]. Сходно учит и преподобный Паисий Святогорец: «Гордость — постыдная и страшная вещь, ведь она Ангелов превратила в демонов! Она нас выгнала из рая на землю, а теперь с земли пытается отправить в ад»[3].

Гордость — постыдная и страшная вещь, ведь она Ангелов превратила в демонов!

Осмысление искажения человеческого естества святитель Феофан Затворник строит на словах апостола Павла из послания к Евреям: Смотрите, братия, чтобы не было в ком из вас сердца лукавого и неверного, дабы вам не отступить от Бога живаго (Евр. 3:12-13). Святитель из этого делает заключение, согласное, как можно видеть, с мнениями и других святых отцов: такое изменение «начинается неверием, ослаблением убеждения в истине, омрачением ума»[4].

Человек действительно отходит от Бога, поскольку неверие «наводит некоторую тень на истину, на Бога, закон Его и Божественный порядок — следовательно, и их отдаляет из сознания по мере увеличения сей тени. Так поступил диавол вначале, омрачив лик Божий в уме прародителей»[5].

В другом послании апостола тех, кто в горделивом надеянии на себя противится Господу, апостол Павел называет «людьми, развращенными умом» (2 Тим. 3:8).Святитель Феофан Затворник поясняет, что особый вид развращения ума — «обладание страстьми. Куда влекут страсти, туда и ум плетется, и что они считают дельным, то таковым видит и ум. Страсти же все стоят вне истины; почему отбивают от истины и ум, ими завладенный»[6].

Превратный ум — «худое делание разума». 

Как писал С. М. Зарин, превратный ум — «худое делание разума»[7]. В послании к Римлянам апостол Павел прямо указывает на то, что человеческое естество при его отпадении от Бога изменяется: И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства, так что они исполнены всякой неправды, самохвалы, горды…(Рим. 1:28-30). Святитель Феофан Затворник обращает внимание на то, что святой апостол показывает: поскольку люди не старались о богоугождении, не заботились сохранить память о Боге (не заботились иметь Бога в разуме), Он приводит их к неестественному — превратному. «Так как ум их сделался превратным, то все, наконец, пришло в беспорядок и смятение, когда руководитель оказался поврежденным»[8], — отмечает святитель Иоанн Златоуст.

При этом возникающие помыслы, «задерживаясь в нас по причине страстей, низводят ум “в бедствие и пагубу” (см. 1 Тим. 6:9)»[9]. В таком уме, по слову преподобного Исихия Иерусалимского, «наши помыслы и помыслы лукавых демонов смешиваются»[10]. Собственные помыслы ума вступают в беседу с помыслами чуждыми, предлагаемыми уму злыми силами[11], дают, по словам преподобного, на их неподобные вопросы такие же и ответы. «Удушаемый» мыслями гордости ум, по словам святых отцов, оказывается неспособным «предстать перед Богом и увенчаться “венцом правды” (2 Тим. 4:8)»[12].

«Удушаемый» мыслями гордости ум, по словам святых отцов, оказывается неспособным «предстать перед Богом и увенчаться “венцом правды”». 

Кроме того, в человеке развивается мечтательность и прелесть. Явный пример такого долгого пребывания в мечтах можно встретить у преподобного Иоанна Кассиана Римлянина, рассказывающего, как один из пустынников «духом тщеславия так был обольщен, что представлял, будто он в церкви предлагает народу увещательную проповедь». Это продолжалось с ним достаточно долгое время, затем случайно ставший тому свидетелем старец услышал, что «он кончил поучение и, переменив должность, как диакон, делает отпуст оглашенным»[13], и поспешил войти к одолеваемому мечтами собрату.

Этот случай наглядно показывает, насколько поглощающим душу и со временем все более опасным становится такое пребывание в страстях, особенно, если человек не противоборствует, а, вступая в беседу, соглашается с возникающими помыслами.

«Когда в сердце слышатся такие славолюбивые помыслы и оно не противоборствует тому, тогда <…> не далеко бывает от повреждения ума; тогда рассудок бывает в опасности расстроиться, или от снов бесовских, принимаемых с верою, или от призраков во время бдений, или от явления бесов в каких-либо светлых видах. <…> И бывало, что принимавшие это с верою уклонялись от истины и впадали в умоповреждение»[14], — отмечает преподобный Нил Синайский. Так, можно видеть, что принятие таких мыслей и доверие им ведет к дальнейшему, еще большему повреждению ума, за которым со временем следует уже совершенное его помрачение в удалении от Бога, незнании Его. В итоге человек, увлеченный такими мыслями, все более и более предается им и перестает уже жить настоящим, не видит совершающегося вокруг[15]. Человек начинает жить в иллюзорном мире, где он находится в центре внимания. Этот искаженный взгляд человека начинает проецироваться на его отношения с людьми. Не замечая грань между вымышленным миром и объективной реальностью, он начинает проецировать свою жизнь в настоящем. Как пишет епископ Варнава (Беляев), «это лживое устроение души, основанное на гордости, в то время как человек воображает, что он достиг настоящего духовного познания вещей, а все вокруг него ошибаются»[16].

Человек начинает жить в иллюзорном мире, где он находится в центре внимания.

Живя пустыми мыслями, лишенными подлинного смысла, не замечая происходящего в настоящем, человек предается «пустым» или «суетным»[17] надеждам, восхищающим его «суетной славою»[18], и «ложным наслаждениям духовным»[19]. В нем рождается, как говорит преподобный Марк Подвижник, «сласть тщеславия»[20], принимаемая человеком за утешение свыше.

Именно в этом услаждении и коренится, по слову святых отцов, опасность страсти гордости, которая «более всех других маскируется пред сердцем человеческим, доставляя ему удовольствие, часто принимаемое за утешение совести, за утешение Божественное»[21].

Можно иметь только образ благочестия и быть лишенным силы его.

Плененная страстью душа, по слову святителя Игнатия (Брянчанинова), неизбежно оказывается в «бедственной пустоте»[22]. А все более одолевающие ее помыслы начинают постепенно воздействовать на все состояние человека. Человек впадает в состояние прелести. Прелесть — это извращенное, неправильное внутреннее наше настроение, якобы высокое, духовное, но на самом деле фальшивое, обманчивое, поддельное, показное, — это то внутреннее наше состояние сердца, о котором святой апостол Павел говорит, что можно иметь только образ благочестия и быть лишенным силы его[23]. «Прелесть есть утрата истины»[24], — определяет епископ Игнатий Брянчанинов.

Вот как пишет о человеке, находящемся в прелести, митрополит Антоний Сурожский: «Прельщенный человек — это человек, который воображает одно, тогда как на самом деле положение другое. Человек воображает, что он понимает тайны духовной жизни, тогда как он только знает нечто о своей душевной жизни»[25]. Диавол обманывает человека, заставляя его хвалиться мнимыми заслугами — постник, чудотворец, человек высокой духовной жизни. В таком состоянии человек считает себя достойным видения Божественных ангелов, различных святых, Матери Божией и Господа Иисуса Христа. Преподобный Иоанн Лествичник предостерегает: «Когда бес гордости утвердился в своих служителях, тогда, являясь им во сне или наяву в образе светлого ангела или мученика, преподает им откровение таинств и как бы дар дарований, чтобы сии окаянные, прельстившись, совершенно лишились ума»[26].

С помощью диавола больному посылаются силы для мнимых чудес, которые направлены не на спасение души, а на эффект. Прельщенный при помощи диавола испытывает на молитве особое духовное состояние, совершает неимоверные подвиги. В корне всей этой проблемы лежит гордость — все из-за того, что человек творил дела из тщеславия и тем самым подверг душу страшной болезни. Митрополит Антоний Сурожский говорит, что «прелесть происходит оттого, что мы заглядываемся на себя: молимся ли мы, постимся ли мы, читаем ли мы, беседуем ли мы — мы обращаем на себя внимание и думаем: а каков я, что во мне сейчас происходит, каким я являюсь перед Богом — ответ на это мы не можем себе дать. Мы можем только сказать: вот то, что я сейчас переживаю, Господи, если это от Тебя, Ты это укрепи, если это не от Тебя, то рассей»[27]

Подвижник благочестия, мученик епископ Арсений (Жадановский), основываясь на творениях святых отцов, выделяет несколько видов прелести. «Первый вид — это когда человек начинает воображать, что он видит Господа, Божию Матерь, ангелов, духов, и считает себя достойным таких видений. Второй род прелести — это когда человек возомнит о себе, что он высокой духовной жизни, что он необычайный постник, прозорливец, чудотворец, что он способен нести большие подвиги, что он призван учить и руководить людьми. Этот род прелести называется «мнением», потому что в этом случае человек мнит о себе. Всякий род духовной прелести есть, однако же, пагубнейшее состояние нашего духа. Оно основывается на духовной гордости человека. Чтобы избежать прелести, надо иметь покаянное чувство, смирение, соединенное со страхом Божиим»[28].

После всего вышесказанного для каждого очевидным становится пагубность греховных страстей и необходимость поскорее встать на борьбу с ними, вооружившись Божественной поддержкой. Для всякого желающего вступить на путь духовной борьбы нужно иметь трезвение и осторожность. Нужно помнить, что гордость подает прелесть незаметно.

 

монах Кирилл (Попов)

 

Ключевые слова: гордость, прелесть, помрачение ума, утрата истины, разрушительное воздействие.



[1]См.: Сидоров А.И. Древнехристианский аскетизм и зарождение монашества. — М.: Православный паломник, 1998.


[2]Иоанн Златоуст, свт. Творения. Т. 12. Кн. 2. — СПб., 1906. — С. 605.

[3]Паисий Святогорец, прп. Слова. Том 5. Страсти и добродетели. — М.: Святая Гора, 2010. — С. 56.

[4]Феофан Затворник, свт. Начертание христианского нравоучения. — М.: Отчий дом, 2010. — С. 181.

[5]Там же.

[6]Феофан Затворник, свт. Толкования посланий апостола Павла. Пастырские послания. — М.: Правило веры, 2005. — С.771.

[7]Зарин С. М. Аскетизм по православно-христианскому учению. Т. 1. Кн. 2. — СПб.: Типография В.Ф. Киршбаума. — С. 242.

[8]Иоанн Златоуст, свт. Беседы на послание к Римлянам. — М., 1994. — С. 643.

[9]Евагрий, авва. О различных порочных помыслах // Добротолюбие. Т. 1. 3-е изд. — М., 1895. — С. 618.

[10]Исихий Иерусалимский, пресв.К Феодулу душеполезное и спасительное слово о трезвении и молитве // Добротолюбие. 2-е изд. Т. 2. — М., 1895. — С. 168.

[11]Макарий Египетский, прп. О том, что все добродетели и все худые дела связаны между собою и, подобно звеньям в цепи, зависят одни от других // Его же. Духовные беседы, послания и слова. — М.: Правило веры, 1998. — С. 268-271.

[12]Евагрий, авва. О различных порочных помыслах // Добротолюбие. Т. 1. 3-е изд. — М., 1895. — С. 619.

[13]Иоанн Кассиан, прп. О духе тщеславия // Его же. Писания. — Сергиев Посад, 1993. — С. 141. (О постановлениях киновитян. Кн. 11).

[14]Нил Синайский, прп. О тщеславии // Его же. Творения. — М., 2000. — С. 20-22 (К монаху Агафию. Отделение 3).

[15]Иоанн Кассиан Римлянин, прп. Послание к Кастору, епископу Аптскому, о правилах общежительных монастырей. Книга одиннадцатая. О духе тщеславия. Глава 13 // Иоанн Кассиан Римлянин. Писания. — Москва: АСТ, Минск: Харвест, 2000. — С. 172.

[16]Варнава (Беляев), еп. Основы искусства святости. // Опыт изложения православной аскетики. Т. 1. — Н. Новг.: Изд-во братства во имя св. кн. Александра Невского, 1995. — С. 80. Электронная библиотека. // URL: http://krotov.info/libr_min/02_b/el/yaev_varnava.htm (дата обращения: 27.06.2017 года).

[17]Иоанн Кассиан Римлянин, прп. Послание к Кастору, епископу Аптскому, о правилах общежительных монастырей. Книга одиннадцатая. О духе тщеславия. Глава 13 // Иоанн Кассиан Римлянин. Писания. — Москва: АСТ, Минск: Харвест, 2000. — С. 172.

[18]Там же.

[19]Игнатий (Брянчанинов), свт. Об истинном и ложном смиренномудрии // Его же. Полное собрание творений. Т. 1. — М., 2001. — С. 496-504.

[20]Марк Подвижник, прп. К тем, которые думают оправдаться делами. 10 // Добротолюбие. Т. 1. 3-е изд. — М., 1895. — С. 538.

[21]Игнатий (Брянчанинов), свт. Фарисей // Его же. Полное собрание творений. Т. 1. — М., 2001. — С. 384.

[22]Игнатий (Брянчанинов), свт. О существенном делании монаха // Его же. Полное собрание творений. Т. 2. — М., 2001. — С. 149.

[23]Арсений (Жадановский), еп. Духовный дневник. — М.: Букинист, 1999. — С. 56.

[24]См.: Игнатий (Брянчанинов), свт. О существенном делании монаха // Его же. Полное собрание творений. Т. 2. — М., 2001. — С. 149.

[25] Антоний (Блум), митр. Сурожский. Беседы о прелести. Электронный ресурс. // URL: http://oprelesti.ru/index.php/chto-takoe-dukhovnaya-prelest/190-o-prelesti-mitropolit-antonij (дата обращения: 23.05.2016 года).

[26]Иоанн Лествичник, прп. О безумной гордости // Его же. Лествица. — М.: Православное братство св. ап. Иоанна Богослова, 2001. — С. 156-163.

[27]Антоний (Блум), митр. Сурожский. Беседы о прелести. Электронный ресурс. // URL: http://oprelesti.ru/index.php/chto-takoe-dukhovnaya-prelest/190-o-prelesti-mitropolit-antonij (дата обращения: 23.05.2016 года).

[28]Арсений (Жадановский), еп. Духовный дневник. — М.: Букинист, 1999. — С. 70.



Новости по теме

«Удивитесь моей красоте и скромности!»: о внешних и внутренних причинах возникновения гордости в человеке Иеродиакон Кирилл (Попов) Причин гордости — множество. В предыдущей статье вы читали о двух ее первопричинах — действии диавола и склонности человека ко греху. Сейчас мы предлагаем вам подумать о том, сколь же не оправдана гордость того, кто считает себя красивым, умелым и сильным или же постником, молитвенником и мудрецом.
«Я смирюсь, но пусть меня прославят»: о видах гордости Иеродиакон Кирилл (Попов) Страсть гордости сложна. Ее видов — множество, она, порой, маскируется под самые безобидные мысли и желания, но съедает человека изнутри. Чтобы распознать гордость в себе, необходимо знать, под какими личинами она может скрываться, а для этого — обратиться к опыту тех, кто размышлял над видами и проявлениями страстей: к трудам святых отцов и подвижников благочестия.
Гордость и гордыня: значение слов и особенности перевода Иеродиакон Кирилл (Попов) Для наиболее полного понимания, что такое гордость и каковы ее свойства, необходимо установить и прояснить смысл этого понятия, а для этого выявить его функционирование в греческом языке: именно на него был переведен текст Септуагинты и на нем написан Новый Завет. А затем следует уточнить значение этого термина в славянском и русском языках, на которых читаем Священное Писание мы с вами.

Юлия

Как распознать в себе гордость? «Чтобы понять, ощутить ее, замечай, как ты будешь себя чувствовать, когда окружающие тебя сделают что-либо не по-твоему, вопреки твоей воле. Если в тебе рождается прежде всего не мысль кротко исправить ошибку, другими допущенную, а неудовольствие и гневливость, то знай, что ты горд и горд глубоко. Если и малейшие неуспехи в твоих делах тебя опечаливают и наводят скуку и тягость, так что и мысль о Промысле Божием, участвующем в делах наших, тебя не веселит, то знай, что ты горд и горд глубоко. Если ты горяч к собственным нуждам и холоден к нуждам других, то знай, что ты горд и горд глубоко. Если при виде неблагополучия других, хотя бы то врагов твоих, тебе весело, а при виде неожиданного счастья ближних твоих грустно, то знай, что ты горд и горд глубоко.
   Если для тебя оскорбительны и скромные замечания о твоих недостатках, а похвалы о небывалых в тебе достоинствах для тебя приятны, восхитительны, то знай, что ты горд и горд глубоко» Иаков, архиепископ Нижегородский. Цит. по: https://azbyka.ru/otechnik/Savva_Ostapenko/semena-satany-i-ljubov-hristova-o-glavnyh-hristianskih-dobrodeteljah-i-gordosti/4_2

Ответить

Наталия

Целая серия устрашающих статей на актуальную тему. Вот во мне все это есть налицо и есть
желание поскорее стать на борьбу, но одной страшно, а те, к которым устремляюсь за помощью,
видя меня в таком запущенном состоянии, сами устрашаются (или это прелестное восприятие?)
и шарахаются в сторону. Или отсылают к Самому Спасителю. "Углебох в тимении страстей".
Господи, пошли кого-нибудь на помощь! Или Сам сойдешь, Спаситель мой...

Ответить