«Гордость надо иметь!..»: понимание слова «гордость» в русской книжной традиции и культуре

Московская Сретенская Духовная Семинария

«Гордость надо иметь!..»: понимание слова «гордость» в русской книжной традиции и культуре

Иеродиакон Кирилл (Попов) 8944



Порой случается так, что слово в языке с течением времени меняет свое значение либо приобретает новые смысловые оттенки. Поэтому бывает весьма занимательно наблюдать за жизнью слов. Предлагаем нашим читателям вместе с нами рассмотреть историю гордости и гордыни в русском языке, о значении которых в текстах Священного Писания говорилось в двух предыдущих статьях.

В художественных произведениях, статьях, словарях и речи людей существуют устоявшиеся понимания тех или иных слов. Используясь в речи людей, отражаясь в традиции и затем переходя в письменные источники, понятия приобретают оттенки значения, не очевидные для носителей других языков. Именно это произошло и с русскими словами «гордость» и «гордыня». В греческих текстах Священного Писания они являются исключительно отрицательными характеристиками, в то время как в русской традиции с течением времени эти слова приобрели не столь однозначные определения. Чтобы увидеть это, можно обратиться к словарям, отражающим устоявшееся в культуре понимание.

Словарь русского языка XVIII века дает следующие определения слова гордость: во-первых, это высокое мнение о себе, уверенность в превосходстве над другими; высокомерие, кичливость; а во-вторых, чувство собственного достоинства, самоуважения, самоудовлетворения[1]. В то время как гордыня в этом словаре — «то же, что гордость (в первом значении)»[2]. Таким образом, на этом историческом этапе можно отметить очевидно начавшееся расхождение значений слов гордость и гордыня.

Можно предположить, что поскольку первое из них (гордость) начинает приобретать уже не имеющее исходного отрицательного оттенка значение «чувство собственного достоинства, самоуважения, самоудовлетворения», второе (гордыня) остается синонимичным только первому значению слова гордость. По мере того, как частота употребления слова гордость в новом первоначально не присущем ему значении начинает возрастать, в определении слова гордыня, для отличия его от гордости, появляется уточнение — «чрезмерная гордость».

Когда именно произошла эта дифференциация значений, сказать достаточно трудно.

Когда именно произошла эта дифференциация значений, сказать достаточно трудно, поскольку примеры, помещенные в статьях из словарей, составленных в XVIII-XIX вв.[3], прежде всего, основаны на книжных источниках и не всегда при этом отражают также и живое словоупотребление[4].

Данные словарей, которые не ориентированы на употребление этих слов в контексте Священного Писания и святоотеческой литературы[5] или ориентированы не только на эти источники, что можно видеть в Словаре русского языка XVIII века[6], позволяют говорить о том, что слово гордость употребляется, как правило, для именования: 1. Чувства собственного достоинства, самоуважения; чувства удовлетворения, вызываемого сознанием достигнутых успехов, превосходства и т. п. 2. Надменности, высокомерия, спеси[7]. Гордыня же определяется как устаревшее понятие, обозначающее «непомерную гордость» и употребляющееся преимущественно в поэтическом языке[8].

На конец XVIII века как переломную эпоху для понятия «гордость» и развития его значений указывает лингвист В. В. Колесов. Он, развивая мысль о том, что А. С. Пушкин оказал влияние и на становление морально-этических терминов, предлагает сделанное В. М. Кругловым[9] наблюдение над словом «гордость»: «Старорусское слово гордыня обозначало поведение, в котором высокомерие, надменность, заносчивость, сочетались как с унижением других, так и с богоборческими настроениями (только я! — по Достоевскому). Включение в оборот слова гордость сняло богоборческие коннотации, но сохранило все остальные, и только в XVIII веке в сочетаниях типа благородная гордость в результате семантической компрессии был устранен оттенок, связанный с выражением надменности и высокомерия. Наконец, лишь с появлением слова достоинство (человеческое достоинство) был устранен и оттенок уничижительности по отношению к другим людям. Пушкин впервые новое этическое понятие (не образ!) передает самостоятельным словом, которое, вероятно, было калькой с немецкого Selbstachtung или английского self-respect— самоуважение: “Независимость и самоуважение одни могут нас возвысить над мелочами жизни и над бурями судьбы”. Это характеристика человеческой личности в общественной и социальной среде»[10].

В Толковом словаре Д.Н. Ушакова, отражающем состояние словарной системы русского языка к началу ХХ века, даются следующие определения:

«ГОРДОСТЬ: 1. Отвлеченное существительное к «гордый». Гордость характера. Гордость поступи. 2. Поведение, характер гордого (в 1 и 2 значении) человека. Моя гордость мне этого не позволяет. Смирись, гордый человек, и прежде всего смири свою гордость. (Достоевский). 3. То, чем (или тот, кем) гордятся. Эта турбина гордость нашего завода. Матросы, краса и гордость революции»[11].

«ГОРДЫЙ: 1. Исполненный гордости, чувства своего достоинства, сознающий свое превосходство. Неприступная, гордая, действительно достойная девушка (Достоевский). 2. Высокомерный, презрительно относящийся к другим. Он горд был, не ужился с нами. (Лермонтов). 3. Торжественно-важный, величавый. Гордая поступь»[12].

«ГОРДЫНЯ (книжное, устаревшее). Непомерная гордость (см. гордый во 2 значении), высокомерие. Гордыней обуянный, обманывал я бога и царей. (Пушкин)»[13].

Таким образом, можно отметить, что словарный материал не дает возможности точно определить, насколько последовательно различаются эти понятия на раннем этапе бытования славянских и древнерусских текстов.

Таким образом, можно отметить, что словарный материал не дает возможности точно определить, насколько последовательно различаются эти понятия на раннем этапе бытования славянских и древнерусских текстов, в том числе применительно к текстам библейским. Вместе с тем, можно говорить и о том, что более позднему этапу существования языка свойственно различие этих понятий, основанное на осмыслении гордыни как высшей степени проявления страсти гордости. Тогда как само слово «гордость» приобретает лишенное отрицательных оттенков значение «чувство собственного достоинства», зачастую приобретающего даже положительное звучание и соответствующие ассоциации[14].

Соответствующее значение отражает Современный толковый словарь русского языка. ГОРДОСТЬ: 1. Чувство собственного достоинства, самоуважения. 2. разг. Преувеличенно высокое мнение о себе и пренебрежительное отношение к другим; высокомерие, надменность. 3. Чувство удовлетворения от достигнутых кем-л. успехов, от сознания важности, значительности чьей-л. деятельности. 4. перен. Тот, кем или то, чем гордятся»[15].

Можно отметить, что словарный материал на современном этапе фиксирует именно в качестве основного значения гордости — чувство собственного достоинства, самоуважения.

Можно отметить, что словарный материал на современном этапе фиксирует именно в качестве основного значения гордости — чувство собственного достоинства, самоуважения, имеющее положительную оценку в силу однозначно положительно воспринимаемого слова «уважение». Одобрение вызывает и гордость как чувство удовлетворения успехами кого-либо, что стало вторым значением слова, вобрав в себя положительное значение таких понятий как «радость за успех», «признание важности и значительности чьей-либо деятельности», «причастность этим успехам и достижениям».

Так, исследование А. В Санникова, посвященное рассмотрению понятий «достоинство», «гордость» и «самолюбие» в русской наивной этике свидетельствует о том, что доминантой (главным словом) указанного синонимического ряда является именно слово достоинство, от которого отличаются другие языковые единицы. При этом слово гордыня вовсе в этом ряду отсутствует.

А. В. Санников обозначает в своей работе основные оппозиции внутри синонимического ряда. Так, он указывает, что «синонимы различаются по следующим смысловым признакам:

1) источник свойства (сознание субъектом своей ценности в случае достоинства, желание быть не хуже других в случае гордости и самолюбия);

2) способность описывать внешние проявления свойства в поведении (присутствует в случае достоинства);

3) зависимость от мнения других людей (гордость независима от чужого мнения, самолюбие зависимо);

4) тип субъекта (самолюбие описывает только свойство отдельной личности, субъектом достоинства и гордости может быть народ);

5) оценка свойства говорящим (положительная в случае достоинства, разная в зависимости от обстоятельств в случае гордости и самолюбия)»[16].

Также и по большинству семантических признаков «существительное достоинство противопоставляется двум другим синонимам»[17]. Не перечисляя подробно все отмеченные автором особенности, можно обратить внимание именно на те качества, которые оказываются присущи русскому языковому сознанию, а значит, и этике, понятию гордость.

Так, для гордости, как и самолюбия, в целом не характерно описание внешних проявлений данного свойства (можно вспомнить о таком примечательном описании в Пс. 72:6-9). При этом свойство, которое описывают слова гордость и самолюбие, «предполагает желание субъекта быть не хуже или лучше других людей. Ср. Отступить? Никогда! Вся моя гордость подымается при одном этом предположении (Гаршин, БАС). Это желание может рассматриваться и как естественное, нормальное, и как преувеличенное, плохое»: здоровая гордость неуемная гордость[18]. Примечательно, что гордость и самолюбие могут удерживать субъекта от каких-либо действий. Ср. Тогда Василий Васильевич побагровел, приподнялся, но и тут удержала его гордость (А. Толстой. Петр Первый).

Далее А. В. Санников продолжает, что «основное различие между этими двумя синонимами заключается в том, что гордость человека не зависит от мнения других людей и предполагает стремление субъекта к независимости, нежелание принимать помощь; ср. Мы все собрали для нее денег, но она не приняла их из гордости. Самолюбие, напротив, предполагает ревнивое отношение субъекта к мнению других людей о себе; ср. Серегин не знал, о чем спрашивать, потому что не был знаком с техникой стрельбы. Признаться же в своем невежестве ему мешали самолюбие и ложный стыд (А. Гончаров, МАС).

С этим свойством существительного самолюбие, по мнению исследователя, связано то, что в некоторых контекстах оно сближается с синонимами ряда тщеславие; ср. И то вздор, будто мною руководит самолюбие или тщеславие... Какие пустяки! Разве за голодающих дадут мне звезду, что ли, или сделают меня директором департамента? Вздор, вздор! (А.П. Чехов. Жена)»[19].

Наконец, важной особенностью понятия гордость является, по мнению А. В. Санникова также то, что она«обычно проявляется в важных ситуациях, определяющих дальнейшую жизнь человека, затрагивающих его жизненные принципы и т. п.; ср. Счастья я лишился, но у меня осталась гордость (А.П. Чехов. Дядя Ваня)»[20]. 

А. Ю. Коврижных в своей статье указывает на то, что гордость именует «состояние удовлетворения за предпринятые усилия и достигнутые успехи. Оценка же этому состоянию (его поощрение или же, напротив, порицание) дается уже в зависимости от того, что именно является предметом гордости субъекта»[21]. Можно гордиться достижениями коллектива, к которому принадлежит субъект (класса, семьи, города, региона, страны, нации). Гордость может быть и индивидуальная — «герои часто испытывают эмоцию гордости не в отношении личных заслуг, а в отношении достижений посторонних людей (играет роль моральная установка: “гордиться собой — неправильно”). Примечательно, что эмоцию “гордость за кого-л.” субъект испытывает в отношении близких ему людей (члены семьи, коллеги и т. п.). Однако в словарях закреплено и другое значение данного слова: “гордость” может выступать и в качестве синонима понятий “спесь”, “высокомерие”, “чванство”, “кичливость”, “амбиция”, наконец, является однокоренным словом для “гордыни”. В таком случае гордость представляется отрицательным качеством личности»[22]. Последнее, как отмечает автор, связано с интерпретацией понятия гордости как «“греховного проявления эгоистической сущности человека”»[23].

Психологи считают, что эти понятия не идентичны друг другу.

Подобное рассуждение о значении понятий гордость и гордыня обнаруживается в психологии. Так, психологи считают, что эти понятия не идентичны друг другу. При этом, как можно видеть, они обосновывают различие гордости и гордыни, ориентируясь на сложившуюся традицию употребления данных слов в ранее определенных значениях, также ориентированных на традицию христианской нравственности, неких сложившихся этических принципов.

Доктор психологических наук Н. В. Маслова пишет: «Не путайте гордость и гордыню, также как вы не путаете норму и патологию, здоровье и болезни тела, здоровье и болезни духа, своё и чужое, истинное и мнимое. Гордость — это внутренняя оценка состояния нравственности, оценка или самооценка верного пути развития личности “в гору”, когда осью жизни человека является исполнение его предназначении в соответствии с Законами Мира. Гордость сопровождается состояниями тихой радости, счастья, увлеченности, желанием служить гармонизации Мира. Но гордость — наивысшая из возможных нравственных самооценок деятельности, жизненного пути человека, соотнесённого с траекторией его движения к достижению своего предназначения. Гордыня — это не гордость. Гордыня подавляет окружающих, не дает им иметь право выбора, самовыражения, требует подстраиваться под гордеца. Гордыня — это не норма, а патология самодостаточности и самооценки человека. Гордыня — это невежество; те, кто имеет мало мудрости и опыта, мнят о себе слишком много; и они обкрадывают своего ближнего, поскольку у них слишком мало собственных добродетелей (Д. Юм). Гордыня чаще всего является маркером прошлого унижения, индивидуального бунта, вырывающегося наружу. Она — признак непризнания Бога, нежелания нести великое служение замыслам Творца»[24].

Наличие двух значений — положительного и отрицательного — у слова гордость, а также принципиальное подчеркивание отрицательного оттенка значения в слове гордыня «позволяет говорить о многомерности понятия, его глубокой связи с народным сознанием, религиозной моралью, изменяющимися этическими принципами»[25].

Встречающаяся в литературе попытка провести оценочное различие этих слов, по-видимому, возникла из-за изменений в русском языке.

Архимандрит Иов (Гумеров) отмечает: «Слова гордость и гордыня не только однокоренные, но и синонимичные. По свойству русского языка форма слова гордыня может означать непомерную гордость (Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведова). Встречающаяся в литературе попытка провести оценочное различие этих слов, по-видимому, возникла из-за изменений в русском языке. В современном светском словоупотреблении гордость часто рассматривается как положительное качество. Например: чувствовать гордость за свою страну. На языке духовном гордость всегда является самой опасной страстью. “Все грехи мерзостны пред Богом, но мерзостнее всех гордость сердца” (прп. Антоний Великий)»[26].

Таким образом, можно обозначить, что осмысление гордыни как исключительно отрицательного свойства является позднейшим, при этом оно связано с тем, что изначально тождественное гордыне понятие гордость приобрело в ряде контекстов положительный смысл.

монах Кирилл (Попов)

Ключевые слова: гордость, гордыня, словари, русская книжная традиция.


[1] Гордость // Словарь русского языка XVIII века. — Л.: Наука, 1984 — Вып. 5. — С. 168.

[2] Там же. С. 169.

[3] Данные Словаря церковно-славянскаго и русскаго языка. — СПб.: Императорская Академия Наук, 1847. — Т. I: А-Ж. — С. 278: гордость — качество гордого, надменность, высокомерие и гордыня — то же, что гордость, а также Словаря Академии Российской. Часть II. От Г до З. — СПб., 1790. — Стлб. 239-242.: гордость — высокомерие, надменность, высокоумие, высокое о себе мечтание, кичливость, напыщение, спесь и гордыня — то же что гордость. В интерпретации значений указанных слов они очевидно связаны с церковнославянской или славянской книжной традицией. Так, в них в качестве примеров используют тексты библейского происхождения, летописный и житийный материал, а также отрывки из произведений М.В. Ломоносова.

[4] Ср. замечание: «Отбор слов для словника (имеется в виду САР) основан, с одной стороны, на принципе употребительности и распространенности слова, а с другой стороны, на принципе пуризма, определяемом идеей самодостаточности «славенороссийского языка». Такой подход продиктован стремлением представить нормы литературного языка и речи своего времени». См.: Чернышева М.И. Словарь и структура Словаря Академии Российской.

[5] Следует обратить при этом внимание на то, что Словарь живого великорусского языка В.И. Даля (Т.1. СПб.-М., 1880) традиционно фиксирует соответствующие значения понятий: Гордость, гордыня, горделивость (ж.): качество, свойство гордого; надменность, высокомерие.

[6] В качестве источников для раскрытия 2 значения понятия гордость в нем в том числе использовались следующие издания: Пантеон иностранной словесности — альманах, выходивший в Москве в 1798 году. В 3 ч. Ч. III. — С. 137; Сочинения Карамзина в 7 т. — М., 1803. — Т. 7. — С. 200; Прибавление к Московским ведомостям, 1783-1784 г. — 1783. № 5.

[7] Словарь современного русского литературного языка. Т. 3. — М.-Л., 1954. — Стлб. 275. Следует отметить, что изменился порядок представления значений в словаре, отразивший изменившееся с течением времени понимание этих слов в русском языке.

[8] Словарь современного русского литературного языка. Т. 3. — М.-Л., 1954. — Стлб. 277.

[9] См.: Круглов В.М. Имена чувств в русском языке XVIII века. — СПб., 1998.

[10]Колесов В.В. «Жизнь происходит от слова…» // URL: http://www.portal-slovo.ru/philology/46566.php(дата обращения: 21.06.2017 года).

[11]Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. — М.: ОГИЗ1935-1940. (4 т.). — С. 134.

[12]Там же.

[13]Там же.

[14]Среди положительных ассоциаций Русский ассоциативный тезаурус приводит следующие: «честь», «радость», «за страну / страны», «сила», «слава», «достоинство», «это не порок», «это хорошо». См.: URL: http://tesaurus.ru/dict/dict.php. (дата обращения: 21.06.2017 года).

[15]Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. — М.: Русский язык, 2000.

[16] Санников А.В. Самооценка человека в русской языковой картине мира. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. — М., 2006. — С. 90.

[17]См. там же.

[18]См. там же.

[19]Там же. С. 89-94.

[20] См. там же.

[21]Коврижных А. Ю. Концепт «гордость» в современной российской публицистике (на материале Национального корпуса русского языка). С. 2. // Электронный научный журнал «Язык. Культура. Коммуникации» №1 (2014) // URL: http://journals.susu.ru/lcc/article/view/90/35(дата обращения: 21.06.2017 года).

[22]Там же.

[23]Там же. С. 3.

[24] Маслова Н. В. Корона гордыни. Электронный ресурс. // URL:http://econet.ru/articles/65896-korona-gordyni (дата обращения: 05.04.2016 года).

[25] Коврижных А.Ю. Концепт «гордость» в современной российской публицистике (на материале Национального корпуса русского языка). — М., 2005. — С. 3.

[26] См. URL: http://www.pravoslavie.ru/6620.html (дата обращения: 21.06.2017 года).

Новости по теме

«БОГ ГОРДЫМ ПРОТИВИТСЯ»: О ГОРДОСТИ ПО ТЕКСТАМ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ Иеродиакон Кирилл (Попов) Прежде чем начать разговор о гордости, стоит обратиться к Священному Писанию. Несмотря на то, что в его текстах нельзя найти точное определение этого слова, в них ясно говорится, насколько страшна эта страсть, каков гордый человек и на что он обрекает себя пред Богом и перед людьми.
ХЕВРОН – ОБРАЗ ЖИЗНИ КАК МИССИОНЕРСТВО Иеромонах Алексий (Елисеев) Монастырь в Хевроне – остров христианства в мусульманском море. Семь его насельников живут рядом с ветхозаветной святыней, Мамврийским дубом. Но благодаря обители даже мусульмане меняют свое отношение к христианам.
О жизни в «монастыре-острове», о христианах Ближнего Востока корреспонденту портала Сретенской семинарии рассказывает ключарь подворья святых Праотцев в Хевроне иеромонах Алексий (Елисеев).
«Да будет плодом знания добродетель». Наставления святителя Филарета (Дроздова) Сретенская семинария Святитель Филарет Московский много потрудился на ниве образования и просвещения. В день памяти святителя публикуем его высказывания на тему духовного воспитания и образования.

Серафим

Гордость=гордыня. Нет хорошей гордости, как нет и хорошего блуда. Правильное название чувства - это чувство чести. Не этот самолет гордость нашего завода-а этот самолет честь нашего завода.
Все остальное - это от лукавого и попытка оправдать грехи и заБЛУЖдения.

Ответить