Формирование института морского духовенства при Петре I

Московская Сретенская Духовная Семинария

Формирование института морского духовенства при Петре I

Александр Харитонов 3526



История формирования российского морского духовенства неразрывно связана с личностью Петра I. Царский указ апреля 1717 года предписывал: «В Российском флоте содержать на кораблях и других военных судах 39 священников» 

По мысли императора Александра III у России есть только два союзника – армия и флот[1]. Действительно, на этих двух китах всегда держалась обороноспособность нашей Родины, обладающей не только огромными территориями, но и протяженной береговой полосой.

Жизнь военного моряка неразрывно связана с его службой, и это наглядно  проявляется в дальних походах к чужим берегам. Об этом хорошо говорит в своей статье Д. Мушкеев: «Флотское братство – это особое сословие, специфическое состояние души, в сущности – “экзотика” общества. Флот – это не только особый устав “Корабельной службы”, красивая форма и романтика моря, но даже некие зачатки богомыслия и богословия»[2].

Во многом жизнь военных моряков в походе можно сравнить с монашеской, даже отшельнической

Жизнь человека в морском походе сложно сравнить с чем-то другим. Пребывание лицом к лицу со стихией, оторванность не только от семьи, но и от большинства удобств и благ цивилизации, вплоть до ограниченного количества питьевой воды, единообразие окружающей среды в открытом море и многое другое располагает человека смотреть на себя и окружающих особым образом. Сложности корабельной службы, замкнутое пространство и бессменный коллектив экипажа, несомненно, оказывают морально-психологическое давление на моряков.

Во многом жизнь военных моряков в походе сродни монашеской, даже отшельнической. С появлением современного атомного подводного флота, автономные походы которого могут длиться и по 6-8 месяцев, еще более усиливается затворнический характер службы – подводники месяцами не могут видеть даже неба и солнца.

Священник призван стать не только духовной, но и душевной опорой, приятным собеседником, способным поддержать, утешить и снять моральное напряжение, разрядить обстановку в коллективе.

В связи с этим возрастает необходимость духовного окормления, отеческого утешения моряков в дальних походах. Священник призван стать не только духовной, но и душевной опорой, приятным собеседником, способным поддержать, утешить и снять морально напряжение, разрядить обстановку в коллективе.

На корабельных священников ложится особое, уникальное служение. Морскому капеллану, как и самим морякам, намного сложнее, чем тем, кто несет свою воинскую или священническую службу на берегу.

Испытывая искреннюю любовь к военно-морскому флоту, понимая его необходимость и характерные особенности, царь Петр I не только занимался строительством флота, но и создал институт военного и морского духовенства.

Невозможно точно определить дату появления священников при воинских дружинах. Считается, что до формирования регулярной армии духовным окормлением воинства занималось придворное духовенство[3]. Это подтверждается тем, что при осаде Казани в 1552 г. царем Иоанном IV при войске находились священнослужители, возглавляемые царским духовником протопопом Андреем (будущим митрополитом Московским Афанасием)[4].

          Историю регулярного военно-морского флота России отсчитывают от даты принятия Боярской Думой царского указа «Морским судам быть» – 20 (30) октября 1696 г[5]., – а его родоначальником по праву считается Петр I.

          Говоря о создании петровского флота, не стоит забывать о том, что русы были известны как мореплаватели еще до IX века. Во времена Киевской Руси они совершали смелые походы через Черное Море на Византию, ходили по Каспийскому и Балтийскому морям[6]. Военно-морское дело является настолько древним, что установить дату первого похода священника на военном корабле совершенно невозможно.

На корабельных священников ложится особое, уникальное служение: как и самим морякам, им намного сложнее, чем тем, кто несет свою службу на берегу

          История формирования российского морского духовенства как государственного института неразрывно связана с созданием военно-морского флота и личностью Петра I. Известно, что в 1693 году, во время его первой поездки в Архангельск, в свите царя был священник и певчие. В походе на яхте «Святой Петр» по Белому морю в мае 1694 г. его также сопровождал священник. Царь и его свита причащались во время этого морского путешествия[7].

          Путешествуя по странам Европы в 1697 году, Петр I изучал опыт деятельности духовенства на флотах разных государств. В Англии и Франции морское духовенство существовало уже в XVI веке. На больших кораблях могло быть несколько  священнослужителей. Этот опыт был использован в России.

Можно сказать, что Русская Православная Церковь вместе с государством создавала флот, построив на церковные средства к 1699 году 19 кораблей[8].

Дальнейшее развитие флота и института морского духовенства при нем неразрывно связаны с государственными и церковными реформами Петра I. Главной из них, оказавшей непосредственное влияние на церковную жизнь, стало упразднение патриаршества и подчинение Церкви Святейшему Синоду – де-факто, несмотря на то, что первым его возглавил архиерей,  митрополит Стефан (Яворский), государственному органу.

На заре существования флота духовные потребности моряков удовлетворялись в пунктах базирования местным духовенством.   Необходимость постоянно иметь на борту священника, который совершает различные требы и следит за настроениями офицеров и матросов, была вызвана увеличением численности кораблей и возрастанием длительности их походов: «судовые команды даже по тем временам составляли весьма внушительную цифру. Если в 1713 году самый большой корабль “Полтава” по расписанию наступательного боя имел 460 человек и оборонительного – 300 человек, то к 1718 году в строй становятся суда с экипажем в 800 человек: таковыми были корабли “Лесной» и «Гангут”. В 1721 году число подобных крупных кораблей достигает шести»[9].

В процессе строительства флота встал вопрос о штатном морском духовенстве. А. Беляков в своем исследовании пишет: «Трудно определить точную дату назначения первого корабельного священника. Но из письма командующего флотом адмирала Карнелия Ивановича Крюйса известно, что уже в 1704 году священники были включены в расписания экипажей кораблей»[10]. Это означает, что корабельный священник официально становится членом экипажа.

Можно сказать, что Русская Православная Церковь вместе с государством создавала флот, построив на церковные средства к 1699 году 19 кораблей 

         В 1710 г. царем утверждена «Инструкция или Артикулы военные Российскому флоту», которая действовала до издания Морского Устава 1720 года. Инструкция говорит об исполнении церковных служб, но самого корабельного священника не упоминает, контроль за исполнением молитвенного правила возлагается на офицеров: «Вначале командующий офицер, по вся утры и вечеры на своем корабле или кораблях, имеет Господу Богу молиться», – гласит первый артикул[11].

         Царский указ апреля 1717 года предписывал: «В Российском флоте содержать на кораблях и других военных судах 39 священников»[12].

         Первоначально предполагалось укомплектовать военные корабли белым духовенством Санкт-Петербурга, Москвы, Новгорода, Пскова, Твери и Вологды. Но епархиальных священников не привлекала перспектива службы на флоте[13]. Еще одной сложностью являлась то, что юная столица сама нуждалась в приходских священниках.

В связи с этим по  указу Петра I от 8 апреля 1719 года на военные корабли должен был направлять иеромонахов своей обители архимандрит Александро-Невского монастыря[14]. Таким образом, Петр I нашел применение монашеству, к которому относился с некоторой неприязнью и непониманием. С 1723 года назначением священников на корабли занимался непосредственно Святейший Синод.

Клирики требовались не только на корабли, но и в различные военные учреждения, возникающие при развитии флота в пунктах его базирования. Среди них можно выделить часовню в корабельном полковом дворе на Мойке, двор галерной эскадры и адмиралтейский госпиталь в Петербурге, где была организована походная церковь на месте упраздненной часовни, а также морские госпиталя в Кронштадте и Ревеле[15].

В некоторых местах были постоянные священники, но чаще к служению привлекались корабельные иеромонахи, братия Александро-Невского монастыря, а иногда местное приходское духовенство.

По  указу Петра I на военные корабли следовало направлять иеромонахов. Таким образом Петр I нашел применение монашеству, к которому относился с некоторой неприязнью 

         Петровский Морской Устав определял обязанности корабельных священников следующими положениями: «Содержать себя в добром порядке в образ другим. Священник должен прежде всего содержать себя добрым христианским житием, во образ всем, и имеет блюстися, дабы не прельщать людей непостоянством или притворною святостью избегать корысти, яко кореня всех злых. Отправлять службу Божию по надлежащему — на котором корабле определена будет церковь, тогда священник должен оную в добром порядке иметь, и в воскресные и праздничные дни, ежели жестокая погода не помешает, литургию отправлять. Также поучение словесное, или на письме читать, в наставление людям, а в прочие дни — молитвы положенные. Должен посещать и утешать больных, и иметь попечение, дабы без причастия кто не умер, и подавать ведение капитану о состоянии, в каком их обрящет»[16].

Можно видеть, насколько важным считал император Петр I духовное окормление военных моряков. Это, несомненно, связанно с его горячей любовью к морскому делу. Именно благодаря Петру IРоссия получила сильный и современный военно-морской флот.

         В результате последовательных действий Петра I оформляется институт морского духовенства, состоящий из корабельных иеромонахов и начальствующих над ними эскадренных обер-иеромонахов, многие из которых назначаются на свои должности только на время походов или военных кампаний.

    Александр Харитонов, семинарист III курса


[1] Внешнеполитическое кредо императора Александра III (1845—1894).

Как вспоминает Великий князь Александр Михайлович (1866—1933), эта фраза часто звучала, когда Александр III собирал своих приближенных: «Во всем свете у нас только два верных союзника, — любил он говорить своим министрам, — наша армия и флот. Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся против нас».

Александр Михайлович, Великий князь. Книга воспоминаний (Электронное издание).

[2] Мушкевич Д., Особенности миссионерского служения на флоте// URL:http://vstrecha-mpda.ru/osobennosti-missionerskogo-sluzheniya-na-flote (дата обращения: 01.06.2016 г.). 


[3] Невзоров Н. Исторический очерк управления духовенством Военного ведомства в России. СПб, 1875. - С. 1-2.

[4]  Карамзин Н. М. История государства Российского (электронное издание).

[5] Краснов В. Н., Шитиков Е. А., Регулярный военный флот Петра Великого// URL: http://flot.com/history/io1.htm (дата обращения: 01.06.2016 г.).

[6] Морские походы русских (IX-XVII вв.)// URL: http: //www.bibliotekar.ru/7-istoriya-flota/1.htm (дата обращения: 01.06.2016 г.). 

[7] Беляков А. П. История флотского духовенства и его роль в воспитании военных моряков дореволюционной России (электронное издание).

[8] Там же.

[9] Котков В.М. Коткова Ю.В. Военное духовенство России. Учебное пособие. – СПб, 2005. – С. 16.

[10] Беляков А. П. История флотского духовенства и его роль в воспитании военных моряков дореволюционной России (электронное издание).

[11] Иванов В.П. Становление и развитие системы религиозного воспитания военнослужащих русской армии в XVIII - начале XX века. ДД. – Москва (ВУ МО РФ), 2014. – С. 115.

[12] История флотского духовенства. М.: Андреевский флаг, 1993. - С.5.

[13]  Там же. - С. 17.

[14] Смирнов А., прот. История Флотского духовенства (электронное издание).

[15] История флотского духовенства. М.: Андреевский флаг, 1993. - С. 16-18.

[16]  Иванов В.П. Становление и развитие системы религиозного воспитания военнослужащих русской армии в XVIII - начале XX века. ДД. – Москва (ВУ МО РФ), 2014. – С. 139.



Новости по теме

«Начало радости – быть довольным своим положением» Сретенская семинария Цитаты и наставления святых отцов

В жизни всякого человека бывает период охлаждения и уныния, когда вера остывает, руки опускаются, и сил, кажется, нет. Как ни парадоксально, но часто всего лишь одна-другая фразы из творений святых отцов Православной Церкви способны помочь в такой момент душе встрепенуться, загореться, настроиться, собраться, чтобы вновь взять свой крест и идти за Христом. Мы предлагаем вашему вниманию цитаты, которые украшают кабинеты и коридоры Сретенской духовной семинарии: они назидают, прежде всего, учащихся, будущих пастырей, но, безусловно, будут полезны христианину любого возраста и образования.
АНТОЛОГИЯ СЕМИНАРСКОЙ ЖИЗНИ. ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ВОЛОГОДСКОГО СЕМИНАРИСТА. ЧАСТЬ 1 Евгений Грязнов С началом курса семинарии открывалась для ученика область словесного искусства; мало того, на первом же курсе семинарии центр тяжести классных ученических трудов и забот и научного интереса перемещался от древних языков на курс словесности. Семинарист испытывал свои силы на первых шагах сочинительства и рад был, что для него приподнимается завеса этого таинственного искусства.
О ПАСТЫРСКИХ ИСКУШЕНИЯХ Протоиерей Александр Лебедев Искушения на пастырском пути неизбежны. Исконный враг нашего спасения не желает, чтобы дело пастыря успевало. И точно так же, как дьявол приступил к искушению Самого Пастыреначальника Христа перед началом Его общественной проповеди, сатана и в наши дни приступает к искушению новоначинающих пастырей при начале их служения.