Тайна Креста Господня – тайна спасения мира

Московская Сретенская Духовная Семинария

Тайна Креста Господня – тайна спасения мира

Святитель Григорий Нисский 8903



Крест Господень, распятие… Слуху уже давно привычны эти слова, связанные с казнью и страданиями Господа нашего Иисуса Христа. Но почему именно так Он решил спасти человечество? О том, что крест – не случаен, о пророчестве царя Давида о кресте, «содержащем всю вселенную», об истолковании тайны Креста апостолом Павлом писал в IV веке великий христианский мыслитель – святитель Григорий Нисский. 

Кто может достаточно изъяснить тайну Креста, послужившего орудием страданий Спасителя? В самом деле, сколько было других способов, посредством которых Он мог исполнить совет Свой относительно страдания за нас! И однако из всех Он пожелал и избрал один этот, как Сам предрек о Себе: «Сыну Человеческому должно много пострадать»... (Лк. 9: 22). Заметь, как говорит Он здесь: не просто только в общих чертах предсказывает Свои страдания, как сделал бы кто другой, но, по некой таинственной необходимости, обозначает и как бы узаконивает для Себя один род смерти: «Сыну Человеческому надлежит быть предану в руки человеков грешников, и быть распяту, и в третий день воскреснуть» (Лк. 24: 7).

Вникни в значение этого «надлежит», и ты увидишь, что в нем заключается именно нечто такое, что не допускает другого рода смерти, кроме Креста. В чем же причина этого? Один Павел, восхищенный в притворы рая и слышавший в них неизреченные глаголы, может изъяснить ее, может истолковать эту тайну Креста, как отчасти и сделал это в послании к Ефесянам: «чтобы Вы могли постигнуть со всеми святыми, что широта и долгота, и глубина, и высота, и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову, дабы вам исполниться всею полнотою Божиею» (Еф. 3: 18–19). Не произвольно, конечно, божественный взор апостола созерцает и начертывает здесь образ Креста, но уже это показывает, что чудесно очищенный от тьмы неведения взор его ясно прозрел в самую суть. Ибо в очертании, состоящем из четырех противоположных перекладин, выходящих из общего средоточия, он усматривает всеобъемлющее могущество и дивное промышление Того, Который благоволил явиться в нем миру. Потому-то апостол каждой из частей этого очертания усваивает особое наименование, а именно: ту, которая нисходит из середины, называет глубиной, идущую вверх – высотой, обе же поперечные – широтой и долготой. Этим он, как мне кажется, ясно хочет выразить, что все, что ни есть во вселенной, превыше ли небес, в преисподних ли, или на земле от одного края ее до другого, – все это живет и пребывает по Божественной Воле, под осенением крестным.  

Сколько было других способов исполнить совет Свой о страдании за нас! И из всех Он избрал этот…

Можешь еще созерцать божественное и в представлениях души твоей: воззри на небо и умом обними преисподнюю, простри мысленный взор твой от одного края земли до другого, помысли при этом и о том могучем средоточии, которое все это связывает и содержит, и тогда в душе твоей само собою вообразится очертание Креста, простирающего свои концы сверху вниз и от одного края земли до другого.

Это очертание представлял и великий Давид, когда говорил о себе: «Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо (это высота) – Ты там; сойду ли в преисподнюю (это глубина) – и там Ты. Возьму ли крылья зари (то есть с востока солнца – это широта) и переселюсь на край моря (а морем у Иудеев назывался запад – это долгота), – и там рука Твоя поведет меня» (Пс. 138: 7–10). Видишь ли, как Давид изображает здесь начертание Креста? «Ты, – говорит он Богу, – повсюду существуешь, все Собою связуешь, и все в Себе содержишь. Ты вверху, и Ты внизу, рука Твоя одесную и рука Твоя ошуюю».

По той же причине и божественный апостол говорит, что в это время, когда все будет преисполнено веры и ведения, Сущий превыше всякого имени будет призываем и поклоняем о имени Иисуса Христа от небесных, земных и преисподних (Еф. 1: 21; Флп. 2: 10).

Образом Креста все содержится в мире, он вековечнее всего содержимого им

По моему мнению, тайна Креста скрыта также и в иной «йоте» (если рассматривать ее с верхней поперечной чертой), которая крепче небес, и тверже земли, и прочнее всех вещей, и о которой говорит Спаситель: «доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона» (Мф. 5: 18). Мне кажется, что эти божественные слова имеют в виду таинственно и гадательно (1 Кор. 13: 12) показать, что образом Креста все содержится в мире и что он вековечнее всего содержимого им.

По этим-то причинам Господь не просто сказал: «Сыну Человеческому надлежит умереть», но «быть распяту», для того, чтобы созерцательнейшим из богословов показать, что в образе Креста сокрыта всемогущая сила Того, который почил на нем и благоизволил, чтобы Крест стал всем во всем!

 

Барсов М.В. Сборник статей по истолковательному и назидательному чтению Четвероевангелия. 2-е изд. СПб., 1893. Т. 1

Новости по теме

ЗАВЕТЫ ЖИЗНИ СВ. ИОАННА ЗЛАТОУСТОГО Священномученик Иоанн Восторгов Кто из православных христиан не слышал имени святого Иоанна Златоустого? Едва ли есть другой из чтимых святых, кого бы Церковь Христова поминала так часто, — почти каждый день во всех своих священных храмах. Ему мы обязаны составлением божественной литургии, чаще всего совершаемой в нашей Церкви; ему мы обязаны многими чудными и доселе трогающими всякое сердце молитвами.