«ДЛЯ ПАСТЫРЯ ОЧЕНЬ ВАЖНО БЫТЬ ДУХОВНО ЗРЕЛЫМ, ГОТОВЫМ ИДТИ К БОГУ, УКАЗЫВАЯ ПУТЬ ДРУГИМ»

Московская Сретенская Духовная Семинария

«ДЛЯ ПАСТЫРЯ ОЧЕНЬ ВАЖНО БЫТЬ ДУХОВНО ЗРЕЛЫМ, ГОТОВЫМ ИДТИ К БОГУ, УКАЗЫВАЯ ПУТЬ ДРУГИМ»

Протоиерей Алексий Круглик 4299



Беседа со протоиереем Алексием Кругликом

– Отец Алексий, расскажите немного себе, о своей семье и о том, как у вас появилось желание учиться в семинарии и стать священником?

– Я происхожу из духовного сословия: мой отец – священник, дед – диакон. Поэтому отец с отрочества готовил меня к тому, чтобы я пошел по его стопам, но одновременно говорил и о том, что я свободен в выборе своего будущего, своей профессии. Естественно, я посещал богослужения, отец брал меня с собой в алтарь, я пономарил, читал часы, Священное Писание… Так что любовь к богослужению у меня была с самого детства. Храм был средой, привычной для меня. Обстановку, в которой я рос, можно описать так: молитва, церковная жизнь и верующие люди. Когда после школы встал вопрос о выборе специальности, я, по совету отца, сначала решил получить светское образование, а затем, уже отслужив в рядах Вооруженных сил, окончательно сделал свой выбор – обучение в семинарии, с тем чтобы, если Господь благоволит, стать священником. Повторю еще раз: конечно, благословление, молитвы родителей сыграли свою роль. Но в то же время поприще священнослужения было моим личным, осознанным выбором.

А какое у вас светское образование?

– Я инженер по связи.

Что вам больше всего запомнилось из времени вашего обучения в духовной школе?

– Самое большое, неизгладимое впечатление произвела на меня семинарская обстановка, в которую я попал сразу после армии, после обучения в светских учреждениях. Я учился в Московской духовной семинарии, которая находится в стенах Троице-Сергиевой лавры. Это постоянные монастырские богослужения, пение в хорах, несение послушаний и самое главное – те люди, которые меня окружали, та неповторимая атмосфера, которая резко отличалась от мирской, где мне, к сожалению, не раз приходилось сталкиваться с действиями и словами, оскорбляющими Церковь и ее служителей. К сожалению, такого было тогда очень много…

Более всего меня поразила обстановка духовного совершенствования в молитве, в законе Божием – совершенствования, нужного, чтобы следовать к той цели, к которой призван человек. Чрезвычайно важным для меня было наше единомыслие, которого я раньше никогда не чувствовал: ни в школе, ни в вузе, ни в армии. А в семинарии все мы стремились к одному – быть полезными людям и служить Богу.

Как тогда, когда вы учились в Московских духовных школах, преподавался предмет «Практическое руководство для пастыря», читаемый вами сейчас в Сретенской семинарии?

– Надо сказать, данную дисциплину в Московской семинарии достаточно долго преподавал мой отец – протоиерей Дамиан Круглик. Но я не успел у него поучиться, в силу того что отец служил в Богоявленском патриаршем соборе и не мог совмещать богослужебную и педагогическую деятельность. Те, кто преподавали у нас «Практическое руководство», делали большой упор на теоретическую часть. Прикладная составляющая рассматривалась, к сожалению, недостаточно. Мы знали каноны, правила, общие требования к пастырскому служению, а с практической точки зрения были к нему почти не готовы.

Почему вы остановили свой преподавательский выбор на таком предмете, как «Практическое руководство для пастыря»?

– Это было благословение моего отца, который много лет преподавал данный предмет в Сретенской духовной семинарии. Но он очень занятой человек, член Епархиального совета города Москвы, настоятель храма, духовник, окормляющий многих чад. Несколько лет подряд он предлагал мне помочь ему в преподавании. А я просто не считал себя готовым к этому поприщу, но, благодаря его наставлениям, его молитвам, все же решился на педагогическую деятельность. Но я постоянно с ним советуюсь по поводу лекций, использую в качестве базового составленный им конспект. Кроме того, я очень рассчитываю на то, что он будет находить время и проводить отдельные занятия у семинаристов-сретенцев.

Известно, что существуют разные точки зрения на содержательный объем преподаваемой вами дисциплины. Каково ваше мнение на этот счет? Какой вам видится композиция курса?

– Некоторая содержательная вариативность связана с тем, что «Практическое руководство для пастыря» – дисциплина относительно молодая. В планы духовных школ она введена в 1867 году, то есть полтора века назад. Но ее важность трудно переоценить хотя бы потому, что она завершает семинарскую программу, и для будущего священнослужителя она, на мой взгляд, является основной. Выкристаллизовалась дисциплина из двух предметов – пастырского богословия и канонического права. Она была включена в учебные планы духовных школ для того, чтобы помочь тем, кто готовится к священническому поприщу, не просто усвоить теоретические знания, но и научиться применять их на практике. То есть объединить знания канонов и умение служить, а значит, дать опытно почувствовать выпускникам-семинаристам, кто такой пастырь и священнослужитель. Что касается разделов, из которых состоит «Практическое руководство для пастыря», то они следующие: совершение таинств, обрядов, духовничество, этика и эстетика жизни пастыря.

Как вы считаете, достаточное ли количество учебного времени уделяется читаемому вами предмету в духовных школах?

– Считаю, что недостаточно. Желательно, чтобы учебные планы предусматривали большое количество практических занятий.

Что в первую очередь должен знать человек, желающий принять сан, о священническом служении?

– Конечно же, будущему священнику следует иметь страх Божий и боязнь творить дело Господне с небрежением. Святители Иоанн Златоуст, Григорий Богослов говорили как раз об этом: священнослужитель, сознавая свое недостоинство, должен усиленно молиться Богу, чтобы Он помогал совершать ему ответственное делание. Нужно с самого начала постоянно совершенствоваться в молитве, в чтении Священного Писания, в знании Предания, пастырского руководства и в творении добрых дел.

Какие моменты вашего курса вы считаете самыми сложными для понимания, для фактического усвоения?

– Самое сложное – это не внешнее служение, не обрядовая сторона, а духовная жизнь священника, его отеческое руководство чадами. Для пастыря очень важно быть самому духовно зрелым, готовым идти к Богу, указывая путь другим. Людей надо вести к Богу, а не к себе, то есть избегать младостарчества. Необходимо быть хорошим духовником, настоящим отцом, горячим молитвенником за себя самого и за своих пасомых.

Какова роль читаемой вами дисциплины в общей подготовке будущего пастыря?

– Не побоюсь повториться: предмет «Практическое руководство для пастыря» играет в семинарском образовании определяющую роль. К пятому курсу духовной школы человек уже должен четко осознавать тот путь, на который он ступает. Студент уже имеет широкий спектр теоретических сведений, которые должны найти прикладной выход, что и происходит на наших занятиях.

Можно ли выделить, хотя бы условно, основные этапы становления будущих священнослужителей, обучающихся в духовных семинариях?

– Сложный вопрос, поскольку каждый воспитанник приходит в стены семинарии со своими базовыми представлениями, стартовыми знаниями. И в духовной школе осуществляется основное формирование личности, готовится крепкий фундамент: человек, желающий стать священником, приучается, прежде всего, бороться с собственными страстями, совершенствовать добродетели, приобретает неоценимый опыт молитвы, в которой просит Господа указать ему правильный путь – церковнослужителя, монаха, «белого» священника.

В чем отличие курса «Практическое руководство для пастыря» от смежных ему – литургики, пастырского богословия, канонического права и других?

– Очевидное отличие заключается в том, что мой предмет практический. И я полагаю, что такую составляющую надо усиливать: семинаристы должны участвовать в совершении таинств и обрядов, нужно разработать и внедрить новые методы обучения, благодаря которым будущие священники сумеют увидеть богослужение не со стороны, а изнутри.

Какие учебные пособия по вашему предмету представляются вам наиболее удачными и полезными?

– Скажу сразу, в настоящее время ощущается нехватка пособий, где бы описывалось, как совершать таинства и обряды. Однако издание таких руководств в настоящее время не безопасно. Дело в том, что сейчас есть большое количество шарлатанов, которые под видом священников совершают какие-то «обряды» и даже «таинства». И вот для них подобные пособия (содержание которых они, как показывает практика, трактуют весьма вольно, кощунственно) могут стать «инструкцией по применению». Но все же руководство по таинствам и обрядам, распространение которого будет жестко ограничено, необходимо. Причем я считаю, что оно должно быть представлено не только в виде отпечатанной книги, но в видеоформате. В настоящее же время на занятиях мы пользуемся, конечно, Правилами святых апостолов, святых Вселенских и Поместных Соборов, святых отцов. Рекомендую я семинаристам и «Настольную книгу священнослужителя» Сергея Васильевича Булгакова, а также одноименный восьмитомник, изданный в советский период, «Практическое руководство для священнослужителей» Петра Ивановича Нечаева, книгу «Таинства и обряды Православной Церкви» протоиерея Геннадия Нефедова, конспект для четвертого класса Московской духовной семинарии протоиерея Дамиана Круглика (о нем я уже говорил). Иными словами, предмет можно считать достаточно обоснованным с учебно-методических позиций. Однако отмечу: некоторые данные, помещенные в пособия дореволюционного времени, утратили свою актуальность. В настоящий момент есть отдельные изменения, связанные с требами, и некоторые другие. И эти моменты нам, современным педагогам, приходится дорабатывать так, чтобы они были усвоены студентами.

А что это за изменения? Расскажите о них, пожалуйста.

– Продиктованы они тем, что раньше Церковь являлась государственным учреждением, сейчас же она полностью отделена от государства. Соответственно, священник не имеет права проводить какую-то беседу перед исповедью, не может настаивать на регулярной исповеди и причащении. Он не дает заключения о возможности или невозможности брака, не требует от венчающихся обязательства, что их дети будут воспитаны в православной вере, хотя это, по-моему, желательно. Во всем остальном совершение треб и таинств осталось незыблемым. Они осуществляются по доброй воле приступающих к ним. Священник обязан внимательно относиться к просьбам своих прихожан, не требовать платы, быть примерным, любящим пастырем – этим правилам более двух тысяч лет.

Какими правилами должен руководствоваться священнослужитель, если при совершении таинств, треб возникают затруднительные ситуации?

– Он должен твердо помнить каноны Православной Церкви, не преступать их, руководствоваться своей пастырской совестью и в затруднительных ситуациях не спешить с ответом и совершением какой-то требы, а посоветоваться с духовником или с благочинным.

Если это возможно, охарактеризуйте основные ошибки, недочеты, которые чаще всего встречаются в священническом служении?

– Небрежность, халатность, привыкание, охлаждение к служению. Они ведут к тому, что священник не в полной мере, не с должной отдачей совершает свое пастырское делание. Это очень печально. И я постоянно предостерегаю своих студентов от подобных вещей и призываю молиться, чтобы Господь помог в преодолении таких серьезных недостатков.

Кто из пастырей настоящего и прошлого является для вас образцом служения и духовного окормления?

– Я хорошо знал приснопамятного архимандрита Иоанна (Крестьянкина), старца Псково-Печерского монастыря. И считаю его образцом священнического служения. Именно у него в студенческие годы обучался мой отец. Несомненно, что советы старца дали ему возможность преподавать практическое руководство и уже в свою очередь делиться опытом с молодыми священнослужителями. Также Господь сподобил меня встретиться с блаженнопочившим протоиереем Виктором Шиповальниковым – человеком, который хранил многие святыни Дивеевского монастыря, в том числе и икону Пресвятой Богородицы «Умиление». Ему хотелось подражать с первой минуты знакомства! Примером пастырского служения является для меня и покойный протоиерей Феодор Соколов. Он образец того, как должно окормлять воинов, настоятельствовать в храме, строить отношения в семье. Я убежден: будущим священникам нужно основательно ознакомиться с наследием этих пастырей, внимательно вслушаться в их живительные слова, постараться постичь смысл их самоотверженных поступков.

Батюшка, хотелось бы услышать ваше пастырское напутствие студентам Сретенской духовной семинарии.

– Хотелось бы пожелать студентам, чтобы они прилежно изучали предмет «Практическое руководство для пастыря», который, в конечном счете, призван дать будущему священнику уверенность в правильном совершении богослужений. Очень важно, чтобы выпускники семинарии нашли свое место в жизни, по велению души и сердца создали хорошие семьи либо приняли постриг, а главное – принесли пользу Русской Православной Церкви.

Со протоиереем Алексием Кругликом
беседовал Диомид Митрофанов

23 апреля 2010 г.

Новости по теме

«СВЯЩЕННИК — ВРАЧ, А НЕ ВОЛШЕБНИК» Митрополит Лимасольский Афанасий отвечает на вопросы будущих пастырей (+ФОТО) Митрополит Лимасольский Афанасий О старце Паисии и проповеди Христа в современном мире, о послушании, монашестве и браке, об истинной Церкви и ее предназначении...
«ЗНАНИЕ ЦЕРКОВНОГО ИСКУССТВА НЕОБХОДИМО СВЯЩЕННИКУ» Олег Стародубцев Сегодня молодой человек, закончивший семинарию, должен быть не только человеком глубоко верующим, знающим историю, догматическую и литургическую жизнь Церкви. Он должен уметь общаться, говорить и проповедовать в любой аудитории, но, кроме того, он должен, вернее – уже обязан разбираться и в церковном искусстве, должен уметь объяснять произведения церковного искусства, которые всегда являлись частью литургической жизни
«СВЯЩЕННИК ДОЛЖЕН ЛЮБИТЬ ТЕХ, К КОМУ ОН ОБРАЩАЕТ СВОЮ ПРОПОВЕДЬ» Иерей Алексей Лымарев Вера – от слышания, а слышание – от слова. От проповеди. Проповедь является, пожалуй, самым значимым элементом катехизации и церковного воспитания. Вот почему так важны для будущих пастырей те теоретические знания и практические навыки, которые они получают на лекциях и занятиях по гомилетике.