МИССИОНЕРСКОЕ СЛУЖЕНИЕ. ЧАСТЬ 1

Московская Сретенская Духовная Семинария

МИССИОНЕРСКОЕ СЛУЖЕНИЕ. ЧАСТЬ 1

Сретенская семинария 1625



Заметки студентов Сретенской духовной семинарии  

Предисловие от ректора 

Первые три дня Страстной седмицы Великого поста воспитанники Сретенской духовной семинарии по благословению Святейшего Патриарха несли особое послушание – на самых многолюдных станциях метро они раздавали москвичам красочно иллюстрированное Евангелие от Марка.

Накануне Святой Пасхи Сретенский монастырь издал два миллиона таких Евангелий. Эта была вторая миссионерская акция подобного рода. Первая, прошедшая накануне нынешнего Рождества, – издание также двух миллионов иллюстрированных церковных календарей, названных нами «Мир вашему дому». Кроме календарной сетки и самых общих объяснений праздников в этих календарях были собраны высказывания известных и авторитетных для современного человека людей – писателей, деятелей искусств, ученых, политиков – о Христе, о вере и Церкви.

1 600 000 экземпляров этого календаря были разосланы по самым разным адресам по всей России. Причем мы старались сделать так, чтобы книга попала в те семьи, где есть несколько детей или где одной семьей живут несколько поколений людей. Остальные 400 000 календарей были розданы москвичам и отправлены для раздачи в епархии Русской Православной Церкви накануне праздника Рождества.

Отзывы от архиереев, священников и мирян на эту миссионерскую акцию были в высшей степени теплыми. Нами получено множество благодарственных писем. Нас просили о том, чтобы мы и в дальнейшем предпринимали что-либо подобное.

 И вот накануне Пасхи мы разослали по тем же миллиону шестистам тысячам адресов Евангелие от Марка, предполагая, что семьи, к которым попадут наши посылки, уже в какой-то степени подготовлены к чтению Священного Писания предыдущей апологетической книгой.

Наши предположения оправдались: мы получили множество откликов с благодарностью за присланное Евангелие.

400 000 экземпляров Священного Писания студенты нашей Сретенской семинарии раздали москвичам.

Для меня, как ректора семинарии, было важно, что именно наши воспитанники – будущие священники – участвовали в этом миссионерском деле. Каждый вечер мы собирались в трапезной монастыря и обсуждали прошедший день, его успехи и неудачи.

После окончания акции я попросил студентов написать о своих впечатлениях от всего того, что они увидели и испытали. Думаю, что для многих читателей будет небезынтересно прочесть эти студенческие работы.

Архимандрит Тихон (Шевкунов)

Заметки студентов Сретенской духовной семинарии 

Рано утром 21 апреля в 5 утра я уже был на ногах. Не выспался, заснул только в 3 часа ночи, много думал о предстоящем грандиозном событии. В 5.30 мы с водителем начали развозить Евангелия и около 6.30. мы были уже на «ВДНХ» (где мы трудились первый день).

Толпы людей уже спешили ко входу в метро. Без промедления мы тут же стали разгружать машину. Как только мы развернули свой плакат, к нам стали подходить десятки людей, чтобы получить подарок от Патриарха!

Вначале я не успевал разрезать пачки – поток был большой, все спешили на работу. Однако уже во второй половине дня стало довольно грустно и уныло, мало людей проявляли свой интерес и нерешительно брали Евангелия. Не все доверительно к нам подходили за подарком, многие не понимали, кто мы такие и представителями какой религиозной организации мы являемся. Много обидных слов пришлось услышать в свой адрес: кем нас только не называли! Особенно горько и обидно стало, когда ко мне подошел мужчина и сказал: «Ваши подарки вон – все по дороге раскиданы! Кому они нужны?» Конечно, то, что мы находили, мы собирали, но все же… Все внутри закипело, стало горько на душе… Тем не менее отчаиваться не стал, и работали мы до последних сил. Вернулись в монастырь в 18.00.

Вечером, после ужина, мы собрались в трапезной и обсуждали прошедший день. Невероятно, но это факт: отец Тихон убедительно и как-то воодушевленно дал нам соответствующие наставления относительно нашей миссии, относительно того дела, которое мы выполняем. На душе стало спокойнее.

Уже на следующий день (меня переместили на «Юго-Западную») с невероятным воодушевлением я продолжил возложенное на нас послушание. Это что-то незабываемое – нести людям благую весть! Что может быть еще радостнее? В тот день мы были в подрясниках, поэтому вопросов относительно нашей конфессиональной принадлежности практически не возникало. Да, были случаи разбросанных Евангелий, но что делать… «Много званых, но мало избранных» (Мф. 22: 14). Апостолов тоже не везде принимали с радостью – их гнали, да еще и камнями побивали: «И, возбудив народ, побили Павла камнями и вытащили за город, почитая его умершим» (Деян. 14: 19).

Третий день нашей миссионерской работы был для меня (и для всех, наверно, тоже) самым легким. Не потому только, что он был короче остальных дней, нет. Я думаю, что к тому времени уже прошла информация по телевидению и в интернете о проходящей акции от имени Русской Православной Церкви. Народ просто вырывал из рук Евангелие: 7500 экземпляров разошлись за два часа! Если в первые два дня интерес к Евангелию проявляли люди в основном старшего возраста, то в третий день им интересовались люди практически всех возрастов.

Подходит к нам парень в «косухе», весь в коже, весь в цепях (представитель какой-то субкультуры). Думаю: «Сейчас начнется допрос…» – А он: «Ребята, это что?» – Мы ему: «Евангелие от Марка, подарок от Патриарха к Пасхе». – «О, давайте! – говорит. – Уважили, правда, уважили! Давайте еще парочку». Вот так…

Я не буду приводить десятки примеров подобного рода диалогов, которые имели место (пришлось пообщаться и с атеистами, и с протестантами, и даже с сатанистами). Теперь можно отдельную брошюру издавать типа «Три дня моей миссионерской проповеди».

Да, было тяжело, было трудно морально и физически. Но теперь я понял, что это то, чего так не хватало на протяжении долгих лет истории нашей Церкви. Да, было время, когда Церковь не нуждалась в подобного рода деятельности. Но это было раньше, когда не было столь мощного влияния на массы людей со стороны теле- и интернет-вещания! Забыто время, когда все люди шли в воскресенье не в ночной клуб и кинотеатр, а все шли в храм! Прошло то время, когда было стыдно пройти по улице с бутылкой пива в руках, ушло время, когда младшие уступали место в общественном транспорте старшим! Прошли!

А Церковь? Церковь занимается своим делом в храме: совершает богослужения, таинства. Но все забыли, что такое Церковь, что такое храм! Да… Многим кажется дико, что вдруг мы начали заниматься миссионерством! И не где-нибудь, а там, где проходят сотни тысяч людей, которым нет дело до человека, идущего рядом с ним, даже если тот попадает в беду. Первые два дня нас постоянно обзывали то евангелистами, то иеговистами, то еще кем-нибудь, но только не православными.

Многих смущало, что никто не просил денег за подарок. Люди не привыкли к тому, что Церковь может что-то дать бесплатно.

Пора ломать сложившиеся стереотипы о Церкви. Нельзя подстраиваться под новое молодое поколение, нужно пытаться всеми силами донести до наших граждан всю полноту и красоту, всю сакраментальность нашей православной веры в первозданном виде.

На мой взгляд, проделанная нами работа, без сомнения, даст свои плоды. Даже если один человек благодаря такой акции придет к вере – наша работа проделана не напрасно!

Алексей Власов, 4-й курс 

***

Мы работали на станции метро «Китай-город». Еще перед самым началом недели, в воскресенье, я готовился ко всякого рода неожиданностям, но, как ни странно, таковых не было. Все три дня прошли очень ровно и спокойно – ни одной проблемы с милицией или охраной. Люди также были крайне доброжелательны и воспитаны, грубости почти не было. Очень многие брали Евангелие и были очень благодарны за эту акцию. Волнения у меня не было с самого начала, так как уже есть опыт подобной деятельности, в которой самое важное – личный подход к людям.

Если стоять и кричать что-то в воздух, то это не принесет никаких плодов, так как люди привыкли к тому, что в метро постоянно что-то рекламируют и раздают, поэтому им это неинтересно. А когда подходишь к каждому и, улыбнувшись, поздравляешь с праздником Пасхи, то для них это подобно шоку, и они не могут не взять святое Евангелие.

Очень помогает хорошее настроение. Люди смотрят на тебя как на луч солнца, излучающий тепло, которого им так не хватает. Улыбка решает все. Многие начинают улыбаться в ответ. И потом, придя на работу или к друзьям, если начнется обсуждение данной акции, то эти люди никогда не скажут ничего плохого в адрес Церкви.

За эти три дня я получил много позитивных впечатлений и услышал много приятных слов благодарности и в наш адрес, и в адрес организаторов акции, и, в частности, в адрес отца Тихона. Нам дарили цветы, конфеты, настаивали на том, чтобы мы взяли денег, и очень удивлялись, когда мы отказывались. Мне даже подарили керамическое пасхальное яичко.

Конечно, мы «побывали» в глазах людей за время акции и протестантами, и иеговистами, и пятидесятниками, и сектантами, так как ничего подобного Русская Православная Церковь не делала. Порой даже показанный студенческий билет мало что доказывал, но, надеюсь, со временем люди привыкнут к подобным акциям.

Были также и негативные моменты. Очень многих возмущало, что много Евангелий выбрасывалось. Но всегда Господь посылал тех людей, которые не боялись поднять их, порой даже из грязи, и принести назад нам.

За эти три дня для себя я понял, что народ очень темный и непросвещенный, но… Но он готов прийти к Церкви, если ему дать толчок к этому. «Душа по природе христианка», – сказал учитель Церкви Тертуллиан. Сейчас я понял, что он абсолютно прав. Неверующие люди с трепетом относятся к нам, «людям в подрясниках», и к Священному Писанию.

В понедельник был такой случай. Ранним утром я дал Евангелие двум молодым парням. Они стояли неподалеку от нас и кого-то ждали. Посмотрев на книгу, полистав ее и чуть почитав, один из них подошел ко мне и сказал: «Возьмите назад вашу книжку, так как я считаю, что я недостоин держать ее в руках, потому что я сейчас накуренный». Меня поразили его слова: какой страх Божий сокрыт внутри нас! Ведь его можно выпустить наружу, но для этого нужно что-то делать. Народ готов последовать за Церковью, но ему надо указать направление.

Подобные акции поворачивают людей в нужную сторону: уважительное отношение к Церкви – оно растет на глазах. Во всех офисах Москвы началось бурное обсуждение этой акции, Церкви, Евангелия, а это очень и очень хорошо. Люди задумываются. Может, кто-то так же, как взял Евангелие – просто из интереса, – зайдет и в храм, помолится и придет к вере.

Я очень рад, что участвовал в подобной акции, и я рад тому, что люди, благодаря ей, начинают (даже если не придут к вере) делать хорошие поступки и лучше относиться друг к другу. 

Денис Костомаров, 2-й курс

***

До сих пор у меня не пропадает чувство радости: мы удостоились быть участниками великого дела, но особенно приятно понимать, что пусть даже пять человек из тысячи, получивших Евангелие, станут христианами.

В первый день было тяжело по нескольким причинам: у меня болело горло, да и вообще не мог избавиться от смущения, но на второй день от него не осталось и следа. Некоторые люди брали Евангелие с благодарностью, некоторые просили для своих родственников и знакомых. А на третий день появилось чувство твердости и уверенности в этом важном деле.

Очень приятно оттого, что наша семинария стала первопроходцем в этом деле: мы подали другим пример. Через нас был сломан стереотип, что, дескать, раздавать Евангелия могут только сектанты.

Хочется сказать спасибо всем, кто в этом участвовал.

Вячеслав Седых, 5-й курс  

*** 

Заметки накануне миссии. С той минуты, как я узнал о готовящейся акции, хожу в душевном напряжении. «Сердце мое смятеся во мне, и боязнь смерти нападе на мя»(Пс. 54: 5). Кажется, что я и смерти не ждал бы с таким страхом. Мир представляется враждебным, а для тщеславия нет ничего больнее, чем терпеть укоризны. Знаю, что враждебно настроенных людей мало – в основном равнодушие, но сердце не слушает доводы ума. «Сердце мое смятеся, остави мя сила моя… не остави мене, Господи Боже мой, не отступи от мене».

Обостряется выбор: ветхий, тлеющий «я» хочет забыться, уйти от реальности, притупить смятение сердца каким-нибудь доступным в пост развлечением. Но «претерпевый до конца, той спасен будет» (Мф. 10: 22). Господи, «насытитися еже в Тебе наслаждения сподоби».

Интересно, что ощущают мои братья в эти дни? Некоторые постоянно возвращаются в разговорах к этой теме, чем показывают свою озабоченность данным вопросом; другие их подбадривают, шутят; иные же молчат, скрывая свои чувства и переживания. «Сердце знает горе души своей, и в радость его не вмешается чужой»(Притч. 14: 10).

«И ныне, Господи… дай рабом Твоим со всяким дерзновением глаголати слово Твое». 

Заметки после первого дня. Я подавлен. Мелкий дождь и моя «ненавязчивость» сделали свое дело: результат нашей группы чуть ли не самый последний. В скованности своей полагал, что довольно будет объявить, от кого и по какому поводу подарок, и кто захочет, сам подойдет. Ничего подобного! Подходят лишь верующие и самые смелые. Только после вечернего собрания дома (в семинарии) понял: ведь многие люди любопытствуют, но не могут преодолеть своего стеснения. Особенно это касается молодых. Нужно с моей стороны преодолеть этот барьер.

Более всего меня укрепила беседа с братьями вечером, когда поведали, «елика сотвори Бог знамения и чудеса во языцех има»(Деян. 15: 12). Это побуждает к ревности. 

Заметки после второго дня. Господь милостив ко мне: сегодня получалось едва ли не лучше, чем у моих товарищей. Лично я в подряснике чувствую себя намного уверенней. Если хорошо декламировать, то все обязательно посмотрят на тебя. Смотришь спокойно в глаза людям (всем проходящим, по возможности) и, у кого замечаешь любопытство без решимости, идешь тому навстречу.

Еще мне очень нравится при вручении завести коротенький диалог с человеком: или пожелать добра, или отметить что-нибудь. Это и других располагает подойти.

Приятно увидеть в потоке людей чистые глаза православных. Незнакомые люди здороваются с тобой кивком, ободряют улыбкой. Наверняка, эта встреча и им пойдет на пользу. 

Заметки после третьего дня. Интересно, как быстро человек приспосабливается к обстоятельствам. То, что три дня назад казалось неподъемным подвигом, сегодня делается уверенно и лишь с небольшим волнением. Благодаря упоминанию о нашей акции по телевидению, сегодня партию разобрали очень быстро.

Какая же радость, возвращаясь, встретить брата в метро, утомленного, запыленного! Это, может, звучит нескромно, но именно здесь вспоминается: «О сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою»(Ин. 13: 35). 

Виталий Бровко, 2-й курс  

***

Хотелось бы рассказать про один интересный случай, который произошел со мной во время проведения акции. Когда я стоял в переходе на станции метро «Пушкинская», ко мне подошел пожилой мужчина приятной наружности, он представился и сказал, что он ученый, преподает в одном московском вузе. Этот человек рассказал, что, когда шел по переходу, увидел валяющееся на полу Евангелие. Он поднял его, сказал, что приведет его в порядок и кому-нибудь подарит.

Глядя на плакат, на котором было изображение Спасителя, мужчина сказал: «Кто выбрасывает эти книги?!.. А выбрасывают те, кто кричали: “Распни Его!”». Сказав это, он заплакал и ушел… 

Александр Бобраков, 2-й курс 

***

Первый день – самый сложный. Сложен был с первой до последней секунды. Спрашивали: «Какая Церковь?», «Сколько стоит?», «С чего это Русская Православная Церковь делает подарки?» Печально было то, что люди осознанно не брали Евангелие. У некоторых проходящих людей было осознанное нехотение связываться с Церковью никаким образом. Это что касается отрицательной стороны.

Положительного было больше, чем отрицательного. Был случай, когда в первый день к нам подошел мужчина, эстонец, и попросил давать книги только тем людям, которые точно будут брать. И показал свой портфель, где у него лежало десять грязных Евангелий, которые он забрал себе. (После этого случая я почувствовал волнение и страх внутри и незнание, из-за чего это произошло.) Я поблагодарил его за это.

Во второй и в третий дни было меньше выброшенных Евангелий.

В первый день были проблемы с частными охранниками, но это всего лишь «маленькая ложка дегтя в бочке меда».

Было жалко людей, которые взяли бы Евангелие, но боялись, что мы какие-нибудь сектанты, свидетели Иеговы. Большинство подходящих людей спрашивало: «Чье издательство?» Услышав в ответ: «Сретенского монастыря», люди забирали пачками.

По-моему мнению, было бы лучше, если бы народ оповестили заранее о проходящем мероприятии (по радио, телевидению, интернету). В последний день подходили люди и говорили: «Мы вас видели вчера по телевидению, слышали по радио». И с первого же дня над было вывесить большой плакат: «Русская Православная Церковь. Подарок Патриарха на Пасху». 

Алексей Болотаев, 1-й курс 

***

Студенты Сретенской духовной семинарии раздают Евангелие от Марка у станции метро «Университет»
Безусловно, участие в проповеди Евангелия для многих из нас – дело новое, непривычное. Поначалу было не очень ловко, и часто даже мимолетный косой взгляд одного из толпы приводил в смущение. Однако сознание того, что ты стоишь за дело Божие, вскоре придало сил и мужества. Позитивное отношение людей и соборность «юных апостолов» словно окрыляли, и с каждым часом возрастала никому не слышная радость, поднимающаяся из глубины. Радость проповеди, которую переживали святые апостолы, теперь отчасти разделили и мы, семинаристы. На самом деле за эти три дня можно было хотя бы приблизительно почувствовать себя на месте апостолов.

И, слава Господу Богу, на нашей станции «Университет» не было ни одного неприятного инцидента. Если человек интересовался, то подходил и брал Святое Писание. Если человек очень интересовался, то, получив, возвращался еще раз и брал уже несколько штук. Ну а те, которых наши громогласные восклицания: «Подарок к Пасхе от Патриарха!» – вовсе не привлекли, просто проходили мимо.

Единственное, что нас расстроило: утром на второй день мы нашли три потрепанных дождем экземпляра Евангелия на крыше торговой палатки, но и то они явно были бережно положены сверху, а не порванными выкинуты в грязь. Но, в любом случае, небрежного обращения к Евангелию следовало ожидать, ведь об этом еще Спаситель нас предупреждал в притче о сеятеле.

Как уже было отмечено выше, весьма порадовала соборность «юных апостолов». Недаром и Христос отправлял учеников на проповедь по двое. Присутствие рядом хотя бы одного товарища по разуму – огромная сила.

Несколько типичных фраз, с которыми люди брали Евангелие:

– Бог любит Троицу! Можно мне три штучки?

– Я из другого города, можно с собой для друзей взять?

– Наконец-то! Никогда не думала, что православные будут этим заниматься!

– Я мусульманин, но жене возьму, она будет рада!

– А от Иоанна когда раздавать будете?

– Хм! Сретенский!!! Давайте мне пачку!

Так что в целом народ жаждет, отнесся к акции благожелательно и с оптимизмом. 

Дмитрий Корольков, 3-й курс 

***

Что можно сказать о нашем «миссионерском стоянии»?

Стояли по соседству: продавцы носков, распространители рекламных листовок «Одежда для больших», газет с предложениями работы и мы, активисты Русской Православной Церкви. Меня очень занимал вопрос: кто окажется важнее для этого множества людей, спешащего на работу через станцию метро «Петровско-Разумовская». Буквально через полчаса бабульки (со своими носками, газетами и листовками) с угрожающим ворчанием покинули место нашей дислокации…

Запомнился один интересный случай.

Подошел мужчина, взял «Подарок от Святейшего Патриарха», сказал, что до работы еще долго – почитает. Сразу почему-то вспомнилось из жизнеописания митрополита Антония Сурожского: «Попал ты, мужик». И действительно, через 40 минут возвращается (до работы он не доехал): «Слушай, парень, дай еще: хорошая штука, я сослуживцам отнесу».

Вообще радует недоверие народа к множеству сект, существующих в столице. Оно было настолько сильно, что его едва могли поколебать наши плакаты с «благословением Святейшего Патриарха». Народ проходил мимо. Другие долго и методично спрашивали, откуда мы, кто наместник монастыря, кто издатель Евангелия, требовали все мыслимые документы: и студенческий билет, и бумагу от архимандрита Тихона. И даже после всех этих сложных процедур, длившихся порой по 10–15 минут, кто-то уверялся в нашем Православии и брал подарок, а кто-то все-таки уходил, не приняв «сектантскую» книгу.

К сожалению, пришлось столкнуться и с прямой ненавистью к Богу Иисусу Христу, Его Евангелию: «Я еврейским Богам не поклоняюсь». Кто-то брал книгу, потом выбрасывал, топтал ногами, плевал, тушил об нее сигареты. Тяжело было подбирать такую книгу в таком состоянии. Не легче и запускать руки в мусорки, что мне всегда виделось как прерогатива скорее бомжей, чем семинаристов.

Под конец тяжелого дня, правда, уже было все равно: как на тебя смотрят и что говорят.

Недостатки организации, несомненно, были: опыта в таких делах руководство семинарии и участники-семинаристы не имели. Плакать хотелось, когда шел час-пик, а мы все еще сидели без «груза», когда нас со станции просто выгонял сержант милиции и полтора часа эту проблему нельзя было решить. Это все закономерные неувязки, которых не предусмотришь.

Здорово, на мой взгляд, подкачал плакат: в пасмурный день людям даже с хорошим зрением трудно было разглядеть красные буквы на синем фоне, а у кого зрение послабее (а таких было немало), до тех и вообще не доходило написанное. Обложка Евангелия была мало информативна. Лучше было бы изобразить русский храм (Покрова на Нерли, скажем), чтобы люди видели что-то близкое и понятное. А виды Иерусалима привлекали больше мусульман. Был случай, когда они взяли у меня сразу несколько книг и затем отдали их моему товарищу: «Извини, мы думали это что-то из Корана». 

Константин Норкин, 1-й курс 

***

Эти три дня, проведенные у станций метро, показали общее настроение людей. В первый день на станции «Киевская» я заметил пустые лица и их безразличие. Люди шли и даже не хотели видеть и слушать о подарке к Пасхе. Их лица были пусты. Меня это привело в уныние, казалось, вся эта акция – обычная профанация. Одновременно с этим мне казалось, что в России нет православных. Вспомнил статистику, где говорилось, что у нас в стране 80% считающих себя православными и только 2–5 % искренне верующих. Я почувствовал это всей душой, мне стало обидно. Некоторые брали Евангелие как листовки и за ненадобностью выбрасывали, но это редкие случаи.

Что касается раздачи, то на разных станциях ситуация различная. Если люди идут на работу, заходя в метро, то обычно они не берут. Те, кто выходят из метро и направляются на работу, берут с удовольствием и даже просят еще для раздачи сотрудникам.

На станции метро «Третьяковская» люди были совсем иные, мне даже стало приятно от их улыбок при вручении подарка от Патриарха. Многие, проходя, смотрели с недоверием, но когда они слышали: «Подарок от Патриарха!» – их сомнения рассеивались, они брали и благодарили.

После показа по телевидению многие приезжали специально, чтобы взять и подарить на работе, отнести в тюрьму, в дом-интернат. Люди были довольны. Молодежь брала Евангелие плохо, возможно, стеснялась.

Я остался доволен раздачей, хотя немного устал. 

Максим Антонюк, 2-й курс 

***

В первый день раним утром я со своим товарищем и со-келейником отправился раздавать Евангелие на станцию метро «Краснопресненская». Это был серый и пасмурный день. Моросил дождь, и дул холодный ветер. Казалось, что природа препятствует столь благому делу. Все это угнетало и наводило тоску.

В первые минуты раздачи я чувствовал какое-то смущение и неудобство. Мне казалось, что я выгляжу глупо, стоя у выхода из метро и крича все время одну и ту же фразу: «Подарок к Пасхе от Патриарха – Православное Евангелие». Я чувствовал, как лукавый вводит меня в уныние. С каждой фразой я наносил удар по своей гордости и маловерию. Я вспомнил рассказ из «Лествицы» об иноке, который перед постригом стоял шесть лет у ворот монастыря и просил помолиться за себя, тем самым искореняя из себя гордость и воспитывая в своей душе смирение.

Но вот ко мне подошла женщина. Она улыбнулась, взяла Евангелие и сказала: «Спаси, Господи». Это воодушевило меня, и я с большей уверенностью стал предлагать прохожим Священное Писание. Я заметил, что если обращаться к отдельному человеку с улыбкой, то он будет брать Евангелие.

Многие проходили мимо или даже отмахивались от меня. Это опять приводило меня в отчаяние. Я вспомнил евангельские слова: «Много званых, но мало избранных» (Мф. 22: 14). Но все же были и те, кто брал по нескольку книг. Они хотели раздать эти книги своим друзьям, родственникам, знакомым, и это утешало.

Вскоре я понял свою ошибку. Люди принимали меня за сектанта, распространяющего сектантские листовки. Тогда я стал прибавлять: «Евангелие, изданное Русской Православной Церковью…» Уже больше людей стало подходить ко мне и брать Евангелие от Марка.

Многие подходили, задавали порой забавные вопросы: «Кто такой Марк? Как его фамилия? От какого Патриарха подарок?» Приходилось отвечать на них. Я почувствовал свой авторитет среди нецерковных людей, и тут я понял, что это опять ловушка диавола. Во мне восставали подавленные зачатки гордости. Я стал тогда представлять себя хуже этих людей. «Они не знают истины, а я знаю и согрешаю», – начал думать я. Это смирило меня.

К концу дня у меня сел голос, я еле стоял на ногах, но меня радовало, что столько людей взяли Евангелие и прочитают его. А те, кто не взял, хотя бы вспомнили, что приближается Светлое Христово Воскресение. Хотя они и не взяли Священное Писание, но я заставил их хотя бы задуматься о Боге, о себе, о том, что нужно будет давать ответ за все содеянное при жизни.

Следующие дни я раздавал Евангелие уже на других станциях, но теперь с большей уверенностью и желанием донести слово Божие каждому человеку. Я хотел показать, что Церковь не запирается от людей, что она готова принять каждого, стоит лишь протянуть руку. 

Максим Малюта, 1-й курс 

(Продолжение следует.)




2 июня 2008 года

Евгений

Дорогие православныя семинаристы! Эх, и повезло же вам учиться в Сретенской семинарии! Завидую! Дай Бог вам силы держать эту марку на высоте всю жизинь!

Ответить

Марина

Прошло 8 лет. А что сейчас?

Ответить