ДУХОВНАЯ ШКОЛА. СОЧИНЕНИЯ СТУДЕНТОВ СРЕТЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ

Московская Сретенская Духовная Семинария

ДУХОВНАЯ ШКОЛА. СОЧИНЕНИЯ СТУДЕНТОВ СРЕТЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ

Сретенская семинария 1780



Ночные литургии

Пройдут года, каждый из нынешних семинаристов встанет на путь, который уготовал ему Бог. Каждый вышедший во взрослую жизнь студент духовной школы станет нести свой посильный крест. Одни из нас станут священнослужителями, другие церковнослужителями, а кто-то пойдет по другой стезе, оставаясь добрым христианином. Но по опыту многих поколений известно, что не будет уже того спокойствия и свободы, с которой живет человек в юности. Эту же мысль высказывают нам и многие наши семинарские преподаватели.

Вскоре вчерашний семинарист обзаведется семьей, а кто-то и примет подвиг монашества. Он будет все свои силы отдавать служению или работе, семье или послушанию, и не будет уже свободного времени, чтобы в спокойствии помолиться, чтобы почитать что-то для души. Поэтому именно здесь, пока мы учимся, у нас есть возможность свое свободное время употреблять для развития своей души.

Не знаю, какой крест пошлет мне Господь и какое время Он отведет мне для жизни, но каждый день этой жизни я буду вспоминать то главное, что приобрел в семинарии.

Конечно же, будут помниться те друзья, которых я тут нашел, буду вспоминать замечательных преподавателей и братию монастыря, будут помниться и паломничества, и многие-многие истории, которые происходили с нами за время жизни в стенах духовной школы. Но самым главным сокровищем, вынесенным мною из стен Сретенского монастыря, останется то, что за время учебы в семинарии я более глубоко сосредоточился на главном таинстве Православной Церкви – евхаристии. Именно тут, взрослея телом и духом, я глубже понял, что именно евхаристия является той самой силой, которая поддерживает жизнь христианина. А служение этого Божественного таинства, на мой взгляд, является главным для священника, и уже вокруг евхаристии строится вся духовная жизнь священника и членов христианской общины.

***

Еще на первом курсе я услышал о том, что в нашем монастыре каждую неделю бывает ночная литургия. По детским впечатлениям ночные службы на Пасху и Рождество остались самыми яркими воспоминаниями для меня. Я по возможности стал посещать ночные службы.

Попытаюсь немного объяснить, почему именно ночные богослужения больше всего привлекли меня. Евхаристия – на Пасху ли, в будний день или в воскресный – всегда одна и та же. Но насколько ты сосредоточишься на молитве, насколько мысли отдалятся от мира – вот что влияет на личное восприятие богослужения. Студенты семинарии вынуждены исполнять на богослужении те или иные послушания, и это порой не дает душе полностью сосредоточиться на молитве. Но на ночной литургии, где присутствует совсем немного людей, где каждый может взяться и помочь в богослужении по своим силам, не напрягаясь, в полумраке и спокойствии чувствуешь себя среди тайного собрания первых христиан, которые они устраивали для совершения евхаристии. При небогатом свете свечей и лампад, в тишине, среди спокойного пения душа может отдохнуть молитвой, и, несмотря на то, что это ночное время, чувствуешь себя бодро.

Тело и кровь Христовы являются пищей для Церкви. Через причастие Христу все мы соединяемся в одно тело, в одну Церковь. Существует много практик частоты причащения, в нашей обители семинаристам благословляют причащаться не реже раза в две недели, но для желающих причастие позволено и чаще.

Раз в неделю, в ночь на субботу, казначей нашего монастыря игумен Амвросий (Коньков) совершает Божественную литургию для желающих из братии и студенчества, а также работников монастыря, для всех, кто хочет помолиться и причаститься. Начинается литургия в полночь, и радостно видеть, что на ней практически все причащаются, то есть становятся одним телом во Христе. После службы мы продолжаем молитвенную радость уже за короткой ночной трапезой. Это также напоминает о тех временах, когда христиане собирались на агапы, где и совершали евхаристию.

Конечно же, нас собирается немного, присутствуют лишь желающие из живущих в монастыре. Порой на ночном богослужении бывает всего два или три человека. Но это не та малочисленность, которая наводит на грусть, а наоборот, это даже приносит радость в осознании того, что Христос, как Он обещал, пребывает там, где двое или трое собраны во имя Его.

Алексей Хомутов,
студент IV курса

 

Почему избирается пастырское служение?

[Избранный] не человеком и не через человека,
но Иисусом Христом и Богом Отцом…

(Гал. 1: 1)

Прежде чем начать рассуждать о том, почему избирается пастырское служение, надо попытаться понять, что это за служение, а также определить его сущность.

Наиболее точное определение пастырского служения мы можем встретить у профессора Киевской духовной академии В. Певницкого: «Священство, или священническое, иначе – пастырское, служение есть особое, существенно необходимое служение в Церкви Божией, ведущее свое начало от Основателя Церкви Господа Иисуса Христа, поручаемое избранным и освященным лицам, состоящее в строении таин Божиих, проповеди слова Божия и попечительном руководстве людей в духовной жизни».

Таким образом, главная цель пастырского служения есть попечение о каждом члене стада Христова, наставление его к истине и руководство его духовной жизнью.

Путь священства больше, чем какой-либо иной духовный подвиг, знает свои опасности, затруднения, испытания и искушения. Помимо обычных напастей духовной жизни, на священника находят свои исключительно пастырские искушения. Но в то же время нельзя забывать и об утешении, которое Господь дает всем, берущим на себя исполнение Его поручения.

Итак, почему избирается сей тернистый и трудный путь пастырского делания и какие посылки этому располагают?

В большей части, если не во всей полноте, не человек избирает свой путь, но Сам Господь направляет его или призывает к тому или иному служению. Первое и самое важное – свободное влечение сердца к великому и святому делу пастырства, которое надо принимать как дар Божий и ни в коем случае не ставить себе целью создать посредством его личное благоустройство.

Во-вторых, следует отметить присутствие желания созидания Царства Божия, Тела Христова, а не царства мира сего, как бы ни были заманчивы социально-политические и культурно-экономические его блага. Безусловно здесь одно: пастырь должен иметь перед собою более важные и более высокие задачи.

Очевидно, священство невозможно принять просто так: человек должен готовиться к принятию сана. И эта подготовка заключается, в первую очередь, в возгревании в себе молитвенного дара, любви к богослужению и любви к алтарю. Решающим для каждого человека, помимо всего прочего, становится и его собственный внутренний настрой, стремление во что бы то ни стало – может быть, и вопреки обстоятельствам, которые складываются вокруг него, – подготовиться к принятию великого дара священства.

Много ценнейших сведений по теме пастырского служения можно почерпнуть у святых отцов, которые со страхом и трепетом взирали на высокий священнический подвиг. И поэтому принимали его не сразу и не без колебаний. Согласно с Евангелием, в принятии пастырского звания, сопряженного с большими трудностями, они видели свидетельство любви к Богу, побуждающей призываемого к пастырству подчинять свою волю высшим распоряжения Промыслителя.

Обобщая все вышесказанное, можно сделать вывод, что избрания служения как такового нет, но есть Божественное призвание. Хотелось бы привести изречение преподобного Симеона Нового Богослова: «Кто имеет таковую любовь к Богу, что от одного слышания имени Христова тотчас возгорается любовью и источает слезы, а кроме сего плачет о ближних своих и чужие согрешения вменяет как свои, и себя от души считает грешнее всех… и, зная немощь человеческого естества, уповает на благодать и на укрепление от нее, и, будучи побуждаем горячестью оной, от усердия решается на сие дело (то есть на принятие священства. – А.К.), отвергая всякий человеческий помысел, и с готовностью рад положить самую душу свою ради единой заповеди Божией и любви к ближним».

Так будем же повинны этому призванию, будем следовать ему и не будем противиться, ибо что может быть хуже отвержения призвания, идущего от Самого Бога. И, следуя ему, будем преодолевать все искушения на этом нелегком пути, возгревая в себе молитвенный огонь и пламенея чистой Божественной любовью, будем смело идти к той цели, которую выбрали, памятуя не только об искушениях, ждущих нас на поприще пастырского делания, но и о той Божественной помощи, которую Господь дает в таинстве священства.

Алексей Кузьмичев,
студент II курса

 

Что такое семинария

В наше время под словом «образование» подразумевается набор каких-либо знаний в той или иной области, но упускается из виду, к сожалению, главная составляющая – воспитание. Надо отдать должное: в прошлом, до революции и в советское время, с этим дело обстояло намного лучше. Если внимательно посмотреть на школьное и вузовское образование в России в наше время, то почти нигде не найдешь идеологии, общей идеи. Редко когда ученикам или студентам прививается любовь к Родине и готовность работать на общее дело, напротив, повсеместно виден индивидуализм и желание преследовать только свои личные интересы. Наше государство, оставляя воспитательную часть без внимания, многое теряет. Те программы по исправлению демографической ситуации, борьбы с коррупцией и насилием куда проще было бы решать, если бы была введена воспитательная программа.

В этом отношении Церковь во многом подает пример. Я не призываю, конечно, снимать кальку с семинарий и переносить ее на школы и вузы, однако некоторые приемлемые вещи вполне можно было бы позаимствовать.

При произнесении слова «семинария» у людей возникают разные ассоциации, но наиболее живо и образно оно звучит для тех, кто в ней жил и знает ее изнутри. Это незабываемые страницы жизни. Именно здесь воспитанию студентов уделяется такое же, если не большее, внимание наравне с образованием. Еще бы: роль семинарий в жизни Церкви ключевая. Это место, откуда должны будут выйти люди, служащие самому главному и ответственному делу на земле – попечению душ человеческих и их спасению. Святитель Иоанн Златоуст в «Шести словах о священстве» говорит, что пастырство куда более высокое и ответственное служение, чем царское и военачальническое. Последние отвечают за земную жизнь и благополучие граждан, а священники – за вечную жизнь или смерть вверенных им Богом душ. Ужасающие картины битв только лишь слабое подобие того, какая борьба идет в духовном мире за душу человека. Пастырь в ней полководец, на нем вся ответственность. Только лишь учитывая это, можно понять смысл системы духовного образования.

В данной заметке я не ставил задачей освещать те предметы и дисциплины, которые изучаются в семинарии: об этом можно узнать из интернета. Куда более важной является воспитательная сторона. Здесь многое детально продуманно, причем это далось не сразу. Русская Церковь шла долгим и мучительным путем поиска системы воспитания в духовных школах. На этом пути было много проб и ошибок, которые в наше время учтены и приняты во внимание.

В первую очередь, семинария славится своей дисциплиной. Студенческий сленг как раз поэтому называет семинарию «системой». Действительно, человек, придя в семинарию, испытывает долгий период перестройки и адаптации, привыкает к жесткому монастырскому режиму. Именно поэтому первый курс является самым тяжелым для воспитанников. Человеку приходится вставать чуть свет, идти на послушания, учиться, быть загруженным подчас под завязку, и все это в строго определенное время. Таким образом вырабатывается сила воли и качество королей – пунктуальность. Студент учится понуждать себя, если ему что-то не хочется, а такое, уверяю, случается ох как часто! Но это необходимо, и лучше, если человек этому научится в юности, чем он будет страдать от лени и безалаберности всю жизнь.

Нетрудно заметить, что все семинаристы носят одинаковую форму. В нашей семинарии это подрясники. Это тоже имеет свой смысл, ведь форма зачастую определяет содержание. И как раз форму одежды очень даже разумно было бы ввести в наши школы, которые сами страдают отсутствием дисциплины с вытекающими отсюда невежливостью и хамством. Подрясник или китель помогает воспитать в себе строгость и сдержанность. Это удивительно, но это факт!

Отдельное место занимают послушания. Ох, сколько с этим было связанно!.. Пишу и улыбаюсь… Сколько мучений и страданий было из-за них! Но как раз этими «скорбями надлежит нам войти в Царство Божие!» (Деян. 14: 22) Несомненно, именно эти самые противные каждодневные подметания двора, уборка снега, мытье полов приучали преодолевать собственную лень, воспитывая навык делать то, что не хочется. Это качество является золотым в человеке, оно учит смирению. Здесь ощутима сила смирения, о которой так легко рассуждать на словах… Это качество является необходимым для будущего пастыря. Скажу больше: если человек не научится переступать свою лень и эгоизм, он не сможет стать настоящим пастырем!

Конечно, нельзя оставить за кадром бытовой уклад семинарской жизни. В наших кельях студенты в среднем живут по три-четыре-пять человек. У семинариста, приехавшего из уютного дома, где у него была личная комната и собственное пространство, естественно, возникает культурный шок при встрече с казармой. Но такая болезненная реакция вскоре проходит, начинаешь жить по-другому, и, не поверите, начинает меняться мировоззрение, на жизнь начинаешь смотреть по-другому!

В первую очередь казарма учит терпению и смирению, учит понимать другого человека, входить в его положение. Да, именно здесь, на двухъярусных кроватях, ты начинаешь думать не только о себе, но и считаться с другими, начинаешь на деле понимать, что такое коллектив. Уже не включишь свет в час ночи, как дома, и не будешь горланить во все горло, когда другой спит. Это воспитывает в будущих священниках уважение и взаимопонимание, прививает деликатность. Зачастую именно в таких тесных кельях встречаешь людей, которые своей жизнью являют пример терпения и смирения. А ведь какое подспорье, какая помощь, когда такие высокие добродетели, оказывается, могут быть исполнимы; ты это видишь не в житиях святых, а реально, своими глазами.

Вообще, к слову сказать, в нашем монастыре и семинарии собраны неповторимые люди. Да, у них, как и у всех, есть свои недостатки, но вместе с этим у каждого есть что-то свое хорошее. И именно с этого хорошего можно взять пример, от каждого можно чему-то поучиться. Это чудесно!

Исключительное место в жизни семинарии занимает богослужение и молитва. Авва Евагрий как-то сказал, что кто как молится, тот так и богословствует! Невозможно получение богословского образования без живой веры и молитвы. Как можно учить о Боге, когда не знаешь, как общаться с Ним. Ведь именно молитва является лакмусовой бумажкой нашей веры. Вера является живой лишь тогда, когда молитва есть не просто произнесение слов впустую, а есть разговор с реальным, живым Богом, Которого мы не видим, но Который незримо стоит перед нами и слышит все лучше, чем люди вокруг нас. Если молитва наша формальна, то и вера такая же. Одно является следствием другого. Поэтому замечательно, что у нас есть храм, где мы можем открыть душу свою пред Богом.

Признаюсь честно, я высоко только что рассуждал о молитве, но сам нередко во время молитвы блуждаю своими мыслями где-то в другом месте, значит, по-настоящему молиться еще не умею. Признаю это за немощь и буду дерзать.

В нашем монастыре предоставлена замечательная возможность помолиться на ночной литургии, которая совершается в крипте, где находится святая плащаница. Сама крипта сделана по образу римских катакомб, где совершали литургию первые христиане. Признаюсь честно: к своему стыду, я был всего один раз на ночной литургии, но впечатление осталось неизгладимое – это незабываемо!

В заключение я хотел бы сказать, что человек, пришедший в семинарию, уже не будет таким же к моменту выпуска. Он либо сломается под трудностями и искушениями, либо вынесет все тяготы семинарской жизни и останется победителем. Об этом еще написано было в «Регламенте», который и вводил семинарскую систему образования: «Таковое младых человек житие кажется быть стужительное и заключению пленническому подобное: но кто обвыкает так жити, хотя через един год, тому весьма сладко будет».

Священство – особое служение. Оно радостно, но в то же время и тяжко. Не всякий выдерживает эту тяготу. Семинария как раз закаляет людей, способных понести это служение, и как никогда звучат слова апостола: «О сем радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений, дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале, чести и славе в явление Иисуса Христа» (1 Пет. 1: 6–7).

Георгий Бабаян,
студент IV курса

Моя семинарская жизнь

В жизни каждого человека всегда бывают моменты, когда ему приходится делать жизненно важный, осознанный выбор, который имеет силу изменять и творить его судьбу. Когда мы покидаем дорогие для нас школьные стены, вот тогда как раз перед нами и поднимается этот важный вопрос. Куда пойти? Кем стать? Чему отдать лучшие годы своей жизни?

Кто-то становится военным, кто-то предпринимателем, кто-то врачом. Кто-то находит себя, а кто-то ищет себя, ставя себе различные цели жизни: деньги, слава, семья, карьера. И часто, добиваясь своей мечты, люди замечают, что все время шли не к главному, а к второстепенному. К сожалению, в нашем современном мире это случается не так уж и редко. Но кто-то находит себя здесь – в стенах семинарии, придя сюда с целью служения Богу, Отечеству, народу.

Многие неверующие люди совсем не понимают, что такое семинарии и для чего они нужны. Те же, кто имеют какие-либо понятия о духовных заведениях, часто воспринимают их как устаревшие школы с жесткой средневековой дисциплиной, в которых, кроме молитв и священных текстов, ничему не учат. Поэтому при встрече с семинаристами или выпускниками семинарии всегда удивляются тому, как далеки были их суждения от реальности.

Я учусь в Сретенской духовной семинарии. И не без основания могу утверждать, что это одно из лучших учебных заведений не только в Москве, но и во всей стране. Уровень нашей семинарии ничем не уступает таким авторитетным учреждениям науки, как Московские духовные школы или какой-нибудь московский вуз. Более того, наша семинария имеет ряд преимуществ перед ними.

Во-первых, это прекрасно подобранный преподавательский состав. Не побоюсь даже сказать, что в семинарии преподают лучшие из лучших. Профессора, доктора или кандидаты наук, которые прекрасно владеют своей специальностью и с радостью делятся своими знаниями с теми, кто готов учиться, чтобы самому учить и помогать людям. Преподаватели семинарии всегда готовы пойти навстречу ученику. Что, к сожалению, далеко не всегда встретишь в гражданских учебных заведениях, где видим, что между студентом и преподавателем такой же разрыв, как между небом и землей.

Во-вторых, это условия жизни семинаристов. Вряд ли еще где мы найдем вузы, которые возят за свой счет студентов на различные экскурсии, чтобы познакомить не только с российскими достопримечательностями, но и с зарубежными. А ведь знакомство со своей отечественной и с православной культурой – это важное дело в воспитании любви и патриотизма к своему Отечеству и к Тому, Кто дал тебе эту Родину.

В-третьих, семинаристу не приходится отвлекаться от своей основной цели – учебы – из-за материальных трудностей. Он не думает о том, где найти денег, где купить еду, где достать учебники и всевозможные пособия. Сретенская семинария позволяет своим ученикам не мучиться этими вопросами и не тратить время попросту.

И, наконец, самое главное преимущество: семинария – учебное заведение духовное. Люди, поступившие сюда, осознают всю ответственность своего решения и готовы служить до конца Богу, Родине и народу. Семинарист уже не может желать для себя каких-то денег, славы или карьеры. Его душа должна быть обращена к Богу. Его жизнь становится частью служения своему народу. И к этому делу ему следует относиться с огромной и серьезной ответственностью.

Каждый человек имеет от рожденья свои таланты. По мере своего взросления он находит и ставит перед собой различные цели. В этот период становления взрослым очень важно дать ему все возможные условия для его саморазвития, чтобы в будущем он мог сделать как можно больше не только для себя, но и для окружающих людей. Сретенская духовная семинария предоставляет человеку эти возможности. Огромная библиотека, возможность работать с интернетом, прекрасный преподавательский состав, доброжелательный коллектив и многие другие положительные стороны делают нашу семинарию лучшей. Для меня она и есть та школа, которая позволит мне найти себя и развить возможные дарования для служения Богу, Отечеству и своему народу.

Иван Букарев,
студент I курса

 

Наша семинария

Расскажу вам о нашей семинарии. Это духовное учебное заведение предназначено, чтобы воспитывать высокообразованных священников и научать человека жизни в Господе, поэтому образовательный процесс состоит из двух направлений: духовного и светского. Большинство преподавателей имеют ученые степени и звания, что ведет к высокому качеству преподавания. Из духовных предметов мы изучаем: догматическое, нравственное, сравнительное богословие, Священное Писание, литургику, патрологию, церковную историю и другие религиозные предметы, знакомство с которыми позволяет нам лучше понимать в целом православную веру. Студент при хорошей подготовке способен ответить на различные вопросы, касающиеся основ православной веры и христианского образа жизни, как, например, на такие: в чем суть христианской веры, каково предназначение человека, какие проблемы волнуют живущего в современном мире, как приобретать любовь, а также на многие другие вопросы, затрагивающие духовную жизнь человека.

Изучаются студентами новые и древние языки: древнегреческий, латинский, английский, немецкий. Особое внимании уделяется изучению богослужебного языка Церкви – церковнославянскому. После таких курсов студент способен читать и переводить Священное Писание с языка оригинала.

Предусмотрен широкий спектр общеобразовательных светских дисциплин: история с древнейших времен до наших дней, литературы различных эпох, история философии, психология и педагогика, логика, которые повышают культурный уровень студентов и расширяют их кругозор. Все преподаватели семинарии открыты для взаимного диалога и готовы помогать в решении любых учебных вопросов. Отличительной чертой педагогов является их душевная открытость, стремление поделиться со студентами личным и важным в их жизненном и церковном опыте, что не так часто встретишь в миру и что всегда радует студентов, которые не чувствуют себя оторванными от жизни старших поколений, как общественной, так и церковной.

Вторая часть жизни студента семинарии – это молитва в храме и несение послушаний, как монастырских, так и за стенами монастыря, по направлению руководства. Учащиеся занимаются с детьми в воскресных школах и детском доме, работают вожатыми в детских православных лагерях. При этом жизнь студента строго организованна и подчинена распорядку, так что, при полном выполнении возложенных обязанностей, свободного времени практически не остается.

Семинаристы несколько раз в году совершают паломнические поездки по святыням России, посещают музеи и выставки, знакомятся с интересными людьми, набираются полезных впечатлений и знаний.

Внутрисеминарская общественная жизнь студента протекает достаточно насыщенно и интересно. Мы празднуем именины и дни рождения, собираясь вместе, поем песни, а особо удачливые из нас весело шутят, приводя в восторг своих собеседников. В общем, в семинарии, в отличие от многих светских учебных заведений, царит радушие и взаимопомощь, общительность и открытость.

Семинарская жизнь устроена таким образом, что человек, выполняя различные послушания и опекаемый руководством семинарии, начинает острее видеть свои немощи и болезни, что при правильном подходе к их уврачеванию дает возможность со временем научиться с ними справляться. Вообще, чтобы приобрести полезные плоды в семинарии, конечно, необходимо набраться мужества и терпения, ибо путь предстоит пройти не легкий. Широкий доступ к святоотеческой литературе, возможность советоваться с духовными наставниками, собственное усердие, сочетаемое со смирением, позволяют студенту идти по пути приобретения христианских добродетелей и жизни в Господе. Любой, кто возжелает такой жизни, непременно полюбит семинарский уклад жизни со всеми его трудностями и радостями, и эти годы, проведенные в стенах монастыря, будут вспоминаться с ностальгией и тихой улыбкой.

Александр Красиков,
студент III курса




28 января 2008 года