При встрече с беременной женщиной, которая хочет сделать аборт, что со стороны священника наиболее убедительное, чтобы она отказалась от этого шага?

Московская Сретенская Духовная Семинария

При встрече с беременной женщиной, которая хочет сделать аборт, что со стороны священника наиболее убедительное, чтобы она отказалась от этого шага?

Протоиерей Андрей Ткачев6161




Бедный священник, встретивший бедную женщину, которая решилась превратить своё чрево в могилу. Они оба бедные. Он бедный, потому что должен сейчас совершить нечто, похожее на подвиг. Она бедная, потому что уже в намерении является убийцей. И, как правило, не от хорошей жизни.

Что им надо делать? Нужно священнику внимательно выслушать её, и составить себе хорошее представление о её анамнезе (истории болезни). Нужно отодвинуть все дела и сказать: «Слушай, расскажи мне. Ну, сколько тебе лет? Дети у тебя вообще есть или нет? А кто отец? Почему ты хочешь своего ребёнка убить? В чём проблема? Где ты живёшь? Ты иногородняя или местная? Кто твои родители?» и т. д. и т. п. В общем, узнать о ней всё, что возможно. Наверняка, она по мере разговора расплачется, потому что разговаривая о себе, в состоянии аффекта и в состоянии этого настроя на крайние меры, человек не сможет не плакать. То есть, здесь священник выступает в роли громоотвода. Он будет сидеть и слушать то, что эта бедная женщина, либо допустившая ошибку в жизни, либо опозоренная, либо обманутая, либо просто как-то глупо поступившая, будет выливать ему свою душу. Ему нужно набраться терпения, слушать и задавать наводящие вопросы.

Когда у него пред глазами будет конкретная картина, тогда нужно будет думать, о чем дальше с ней говорить. Потому что одно дело женщина замужняя, загулявшая от мужа и забеременевшая на стороне. Совсем другое дело — девчонка приехавшая в институт учится, например из Барнаула или из Таганрога, и где-нибудь в Москве или в Питере, например, понесшая во чреве, боящаяся родителей. Другое дело — женщина, имеющая детей, но не имеющая квартиры, живущая на перекладных. В общем, везде будет какая-то своя картина.

Но в любом случае, причины желания беременной женщины сделать аборт священнику должны быть понятны, и ему нужно будет сказать ей: «Слушай, родная сестричка (или когда будет „дочка“ ему по возрасту), не убивай человека», и: «Чем тебе помочь?».

Надо будет задать такую страшную фразу: «Чем тебе помочь?»

Например, она скажет: «У меня нет денег, вообще, за квартиру платить; я, вообще, живу у подружки в общежитии, и вообще не знаю, как я буду жить дальше». Тогда священник должен будет сделать следующее титаническое усилие и сказать ей: «Мы тебе поможем». Скажем, — «На каком ты месяце?», например, — «На третьем», — «Ну, мы тебе найдём возможность заплатить за 6 месяцев жилья. Мы снимем тебе квартиру, заплатим за тебя. Не знаю как, но поможем тебе как-то прокормиться, прожить. Но не убивай ребёнка, пожалуйста». То есть нужно будет по ситуации исходить из этого самого, и быть готовым помочь ей. То есть, идёт война за нерождённого ребёнка. Мы не знаем, кто этот ребёнок и кто его отец. Мы вообще ничего не знаем. Собственно, мы и о ней ничего не знаем, — только то, что она сказала (хотя может она и соврала).

Но мы ведём войну за ребёнка, который уже есть, и мы должны быть готовы помочь ей. Как правило, это помощь психологическая и финансовая. «Я боюсь сказать маме», «Я боюсь, меня муж убьёт, ребёнок не от него», «Я одна. Мне негде жить. Как я его буду воспитывать? У меня ещё нет профессии, я молодая», и т. д. Это эффектное состояние родившееся в женщине.

Если она родит ребёнка, никуда она не денется от своего ребёнка, не убьёт его и не бросит его (за редким исключением странных кукушек-убийц). Она будет любить его, беречь его, и будет видеть в нём своё счастье. Может быть, это единственное счастье, которое у неё будет в жизни, и надо просто не дать ей убить его. Нужно быть готовым, во-первых, слушать её, потом — жалеть её (не ругать, а жалеть, ругать уже поздно), плакать вместе с ней, и нужно быть готовым помочь ей. Женщины все разные. У беременных физически всё одинаково в результате одинаковых процессов, но психологически, по-житейски всё очень по-разному происходит.

Дальше уже должна быть наша христианская взаимопомощь. Для этого мы должны иметь какие-то деньги, отложенные специально, который можно просто взять и отдать, если мы видим в этом необходимость. Все церкви, да и все христиане, должны иметь где-то за иконочкой специально отложенные деньги, на святой непредвиденный случай: на лекарство кому-то, на срочную помощь, на жертву кому-то. Не себе, а кому-то.

И когда вы эту первую боль снимите (это вы снимаете первый приступ острой боли), тогда вы и спасаете человека. Потом она его доносит, родит и никому не отдаст. Потом придёт и покажет его вам, скажет: «Вот сын Вашей любви» или «Вот дочка Вашей заботы. Помните, я приходила к Вам? Вот это мой ребёнок». Бывает по-разному, конечно, но чаще всего бывает именно так, потому что большое счастье у женщины, когда у неё есть дети.

Так что, надо быть готовым слушать, плакать и помогать им.






Протоиерей Димитрий Смирнов, Москва

Если она пришла, мы с Вами должны понимать, что даже неосознанно (в подсознании) она этого делать не хочет. И вот эту струну, которая позвала в Церковь, и надо найти в её душе.

Я в таких случаях говорю: «Зачем убиваешь? Отдай мне. Я его воспитаю, выкормлю. Кроме того, в любой момент, как только скажешь, я тебе его отдам. Только не убивай».

Только какое у меня правило:

Вот ты родишь — никому не говори, что ты ребёнка отдаёшь. Ты в роддоме его грудью покормишь, а потом мы за тобой тихо на машинке приедем, ребёночка заберём, телефон мой — вот он. Как передумаешь — привезём назад, даже во Владивосток, если уедешь туда, чтоб тебе на билет не тратиться. Если я обману — ты всегда сможешь на меня «подать», скажешь: «Священник мне голову заморочил, вот его телефон, вот адрес».
Тебе вообще ничего не надо. Я тебе и денег дам, чтоб ты восстановилась!
Ты мне объясни: убивать-то зачем? Вот какой в этом смысл? У тебя на совести будет грех. Ты же не знаешь, как старухи (совершившие в молодости аборт) приходят и рыдают. Постой, подожди, сейчас придёт одна, я тебя позову — ты послушаешь, что она говорит, как она мучается теперь. И ты будешь мучиться всю жизнь. А тут с чистой совестью будешь. Ведь и раньше приносили, подбрасывали в монастыри, отдавали на обучение, отдавали и бездетным тёткам, которые замуж не вышли. Только не убивай!

И как показывает практика, как только грудью покормит — она уже и не звонит.





Источник: Пастырь

Точная ссылка на статью источника: priest.today/questions/82