Жил в Москве юродивый...

Московская Сретенская Духовная Семинария

Жил в Москве юродивый...

6147



С давних времен царей на Руси почитают, а дураков любят. Любят, как нигде в мире, какою-то необъяснимою и странною любовью. Смеются над ними, потешаются, бьют, ругают, но любят и, пожалуй, чуть опасаются, и не только люди простые, но и самодержцы. Кто их знает, чем их глупость обернется… Есть в них что-то загадочное, непостижимое разумом, невидимое глазом.

С давних времен о дураках рассказывают сказки, значит, издавна удивляют и занимают они людей. Лежит сказочный Иван-дурак весь день на печи или на лавке сидит и баклуши бьет, а если за дело возьмется, пользы от его работы нет никакой. И никто постичь не мог, как случилось, что Иван-дурак мудрее всех оказался – из ветхой избы вдруг в царский дворец перебрался, на царской дочери женился и полцарства в придачу получил, а старшие умные братья в дураках остались? Где эта грань между мудростью и глупостью, нищетой и богатством, когда и как ее сказочный Иван перешел?

Посмеивались люди над дураками, но опасались, как бы им, подобно старшим братьям, в дураках не остаться. Кто знает, что в жизни случится, чем глупость обернется…

Вот и над юродивым Василием – Василием Блаженным – смеялись, порой били и пинали, но побаивались, оттого что не раз видели, как его нелепые речи и поступки оказывались мудрыми и пророческими.

Сказочные дураки побои и поношения терпели, потом за свое терпение получали награду – почести, богатство, а юродивые, которых много бродило по миру и до Василия Блаженного и после, иной путь проходили, часто совсем противоположный.

Так, из жития юродивого Прокопия Устюжского известно, что был он некогда богатым купцом, «воспитан среди богатства великого». Но как-то, приехав торговать в Великий Новгород, раздал весь свой товар нищим, ничего себе не оставил. Босой и нагой ушел в город Устюг и там начал юродствовать: скитался по северному городу разутый и раздетый в мороз и зной, носил три кочерги в левой руке, терпел брань и насмешки. А юродивый Михаил Клопский вышел из княжеского рода, да тоже покинул богатый дом, жил в монастыре нищим, убогим и безродным.

Все иначе у юродивых, чем у сказочных дураков, все наоборот. Бежали они от почестей и богатства, обрекали себя на нищету, бесприютность, унижения. Зачем же и для чего терпели лишения? Уже в ранних христианских монастырях появились эти странные люди. Блаженная Исидора жила в египетском монастыре в IV в. Видели ее вечно босой, в нищенской одежде, с тряпкой на голове. Служила она в поварне, питалась крошками со стола и остатками в сосудах. Ее поносили и унижали, она же все переносила с терпением и молчанием и, чем больше бранили ее и смеялись над ней, тем более она радовалась. Ну разве ведут себя так здравые и разумные люди?

А юродивый Серапион Синдонит бродил по миру в одном синдоне – простой льняной одежде, носил с собой всегда лишь Святое Евангелие. Переходил от селения к селению, и никогда не было у него крова над головой. Никто не помнит, чтобы он просился к кому-то на ночлег. Серапион Синдонит знал наизусть Священное Писание и был его искусным толкователем.

А в блаженного Симеона бросали камни и били палками. Дети, увидев его, кричали: «Чернец юродивый!» Однажды в воскресенье юродивый Симеон набрал за пазуху орехов, вошел в церковь во время литургии и стал орехами гасить свечи. Потом взошел на амвон и кидался орехами в женщин. Едва прогнали его из церкви. Когда выбежал, опрокинул столы с хлебами, за что торговцы избили его почти до смерти. А он снова за свое. Ну какой с него, безумца, спрос! Но было у юродивого Симеона несколько близких людей, которых наставлял он мудрым советом и говорил с ними без всякого притворства. За два дня до кончины назвал диакону Иоанну день своей смерти и указал дела, которые особенно угодны Богу.

Многие подтверждения есть, что юродивые – не безумцы или глупцы, но здравые и разумные люди, порой мудрые богословы. Безумие их мнимое, ненастоящее. Так, блаженный Иоанн Ростовский мог читать по-латыни, что говорило о его высокой образованности и знатности происхождения. А из жития богослова, ученого-исихаста Саввы Нового известно, что он некоторое время тоже юродствовал, казался безумцем, но вскоре оставил этот путь и вернулся к прежним занятиям.

Почему же разумные люди прикидывались дураками? Зачем терпели насмешки, издевательства, побои? Почему в отличие от сказочных дураков не хотели наград и почестей за свое терпение? Напротив, блаженный Симеон молил Бога, чтобы Он скрыл его добрые дела от людей до его кончины. Когда же в монастырь, где жила блаженная Исидора, пришел чтимый всеми пустынник Питирим, поклонился в ноги Исидоре и произнес: «Молю Бога, чтобы оказаться равным ей в День Страшного Суда», тогда увидели все в безумии Исидоры ее мудрость и праведность, изменилось отношение к ней. Казалось бы, живи и пользуйся заслуженным почетом, но та на другой день ушла из монастыря и умерла в безвестности. И когда открывалось людям блаженное притворство Серапиона Синдонита, высота его терпения, то просили его: «Останься, старче, мы будем всегда почитать тебя отцом и владыкой душ наших». Он непременно уходил, вновь отправлялся в странствия, обрекая себя на лишения и тяжесть жизни юродивого.

Так зачем же мудрые люди живут вопреки здравому смыслу, житейской логике? Путь сказочного Иванушки-дурачка яснее и понятнее. Был он глуп, да прошел жизненные испытания, поумнел и получил заслуженные награды – почет, уважение, полцарства и прочие жизненные блага. Юродивый же, напротив, чем больше лишений терпит, тем меньше в этих благах нуждается. Да оттого это, что юродивый не по языческим законам живет, не сказочной мудрости следует, а другой – христианской. Многим языческая мудрость ближе, понятнее, потому-то другая порой кажется безумной, нелепой.

Если жизнь сказочного дурака нам толкует сказка, то жизнь юродивого разъясняет Евангелие. И лишь тому истинный смысл пути юродивого раскрывается, для кого евангельские истины – не безумие, а высшая мудрость и правда жизни, кто принимает заветы Иисуса Христа, данные Им в Евангелии, и пытается следовать им не только словом, но и делом. Далеко не всем, а лишь немногим это под силу. Многим не только принять, но понять-то их сложно. Вот, например: «…всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную» (Мф. 19:29). То есть откажись от всех благ земной, временной жизни: от дома, тепла, уюта, от дорогих и близких тебе людей ради Христа – Его слову поверь, за Ним следуй и получишь награду, которая несоизмерима ни с какими земными временными благами, – жизнь вечную.

И дальше:«…если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною; ибо, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее» (Лк. 9:23–24).

Забудь о своих желаниях и страстях, подчинись слову Бога, за Ним следуй. Живи с вечной готовностью принять муки крестной смерти – принести себя в жертву ради спасения людей, забудь о себе, но о Боге и о них помни. Поверь, что крест – это не только тяжесть мук, но и радость спасения. И если хочешь сберечь душу свою, то есть жизнь, лишь о себе будешь думать и заботиться – вопреки заповедям Христа жить станешь, то потеряешь жизнь вечную. А если отречешься от себя – от эгоизма своего и себялюбия, – то сбережешь бессмертие души.

А вот, кажется, совсем просто – не завидуй, не осуждай, не гневайся, прощай обиды. Но попробуй выполнять это ежедневно и ежечасно! Или последовать другому ясному и понятному завету:«…если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим» (Мф. 19:21).

Понятно и ясно, но этого не смог выполнить даже праведный юноша, отошел от Христа с печалью.

Вот и получается: для тех людей, которые более всего дорожат настоящей, земной жизнью, для кого она – единственный и неповторимый момент бытия, мудрость есть способность человека найти путь к богатству, власти, славе, заслужить почет и уважение, пожить в свое удовольствие. А венец мудрости – достижение высшей власти, царского богатства, почестей. Оказывается, что сказочный дурак земной мудростью живет, мудрости века сего следует, то есть сиюминутной, проходящей, временной, получает в конце сказки высшие блага мира сего – власть и царскую дочь с приданым.

Юродивый служит противоположной мудрости. Она недоступна властителям века сего преходящего. А если бы приняли они ее, то отказались бы от почестей, власти, богатства. Для юродивого мудрость есть воплощение в своей жизни Заветов Христа, отречение от благ мира сего ради жизни вечной, спасения от смерти. И слова апостола Павла: «Мы безумны Христа ради» (1 Кор. 4:10) означают, что они, апостолы, верные ученики и последователи Иисуса Христа, отвергли временную, земную мудрость ради вечной, земные истины ради небесных, что они безумны с точки зрения земной – низкой, мудры – с небесной, высшей.

Порой невозможно постичь разумом, как близко стоят понятия «мудрость» и «безумие», «богатство» и «нищета», «гибель» и «спасение». Нельзя увидеть грань между ними, заметить миг, когда мудрость вдруг обернулась безумием, глупостью; богатства, материальные блага человека – его внутренней духовной нищетой…

Мудрость мира сего видна. Евангельская мудрость сокрыта от глаз, сокровенна, путь к ней долог, труден, тернист. Человек приближается к ней по мере своего невидимого прочим людям внутреннего духовного роста. Лишь когда он сможет увидеть в отказе от материальных благ – духовное богатство, в желании власти, почестей, славы – порок, а не достоинства, тогда приблизится к христианской истине, а если сам встал на этот путь – значит, постиг.

Жизнь юродивых – это воплощение христианской мудрости в высшей и максимальной мере. Юродивые ради Христа, лишь слову Его повинуясь, не просто покидали свой дом, они годами не входили в человеческое жилье, обрекая себя на бесприютность, скитания. Они не только отказывались от домашнего тепла и уюта, самых необходимых человеку удобств, но искали дополнительных лишений. Юродивый Виссарион 40 лет не преклонил головы, спал сидя или стоя, однажды простоял на молитве сорок суток с воздетыми к небу руками под дождем и зноем. Московский юродивый Иоанн ходил обремененный железными цепями, с тяжелым железным колпаком на голове, с медными кольцами на пальцах и железной палицей в руках.

Они не просто носили нищенскую одежду, но часто совсем отказывались от нее. Они не только раздавали бедным свое имение, но отрекались ради ближнего от последних, самых дорогих и необходимых вещей. Блаженный Серапион Синдонит как-то пришел в Александрию и увидел нищего, дрожащего от холода. Тогда старец снял свой синдон и отдал ему. Сам же сел нагой возле дороги с Евангелием в руках, с которым ни на миг не расставался всю жизнь. Увидев человека, которого вели за долги в темницу, святой продал Евангелие и заплатил его долги.

Юродивые Христа ради не просто отказывались от привычной жизни, они поистине «отвергались себя», отказывались даже от своего облика, принимая порой вид уродливый и безобразный, вызывая к себе отвращение не только людей, но и собак. Когда юродивый Андрей пытался хотя бы на краткое время укрыться от холода под кровлей жилища, приходил к нищим, они гнали его палками, как собаку, кричали: «Пошел прочь отсюда, пес!» Блуждая по улицам, он в одном закоулке увидел собаку и, надеясь согреться, лег рядом. Но, заметив его, собака ушла.

Над ними недобродушно посмеивались, к ним относились как к ненормальным и больным, их унижали, оскорбляли, били. И они, здравые, мудрые люди, не обижались, не проклинали своих обидчиков, напротив, с благодарностью и смирением принимали обиды и оскорбления, считали, что терпят их заслуженно за свое духовное несовершенство. Так и блаженный Андрей лишь себя укорял: «О, сколь ты грешен – не только люди, но и псы пренебрегают тобой!»

Они не просто смиренно сносили обиды, но поведением своим провоцировали людей на более тяжелые оскорбления. И чем сильнее поносили их люди, тем усерднее была молитва юродивых за своих обидчиков – тем выше подвиг терпения, смирения, любви. Очень немногим под силу такая жизнь – лишь достигшим поистине христианской мудрости и духовных высот.

Ходили юродивые по Руси нагие, босые, бесприютные. Мало кто из людей видел в вытворяемых ими безобразиях высоту духовного подвига, лишь Бог Всевидящий. Никаких наград людских и почестей не имели они за свое терпение и смирение. Но Богом были награждены уже при жизни земной даром пророчества и особого духовного зрения – видения…


Наталья Давыдова





Источник: Покров.pro

Точная ссылка на статью источника: pokrov.pro/zhil-v-moskve-yurodivyj/