Творческое наследие митрополита Вениамина (Федченкова) на страницах церковной периодической печати Крыма (1912 – 1913 гг.)

Московская Сретенская Духовная Семинария

Творческое наследие митрополита Вениамина (Федченкова) на страницах церковной периодической печати Крыма (1912 – 1913 гг.)

1302



С середины 90-х годов ХХ века началось издание трудов, а также изучение жизни, богословского и литературного наследия выдающегося иерарха Русской православной церкви, духовного писателя митрополита Вениамина (Федченкова) (1880–1961). Владыка, нес свое служение на разных кафедрах, 25 лет его жизни прошли в служении Русской Православной Церкви за рубежом, последние годы – в Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре.В настоящее время весьма актуальным является введение в сферу широкого исследовательского внимания текстов, отражающих служение митрополита Вениамина (Федченкова) в разные периоды его жизни. Сегодня это является необходимым этапом регионального изучения жизни и творческого наследия владыки.Цель данной статьи – на основе анализа церковной региональной периодики, «Таврических епархиальных ведомостей» и «Таврического Церковно-общественного вестника», а также материалов государственного архива Крыма, систематизировать материалы, отражающие церковно-общественную деятельность митрополита Вениамина (Федченкова).В работе дан обзор гомилетического наследия митрополита Вениамина, включающий его слова, проповеди, речи, статьи, которые не переиздавались с первого крымского периода пребывания владыки в Крыму (1911 – 1913 гг.). Круг этих актуальных и сегодня вопросов необычайно широк: духовное образование (жизнь Таврической духовной семинарии); вовлеченность церкви в научную и культурную жизнь (работа Церковного историко-археологического общества); живое проповедческое слово (организация рубрики «Запросы жизни» на страницах периодической епархиальной печати) и др. Помимо богословской проблематики они также посвящены историко-социальным и морально-этическим вопросам жизни российского общества накануне первой мировой войны.

16 января 2016 г.

С середины 90-х годов ХХ века началось издание трудов, а также изучение жизни, богословского и литературного наследия выдающегося иерарха Русской Православной Церкви, духовного писателя, митрополита Вениамина (Федченкова) (1880–1961)[1]. Из многочисленных воспоминаний современников о владыке Вениамине известно, что он был незаурядным церковным оратором. Однако проповедей, поучений, слов как дореволюционного (1907–1920 гг.), так и зарубежного (1920–1947 гг.) и советского периодов его жизни (1947 – 1961 гг.) сохранилось крайне мало. Гомилетические труды, а также речи, статьи митрополита Вениамина, напечатанные в различных церковных периодических изданиях России, русского зарубежья, СССР, за небольшим исключением, переизданы не были.

Актуальность данной работы обусловлена необходимостью введения в сферу широкого исследовательского внимания текстов, отражающих служение владыки Вениамина (Федченкова) как пастыря, проповедника, церковного деятеля в разные периоды его жизни. Сегодня это является необходимым этапом регионального изучения жизни и творческого наследия владыки.

Цель данной статьи – выявление и систематизация трудов митрополита Вениамина (Федченкова), напечатанных на страницах «Таврических епархиальных ведомостей» и «Таврического церковно-общественного вестника» в 1912–1913 гг., во время первого крымского периода жизни владыки Вениамина.

21 ноября 1911 года иеромонах Вениамин был назначен ректором Таврической духовной семинарии, а 26 декабря того же года возведен архиепископом Сергием (Страгородским) в сан архимандрита[2]. Эту должность он совмещал с должностями председателя епархиальных училищного совета и миссионерского комитета до 27 августа 1913 года, когда указом Священного Синода был переведен на должность ректора Тверской духовной семинарии. Во время пребывания в Таврической епархии архимандрит Вениамин исполнял и возложенные на него особые поручения: «производил дополнительную ревизию Успенского монастыря (Бахчисарайскаго)»; был «председателем Комиссии по выработке порядка празднования столетнего юбилея Отечественно войны 1812 года»; «состоял Представителем съезда Епархиальных наблюдателей для обсуждения положения церковно-приходских школ Таврической Епархии»[3].

С 5 марта 1912 года о. Вениамин вступил в должность редактора «Таврических епархиальных ведомостей» (далее – «ТЕВ»)[4]. С 1906 по 1917 гг. они выходили по три раза в месяц в одной обложке с неофициальной частью – «Таврическим церковно-общественным вестником» (далее – «ТЦОВ»).

Свои собственные материалы, помещенные в редактируемых им журналах, архимандрит Вениамин в некоторых случаях подписывал «Архимандрит Вениамин», зачастую сокращенно – «А.В.», а иногда и вовсе оставлял без подписи. Например, статья «Последние дни Преосвященнейшаго Епископа Феофана в Тавриде» подписана «Очевидец».

«Сведения об ученых трудах преподавателей…», хранящиеся в архиве Крыма, позволяют восстановить полный перечень работ архимандрит Вениамина за 1912 год. Как указано в документе, «рукописные его статьи, таковы: «Приветственное слово воспитанникам Таврической духовной семинарии», «Что такое живое проповедническое слово?», «Торжество престольного праздника в духовной семинарии», «Ово-же тридесять», «Юбилейное торжество в Таврической духовной семинарии», «Судите судом праведным», «Прощальное слово быв. о. Инспектора, иером. Лаврентия», «Высочайщее посещение Государем Императором гор. Симферополя», «Проезд Обер-Прокурора Св. Синода», «К вопросу о выборах в Гос. Думу», «Еще о выборах», «Св. Василий Великий как пастырь – устроитель Церкви», «Съезд депутатов от духовенства 1912 года», «Предвыборное собрание духовенства», «Прибытие Преосвященнейшего Димитрия, Епископа Таврического и Симферопольского», «Последние дни Преосвященнейшего Епископа Феофана в Тавриде», «Богословский праздник духовной семинарии», «Замечательная статья», «Тайная молитва о рабе Божием Алексии»[5].

С самого начала своего пребывания в должности ректора архимандрит Вениамин помещает на страницах «ТЦОВ» материалы, касающиеся жизни Таврической духовной семинарии[6]. Ряд печатных выступлений о. Вениамина на эту тему открыли публикации 1912 г.: «Торжество престольного праздника в духовной семинарии»[7], а также «Приветственное слово» к ее воспитанникам[8].

Изложив в слове, обращенном к семинаристам, основной принцип их будущей совместной жизни – «принцип совести», о. Вениамин сказал: «А наконец последней надеждой и мерой будут и мне покровители нашей семинарии, святые три вселенских святителя, в честь которых освящен наш храм. Хотя каждый из них отличается всеми добродетелями – но в то же время у них были и свои индивидуальные личные особенности, которые в совокупности своей представляют удивительную гармонию. Святой Златоуст отличался поразительной ревностью, сильной быстрой энергичной деятельностью, особенно же в слове: поэтому когда нужна будет и мне сила, да будет мне помощником! Но если ревностная энергия будет представлять иногда опасность преступить меру, то да покроет и вразумит меня Великий Василий, благоразумнейший вселенский святитель, мудрый устроитель Церкви. В святом же Григории Богослове оба эти принципа – энергия и благоразумия находят, так сказать, возглавление: любовь к Богу, который жил этот богослов, любитель в миру божественного безмолвия, да будет краеугольным камнем всей нашей совместной жизни»[9].

Изданные сегодня дневники митрополита Вениамина содержат «выписки для себя из святых отцов, которые он делал на протяжении всей жизни, не расставаясь со студенческих времен с книгами, «своими тихими друзьями». Поэтому не удивительно появление на страницах «ТЦОВ» труда владыки «Св. Василий Великий как пастырь – устроитель Церкви». «Отнимите от св. Василия его стадо – Церковь Христову, и можно сказать, вы оторвете самую суть души и дела Великого святителя. Пусть ссылают его и в безлюдную пустыню; но и оттуда он будет думать главным образом об объединении Церкви», – пишет архимандрит Вениамин. – Церковь охранит и защитит, – заблудших, оторвавшихся собрать, – разъединяющихся объединить, враждующих примирить, – вот главная забота св. Василия Вел. Все остальное, – и защита православного догматического учения, и вся жизнь, как увидим, – в сущности говоря, исходило из этой господствующей идеи Церкви, устроения единого Тела Христова, и к ней же опять направлялось»[10].

В стенах Таврической семинарии произошло знакомство о. Вениамина с Евгением Ивановичем Князевым, будущим епископом Лаврентием (Князевым), причисленным в 2000 году к лику святыхРусской Православной Церкви. 28 февраля 1912 года он был назначен ректором Литовской духовной семинарии и настоятелем Виленского Свято-Троицкого монастыря. Последним дням пребывания в Симферополе бывшего инспектора семинарии иеромонаха Лаврентия и его отъезду к новому месту служения посвящена опубликованная в «ТЦОВ» статья, содержащая «подобающее случаю поучительное слово» ректора семинарии и речь иеромонаха Лаврентия[11].

Речи, произнесенные архимандритом Вениамином по каким-либо особым случаям церковной жизни Таврической епархии, составляют отдельную группу публикаций. Одна из них – «Последние дни Преосвященнейшего Епископа Феофана в Тавриде» – была помещена в августовском номере «ТЦОВ». Владыка Феофан (Быстров) был епископом Таврическим и Симферопольским с декабря 1910 по июнь 1912 гг. Между двумя пастырями существовало длительное духовное общение, связывающее учителя и ученика еще со времен Санкт-Петербургской духовной академии. В 1903-1905 гг. архиепископ Феофан, яркий представитель ученого монашества, руководил «златоустовским кружком».

Основной деятельностью кружка было изучение святоотечестких творений, а также чтение житий святых. «Златоустовским» кружок был назван потому, что «началось чтение творений святых отцов именно с чтения трудов святителя Иоанна Златоуста[12]. «Собирались раз в неделю, предварительно прочитав заданный отрывок. Один был докладчиком потом мы обсуждали, в заключении говорил о. Феофан[13]. «Именно взращивание в воспитанниках «православного отеческого воззрения» явилось основой педагогических принципов епископа Феофана»[14].

Провожая владыку на Астраханскую кафедру, архимандрит Вениамин сказал о нем: «Для нас, учащих и учащихся в духовно-учебных заведениях, – кроме того – в высшей степени было и поучительно, и утешительно видеть в тебе такую глубокую веру, потому что ты с помощью благодати Божией сумел сочетать в себе высокую ученость глубоко образованного человека с простотой веры крестьянина, чего сейчас так жадно ищут лучшие интеллигентные люди»[15].

Прибывший на кафедру 12 августа 1912 года епископ Таврический и Симферопольский Димитрий (Абашидзе) впоследствии так отзывался о архимандрите Вениамине: «В продолжении целого года был моим неустанным помощником архимандрит Вениамин. Будучи прекраснейшим священнослужителем, иноком, о. архимандрит Вениамин принимал живое участие в устраивании церковных торжеств»[16].

Статья, опубликованная в октябрьском номере «ТЦОВ» посвящена богословскому празднику, который состоялся в честь памяти апостола Иоанна Богослова 26 августа 1912 года[17]. В статье, рассказывающей об этом событии, о. Вениамин приводит слова Преосвященнейшего Димитрия (Абашидзе)[18], впервые в этот день обратившегося к воспитанникам семинарии: «Владыка говорил о том, как «отрадно и плодотворно пастырствование именно в России», и о том, что истинный пастырь «вырабатывается» тремя путями: молитвой, заботиться о которой «воспитанникам нужно больше всего и с самых юных лет»; подвижнической духовной жизнью: «уже по одному тому, что нас никто и слушать не станет, если мы сами не станем исполнять то, чему учим других»; «самым широким образованием, о котором заботится духовная семинария»[19].

Опубликованные в «ТЦОВ» проповеди архимандрита Вениамина обозначал как слова: «Слово в прощальное воскресенье»[20], «Встань спящий и воскресни из мертвых!» (слово на Новый Год)[21]. В примечаниях, как правило, сообщалось, где именно и по какому поводу была произнесена проповедь. Например, в примечании к «Слову в день 300–летнего юбилея Царствующего Дома Романовых» отмечалось, что оно «сказано в кафедральном соборе 20 февраля перед панихидой об усопших Царях Дома Романовых»[22]. А «Прощальное слово» было произнесено в Страстной понедельник в церкви духовной семинарии на напутственном молебне о. Лаврентию[23]. «Слово на неделю всех Святых» снабжено следующим комментарием архимандрит Вениамина: «Для произнесения за литургией, по желанию, можно сократить эту проповедь, выпуская отмеченные отделы… А на беседах все можно произносить»[24].

«Даровитый, талантливый проповедник Слова Божия о. Вениамин не зная усталости, оглашал городские храмы Божии и иные собрания православных христиан назидательной проповедью, произнося иногда по 3-4 проповеди в день»[25].

Произнесенные с амвонов крымских храмов в 1912 – 1913 гг., проповеди, тем не менее, звучат весьма современно: «На что больше всего и чаще всего слышатся теперь жалобы и вопли? Старый телом, но еще здоровый духом крестьянин, глядя на свою деревню, слыша про безобразнейшие похождения и собственных детей и внуков, с какой-то безнадежной болью говорит: «Безотцовщина! Знать никого не хотят!»; и при этом не редко со вздохом вспоминает добрым словом даже свое крепостное время. Та же «безотцовщина» пропитала и интеллигентный класс не в меньшей, если только не в большей степени, разве в другой форме. Что ныне нередко и особенно отличает интеллигентного человека? Чем он больше всего дорожит? К чему стремится? «Свобода и права» – вот любимые его слова, вот биение его души»[26].

С 20 февраля 1913 года архимандрит Вениамин в специальном предисловии сообщил читателям «ТЦОВ» о решении «завести постоянный отдел под заглавием «Запросы жизни». Владыка изначально задумывал его как «живой отдел», который позволит не оставлять «без всякого ответа» «всплывший было на поверхность жизни факт»[27]. Так появилась рубрика, в которой о. Вениамин разъяснял вопросы, которые многим были близки. «Запросы жизни» печатались с шестого по девятнадцатый номера «ТЦОВ» и были посвящены самым разным темам, например: «Открытое скрытое язычество», «Грустное и опасное равнодушие», «Пасха красная и духовное скопчество», «Здоровая пища и русская беда» и др.

Публикация «Нужен ли в школах Закон Божий» представляет собой речь, произнесенную архимандритом Вениамином на торжественном собрании при открытии 20 июня 1913 года Законоучительных курсов.

Эта речь о. Вениамина предельно диалогична: насыщена интертекстуальными отсылками не только к Священному Писанию, но и поэзии, литературе: «Неверующий деятель, – говорит Достоевский в романе «Братья Карамазовы», – у нас в России ничего не сделает, даже будь он сердцем искренен и гениален. Народ встретит атеиста и поборет его, и станет единая православная Русь. Берегите же народ и оберегайте сердце его. В тишине воспитывайте его. Ибо сей народ Богоносец». Речь насыщена прямыми обращениями, вопросами, восклицаниями. Заканчивается речь призывами: «Да растут и укрепляются наши церковные школы, где главное – Закон Божий!» «Да здравствуют и многолетствуют законоучители, истинные сеятели истинно доброго, действительно вечного, единого разумного и «единого на потребу» – слова Божия. Эта опубликованная речь архим. Вениамина нашла отзыв у читателей. Один из откликов на эту тему «Запросов жизни» – «О капище и в защиту духовенства и церковных школ» был напечатан в одном из апрельских номеров журнала[28].

Как показывают материалы, владыка всячески старался восполнить недостаток живого слова. Вопросу об оживлении проповеднического дела посвящена большая статья архимандрита Вениамина «Что такое «живое» проповедническое слово», которая была напечатана в трех номерах «ТЦОВ» за 1912 год[29].

Разграничивая «воодушевление истинно-религиозно-проповедническое» и «естественно-ораторское», он пишет, что «элемент устности (произношение), наглядности (внешняя сторона ораторства), современности и реализма (иные называют «народностью» – популярностью) и воодушевления (естественного) – оживляют слово, но сами по себе не делают его еще существенно – живым»[30]. Вывод статьи вполне отражает жизненную позицию о. Вениамина: «Духовная жизнь в Церкви – а не одно лишь усвоение умом и памятью религиозных истин, – вот о чем нужно всемерно заботиться современному проповеднику в век больших требований и малых дел»[31].

Очень важным делом о. Вениамина в Крыму стали его труды по организации работы Церковного историко-археологического общества. «Стоя с подобающей честью и осязательной пользой во главе многих епархиальных учреждений, о. Ректор нашел время и возможность основать и особый религиозно – философский кружок и много, много поработал для его осуществления»[32], – писал об этом событии епископ. Димитрий (Абашидзе). Открытие общества состоялось 19 февраля 1913 года в Симферополе. Как сообщалось в статье, посвященной этому событию, общество «будет изучать вещественные и письменные памятники церковной старины, находящиеся в монастырях, церквах, часовнях, архивах епархиальных учреждений, а равно и те предметы, относящиеся к церковно-религиозной жизни в епархии, которые поступят в имеющий быть при Обществе церковно-археологический музей»[33].

Архимандрит Вениамин был назначен председателем общества, его почетным членом стал председатель Таврической ученой архивной комиссии А.И. Маркевич.

Особые попечения владыки были связаны с организацией работы музея, архива и библиотеки. В апрельском номере «ТЕВ» он обратился к благочинным и духовенству епархии, полагая, что «они примут близко к сердцу судьбы местной церковной старины» и смогут «тщательно, во всех деталях разобраться и изучить те сокровища древности, которые хранит их уголок», а затем представить результаты на Совет Общества[34]. В этом же номере «ТЕВ» был опубликован устав церковного историко-археологического общества Таврической епархии. В.В. Калиновский, проанализировавший историю создания общества, пришел к заключению, что ситуация в Таврической епархии вполне типична для того времени: «Масштабность планов не соотносилась с нестабильностью тех лет»[35].

После отъезда архимандрита Вениамина из епархии, организация прекратила свою работу: «Деятельных преемников не нашлось, а сложные экономические условия не позволяли поддерживать деятельность Общества. Начавшаяся вскоре первая мировая война сделала невозможным археологические исследования в приграничных районах»[36].

Во время первого крымского периода жизни владыки Вениамина произошло еще одно важное событие: участие Таврического духовенства в выборах в IV Государственную Думу в 1912 году. В номере, вышедшем 10 мая, архимандрит Вениамин констатирует, что духовенство Таврической епархии «на этот раз оказалось отнюдь не передовым», и помещает «очень деловой доклад о выборах в Думу».

Первое предвыборное собрание духовенства состоялось 15 июня 1912 года в актовом зале семинарии, на нем среди прочих организационных вопросов был избран епархиальный комитет по выборам, председателем которого стал ректор семинарии архимандрит Вениамин[37].

Карта Таврической губернии.

4 октября 1912 года в рапорте на имя правящего архиерея он отмечал, что «значительная часть общества, по преимуществу чиновничество, относилось к деятельности духовенства, главным образом – к кандидатуре духовного лица, явно отрицательно, причиной этому служила большей частью агитация печати, а отчасти и вообще недружелюбное отношение «интеллигенции» (точнее городской буржуазии, к которому по своему мировоззрению примыкает чиновничество) к духовному сословию, – видно было, что мы чужие; а также и скрытый либерализм чиновничества, которому «правая» деятельность духовенства была неприятна»[38].

Свою позицию по поводу предстоящих выборов в IV Думу о. Вениамин разъяснял и на страницах «ТЦОВ»: «Принятие участия в выборах есть сыновний долг наш пред Родиной – матерью. К великому несчастию нашему, в первые три Думы в качестве народных представителей немало проникало истых предателей – изменников отечества нашего. Не с Думской ли кафедры слышались дерзкие речи в защиту своеволия инородчества в явный ущерб благоденствия народа русского? Не думцы ли, хотя и разогнанные уже, взывали из Выборга к гражданам русского царства: «не давайте ни одной копейки денег, ни одного солдата»?! Вот какие могут быть представители от народа – ярые губители славы и величия родины и даже самого существования родного нам отечества как самостоятельного, независимого царства! А поползновения некоторых политических партий урезать неограниченность самодержавной власти Царской и даже более того: провозгласить российскую республику?!»[39].

Мы должны идти к этому народу, который по-прежнему любит свою родину, своего Царя, свою Церковь, и сказать ему, что интересы его, народа, и интересы православия, самодержавия и русской России совершенно одинаковы. Мы должны внушить русским людям мыслить о неуклонном участии в великом деле, касающемся судеб Церкви и отечества»[40].

Оппозиционное отношение к представителям Церкви значительной части интеллигенции стало причиной того, что выборы для духовенства Таврической епархии, как, впрочем, и для иных епархий Русской Православной Церкви, успехом не увенчались. Как известно, председателем Думы был избран М.В. Родзянко, будущий лидер Февральской революции[41].

С глубочайшим сожалением расставаясь архимандритом Вениамином, епископ Димитрий (Абашидзе) писал: «Кипучая церковная деятельность о. Ректора в г. Симферополе, я уверен, никогда не изгладится из памяти лиц, имевших возможность так или иначе знать его. Талантливое педагогическое и административное служение о. Ректора, исполненное энергии, мужества, сердечности, мягкости и снисходительности, надеюсь, навсегда сохранит в сердцах его бывших воспитанников и сослуживцев благодарящую молитвенную память о нем. Да поможет ему Господь и на новом месте служения его быть столько же трудолюбивым, плодотворным, непостыдным Христовым воином, каким знал я его в г. Симферополе»[42].

Выявление и обзорный анализ трудов митрополита Вениамина (Федченкова), напечатанных на страницах «Таврических епархиальных ведомостей» и «Таврического церковно-общественного вестника» в 1912–1913 гг., показывает, что помимо богословской проблематики они также посвящены историко-социальным и морально-этическим вопросам жизни российского общества накануне первой мировой войны. Круг этих актуальных и сегодня вопросов необычайно широк: духовное образование (жизнь Таврической духовной семинарии); вовлеченность церкви в научную и культурную жизнь (работа Церковного историко-археологического общества); живое проповедческое слово (организация рубрики «Запросы жизни» на страницах периодической епархиальной печати) и др. Однако основной темой, которая раскрывается во всех жанрах, составляющих гомилетическое наследие владыки Вениамина, – словах, проповедях, речах и статьях – является  духовная жизнь в Церкви. К размышлениям, которыми делится архимандрит Вениамин с читателями «Таврических епархиальных ведомостей», он не раз будет возвращаться во время революции, гражданской войны, времени изгнанничества и возвращения на Родину. Уяснение эволюции во взглядах владыки Вениамина по поводу важнейших событий церковной и гражданской истории невозможно без продолжения изучения его деятельности и творчества во время пребывания на других кафедрах и епархиях Русской Православной Церкви.

[1] Светозарский А. К. Митрополит Вениамин (Федченков) // Православная энциклопедия / под ред. Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. – М., 2004. Т. 7: Варшавская епархия – Веротерпимость. С. 652-654.
[2] Там же.
[3] ГАРК. Ф. 330. Оп. 1. Д. 113. Л. 19.
[4] ГАРК. Ф. 113. Оп. 1. Д. 330. Л. 19.
[5] Там же.
[6] Гриневич Н. Н., Ильинский А. О. Митрополит Вениамин (Федченков) как ректор Таврической духовной семинарии // Таврические духовные чтения: матер. междунар. науч.–практ. конф. Симферополь, 2013. Т. 2. С. 72-77.
[7] Вениамин (Федченков), архим. Торжество престольного праздника в духовной семинарии // Таврический церковно-общественный вестник. 1912. № 4. С. 129-132.
[8] Вениамин (Федченков), архим. Приветственное слово к воспитанникам Таврической семинарии // Таврический церковно-общественный вестник. 1912. № 3. С. 37-43.
[9] Вениамин (Федченков), архим. Приветственное слово к воспитанникам Таврической семинарии // Таврический церковно-общественный вестник. 1912. № 3. С. 37-43.
[10] Вениамин (Федченков), архим. Св. Василий Великий как пастырь – устроитель Церкви // Таврический церковно-общественный вестник. 1912. № 17. С. 673-693; № 18. С. 699-708.
[11] Вениамин (Федченков), архим. Последние дни пребывания в Симферополе бывшего инспектора семинарии иеромонаха Лаврентия и его отъезд к новому месту служения // Таврический церковно-общественный вестник. 1912. № 9. С. 374-380; № 10-11. С. 422-423.
[12] Вениамин (Федченков), митр. Записки архиерея / коммент. С. Фомин. М., 2002. С. 389.
[13] Там же, С. 390.
[14] Прищип С. В. Роль святоотеческой и житийной литературы в духовном становлении православного христианина: епископ Феофан (Быстров), митрополит Вениамин (Федченков), архиепископ Серафим (Соболев) // Таврические духовные чтения: матер. междунар. науч.-практ. конф. Симферополь, 2013. Т. 2. С. 87.
[15] Вениамин (Федченков), архим. Последние дни Преосвященнейшаго Епископа Феофана в Тавриде // Таврический церковно-общественный вестник. 1912. № 23-24. С. 904-924.
[16] ГАРК. Ф. 113. Оп. 1. Д. 346. Л. 138.
[17] Вениамин (Федченков), архим. Богословский праздник в духовной семинарии // Таврический церковно-общественный вестник. 1912. № 28. С. 1046-1048.
[18] Марущак В. Архиепископ Димитрий (в схиме Антоний) Абашидзе. Симферополь, 2005. – 320 с. : ил.
[19] Вениамин (Федченков), архим. Богословский праздник в духовной семинарии // Таврический церковно-общественный вестник. 1912. № 28. С. 1046-1048.
[20] Вениамин (Федченков), архим. Слово в прощальное воскресенье // Таврический церковно-общественный вестник. 1913. № 6. С. 167-172.
[21] Вениамин (Федченков), архим. Встань спящий и воскресни из мертвых! (Слово на Новый год) // Таврический церковно-общественный вестник. 1913. № 1–2. С. 1-19.
[22] Вениамин (Федченков), архим. Слово в день 300-летняго юбилея Царствующаго Дома Романовых // Таврический церковно-общественный вестник. 1913. № 7-8. С. 246-257.
[23] Вениамин (Федченков), архим. Слово в неделю всех Святых // Таврический церковно-общественный вестник. 1913. № 16. С. 513-524.
[24] Вениамин (Федченков), архим. Слово в неделю всех Святых // Таврический церковно-общественный вестник. 1913. № 16. С. 513-524.
[25] ГАРК. Ф. 113. Оп. 1. Д. 346. Л. 138.
[26] Вениамин (Федченков), архим. Встань спящий и воскресни из мертвых! (Слово на Новый год) // Таврический церковно-общественный вестник. 1913. № 1–2. С. 1-19.
[27] Вениамин (Федченков), архим. Запросы жизни. Вниманию наших читателей : предисл. // Таврический церковно-общественный вестник. 1913. № 6. С. 183-184.
[28] Прищип С. В. Роль святоотеческой и житийной литературы в духовном становлении православного христианина: епископ Феофан (Быстров), митрополит Вениамин (Федченков), архиепископ Серафим (Соболев) // Таврические духовные чтения: матер. междунар. науч.-практ. конф. Симферополь, 2013. Т. 2. С. 85-97.
[29] Вениамин (Федченков), архим. Что такое «живое» проповедническое слово? // Таврический церковно-общественный вестник. 1912. № 4. С. 90-105; № 8. С. 281-294; № 9. С. 342-354.
[30] Там же.
[31] Там же.
[32] ГАРК. Ф. 113. Оп. 1. Д. 346. Л. 138.
[33] Вениамин (Федченков), архим. Открытие церковного археологического общества // Таврический церковно-общественный вестник. 1913. № 9. С. 351-353.
[34] Вениамин (Федченков), архим. К духовенству Таврической епархии от Церковного историко-археологического общества // Таврические Епархиальные Ведомости. 1913. №11. С. 166-169.
[35] Калиновский В. В. «Древностей – и замечательных, и интересных, и красивых – непочатый уголок» : церковное крымоведение (1873-1920). К.; Симферополь, 2012. С. 321.
[36] Там же.
[37] Вениамин (Федченков), архим. Первое предвыборное собрание духовенства // Таврический церковно-общественный вестник. 1912. № 18. С. 740-744.
[38] ГАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 4310. Л. 10.
[39] Астапов А., иер. Участие Таврического духовенства в выборах в IV Государственную Думу 1912 года // Таврические духовные чтения : матер. междунар. науч.–практ. конф. – Симферополь, 2013. Т. 2. С. 45-51.
[40] Вениамин (Федченков), архим. По случаю предстоящих выборов в Государственную Думу // Таврический церковно-общественный вестник. 1912. № 16. С. 649-656.
[41] Астапов А., иер. Участие Таврического духовенства в выборах в IV Государственную Думу 1912 года // Таврические духовные чтения : матер. междунар. науч.–практ. конф. – Симферополь, 2013. Т. 2. С. 45-51.
[42] ГАРК. Ф. 113. Оп. 1. Д. 346. Л. 138.

Материал взят с сайта МДА


Источник: Московская духовная академия