Какой из меня вообще священник будет?

Московская Сретенская Духовная Семинария

Какой из меня вообще священник будет?

1182



«Мое воцерковление связано с первой любовью», - рассказал Заза Хасия, в крещении – Михаил. После первого неосознанного участия в церковной жизни Михаилу предстояло снова оказаться в храме, а после - отслужить в разведке, поработать в бизнесе и сделать выбор в пользу поступления в семинарию.

Первая любовь привела меня в храм

Мое воцерковление связано с первой любовью. Я полюбил девушку, которая не сразу мне ответила взаимностью. Мы долго дружили. Два года я добивался ее.

Ее семья оказалась воцерковленная. Члены семьи меня полюбили, приняли как родного и потихоньку начали приобщать к церковной жизни: «Заза, не хочешь с нами на службу пойти?» - «Да, почему бы и нет». «Не хочешь с нами по святым местам поездить?»

Я соглашался. Мы ездили в Дивеево, по многим другим святым местам. Так что я участвовал в паломнических поездках и ходил на службы. Всё это происходило без глубокого осознания, но внутри я понимал, что храм - святое место, всё это очень важно. Тогда и были заложены семена веры, и с того времени прорастали.

Благодать и непрестанная молитва

Большая перемена случилась в 18 лет. Я прочитал книгу «Флавиан». Книга впечатлила, что-то внутри отозвалось, и я стал ходить в храм.

Скачок был огромным. С того времени меня буквально несло к Богу. Я много молился, всегда посещал богослужения. И в этот период произошел первый мистический опыт – Господь дал мне почувствовать Себя. Всё, что со мной происходило на тот момент, я не осознавал.

Насколько понимаю сейчас, Бог дал мне почувствовать благодать. У меня «текла» молитва Иисусова. Общаешься с человеком, а в тебе произносится молитовка; просыпаешься утром, еще не успел прийти в себя, а молитовка «течет». Это невероятная радость.

Когда я причастился в тот период, случилось что-то неописуемое. Это нельзя никак объяснить. Пока с другим человеком этого не произойдет, ты никак ему этого не опишешь.  Передать словами невозможно. Это не наше какое-то чувство умиления или радости, а что-то извне. Слово «блаженство» очень хорошо подходит к этому состоянию.

Некоторые вещи я чувствовал наперед. Просто иду и вижу, что ко мне сейчас подойдет человек, и у нас с ним будет диалог. И я весь этот диалог знаю. Это не из серии «Привет! Как дела?», а прям конкретный развернутый диалог на определенную тему. Но потом в какой-то момент Господь «свернул эту лавочку». Дал попробовать, почувствовать, прикормил, а потом был период застоя и падения, когда начинаешь просто ползти к Богу, тяжко всё.

Между внешней разведкой и семинарией

Вскоре меня забрали в армию. Срочную службу я проходил в спецназе, в разведке. Тогда передо мной встал выбор: закончить срочную службу и устроиться в структуры или поступать в семинарию. Мысли о священстве периодически посещали. Но был вариант пойти во внешнюю разведку, и он мне тоже нравился.

Когда срочная служба закончилась, желание пойти во внешнюю разведку пересилило. И я пытался устроиться на службу. Но нигде меня не брали. Пытался пойти в ФСБ, в ФСО, но мне говорили: «Мальчик, ты грузин, у тебя не получится». Там проверки очень серьезные – а у меня родственники за границей. Говорили, что на меня могут оказать давление через родственников, которые не защищены, и поэтому ни в какие силовые структуры меня не возьмут.

Бог не давал накопить большую сумму

После армии я начал работать в аутсорсинговой компании в сети ресторанного бизнеса. Друг помог туда устроиться, и там я успешно работал. Мы начали зарабатывать хорошие деньги, и тогда встал вопрос о правильном использовании финансов, правильном к ним отношении. И меня понесло.

Я вырос в небогатой семье, и мне всегда хотелось чего-то добиться. Не каких-то там золотых гор, а именно обычного человеческого заработка, чтобы создать семью и обеспечить ее всем необходимым, всем тем, чего не было у меня. И я старался потихоньку двигаться к этой цели. Чего только не делал – и на стройке работал, и где только не работал.

Когда тебе 21-22, и ты начинаешь зарабатывать много денег, у тебя появляются соблазны: купить дорогую машину, шмотки. У меня тогда появилась BMW 5.

Бог не давал переходить за те рамки, за которые нельзя переходить. Он не давал накопить большие суммы. Когда у меня получалось какую-то сумму собрать, появлялись непредвиденные обстоятельства, приходилось тратить накопления. В общем, я всегда чувствовал этот «контроль».

Я очень плохой жизнью жил, и именно поэтому были всегда такие мысли: «Какой из тебя вообще священник будет? Где твое прошлое, а где священник?». Для меня образ священника был чем-то заоблачным.

Хотя я с самого начала хотел стать священником, с 18 лет. Как только стал делать первые шаги в церковной жизни. Но каждый раз отодвигал свое желание назад, не решался. Возникали разные препятствия.

У меня был страх, который не пускал к окончательному принятию решения. Привязанность ко многим вещам мешала. К деньгам, например. Правильное отношение к деньгам тоже надо сформировать. Как бы тебе не говорили, что деньги в руках Божиих и Господь тебе даст ровно столько, сколько нужно - пока ты сам в этом не убедишься, пока сам не прочувствуешь, так и будешь к этим словам формально относиться.

В чем мой главный талант?

Но в работе и бизнесе я был очень несчастлив. Чувствовал, что моей душе чего-то не хватает. Я задавал себе вопросы: «В чем мой главный талант? Какой Господь дал мне талант?», ведь каждому человеку Господь дает тот самый главный талант, и я очень долго искал ответ на этот вопрос.

Не знаю, возможно, это странно прозвучит, но моим главным талантом оказалось то, что я всегда пытался спрятать. То, что я всегда считал за порок. Моим главным талантом оказалось то, что у меня женское, материнское сердце. То есть при всей моей внешней брутальности, у меня всегда было такое сердце, и я пытался это прикрыть. Всегда считал, что мужчина не должен быть таким. Но в один прекрасный момент понял, что это важный дар, который я бы очень хотел посвятить Богу и людям.

И в этот период снова возникали порывы пойти учиться на священника, я даже поступал в ПСТГУ. Я прошел вступительные и началась учеба. Меня пересилила мысль: «Кого я обманываю? Где я, а где священник?»

Если Богу угодно, я буду священником

Из ПСТГУ я все-таки ушел. И пошел учиться на психолога в Иоанно-Богословский институт. Важная история связана с поступлением. День поступления пришёлся на время, когда праздновалась преподобномученица Елизавета - княгиня Елизавета Фёдоровна Романова. В день ее памяти я пришел в Сретенский монастырь, в храм Новомучеников. И познакомился там с семинаристами, совершенно случайно.

Исповедь уже прошла, а я не знал, что она проходила в нижнем храме. Обратился к одному семинаристу, и он мне помог - позвал батюшку. Мы с ним разговорились, обменялись контактами. Прошло время, и он предложил мне приехать в гости.

Когда семинарист проводил мне экскурсию по семинарии, он сказал: «Не хочешь пойти в нашу духовную школу учиться?». В тот момент я думал, что это вообще не моя история. Но как раз через полгода, когда начал думать и снова начал склоняться к мысли о священстве, тогда я вспомнил случай с семинарией и решил поступать именно в Сретенскую семинарию.

Во время учебы в Иоанно-Богословском институте понял, что как бы я не считал, что недостоин быть священником, я обязан сделать то, что в моих силах. А всё остальное сделает Господь - если Ему будет угодно, то я стану священником.

Наверное, это очень громко звучит, но священство – это действительно призвание, душа тянется к этому. Особенно это чувствуется, когда начинаешь внимательно относиться к духовной жизни. Когда ты стараешься, молишься, не пропускаешь богослужения, не допускаешь больших падений в грехах.

«Я вас понял, матушка, спасибо»

Наверное, у многих людей есть святые, которые особенно отзываются в сердце, как никто другой из святых. Для меня это святая Елизавета Фёдоровна Романова. Она мне как духовная мать, которая воспитывает, которая меня ведет.

Когда я для себя ее открыл, она меня поразила своей жертвенной жизнью, своей любовью к мужу и глубиной понимания брака, мне всегда хотелось так же. И в тот период, когда я поступал, я очень просил ее помочь и ездил к ней в Марфо-Мариинскую обитель, умолял: «Матушка, пожалуйста, подскажи мне, есть ли воля Божия на поступление?». Потом ездил к преподобному Сергию в Лавру.

Когда я приехал на вступительные экзамены, меня распределили жить в одну из келий. Семинарист провел меня, показал рукой на кровать и сказал: «Вот тут ты будешь жить». А я смотрю - рядом две иконы. Елизаветы Фёдоровны и преподобного Сергия. Меня это так удивило, что я вслух сказал: «Я вас понял, матушка, спасибо». Это мое маленькое чудо.

Осмысление

До воцерковления у меня была жизнь обычного парня, который жил в определенных мужских понятиях, для меня это было всегда важно. Всё это было важным, пока я не понял, что на самом деле в вере, любви и Боге есть вещи, которые важнее этих понятий.

Когда по мужским понятиям тебе надо поставить человека на место и не проявить слабину - в вере ты должен поступить по-другому, ты должен стерпеть и простить ради Христа. Но это было тяжело сделать, потому что в некоторых моментах я просто рубил и понимал, что именно так должен мужчина сделать. Это был переход от справедливости к любви.

Сейчас я счастлив как никогда раньше. Я понимаю, что я на своем месте - на том месте, которое уготовал мне Господь. Я не знаю, что будет потом, я не знаю, стану священником или нет. Но сейчас я понимаю, что Господь хочет, чтобы я был тут, и невероятно от этого счастлив.


Подготовил Сергей Витязев