Правовой статус Церкви в Риме IV–VI вв.: возможности социальной деятельности

Московская Сретенская Духовная Семинария

Правовой статус Церкви в Риме IV–VI вв.: возможности социальной деятельности

Андрей Панкратов 541



Имея материальную базу и постоянные источники доходов, никакая деятельность не может полностью осуществляться без одобрения со стороны государства. Новая политика первого христианского римского императора Константина I, направленная на распространение веры, подразумевала юридическое оформление свобод и привилегий Церкви. Таким образом, появилась возможность дальнейшего расширения Церкви как института и упрочения ее положения в обществе для социальной работы.


Содержание:

  • Миланский эдикт
  • Недвижимое имущество Церкви
  • Привилегии и обязательства клира
  • Миланский эдикт

    Вместе с Миланским эдиктом 313 года христианству был дан равный статус со всеми остальными религиями, известными в империи. Сам эдикт ― это юридическое оформление договора между Константином и Лицинием о проводимой религиозной политике[1]. Текст самого постановления, хотя и не дошел до нас в подлиннике, но сохранился у христианского писателя Лактанция в форме латинского рескрипта Лициния, данного на имя префекта Никомедии 13 июня 313 года[2], у Евсевия Кесарийского в «Церковной истории» ― в серии документов, переведенных с латинского на греческий, как «копия императорских постановлений в переводе с латинского»[3].

    Дошедший до нас текст эдикта у Евсевия говорит следующее: «С давних пор, считая, что не следует стеснять свободу богопочитания, но, напротив, надо предоставлять уму и воле каждого заниматься Божественными предметами по собственному выбору, мы издали повеление как всем другим, так и христианам, хранить свою веру и свое бoгoпoчитaниe. Но так как в указе, содержавшем это разрешение,были упомянуты неопределенно многие и различные вероисповедания, то, возможно, некоторые вскоре лишились возможности хранить свою веру.

    Казалось, что христианам не дается никаких привилегий, кроме относительной свободы и отмены необходимости скрываться, поскольку она ставилась лишь наравне с остальными религиями

     Когда же я, Константин август, и я, Лициний август, благополучно прибыли в Медиолан и обсуждали всё, что относится к общей пользе и благополучию, то среди прочего, что сочли мы во многих отношениях полезным для всех, решили прежде всего издать постановление, которое поддерживало бы страх Божий и благоговение, то есть даровать и христианам и всем свободно, по своему собственному желанию, выбирать веру, дабы небесное Божество, как бы Его ни называли, относилось благосклонно и к нам, и к подданным нашим. Итак, руководствуясь здравым и правым смыслом, мы объявляем следующее наше решение: никому не запрещается свободно избирать и соблюдать христианскую веру и каждому даруется свобода обратить свою мысль к той вере, которая, по его мнению, ему подходит, дабы Божество ниспосылало нам во всех случаях скорую помощь и всякое благо...Отныне всякий, свободно и просто выбравший христианскую веру, может соблюдать ее без какой бы то ни было помехи... мы даровали христианам полное право совершать богослужение. Поскольку же им даруется неограниченная свобода, то...дается свобода и другим, по желанию, соблюдать свою веру, что и соответствует нашему мирному времени… Так определено нами, дабы не казалось, будто мы умаляем достоинство какой-либо веры»[4]. Казалось, что христианам не дается никаких привилегий, кроме относительной свободы и отмены необходимости скрываться, поскольку она ставилась лишь наравне с остальными религиями, и, по мнению Константина, была вполне совместима с язычеством[5].

    Практическая значимость эдикта выражалась во второй части: «Кроме того, касательно христиан мы постановляем следующее: если места, в которых они раньше собирались..., куплены у нашей казны или у кого-либо, то пусть их вернут христианам безвозмездно, без возврата заплаченной за них суммы, немедленно и беспрекословно. Равным образом, получившие такие места в дар должны немедленно вернуть их христианам. И если, купившие эти места или получившие их в дар, хотят просить за них ... вознаграждения, то пусть обратятся в суд к нашему правителю, и наша милость не оставит их просьбы без внимания. Все это...должно быть возвращено христианскому обществу без промедления... А чтобы закон этот, свидетельствующий о нашем благожелательстве, был доведен до сведения всех, (следует) написанное нами обнародовать всюду и сообщить всем, дабы закон, данный по нашей доброте, оказался всем известен»[6]. Таким образом, христианство не только стало свободной религией, но и вступало под защиту государства. И хотя это не дает основания говорить, что христианство заняло господствующее положение в империи, тем не менее Миланский эдикт сыграл огромную роль в изменении положения христианства в империи. Господствующее в империи язычество было выведено из статуса государственной идеологии и поставлено наравне со всеми остальными религиями.

     

    Недвижимое имущество Церкви

    Равное положение религий продлилось недолго. Согласно Евсевию, «чем больше Константин убеждался в истинности выбранной им веры, тем суровее становились меры, применяемые против язычников»[7]. Вместе с Евсевием, другие церковные писатели и историки сообщали о том, что Константин вел активную политику в борьбе с язычеством. В частности, историк Сократ Схоластик, живший в IV-V вв. пишет: «Царь Константин, разрушив капища язычников, в разных местах создал много церквей»[8]. Однако, исследователь А. Рудоквас пишет: «Первое документально зафиксированное законодательное ущемление язычества относится ко времени императора Констанция, а окончательное запрещение всяческих проявлений языческого культа имело место лишь в эпоху Феодосия Великого»[9].

    Император очень почитал епископский сан, поскольку в нем он видел прямую преемственность от апостолов, и даже себя называл «епископом внешних дел» Церкви

    Тем не менее отход от язычества и политика, направленная на возвышение христианства и его защиту со стороны государства, делала необходимостью предоставление Церкви прав юридического лица в гражданских правоотношениях. Поскольку до этого времени, по словам Н. С. Суворова, «имущество, составлявшееся из приношений христиан и находившееся в управлении епископа, не было имуществом юридического лица, если только христианская община в том или ином городе не легитимировала себя перед правительством как одна из похоронных коллегий»[10]. Однако, стоит отметить, что в законах императора Константина, Церковь представлялась в виде коллегии, которые были распространены в Римской империи того времени. И все же, по словам исследователя И. А. Покровского, «отдельные Церкви уже рассматривались как самостоятельные юридические субъекты ― церковные учреждения, находящиеся под наблюдением церковных властей (епископов). Так, законом 321 г. Константин Великий утвердил за Церковью право приобретать недвижимое имущество и владеть им. В силу этого акта она стала принимать в свое владение имения от ревностных христиан, особенно по духовным завещаниям. Закон 321 года разрешил также делать всевозможные вклады в христианские церкви»[11].

     

    Привилегии и обязательства клира

    Стоит отметить, что большие привилегии во время правления императора Константина получило духовенство. Это объясняется его личным отношением к священнослужителям. Император очень почитал епископский сан, поскольку в нем он видел прямую преемственность от апостолов, и даже себя называл «епископом внешних дел» Церкви. Слова Константина относительно льгот духовенству приводит его современник Евсевий: «Так как во многих случаях обнаруживается, что пренебрежение к вере... влечет за собой великие народные бедствия, а соблюдение ее, согласное с законами, доставляет, по благоволению Божию, великое благополучие Римскому государству и всем человеческим делам особенное счастье, то нами решено,...что мужи, отличающиеся должной святостью, повинующиеся закону и отдающие свои силы на службу Божественной вере, должны получить награду за свои труды. Поэтому лиц, отдавших себя на служение этой святой вере (обычно их называют клириками), желаю я раз навсегда освободить от всех общественных обязанностей, дабы не были они отвлекаемы от служения Богу каким-нибудь обманом или святотатственным поползновением, но без всякой помехи исполняли свой закон. Если они будут служить Богу со всей ревностью, то это принесет много пользы и делам общественным»[12].

    Это породило своеобразный иммунитет духовенства, благодаря которому оно не платило налоги. Существует мнение, что состоятельные люди специально уходили в клир, чтобы избежать уплаты налогов и рекрутских наборов в армию. В 320 г. император Константин издает указ, согласно которому запрещается рукополагать в клир тех, кто должен избираться в городские курии, чтобы они не могли таким образом освободиться от куриальных обязанностей[13]. Также запрещалось рукополагать людей, принадлежавших к куриальным семьям, или «декурионам» (не семейным). В то же время, налоговый иммунитет клириков давался уже на самой нижней ступени иерархии, начиная со чтецов[14].

    Привилегия, дававшая право не платить налоги церковным землям, была отменена на Западе в 441 г. императором Валентианом III

    При Юстиниане, однако, эти привилегии снимаются, и известно, что было разрешено куриалам становиться священниками. Возникает система, при которой куриала, который находится в сане более 10 лет, оставляют священником, хотя император Феодосий II законом 410 года отменил эту привилегию, отправив обратно на куриальные должности клириков, прослуживших более 10 лет. В клире могли остаться лишь те, кто отказывался от своего имущества в пользу курий[15].

    В 400 году император Гонорий запрещает рукополагать в клирики тех, кто отправляется на военную службу: солдат и их детей[16]. И наконец, принудительная мера, когда церковь строится на чей-то территории, то в нее клириками нельзя назначить никого кроме тех, кто родился в этом месте. Такие меры были приняты из-за того, что налоги, которые не платит клирик, будут распределены между всей деревней[17].

    Чтобы избежать ситуации, когда человек идет в клир для того, чтобы не исполнять своих обязанностей, а потом из клира уходит и начинает мирскую жизнь, надеясь на свой иммунитет, было определено, что тот, кто выходит из клира, возвращается в то сословие, в котором он был по рождению и вписывается в служащие курии или коллегии, где он будет полезен обществу[18].

    Другим освобождением от обязанностей перед государством стало освобождение клира от обязанности размещать солдат и чиновников[19], а также указом 360 г. клирики и их семьи освобождались от уплаты земельного налога[20]. Но уже Констанцием, преемником императора Константина, вносятся изменения в этот закон, и от уплаты налога на землю освобождаются только земли Церкви, а те земли, которые принадлежат лично клирикам ― облагаются налогом наравне с другими[21]. Полностью привилегия, дававшая право не платить налоги церковным землям, была отменена на Западе в 441 г. императором Валентианом III[22].

    Следующей привилегией для клириков было освобождение от тяжелых (физических) обязанностей[23]. Список этих обязанностей на физическую тяжелую или ручную работу приводится в 16 книге Кодекса Феодосия: «Сбор хлеба для армии, в Риме и Константинополе обязанности булочников, перевозка продуктов питания или материалов по второстепенным дорогам, за исключением тех, которые ведут к границам или экспедициям в Иллирике, изготовление угля из дерева, кроме монетных мастерских и военных заводов, заготовка древесины, извести, общественные работы, содержание дорог и мостов»[24]. Также, согласно этому указу, духовенство освобождалось от рекрутского набора и взноса сборщикам налогов и легатам[25].

    Всего к привилегиям клириков, согласно указам императоров IV века, можно отнести:

    ·                    освобождение от сверхобязанностей, т.е. от уплаты религиозных сборов[26];

    ·                    освобождение от дебельного налога, от сбора золота, в случае военной опасности[27];

    ·                    освобождение от перевозки продуктов питания ― анонарный налог ― налог натуральный, который везли к армии[28];

    ·                    освобождение от личных работ[29].

    ·                    освобождение от хрисаргира ― налога, который был введен с 314 по 318 г. и взимался каждые 4 года с ремесленников и коммерсантов, или, как о нем говорят исследователи, ― пошлина производства. Этот налог представлял собой подать, собиравшуюся с любого вида собственности, которая существовала со ввода ее императором Константином в 314 г. до его отмены императором Анастасием I в 498 г. Существует несколько точек зрения относительно характера этого налога. Некоторые исследователи считают, что это налог промышленности и торговли, другие, что это сбор с купцов на право торговли. Однако, если рассматривать его название, то произошел он от двух греческих слов: χρυσός (золото) и ἄργυρος (серебро). Соответственно, собирался он в монетах из этих металлов. Тем не менее все исследователи сходятся во мнении, что от этого налога было освобождено духовенство.

    Важно понимать, что эти привилегии, которые давались духовенству христианской Церкви не относились к представителям других религий. Это выражалось, в первую очередь, недовольством язычников, которые относительно недавно обладали господствующими правами в империи, а поскольку их влияние некоторое время оставалось велико на курии небольших городов, то они стремились к тому, чтобы за христианским клиром не признавались дарованные ему привилегии[30]. Для этого в 313 г. императором был издан новый указ, который объявил полный иммунитет, освобождавший духовенство от всех гражданских обязанностей. Кроме того, этот иммунитет также распространялся на семьи клириков и их потомков[31].

    В 398 г. был издан указ, согласно которому при нехватке клириков, епископы должны брать новых не из куриалов, а монахов

    Изданием подобных указов, которые освобождали клир христианской Церкви от обязанностей перед государством, император преследовал цель дать возможность всему духовенству исполнять свои служебные обязанности без необходимости отвлекаться на какие-либо другие. Тем самым это открывало перед Церковью возможность более успешного распространения в империи, поскольку теперь в клир можно было избирать любого гражданина, препятствием которому ранее были его муниципальные обязанности.

    У иммунитета духовенства была и другая сторона. Поскольку клир освобождается от муниципальных обязанностей, то, соответственно, духовенство не может быть членами городских курий. А поскольку государство не могло ослабить финансовые силы курий, то указом 320 г. было объявлено, что «в клирики должны поставляться лица, которые имеют состояние незначительное; наоборот, лица, обладающие большим состоянием, не должны были поставляться в клир, так как должны были нести общественные обязанности»[32]. В 326 г. император повторил и дополнил свой указ, о чем пишет профессор В.В. Болотов: «Константин расширил свой указ в том смысле, что ″богатые должны нести тяготы века, а бедные могут находить себе поддержку в богатствах Церкви. Посему Церкви надлежало брать в клирики из людей бедных″»[33]. Но Церковь тоже имела желание принимать в клир не только бедных, но и состоятельных людей, поэтому императорам приходилось считаться с интересами двух сторон: Церкви и курий. То есть законодательство относительно данного вопроса было нестабильно и постоянно изменялось.

    В 353 г. был издан закон Констанцием, согласно которому все представители церковного клира освобождались от общественных повинностей[34]. В 361 г. император ограничил группу людей, которые подпадали под это освобождение, оставив отмену повинностей только для епископов[35]. Профессор В.В. Болотов также приводит этот закон, но более подробно: «Только епископы, какое бы имущество они ни имели, должны быть свободны от куриальных обязанностей. Начиная от пресвитеров и до низших клириков, духовенство могло свободно располагать своим имуществом, если только оно избиралось на клировые должности по требованию народа и с согласия курии. Если же окажется, что некоторые из клириков не имеют разрешения курии и вступят в клир по своим проискам, то они свободны от куриальных обязанностей лишь в том случае, если они передадут 2/3 своего имущества родственникам, которые за них должны поступить в курию. Если же они не имеют родственников, то 2/3 их состояния обращается в собственность курии»[36].

    Таким образом, исходя из закона, можно заключить, что для освобождения от куриальных обязанностей в любом случае необходимо передать курии 2/3 своего имущества. Однако, уже в 364 г. новым указом было постановлено, что «все имущество передавалось в курию, если кто желал освободиться от нее»[37].

    Поскольку налоговый и муниципальный иммунитет духовенства сыграл большую роль в увеличении его штата, то уже в 320 г. был издан указ, по которому Церковь могла принимать клириков только на место умершего. Также о необходимости определения штата клириков пишет в своих Новеллах император Юстиниан, где указывается число клириков в Церкви святой Софии в Константинополе и ближайших трех храмах, приписанных к ней: «60 пресвитеров, 100 диаконов, 40 диаконис, 90 иподиаконов, 110 чтецов и 25 певцов, итого 425 лиц, да еще плюс 100 привратников»[38].

    Но здесь находится источник столкновения интересов государства и Церкви, поскольку c возвышением Церкви и увеличением её членов возникала потребность к увеличению и числа клириков. Поэтому ограничить штаты навсегда было нельзя, и государство передало решение этого вопроса епископам. Однако контроль за постановлением клириков продолжался. Так, в 398 г. был издан указ, согласно которому при нехватке клириков, епископы должны брать новых не из куриалов, а монахов[39]. А закон 399 г. гласил, по свидетельствам профессора В. В. Болотова, «низшие клирики ― чтецы, певцы и др., несмотря даже на полное отречение от имущества, не должны считать себя свободными от куриальных обязанностей»[40]. Таким образом, государство, давая определенные льготы духовенству, одновременно с этим как бы указывало, кого можно постанавливать в клир. Противостояние клира и куриалов продолжалось и далее, поскольку в 439 г. был объявлен запрет на поступление куриалов в клир, а в 458 г. все лица, которые пришли в клир из куриалов до степени диакона, должны были вернуться к исполнению своих куриальных обязанностей.

    Таким образом, хоть законы и предусматривают привилегии Церкви, тем не менее они накладывали на нее свои обязательства. Но даже несмотря на это нельзя считать, что Церковь была обременена непосильными налогами. По мнению профессора В.В. Болотова, «если Церковь считала immunitates тягостными, она могла отказаться от них, но она ведь признавала, а не отказывалась»[41].

    Относительно налогов на недвижимое имущество Церкви, то экономическое положение империи не позволяло кому-либо пользоваться освобождением от них. И если в 313-315 гг. был издан закон, который освобождал Церковь от уплаты имущественного налога, то по мнению В. В. Болотова, «на самом деле закон этот освобождал от подати только церковные здания как места богослужения, а не принадлежащую церкви недвижимую собственность от налога. Обыкновенные государственные подати церковные земли уплачивали всегда, и император Константий в 359 г. отклонил просьбу ариминского собора об освобождении церквей от них»[42].

    Другие послабления в налогах выражались в соответствии с интересами самой Церкви и духовенства, которые, исполняя слова апостола Павла, «трудимся, работая своими руками» (1Кор. 4:12), добывали пропитание своей деятельностью. В этом плане государство давало клиру льготы в торговле, освободив его от уплаты налогов указом императора Констанция в 343 г. Однако, при императоре ВалентеII, в 364 году эта привилегия была отменена. На Западе не полностью. В 379 г. император Грациан издал закон, сведения о котором мы находим у профессора В. В. Болотова: «В Италии и Иллирике духовные лица могли производить торговлю без налогов на сумму до 10 солидов, в Галии же ― до 15 солидов. Таким образом, в Галлии духовные лица беспошлинно могли производить торговый оборот на сумму 16 солидов»[43].

    Анализируя вышесказанное, можно сделать вывод, что государство предоставило Церкви правовую возможность для проведения социальной деятельности. При этом льготы и преференции клириков и Церкви сильно зависели от личности императора и интересов государства. В современном демократическом обществе Русская Православная Церковь и её духовенство находятся в более стабильном положении в сравнении с Церковью в Римской империи, поскольку изменение законодательства требует длительной процедуры и в разработке изменений принимает участие общество в лице Государственной Думы.

    чтец Андрей Панкратов

    Ключеввые слова: Церковь,социальная деятельность,Константин Великий, духовенство, христиане, язычество, привилегии, клир, налоги



    [1]Рудоквас А. Д. Очерки религиозной политики Римской империи времени императора Константина Великого. ― СПб., 2001. ― С. 56.


    [2]Поснов М. Э. История Христианской Церкви (до разделения Церквей ―1054 г.). ― Брюссель, 1964. ― Репринт Киев, 1991. ― С. 253-254.

    [3]ЕвсевийПамфил. Церковная история. Кн. 10,5. ― М., 2001. ― С.450.

    [4]Там же.С. 450-452.

    [5]Васильев А. А. История Византийской империи. Время до Крестовых походов (до 1081 г.). ― СПб.,Алетейя, 2000. ― С. 103.

    [6]ЕвсевийПамфил. Церковная история. Кн. 10,5. ― М., 2001. ― С. 452-453.

    [7]Евсевий Памфил. Жизнь Константина Кн. 4. Гл. 25. ― М., 2001.

    [8]Сократ Схоластик. Церковная история. Кн.1.Гл.18.― СПб., 1850.

    [9]Рудоквас А. Очерки религиозной политики Римской империи времени императора Константина Великого. ― СПб., 2001. ― С. 61.

    [10]Суворов Н. С. Учебник церковного права. ― М: Изд-во Зерцало, 2004. ― С. 380.

    [11]Покровский И. А. История римского права. ― Минск, 2002.

    [12]Евсевий Памфил.Церковная история. Кн. 10,7. ― С.458.

    [13]Theodosiani Libri XVI cum Constitutionibus Sirmondianis etleges novella ead Theodosia numpertinentes / Ed. Th. Mommsen et P.Meyer.Vol.I.― Berol., 1905.― Col.42. (Далее: CTh)

    [14]CTh. XVI. 2, 33.

    [15]CTh. XII.1.172.

    [16]CTh. VII.2.12.

    [17]CTh. XVI.2.33.

    [18]CTh. XVI.2.39.

    [19]CTh. XVI. 2. 8.

    [20]CTh. XVI. 2. 10.

    [21]CTh. XVI. 2. 15.

    [22]Morisson C. Le Monde Byzantin I. L'Empire romain d'orient (330-641) ― Paris: Press Universitaires de France, 2004.

    [23]CTh. XVI.2. 14; 356; XVI. 2. 14. 40; CTh. XI. 16. 21-22.

    [24]CTh. XI. 16. 15. 18.

    [25]CTh. XVI. 2. 40; XI. 16. 21-22.

    [26]CTh. XVI. 2. 8 (343 г.); Закон Константина, который не сохранился (cр.: CTh. XVI. 2. 40; CTh. XI. 16. 21-22)

    [27]CTh. XV. 2. 40.

    [28]CTh. XV. 2. 10. 14; CTh. XVI. 2. 40.

    [29]CTh. XVI. 2. 24.

    [30]Болотов В. В. Лекции по Истории Древней Церкви. Т.3. ― СПб., 1907. ― С. 198-203.

    [31]Ульгорн Г. Христианская благотворительность в Древней Церкви. ― СПб., 1899. ― С. 238-240.

    [32]Болотов В. В. Лекции по Истории Древней Церкви. Т.3. ― СПб., 1907. ― С. 205.

    [33] Там же.

    [34]Ульгорн Г. Христианская благотворительность в Древней Церкви. ― СПб., 1899. ― С. 263.

    [35]Там же. С. 264.

    [36]Болотов В. В. Лекции по Истории Древней Церкви. Т.3. ― СПб., 1907. ― С. 202.

    [37] Там же. С. 203.

    [38] Codex Iustinianus / Recognovit Paulus Krueger. XVI. 32. 5. Col. 38.― Berolini, 1888. (Далее: CJ)

    [39]Болотов В. В. Лекции по Истории Древней Церкви. Т.3. ― СПб., 1907. ― С. 203-204; См. также: Marquardt J. Römische Staatsverwaltung. I-II. 3. Aufl. ― Leipzig 1884. III. ― P. 89.

    [40]Там же.

    [41] Там же. С. 203-204.

    [42] Там же. С. 210; См. также: Ульгорн Г. Христианская благотворительность в Древней Церкви. ― СПб., 1899. ― С. 274.

    [43]Болотов В. В. Лекции по Истории Древней Церкви. Т.3. ― СПб., 1907. ― С. 234; См. также: Ульгорн Г. Христианская благотворительность в Древней Церкви. ― СПб., 1899.



    Новости по теме

    Взаимоотношения между духовенством и другими сословиями в конце XIX – начале XX века Иерей Петр Украинцев Священник как духовный руководитель имел очень высокий статус в жизни села. Но существовали и разногласия, и недопонимания между разными сословиями, о которых не стоит забывать, чтобы понимать, в чем состояла трудность духовного окормления сельских жителей.
    Победа, победившая мир Иеромонах Афанасий (Дерюгин) «Сия есть победа, победившая мир, вера наша», — писал апостол Иоанн Богослов в конце первого века. Тогда римские императоры уже начинали гнать христиан, уже были преданы насильственной смерти все апостолы. Христиане были горсткой безумцев, выступавших против всесильной Римской империи...