Церковь и государство: принципы отношений, заложенные в Священном Писании

Московская Сретенская Духовная Семинария

Церковь и государство: принципы отношений, заложенные в Священном Писании

Сергей Попов 421



В современной России идет активная творческая работа по выстраиванию правового поля, определяющего взаимоотношения Церкви и государства. Cтатус Русской Православной Церкви стараются учесть не только в политической и культурной жизни страны, но и найти его отражение в федеральных законах. В связи с развитием этой темы полезно будет обратиться к истории появления государства как такового и этапам развития отношений между светской властью и Церковью по книгам Священного Писания.

Содержание:

  • Государство ― человеческое установление
  • Церковь и государство: взаимоотношения двух властей
  • Государство ― человеческое установление

    В древнем Израиле до конца правления судей существовала теократия. Но по мере того, как израильтяне все дальше удалялись от Бога и смотрели на устройство жизни соседних народов, они начали приходить к мысли о необходимости иметь земного царя. Сожалея о том, что израильтяне предпочли правления монарха правлению Господа через его пророков и судей, Господь принимает выбор людей и разрешает им иметь царя: И сказал Господь Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе; ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтоб Я не царствовал над ними… Итак послушай голоса их; только представь им и объяви им права царя, который будет царствовать над ними (1 Цар. 8:7,9). Целью же просьбы о даровании царя было создание единого государства, как у других народов. Иудеям того времени казалось, что земной правитель выведет на новый уровень существования государства.

    Из этого становится понятно, что государство ― это человеческое установление, предоставленная Богом возможность для людей согласно со свободным волеизъявлением устраивать общественную жизнь для того, чтобы стремиться в искаженной грехом земной реальности средствами мирской власти избежать больших грехов. Прот. Владислав Цыпин пишет: «Церковь и государство имеют разное происхождение и природу. Церковь основана непосредственно Самим Богом ― Господом Иисусом Христом; богоустановленность же государственной власти опосредована историческим процессом»[1]. Власть благословляется Богом, так как все устроено иерархично. В основе иерархии лежит принцип отношения нижестоящего вышестоящему. Этот принцип проявляется во всех сферах бытия. Государство реализует этот принцип в человеческих делах, как правило, несовершенно. Но основной смысл заключается в том, что всякая власть имеет божественное происхождение, поэтому Господь говорит Пилату: Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше (Ин. 19:11). В государстве указанный принцип реализуется конкретным человеком, т.е. государство ― это сочетание двух начал, божественного и человеческого. От человека ― правитель, а от Бога ― власть, как они сочетаются, такое и будет государство.

    В Римской империи государство было неразрывно связано с язычеством и подчинение римских граждан в деле культа было обязательным

    От власти же Господь требует, чтобы она была верна Его заповедям и заповедует представителям власти творить добрые дела: Итак, вот царь, которого вы избрали, которого вы требовали; вот Господь поставил над вами царя. Если будете бояться Господа и служить Ему, и слушать гласа Его, и не станете противиться повелениям Господа, то будете и вы и царь ваш, который царствует над вами, ходить вслед Господа, Бога вашего… А если не будете слушать гласа Господа и станете противиться повелениям Господа, то рука Господа будет против вас, как была против отцов ваших (1 Цар. 12:13-15). Можно при этом вспомнить, что Бог отверг Саула после того, как тот нарушил заповеди Господа (1 Цар. 16:1).

     

    Церковь и государство: взаимоотношения двух властей

    Перед тем, как появилось христианство, во всех государствах, кроме Иудеи, господствовало язычество. Проблемы взаимодействия государства и религии не стояло, так как верховным жрецом был, как правило, сам глава государства. В Римской империи государство было неразрывно связано с язычеством и подчинение римских граждан в деле культа было обязательным[2].

    Церковь ― совершенно особая организация, которая является уникальной отличительной чертой христианской религии. По словам А. Павлова, «дохристианская древность не знала ни религии, отрешённой от национальности, ни религиозного союза, отличного от государства ― сколько было наций, языков, столько и религий»[3]. Н. Суворов, акцентируя на этом внимание, дает определение Церкви: «Это союз людей, исповедующих христианскую религию, в отличие от национальных и политических союзов»[4]. Б. Чичерин дает подобное же определение: «Церковь есть союз верующих, то есть союз религиозный. Главная цель ее заключается в установлении отношений человека к Богу»[5]. Прот. Владислав Цыпин в своем определении обращает внимание именно на отношения человека и Бога: «Церковь ― это Божественное учреждение, в котором Святой Дух подаёт людям благодатные силы для духовного возрождения, спасения и обожения»[6]. Таким образом, из этих определений видно, что Церковь ― это религиозный союз верующих, главной целью которых является духовное спасение, то есть акцентируется внимание на духовности, нравственности и личном преображении членов Церкви.

    Церковь как организация занимается вероучением, нравоучением, богопочитанием, внутренней церковной дисциплиной. Государство при этом отторгалось от решения данных вопросов. В результате возникла ситуация, которая была несвойственна для государства, так как появилась сфера, неконтролируемая государством. В связи с этим и появляется проблема взаимоотношений Церкви и государства.

    Священное Писание говорит, что Церковью является собрание верующих во Христа, в которое Самим Господом, Который есть Глава и Основание Церкви, призван войти каждый: и все покорил под ноги Его, и поставил Его выше всего, главою Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем (Еф. 1:22-23). Также и в другом послании святого апостола Павла: Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос (1 Кор. 3:11).

    Господь отделил духовно-религиозные дела от гражданских, внутреннего, духовного человека от человека мирского, светского

    Церковь есть богочеловеческий организм, в Ней соединены два естества: божественное и человеческое. И с тварным миром Церковь связана по своей человеческой природе.

    В «Основах социальной концепции» указывается: «Исполняя миссию спасения рода человеческого, Церковь делает это не только через прямую проповедь, но и через благие дела, направленные на улучшение духовно-нравственного и материального состояния окружающего мира. Для сего она вступает во взаимодействие с государством, даже если оно не носит христианского характера»[7]. Поскольку у Церкви не существует принуждающей власти, в этом вопросе она опирается на государство. Л. А. Тихомиров отмечает, что без государства христиане не могли обойтись, потому что у Церкви не было принудительной власти[8]. Прот. Владислав Цыпин поясняет: «Церковь не должна брать на себя функции, принадлежащие государству: противостояние греху путем насилия, использование мирских властных полномочий, принятие на себя функций государственной власти, предполагающих принуждение или ограничение. В то же время Церковь может обращаться к государственной власти с просьбой или призывом употребить власть в тех или иных случаях, однако право авторитетного решения этого вопроса остается за государством»[9].

    При этом религиозное служение должно быть отделено от государственного, это ясно выразил Господь наш Иисус Христос в ответе искушавшим Его фарисеям: Итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу (Мф. 22.15-20). Господь создает особую церковную власть (Ин. 20.21-23; Еф. 4:11; Мф. 16:18; 18:18; 1 Кор. 12:18), которая должна заботится о созидании тела Христова и о нравственном усовершенствовании верующих: к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова, доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф. 4.12-13).

    Таким образом, Господь отделил духовно-религиозные дела от гражданских, внутреннего, духовного человека от человека мирского, светского. Потому духовная власть, с точки зрения императора-христианина, должна занять равночестное положение со властью светской. Согласно словам ап. Павла, всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены (Рим. 13:1), только духовная власть заведует делами религии и совести, а светская власть заботится о внешнем благосостоянии человека. Будучи независимы друг от друга, но действуя на одного и того же человека, сферы ответственности обеих властей не могут не пересекаться в этом моменте, потому два богоустановленных института не могут обойтись без точного определения взаимных прав и отношений. Эти отношения, в случае столкновения обоих властей, апостолы определили в общих чертах так, чтобы дело Божие имело преимущество перед делом человеческим: Но Петр и Иоанн сказали им в ответ: судите, справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога? (Деян. 4:19). Потому государство, чтобы избегнуть борьбы с Церковью, должно в своих распоряжениях о временной пользе человека иметь в виду вечное его спасение конечную цель его бытия, должно руководствоваться законом высшей правды и истины. Но при этом апостолы, заповедуя предпочтение дела Божия пред делом человеческим, не только воспретили бунты против богоустановленной власти, но, более того, завещали полную покорность ей, терпение притеснений и гонений от нее, почтение к ней и постоянные молитвы о ней: Итак, прежде всего прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков, за царей и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте, ибо это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1 Тим. 2:2). Здесь выражается принцип взаимоотношения Церкви и власти, христианина и государства.

    Ветхий Завет регулирует огромное количество поведенческих ситуаций, откуда и возникает Талмуд ― попытка законодательно регулировать все такие ситуации

    Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести (Рим. 13:1-5).

    Итак, будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро, ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей, как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии (1 Петр. 2:14-16). Апостол в этих словах показывает, что христианин должен подчиняться власти, выполняющей волю Божию, так как задача любой государственной власти наказывать злых, поощрять добрых.

    Существует несколько подходов относительного определения плохих людей и хороших. Первый подход ― юридический: плох тот, кто совершил преступление, хорош тот, кто совершил подвиг. Другой подход опирается на общепринятую мораль. Хорошими считаются те, которые совершают то, что в обществе признается добрым делом, и наоборот.

    Римское право не распространялось на эту сферу. Если человек вел себя неприлично, но не нарушает закон, он не может быть наказан в судебном порядке. Это приводило к тому, что в полиэтнической и поликультурной империи область морали регулировалась спонтанно и хаотично, в соответствии с самыми разными традициями или обычаями.

    В Библейском законодательстве напротив, всякое плохое дело рассматривается как недопустимое. Библейский подход к нормам поведения гораздо жестче, он опирается именно на мораль, но мораль не человеческую, а восходящую к предписаниям Бога. Ветхий Завет регулирует огромное количество поведенческих ситуаций, откуда и возникает Талмуд ― попытка законодательно регулировать все такие ситуации. В христианстве такой подход отвергнут как «законничество», приводящее не к торжеству Закона Божия, а к его извращению. «Буква» закона убивает, дух ― животворит.

    Христианские императоры создают двухуровневую систему. Они оставляют за собой только сферу уголовного права, но при этом за Церковью закрепляют сферу нравственных норм, которая опирается не на социальные (общественные) нормы, как в римском праве или современном обществе: нравственно то, что признано нравственным, безнравственно то, что признано безнравственным. Критерием является общественное мнение, которое в свою очередь управляется с помощью СМИ, кинематографа и других инструментов. В результате этого такие нормы нельзя считать постоянными: то, что раньше было неприлично, но было показано по телевизору, уже рассматривается зачастую как приличное, и это является санкцией на смену моральных норм. Церковное нравственное учение отличается тем, что оно не зависит от общественных вкусов, а потому стабильно, неизменно.

    Христианство начинается с пересмотра общепризнанных представлений о добродетелях и пороках. Общество и закон обрекают блудницу на смерть, а Христос говорит: кто из вас без греха, первый брось в нее камень (Ин. 8:7). Это не значит, что Он призывает отменить Закон, но указывает на то, что нужно по-другому врачевать такого рода грехи. Если в тебе нет греха, ты можешь наказывать за грехи, если в тебе он есть, то это не наказание, а определенного рода игра: меня не поймали, и я праведный, ее поймали ― она грешница. Такая система, заповеданная Христом, является наиболее совершенной для воспитания человека. И ей следовали в христианской империи в течение многих веков.

    Император наказывает за уголовные преступления, Церковь наказывает за все другие. При этом Церковь может взять на себя ходатайство за тех, кто наказан за уголовные преступления, и даже их ввести в свою сферу. Постепенно в идеале мыслится так, что область применения государственного законодательства будет уменьшаться, по мере роста христианского духа, христианской морали. Так, что со временем государство передаст полностью свою юридическую функцию Церкви: наказывать злодеев и поощрять добродетель будет только Церковь, но это исполнимо только в крайне отдаленной перспективе, когда будет общество святых. А пока, в силу тяжелых условий, в которых живет падшее человечество, государство стоит на страже социального мира.

    Человек подчиняется власти не просто так, а в силу того, что это угодно Господу

    Однако важно подчеркнуть, что человек подчиняется власти не просто так, а в силу того, что это угодно Господу. Отсюда и слова апостола Павла, что нет власти, которая была бы не от Бога, всякая власть исходит от Бога, Он является подателем этой власти. Он ― верховная власть над всеми, поэтому подчинение власти человеческой ― это есть вариант подчинения божественному устроению. Но на первом месте должен стоять Бог, поэтому говорит апостол: Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите. Слуги, со всяким страхом повинуйтесь господам, не только добрым и кротким, но и суровым. Ибо то угодно Богу, если кто, помышляя о Боге, переносит скорби, страдая несправедливо. Ибо что за похвала, если вы терпите, когда вас бьют за проступки? Но если, делая добро и страдая, терпите, это угодно Богу (1 Петр. 2:17-20). Царю здесь никакого особенного места не уготовано, всех людей нужно почитать и царя тоже, но боятся нужно только Бога. И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести (Рим. 13:5). Естественно, что описанные в Слове Божием отношения государственной власти к Церкви Христовой не могли быть на практике установлены вдруг, без долгой и упорной борьбы.

    Римское государство находилось на пике своей славы в момент пришествия Христова. Все учреждения его были связаны с языческим культом самым тесным образом. Императоры стояли во главе светской власти и являлись верховными первосвященниками, официальными хранителями культа[10]. Потому неудивительно, что проповедь о Христе, осуществляемая людьми незначительными и неучеными, показалась еллинам, ищущим мудрости, безумием: а мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие (1 Кор. 1:23).

    Опыт жесточайших трехвековых гонений на христиан показал, что римские императоры, как представители римского культа и государственности, не могли отнестись к христианству иначе[11]. Поэтому апостолы, исполняя завет Спасителя проповедовать Евангелие спасения всем языкам (Мф. 28:19), прежде всего, возвестили людям простым, низким по своему происхождению, незнатным и между ними нашли прозелитов: Посмотрите, братия, кто вы, призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее (1 Кор. 1:26-28).

    Таким образом, согласно христианскому учению, религиозное служение должно быть отделено от государственного. Будучи независимы друг от друга, но действуя на одного и того же человека, сферы ответственности обеих властей не могут не пересекаться: потому нельзя обойтись без точного определения взаимных прав и отношений. Эти отношения, в случае столкновения властей, апостолы определили в общих чертах так, чтобы дело Божие имело преимущество перед делом человеческим (Деян. 4:19).

     

    Сергей Попов

    Ключевые слова: Церковь, государство, религия, иерархия, власть, права и отношения, Священное Писание, закон, преступление



    [1]Цыпин В., прот. Взаимоотношения Церкви и государства. Канонические принципы и историческая действительность [Электронный ресурс] // URL: http://lib.pravmir.ru/library/readbook/323(дата обращения: 30.03.2018).

    [2] Бердников И. С. Основные начала церковного права православной церкви. ― Казань, 1902. ― С. 79-80.

    [3] Павлов А.С. Курс церковного права. ― СПб., 2002. ― С. 7.

    [4] Суворов Н.С.Учебник церковного права. ― М., 2004. ― С.2.

    [5]Чичерин Б. Курс государственной науки: Общее государственное право. ― М., 1894. ― С. 76; Чичерин Б. Н. Философия права. ― СПб., 1998. ― С.189.

    [6]Цыпин В., прот. Церковное право. ― М., 1996. ― С. 5.

    [7] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви[Электронный ресурс] // URL: https://mospat.ru/ru/documents/social-concepts/(дата обращения: 16.03.2018).

    [8] Тихомиров Л.А. Монархическая государственность. ― СПб., 1992. ― С. 138.

    [9]Цыпин В., прот. Взаимоотношения Церкви и государства. Канонические принципы и историческая действительность [Электронный ресурс] // URL: http://lib.pravmir.ru/library/readbook/323(дата обращения: 30.03.2018).

    [10] Курганов Ф. Отношения между Церковной и гражданской властью в Византийский империи. ― СПб., 2009. ― С. 8.

    [11]Там же. С. 9.




    Новости по теме

    УТРЕННЕЕ ПРАВИЛО. О ЧЕМ МЫ МОЛИМСЯ? Размышление о первой молитве. Часть 2 Валентин Фролов Нет ничего прекраснее, радостнее и умилительнее для христианина, чем живое общение с Богом. Вникая в слова молитв, поражаешься бесконечной глубине заключенного в них смысла. Молясь каждый день утром и вечером, можно не только повторять одни и те же молитвы, но каждый раз открывать их для себя по-новому…