История тюрем в России: влияние Запада и попытки преобразования системы (XVIII-XIX вв.)

Московская Сретенская Духовная Семинария

История тюрем в России: влияние Запада и попытки преобразования системы (XVIII-XIX вв.)

Диакон Никита Кулешов 465



Изменения в системе уголовного наказания происходят во второй половине XVIII в. при Екатерине II. Важную роль в попытках реформирования тюрем сыграли исследования западных ученых, положенные в основу официальных документов, изданных при императрице. Впоследствии, Петр I и его предшественники осуществляли собственные попытки упорядочения тюремной системы. Но все изменения происходили только на уровне внешнего устройства жизни заключенных, практически не затрагивая их духовного состояния.

Содержание:

  • Проект «Положения о тюрьмах» Екатерины II
  • Смирительные и рабочие дома
  • Общество попечения о тюрьме и попытки реформ

  • В 1738 году Анна Иоанновна запрещает своим указом колодникам просить милостыню. То же самое делает и Елизавета в 1753 году. В 1744 году Елизавета предписала: «Во всех местах, где содержатся колодники, содержать раздельно мужчин и женщин»[1]. Изменения происходят и при Екатерине II. В частности, именно с нее начинается переосмысление сложившейся пенитенциарной системы. В 1768 году она заговорила «об улучшении острогов в с.-петербургской и московской губерниях… в 1776 году возложила на губернских прокуроров обязанность посещать тюрьмы еженедельно, по пятницам, в воспоминание смерти Спасителя»[2].

    В последней четверти XVIII в. обостряется классовая борьба. С 1773 по 1775 гг. идет крестьянская война под предводительством Е. И. Пугачева, в связи с чем «в пенитенциарном ведомстве происходят довольно значительные изменения»[3]. Тюрьма становится средством борьбы с классовыми противниками дворянства, и одним из выражений этого стало то, что строятся специальные тюрьмы «для политических врагов самодержавия, ― Петропавловская и Шлиссельбургская крепости»[4].

     

    Проект «Положения о тюрьмах» Екатерины II

    На положительные изменения в системе исполнения наказаний в виде лишения свободы повлияли такие люди, как Томас Мор (1478–1535), Гуго Гроций (1583–1645), Шарль Луи Мантесье (1689–1755) и мн. др. ― все они выдающиеся исследователи в области уголовного права, наказания, пенитенциарной системы западной Европы. Примечательно, что «российская научная мысль в данной области общественной жизни складывалась под непосредственным влиянием их произведений»[5].

    Но следует отдельно выделить произведение Чезаре Беккариа ― итальянского юриста, в 1764 году написавшего знаменитое сочинение «О преступлениях и наказаниях», которое, в свою очередь, оказало «сильное влияние на пенитенциарную систему в России… и послужившей основой в формировании уголовного законодательства многих стран, включая и Россию»[6]. Уже спустя три года после издания данного сочинения в России Екатериной II был издан «Наказ Комиссии о составлении проекта нового Уложения», признавая при этом, что «Наказ» во многом «воспроизводил мысли Монтескье («О духе законов») и Ч. Беккариа («О преступлениях и наказаниях»)»[7]. Но следует сказать, что в «Наказе» было не мало и собственных мыслей императрицы. «Наказ» «образует собой эпоху в истории развития уголовных начал в России… и представляет собой первую русско-законодательную попытку построить Уголовное уложение на твердых началах теории»[8]. Крайне трепетно относилась к нему Екатерина, заботилась о том, чтобы с ним ознакомилось как можно больше людей. Обязательным прочтение «Наказа» было три раза в год в каждом присутственном месте[9].

    «Наказ» образует собой эпоху в истории развития уголовных начал в России и представляет собой первую русско-законодательную попытку построить Уголовное уложение на твердых началах теории.

    Под редакцией Екатерины II был подготовлен проект «Положения о тюрьмах», и в основу его были заложены мысли уже упомянутого выше Ч. Беккария, а также предпринята попытка к использованию накопленного опыта по данному вопросу других государств.  Проект предусматривал не только раздельное содержание заключенных, т.е. в зависимости от пола, но и также в зависимости от совершенных ими преступлений и назначенного за это наказания. Поднимался вопрос и о подготовке тюремного персонала. Но, как справедливо указывает М. Н. Гернет, изложенное в «Положении о тюрьмах», «начало осуществляться много позднее, лишь через несколько десятилетий»[10].

    Поразительно сильное расхождение проекта Екатерины с действительным состоянием не только тюрем, но и системы исполнения наказаний в целом. Но при этом все более и более возрастала роль тюремного заключения в целой системе наказаний, это в свою очередь вызывало необходимость разработки правовых актов, которые регламентировали бы все условия исполнения наказания.

    Помимо этого, хотелось бы указать и на работу священнослужителей, которая хоть и велась, но была на крайне низком уровне. Князь Вяземский однажды в докладном письме указывал следующее: «Тюремные сидельцы умирали без исповеди и причастия; настояние правительства перед духовенством о посещении их оставались без последствий, так как духовенство, поддерживаемое синодом, требовало жалованья, а дать его было не из чего»[11].

     

    Смирительные и рабочие дома

    С 1775 года учреждены смирительные дома для мужчин и женщин. Примечательно, что туда могли быть помещены люди не только по решению суда или наместнического (губернского) правления, но даже и по просьбе родственников, но не менее трех. Попасть туда можно было следующим людям: дочерям или сыновьям, не повиновавшимся родительской власти, пребывающим в лени и праздности, хулиганам, расточающим свое имение, помещичьим крестьянам и дворовым людям, женщинам легкого поведения. В смирительном доме обязанностью был труд, чтобы «сосланные, кроме нужного человеку времени для сна и пищи, отнюдь праздны не были»[12]. В определенное время для человека, заключенного в смирительный дом, наступал момент, когда ему позволялось не только встречаться с родственниками в воскресные дни или же в праздники дважды в месяц, но и «избирать для себя занятия, не противоречащие исправительной цели заведения; располагать по истечении каждой трети года половиною заработанных ими денег в пользу своих семейств или родственников»[13]. Нарушение правил каралось телесными наказаниями и заточением в карцер сроком на неделю или лишением всякой пищи, кроме хлеба и воды, на три дня. В частности, это предписывалось законом в «Учреждении об управлении губерниями 1776 года»[14].

    От тюрем рабочие дома должны были отличаться непосредственно «обязательностью работ»

    Смирительные дома ― именно тот вид наказания, который в большей степени приблизился к тому, к чему так стремительно начинает идти и вся уголовно-законодательная система России ― к исправлению. Не только потому, что условия содержания адекватны и направлены на исправление, но «также и потому что никто не попадал в смирительный дом без стороннего обеспечения всем необходимым»[15].

    Этим же 1775 годом учреждены были и рабочие (работные) дома, в которых содержались не только неимущие люди, с предоставлением им работы, но также и те, кто совершил грабеж, кражу или же мошенничество, нарушил законы, к примеру, о продаже спиртных напитков или просрочил паспорт и т.д.

    Труд в рабочих домах также был выведен на первый план, за различного рода проступки применялись соответствующие наказания. От тюрем рабочие дома должны были отличаться непосредственно «обязательностью работ»[16].

    В отношении формирования пенитенциарной системы примечателен также и устав об устройстве тюрем, написанный самой Екатериной II в 1787 году. Но проблема заключалась в том, что изложенное в нем явно опережало время и было далеко от реальных возможностей России, вследствие чего востребован он был лишь спустя век.

    Несмотря на все попытки улучшить положение в местах лишения свободы, «тюрьма в Русском государстве была типичной феодальной тюрьмой, которая обрекала человека, попавшего туда, на неминуемую медленную смерть»[17].

     

    Общество попечения о тюрьме и попытки реформ

    Бесспорно, крайне важным является изучение вопроса о деятельности тюремных капелланов священнослужителей, но, к сожалению, по данному времени не имеется широких сведений относительно этого вопроса. Только на основании ряда западных документов можно сделать вывод, что в Российских тюрьмах дело обстояло если не также, то гораздо хуже. В этом отношении запад был на несколько шагов впереди.

    Примечательно то, что пишет Дж. Говард о ситуации в Англии, там, где ему удавалось найти тюремного священника, отзывы по большей части были следующего характера: «Таковой священник был готов разве что распить бутылку джина или перетасовать колоду карт со своей паствой, а по воскресеньям пробормотать проповедь в комнате отдыха. Да и что он мог тогда поделать, даже если бы был прилежен в своем служении? Пьянство и необузданный разврат, царивший в тюрьме, сломили бы дух самого рьяного священника»[18].

    Английский путешественник Джон Говард, при посещении России поспешил объездить тюрьмы. И он подчеркивал: «Человек в существующих тюрьмах не мог оставаться здоровым не только в физическом аспекте, но и в духовном. Это были здания, лишенные света, свежего воздуха, пронизанные насквозь сыростью. Пропитание и содержание арестантов часто сдавалось с торгов начальниками тюрем, которые преследовали при этом личную выгоду»[19].

    19 ноября 1819 года произошло важнейшее событие в России в области пенитенциарной политики: «В результате частной инициативы состоятельного коммерсанта, члена Английского тюремного общества (Лондонского общества улучшения мест заключения) Вальтера Венинга, подготовившего доклад об осмотре мест заключения Петербурга, император Александр I дал разрешение на открытие в столице благотворительной организации ― Попечительного о тюрьмах общества»[20]. Как пояснил сам император, «предметом его деятельности будет нравственное исправление содержащихся преступников, улучшение состояния мест заключения»[21].

    С 1887 года служители Церкви, посещавшие тюрьмы, стали официальными должностными лицами пенитенциарной системы

    Следует отметить и тот факт, что с 1831 года комитет министров одобрил некую инструкцию, в которой содержалась глава «О церкви». В ней подробно рассматривался вопрос порядка посещения священнослужителями арестантов, проведения богослужений, а также по данной инструкции в обязанность администрации входило и то, «чтобы во время церковной службы не было со стороны арестантов никаких «непристойностей»[22]. С этого времени роль священнослужителей стремительно начинает расти, государство осознает необходимость взаимоотношений с Церковью как с инструментом воздействия на душу заключенного. И с 1887 года служители Церкви, посещавшие тюрьмы, стали официальными должностными лицами пенитенциарной системы[23].

    Министр духовных дел и просвещения, а также президент Библейского и человеколюбивого общества, А. Н. Голицын получил от Вальтера Венинга, члена Английского тюремного общества, записку, которая содержала в себе «общие замечания о лучшем содержании тюрем». В данном документе была освещена деятельность Английского общества попечительного о тюрьмах. Таким образом, в результате упорных трудов, к 25 летнему юбилею общества попечительного о тюрьмах, в России насчитывалось уже «49 губернских и 227 уездных попечительных комитетов»[24]. Своей целью данная организация имела нравственное и духовное исправление заключенных, а также улучшение условий содержания. Александром I утверждена даже форма одежды для колодников, которая была предложена обществом. 26 августа 1855 года данная организация была присоединена к Министерству внутренних дел. В 1877 году при Государственном совете образована особая комиссия по тюремным реформам. Перед ней ставилась задача подготовки различных предложений относительно упорядочивания пенитенциарной системы.

    С. В. Познышев, анализируя содержание реформы в области исполнения наказаний, отметил следующее: «Никогда не делалось попытки провести какую-либо одну тюремную реформу во всем государстве или, по крайней мере, в более или менее значительной части империи. Никогда тюремное дело не было у нас проникнуто каким-либо пенитенциарным воззрением, которое с большей или меньшей полнотой выражалось бы на практике»[25].

    Появляется и новое структурное звено, которое не имеет аналогов в Европе ― Тюремная инспекция. Условия исполнения наказаний были недостаточно урегулированы в правовом аспекте, примечательно также и то, что не было в России серьезного спроса на знания пенитенциарной системы для сотрудников данной организации, громадное значение которой не осознавалось. И поразительно, что «тюрьма, с течением времени изменяя внешний вид, продолжала оставаться по внутреннему своему содержанию ″мертвым грузом″»[26].

    Но все-таки попытки по улучшению ситуации предпринимались. В 1872 году Александром II 1 февраля 1872 года была образована особая «Комиссия для составления общего систематического Проекта тюремного преобразования». Ею, на первом заседании, рассмотрены все уже действующие законы, которые регламентировали сферу исполнения наказаний за уголовные преступления. Главнейшей задачей комиссии являлось установление такой системы тюремного заключения, которая бы удовлетворяла всем современным требованиям в области пенитенциарной системы.

    Но какая бы организация не появилась в России по улучшению мест заключения, ни одна из них не способна была действительно усовершенствовать места заключения. Исключением в данном случае является современная история пенитенциарного ведомства, что будет рассмотрено в следующих статьях цикла.

    диакон Никита Кулешов

    Ключевые слова: тюрьма, устройство,заключенный, западные ученые, положение Екатерины II, смирительный дом, реформы,



    [1] Калмыков П. Д.  Учебник уголовного права. ― СПб.: Типография Товарищества «Общественная Польза», 1866. ― С. 307.

    [2] Там же. С. 308. 

    [3] Кораблин К. К.  Пенитенциарная система России: формирование и механизм функционирования тюремного ведомства на территории Дальнего Востока во второй половине XIX - начале XX вв. ― Нижний Новгород, 2001. ― С. 30.

    [4] Там же.

    [5] Упоров И. В.  Пенитенциарная политика России XVIII – XX вв. ― М.: юридический центр Пресс, 2004. ― С. 49.

    [6] Там же. С. 50.

    [7] Там же. С. 52.

    [8] Там же. С. 56.

    [9] Наказ Императрицы Екатерины II, данный комиссии о сочинении проекта нового уложения // Под редакцией Н. Д. Чечулина. ― Типография императорской академии наук. С-Петербург, 1907. ― С. 150.

    [10] Гернет М. Н.  История царской тюрьмы. Т. 1. ― М.: Государственное издательство юридической литературы, 1951. ― С. 78.

    [11] Фридман Е. Ф. Материалы к изучению тюремного вопроса. ― СПБ.: Правовая типография Муллер и Богельман, 1912 г. ― С. 5.

    [12] Кораблин К. К.  Пенитенциарная система России: формирование и механизм функционирования тюремного ведомства на территории Дальнего Востока во второй половине XIX - начале XX вв. ― Нижний Новгород, 2001. ― С. 98.

    [13] Там же. С. 31.

    [14] Детков М. Г.  Тюрьмы, лагеря и колонии России. ― М.: "Вердикт-lM", 1999. ― С. 68.

    [15] Кораблин К. К.  Пенитенциарная система России: формирование и механизм функционирования тюремного ведомства на территории Дальнего Востока во второй половине XIX - начале XX вв. ― Нижний Новгород, 2001. ― С. 31.

    [16] Там же. С. 40.

    [17] Кораблин К. К.  Пенитенциарная система России: формирование и механизм функционирования тюремного ведомства на территории Дальнего Востока во второй половине XIX - начале XX вв. ― Нижний Новгород, 2001. ― С. 40.

    [18] Васильева С. А. Издание «проповеди для заключенных» 1790 года как первое руководство для тюремных капелланов. Христианское чтение № 4, 2017 г. ― С. 342.

    [19] Упоров И. В.  Пенитенциарная политика России XVIII – XX вв. ― М.: юридический центр Пресс, 2004. ― С. 55.

    [20] Кораблин К. К.  Пенитенциарная система России: формирование и механизм функционирования тюремного ведомства на территории Дальнего Востока во второй половине XIX - начале XX вв. ― Нижний Новгород, 2001. ― С. 52.

    [21] Захаров К. К.  Российская пенитенциарная система в годы "великих реформ". ― Славянск-на-Кубани, 2007. ― С. 130.

    [22] Гернет М. Н. История царской тюрьмы: Т. 1. ­― М.: Юридическое издательство МЮ СССР, 1946 г. ― С. 108.

    [23] Жезлов Н. В. Институт пенитенциарных священнослужителей в России. Историко-правовой аспект. Академия права и управления ФСИН РФ. ― Рязань, 2016. ― С. 85.

    [24] Кораблин К. К.  Пенитенциарная система России: формирование и механизм функционирования тюремного ведомства на территории Дальнего Востока во второй половине XIX - начале XX вв. ― Нижний Новгород, 2001. ― С. 60.

    [25] Познышев С. В. Криминальная психология. ― М.: Директ-медиа, 2014. ― С. 33.

    [26] Прокопов М. П., Фомин Н. С. Отряд ― основное звено исправительно-трудового процесса в ИТУ. ― М.: УУЗ и НИУ МВД СССР, 1983. ― С. 14. 




    Новости по теме

    История тюрем в России: первые места заключения и их устройство Диакон Никита Кулешов Историк Н. М. Карамзин замечает: «Настоящее бывает следствием прошедшего». Чтобы судить о современной уголовно-исполнительной системе в России, стоит поговорить о том, что представляло собой тюремное заключение на Руси до XVIII в.
    Таинства Церкви – как путь в глубины Божии (по беседам митрополита Антония Сурожского) Монах Иларион (Карандеев) Что нас делает полноценными членами Церкви? Приобщение ко Христу через таинства Крещения, Миропомазания и Причащения. Об этом глубинном, истинном смысле таинств говорил митрополит Антоний Сурожский, рассуждения которого мы приводим в настоящей статье.
    АНТОЛОГИЯ СЕМИНАРСКОЙ ЖИЗНИ. ВОСПОМИНАНИЯ И.Я. ПОРФИРЬЕВА, ПРОФЕССОРА РУССКОЙ СЛОВЕСНОСТИ КАЗАНСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ Иван Яковлевич Порфирьев Литература о духовных семинариях, их учащихся и учащих до сих пор остается мало известной даже в православной читающей аудитории. Между тем художественные произведения, мемуарные записки и публицистически очерки, которые, являясь весьма специфическим историческим свидетельством, посвящены внутреннему и внешнему описанию духовных школ, позволяют узнать много интересного об учебном процессе, досуге, быте, фольклоре семинаристов.