О смысле единения в Божественной Литургии и что значит «Премудрость, прости»

Московская Сретенская Духовная Семинария

О смысле единения в Божественной Литургии и что значит «Премудрость, прости»

Валентин Фролов 5665



В Литургии человек вступает в некую иную реальность, отличную от привычного времени и пространства, которая называется Царством Отца и Сына и Святого Духа. И в этой «нерукотворной» реальности верующий имеет возможность присоединиться к Церкви как единому Телу Христову. Но для этого стоит задуматься о том, что есть Литургия, в чем заключается ее тайна? Поэтому необходимо обращать внимание не только на символическое или точечное толкование неясных мест богослужения, а искать первоисточник и богословский комментарий таких выражений.

Содержание:

  • Главная идея Божественной Литургии
  • Значение выражения Премудрость, про́сти
  • Всему человеческому обществу известно, что точечная и неверная интерпретация лексики часто порождает неверное понимание того или иного контекста. Это можно наблюдать и в Божественной Литургии.


    Главная идея Божественной Литургии

    Тема мира, о которой шла речь в предыдущей статье[1], становится основанием для разговора о главной идее Божественной Литургии ― идее единства во Христе, которое, как стало понятно, невозможно без ми1ра. И необходимо признать: ошибочное понимание церковнославянской лексики Божественной Литургии создает благоприятную среду для разного рода объяснений ее смыслов, мало связанных с истиной. Например, трактовка выражения Премyдрость, пр0сти как «Премудрость (Божия), прости́ (нас)», когда речь идет о сосредоточении умственных и физических сил к слышанию Священного Писания. Или же, «гóре имеем в сердцах», когда речь идет о призыве всем вместе возвысить сердца ввысь, все помышления ― к Богу. Или же, когда фраза И# д¦ови твоемY в ответ на Ми1ръ всBмъ от священника понимается как пожелание мира Святому Духу, Который, однако, Сам является Источником мира. Или же, когда одно из важнейших песнопений Литургии (Херувимская песнь) трактуется как набор явлений: подпевание ангелам (трактовка слова «припевающе»), несение Христа на щите, поднятие Его на копьях как императора или несение даров (ср. «дориносима» и «подымем»).

    Вышесказанное обнажает огромную проблему, которая существует в настоящее время среди прихожан ― это размытое понимание сути главнейшего христианского богослужения. Данная проблема «отражает глубокое искривление самого церковного сознания, восприятия им уже не только Литургии, но и самой Церкви», когда Церковь «переживается прежде всего как “обслуживание” духовенством ― мiрян, удовлетворение клиром “духовных нужд” верующих»[2].

    В настоящее время в сознании большинства православных верующих нет мысли о себе как части общины, части прихода, части единой Церкви, части единого Тела Христова

    Миряне, таким образом, часто воспринимаются как элемент, который по отношению к служению священства ― «пассивный, участвующий в службе только молитвенным присутствием»[3], так что «в теперешнем понимании “служит” по существу только священник и служба происходит в алтаре ― для или за мирян, присутствующих на ней “индивидуально” ― молитвой, вниманием, иногда причащением»[4].

     Это находит отражение в ответах респондентов, когда на вопрос «Ориентируетесь ли Вы в текстах, которые поют на службе, и как Вы поступаете, когда не разбираете, что поет хор или говорит священник?» отвечают: «Я мало что понимаю в храме, но мне там хорошо, и когда я не понимаю, о чем поют, я молюсь о своем»[5]. Или еще: «Ни я, ни дети, ничего не понимаем… детям я… посоветовал молиться своими словами от сердца»[6].

    Результатом пренебрежения ключевыми идеями Литургии становятся явления, казалось бы, безобидные, но сильно влияющие на смысл богослужения как собрания «в мире» для единства в Теле Христовом. Это, например, беспрестанный «трансфер» свечей в храме во время важнейшего богослужения христианства («передайте всем святым» и т.п.), посредством которого и передающий и принимающий отвлекаются и тем самым вносят разлад в единое мирное пространство верующих. Или же, например, молебные пения, примыкающие к Литургии на многих приходах настолько тесно, что уже срастаются с ней, становясь одним целым, так что акцент от Причастия Господу смещается к индивидуальным просьбам по тому или иному поводу разным святым. Что еще тревожнее, часто само молебное пение ожидается сильнее, чем Божественная Литургия. А Божественная Литургия в данном случае становится прологом к молебному пению.

    Сказанное выступает показателем того, что в настоящее время в сознании большинства православных верующих нет мысли о себе как части общины, части прихода, части единой Церкви, части единого Тела Христова. И поэтому даже само Причащение воспринимается как удовлетворение индивидуальных духовных нужд, и в русле этой практики вряд ли можно говорить о полноценном участии в Литургии в духе самой Евхаристической молитвы: Нaсъ же всёхъ, t є3ди1нагw хлёба и3 чaши причащaющихсz, соедини2 дрyгъ ко дрyгу, во є3ди1нагw д¦а с™aгw причaстіе.

    Хотя многие этого стыдятся или даже считают нормальным не все понимать в Литургии, аргументируя, что главное ― это молиться своими словами, а служба является своего рода благоговейным фоном для этой молитвы, однако, таким образом, единство христиан, заданное Христом и проповеданное, и переданное апостолами в Литургии, остается некой фантомной темой.

    Христианское богослужение ― прежде всего молитва Церкви, где Церковь ― это не «я один», а «много», где Церковь ― это собрание верующих как главное условие присутствия Христа: Где двое или трое собраны во имя Господа Иисуса Христа, там Господь посреди них (Мф. 18:20).

    По мысли протопресвитера Александра Шмемана, всем христианам необходимо твердо знать и помнить: «В храм мы идем не для индивидуальной молитвы, мы идем собраться в Церковь… Поэтому “собрание в Церковь” есть действительно первое литургическое действие, основание всей Литургии, и не поняв этого, нельзя понять и всего дальнейшего тайнодействия»[7]. И выражение «Я иду в Церковь» в верном понимании Литургии должно означать, что «я иду в собрание верующих, чтобы с ними вместе составить Церковь, чтобы быть тем, чем я стал в день крещения, то есть членом ― в полном и абсолютном смысле этого слова, членом Тела Христа»[8]. Апостол Павел говорит по этому поводу: Вы ― Тело Христово, а порознь ― члены (1 Кор. 12:27). И поэтому каждый человек идет на Литургию, чтобы «явить и осуществить свое членство, явить и засвидетельствовать перед Богом и миром тайну Царства Божия»[9] ― уже пришедшего в силе (Мк. 9:1).

    Единство христиан в подлинном смысле раскрывается только в категориях вневременного Царства Отца и Сына и Святого Духа

    Если внимательно рассмотреть тексты Божественной Литургии, можно заметить: за малым исключением везде, где бы в частной молитве звучало я, а4зъ, в Литургии используется мы2 и подтверждается это повсеместным использованием множественного числа. Даже еврейское слово «Аминь» отражает ту же мысль. Оно является фактическим подтверждением народом того, что сказал священник по отношению к Богу («да будет так» ― с еврейского[10]) от лица этого же народа, то есть является своего рода «печатью молитв»[11].

    А значит, сама форма богослужения, ее структурное устройство говорит о преобладании темы «много» над «один», темы общей, церковной, соборной молитвы или молитвы собрания, но не частной молитвы. Заметим, что молитва частная тоже должна иметь место, согласно Священному Писанию ― Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне (Мф. 6:6). Но ее нельзя ставить в один ряд с молитвой Церкви, которая собирается, чтобы соединиться всем в Тело Христово в Таинстве Евхаристии: Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино (Ин. 17:21).

    Тему собрания людей, тему множественности в Литургии ради единства можно проследить в текстах тех молитв, которые теперь принято называть тайными, хотя из-за такого их наименования «подавляющее большинство мирян не знает, не слышит самого текста Евхаристии, лишено этого драгоценнейшего дара»[12]. Таким образом, содержание этих молитв, хотя и находится в общем доступе, однако остается чем-то неизведанным и непонятным.

    Далее можно проследить в некоторых фрагментах из данных молитв очевидную тему, отраженную в них, ― тему Церкви как единого организма, от лица которого говорит с Богом священник, сам являясь частью этого собрания. В первой молитве на Божественной Литургии священник молится: При1зри на ны2… и3 сотвори2 съ нaми… бwга1тыz ми1лwсти тво‰ и3 щедрHты тво‰. Во второй молитве: Спаси2 лю1ди тво‰… њсвzти2 лю1бzщыz благолёпіе д0му твоегw2… и3 не њстaви нaсъ, ўповaющихъ на тS. Только в одной молитве священник говорит о себе (в молитве Никт0же дост0инъ), в остальных ― от лица собрания.

    Единство, к которому призывает Божественная Литургия ― не обыкновенное, не такое собрание людей, которое обычно бывает для решения разных задач, пусть и добрых; и не такое, которое бывает для того, чтобы провести в жизнь какую-то, пусть и благую, инициативу. Это нечто иное. В Литургии каждый отдельный человек имеет возможность просить: «Чтобы воля Божия воплотилась в жизни каждого из нас. Чтобы для каждого верующего Христос стал спутником в “путешествии” и “плавании”» среди «житейского моря» человеческой жизни, чтобы Христос стал первостепенным приоритетом в жизни и вектором движения. Именно «сладость соучастия в жизни Христовой соединяет нас, делает нас едиными в некоем высшем мире»[13] ― в Царстве будущего века, которое приближается (Мф. 3:2) и которое уже здесь на Земле становится для верующих открытым, так что уже «нет преград между прошлым и будущим» и Дух Святой, действуя на Церковь, собравшуюся вокруг Чаши, «истончает толщу времен и пространств»[14].

    То есть единство христиан, о котором свидетельствуют тексты песнопений Божественной Литургии, в подлинном смысле раскрывается только в категориях вневременного Царства Отца и Сына и Святого Духа, открытого Господом нашим Иисусом Христом однажды и теперь доступного для каждого христианина. Таким образом, христиане на Литургии составляют единое целое во Христе не потому, что окружают друг друга в едином пространстве храма, а потому, что становятся едиными, когда наслаждаются «жизнью во Христе Иисусе, “на всяком месте владычества Его”»[15].

    Более того, Таинство Литургии собирает в одном месте всех, кто разбросан по миру: плaвающымъ сплaвай, путешeствующымъ спутешeствуй, недyгующыz и3сцэли. И поэтому упраздняется расстояние, так что «кажется, будто все те, кто путешествует по суше, плавает по морю или испытывает боль, находятся в храме с преклоненной главой»[16]. Это становится объяснением присутствия в молитвах Литургии темы «нас» и «всех остальных». Например, в молитве верных священник говорит: Сотвори1 ны достHйны бhти, є4же приноси1ти тебЁ молє1ніz и3 мwльбы2 и3 жє1ртвы безкрHвныz њ всёхъ лю1дехъ твои1хъ.

    Для исследуемой проблематики центральным становится вопрос: что же главное в Литургии ― пресуществление хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы или то единство верующих в Теле Христовом, о котором свидетельствует вся Литургия через свои тексты? Перспективу для решения данного вопроса открывает тезис, раскрытый ниже, который, однако, может поначалу показаться идущим вразрез с классическим отношением к Таинству Евхаристии.

    Главный предмет освящения Литургии ― не столько хлеб и вино, сколько сами люди, возносящие вместе молитвы к Богу

    Многие привыкли применять образ естественного биологического процесса метаболизма к объяснению участия в Таинстве Причастия. Когда человек ест обычный хлеб, он перестраивает его в ткани своего организма, однако, «когда мы участвуем в трапезе небесной, в литургической трапезе ― происходит нечто обратное: не Хлеб, который я ем, становится мною, а мы становимся Тем, что мы вкушаем»[17]. И в связи с этим верующие «становятся тем небесным Хлебом, которому они причастились»[18]. И в этом призвание Литургии ― «соделать нас причастниками, частицами Тела Христа»[19].

    Исходя из вышеобозначенного тезиса, следует определить: причащаясь Тела и Крови, человек приобретает бесценное сокровище Царства Христова, поскольку в этом единстве с Христом он становится частью человеческой Его природы, обóженной и вознесенной к Богу Отцу. Человек без Христа остается вне этого дара. А со Христом, в Его Церкви, не имея ничего, приобретает все.

    А значит, важнейшим предметом, который подлежит освящению в Литургии, являются не вино и не хлеб, а все те, кто собрался вместе на Литургии. Об этом свидетельствует даже сам текст Божественной Литургии (в ее «архиерейском» чинопоследовании): При1зри съ небесе2, бж7е, и3 ви1ждь, и3 посети2 виногра1дъ сeй и3 u3тверди2 и2, є3го1же насади2 десни1ца твоz2, где архиерей в среде всех собравшихся, указывая на них и цитируя 79-й псалом «возносит о них моление к Богу»[20], соответственно, называя виноградом народ Божий.

    В настоящее время принято думать и писать о Литургии как о богослужении, в котором в центре внимания стоит тайна пресуществления хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы, и об этом сказано в любой популярной брошюре, где основное внимание читателя акцентируется на том, что главное «чудо состоит в том, что хлеб и вино, которые такими были вначале, затем становятся Телом и Кровью»[21]. Однако в Евхаристической молитве предстоятель молится так: низпосли2 д¦а твоего2 с™aго, в первую очередь, на ны2, а затем уже и3 на предлежaщыz дaры сі‰. Сказанное заставляет полагать, что собравшиеся в Церковь христиане ― это «первый по важности предмет освящения», однако «то, что находится в алтаре в Чаше, есть на самом деле средство к этому»[22].Данную мысль можно найти и у святителя Иоанна Златоуста: «Он сделал нас Своим телом, дал нам Свое тело»[23]. И еще: «Для того Он смешал самого Себя с нами и растворил тело Свое в нас, чтобы мы составили нечто единое, как тело, соединенное с головою»[24]. Преподобный Симеон Новый Богослов продолжает мысль Иоанна Златоуста: «Духовно соединенные и прилепляемые Ему, будем каждый с Ним во един Дух и также во одно тело, потому что телесно едим Его Тело и пьем Его Кровь»[25]. И хлеб и вино есть то средство, за счет которого человек соединяется с Богом. Но главное здесь чудо ― это соединение верующих и Господа нашего Иисуса Христа в Его Теле.

    Зная немощь человека, «Христос прячется в Дары»[26], поскольку знает Он, по слову древнего Патерика, что не может человек «есть сырую плоть, и потому прелагает Тело Свое в хлеб, и Кровь Свою в вино, для приемлющих сие с верою»[27]. Сказанное побуждает полагать, что «как в Вифлееме ― Господь спрятал Себя в сына плотника. Также и на Литургии Господь прячет Себя в смиреннейшие дары земли ― хлеб и вино. Только в крайних случаях», известных в истории, «дается понять, что это не просто хлеб и вино»[28].

    Земные хлеб и вино становятся местом встречи человека и Христа, становятся той гранью, где совершается встреча, не гранью, которая разделяет, а гранью, «где совершается соединение, непостижимое единство»[29]. И единство не только человека и Христа, но и людей между собою во Христе.

    Пространный комментарий на тему Евхаристии констатирует единство взглядов древних святых отцов и современных толкователей в отношении того, что на Литургии освящается не столько хлеб и вино, сколько верующие христиане, которые, собравшись в храме, через вкушение пресуществленных хлеба и вина в Тело и Кровь Христа становятся единым Богочеловеческим организмом ― Церковью Христовой, и уже вступают, таким образом, в иную реальность бытия ― в «нерукотворную», которая не наступает каким-то приметным образом, но о которой Господь сказал, что внутрь нас есть (Лк. 17:20).

    Итак, главная идея Литургии ― это собирание всех в единое Тело Христово, и главный предмет освящения на ней ― не столько хлеб и вино, сколько сами люди, возносящие вместе молитвы к Богу; именно люди, вкушая Плоть и Кровь Христовы, становятся частью Его Тела, частью единой соборной и апостольской Церкви Христовой, находящейся над временем и пространством.

    В связи со всем сказанным можно сделать вывод: невнимательное отношение к текстам Божественной Литургии порождает затруднительное понимание ее основополагающих идей, и, в первую очередь, идеи Таинства Евхаристии как Таинства единства.


    Значение выражения Премудрость, про́сти

    В Божественной Литургии несколько раз звучит слово пр0сти, которое, как показали опросы, многие верующие либо вообще не понимают, либо понимают неверно. Следует разобраться с данной лексической единицей, привлекая данные словарей.

    В связи с тем, что рассматриваемое слово обращено к собравшимся верующим, его объяснение имеет большое значение для понимания общих идей Литургии, поскольку точечное и неверное восприятие рождает цепь ошибочных смыслов, а порой и уводит в сторону от истины веры. Имея в виду «Премудрость, прости́ нас», как отвечали некоторые респонденты в опросах, есть гипотетическая вероятность уклониться в еретическое учение о Премудрости как «Четвертой ипостаси»[30]. В этом великая опасность неверного понимания богослужебной лексики, а значит, эта проблема требует разрешения в виде богословских и филологических комментариев.

    Итак, выражение Премyдрость, пр0сти соответствует греческому Σοφία! Ὀρθοί![31]. Это возглашение, рассматриваемое, в первую очередь, в составе малого входа, является призывом к верующим принять прямое положение для того, чтобы внимательно слушать Священное Писание.

    Согласно свидетельствам свт. Иоанна Златоуста, а также многих современных исследователей, византийская Литургия начиналась со вхождения предстоятеля в храм[32]. При этом народ его ожидал и пел в это время псалмы[33]. По вхождении в храм предстоятель (епископ) приветствовал народ словами «Мир всем». Сразу же после этого начиналось чтение Священного Писания. В дальнейшем, ввиду развития литургического обряда, в силу самых разных причин, «этот начальный вход оброс в свою очередь другим “началом”, так что теперь то, что мы называем «малым входом», уже больше не воспринимается как именно первое, начальное священнодействие Литургии; отсюда… и популярное толкование его в категориях “изобразительного символизма” ― как выхода Христа на проповедь и т. п.»[34].

    Однако память о начале Литургии в связи с входом предстоятеля закрепилась в самом входе и песнопении Пріиди1те, поклони1мсz и в том, что к моменту чтения Священного Писания наступает время, когда, действительно, пора перестать сидеть или ходить по храму, и нужно «выпрямиться» к слушанию богослужения, Писания. В византийской церкви словами Σοφία! Ὀρθοί! «давали знать, чтобы Христиане, сидевшие в храме, встали с мест своих и вникали прилежно в премудрость»[35].

    Следовательно, христиане, для того чтобы показать расположение духа и тела прямым, а значит, бодрым для слышания Писания, и быть пред Богом «не воссевшими или преклонившимися на что-либо, должны… пребывать… прямо стоящими и внимающими таинствам Божией премудрости»[36], где премудрость ― это синоним Священного Писания.

    Итак, Премyдрость, пр0сти ― это призыв стоять прямо и слушать Священное Писание. Однако возникает филологический интерес к слову пр0сти, ведь в современном русском языке оно почти не понятно, поскольку не вызывает никаких ассоциаций. А многие словари или комментарии к Литургии предлагают лишь запомнить Премyдрость, пр0сти как «стойте прямо»[37] или «стоя прямо»[38].

    Иногда даже в словарях дается перевод прилагательному пр0сти в качестве деепричастия или выражения в обстоятельственном значении, например, «в прямом виде, стоя»[39]. Премудрость, про́сти иногда комментируется еще более неточно: «Словом премудрость диакон вразумляет… что Евангельская проповедь есть истинная премудрость, умудряющая и спасающая человеков; а словом прости… внушает нам вознести мысль и сердце от земного к небесному и уразумевать даруемые нам блага»[40]. Однако, очевидно, слово пр0сти не было выдумано для заучивания. Ему необходимо объяснение, в первую очередь, филологическое.

    Слово пр0сти не было выдумано для заучивания. Ему необходимо объяснение, в первую очередь, филологическое

    Во-первых, пр0сти ― дословный перевод греческого слова Ὀρθοί, которое является множественным числом в именительном падеже от слова ὀρθός (на русский язык переводится как «прямой, находящийся в вертикальном положении, стоячий, стоящий, правильный[41]»). Соответственно, Ὀρθοί ― «прямые». И дословно Σοφία! Ὀρθοί! ― «Премудрость! Прямые!» или «Премудрость! Стоящие!»

     Таким образом, восклицание «Прямые!» похоже на армейское «Равняйсь, смирно». Диакон Андрей Кураев так и называет выражение Премудрость, про́сти,сравнивая с греческим Σοφία! Ὀρθοί! и говоря, что такими были «именно армейские команды в Византии»[42], то есть «не сидите, встаньте»[43]. Однако в славянской традиции это не устоялось, и слово пр0сти не только не соотносится с «выпрямлением», изменением положения тела, но и вовсе ни с чем не ассоциируется.

    Сразу нужно заметить, что слово пр0сти ― те же ὀρθοί, «прямые», только слово в славянской версии ― краткое прилагательное[44], и в нем нет привычного для русскоговорящего человека окончания. Если бы звучало Премyдрость, пр0стіи, то, с большой степенью вероятности можно сказать, что было бы понятнее. Однако слово пр0стый тоже не ассоциируется с «прямотой» или «выпрямлением».

    В словаре церковнославяно-русских паронимов пр0стый также соотносится с греческим словом ὀρθός (ср. слова ортодонтия, орфография, ортопедия), и ему дается значение «прямой, стоящий не таясь»[45]. В других современных славянских языках, однако, остался корень prost в значении «прямо, правильно». Например, в польском языке «прямо» ― это prosto или wprost, а «прямой» ― prosta (prosty). В украинском языке глагол с семантикой «выпрямиться» будет звучать как віпростатіся. Нужно сказать, и в русском языке остался корень прост-  в значении «прямо», например, слово опростоволоситься образовано на базе сочетания простые волосы[46]; само же слово простой, согласно этимологическому словарю М. Фасмера, то же, что и прямой, открытый, свободный[47]. Кроме того, простить происходит от того же корня prost в значении свободный: «Буквально этот глагол значит “освободить от долгов, грехов”»[48].

    В словаре Памво Беринды «Лексикон словенороський» XVII в. слово пр0стіи переводится как людz1не[49], что проливает мало света на первоначальный смысл слова, однако такой перевод говорит о том, что в XVII веке еще было понимание, что пр0сти относится к народу, что это слово в каком-то смысле синоним слову «народ» или «люди». Но в настоящее время его лишь предлагается заучивать, причем в значении глагола с наречием, в то время как пр0сти ― это прилагательное.

    Ясно, что славянский перевод ὀρθοί на пр0сти ― не самый удачный для современности, хотя велика вероятность, что этот перевод был весьма удачным для IX-X вв. На сегодня данное слово настолько прочно вошло в церковнославянскую литургическую традицию, что найти ему замену было бы сложно, не столько в научно-филологическом плане, сколько в психологическом, поскольку верующие ко многому привыкают, а любые изменения, пусть даже и в сторону понятности, воспринимают весьма болезненно. Приведенный тезис основан на более чем 800 результатах опроса о необходимости редактирования церковнославянских богослужебных текстов[50].

    Необходимо добавить: если развивать тему прямоты или простоты в данном возгласе, можно получить новый виток толкований в русле «Премудрость, прости» ― «будьте просты сердцем, как дети, чтобы воспринять премудрость из уст Господа Иисуса Христа»[51]. Нужно признать, что такое пояснение священноисповедника Сергия (Правдолюбова), хотя и приемлемо с точки зрения нравственного подхода к Литургии, однако это лишь расширение основного смысла возгласа Премyдрость, пр0сти[52].

    Кроме того, слово пр0сти употребляется не только в связи с чтением Священного Писания, но и в конце Литургии, когда диакон говорит: Пр0сти пріи1мше б9eственныхъ, с™hхъ, пречcтыхъ, безсмeртныхъ, небeсныхъ и3 животворsщихъ, стрaшныхъ хrт0выхъ та1инъ, дост0йнw благодари1мъ гDа. В греческом тексте на месте славянского пр0сти стоит то же ὀρθοί, а значит, и смысл идентичен. Вероятно, слово введено из-за практики рассредоточения и умственного внимания, и физических сил после Причащения, так что кто-то садился или разговаривал (что и сейчас можно наблюдать в храмах). И в конце священнослужитель призывает еще раз собраться, ободриться и в финальной молитве Литургии возблагодарить Господа за то, что даровал возможность соединиться с Ним в Теле Христовом посредством единой чаши Евхаристии. А поэтому благодарность должно воздавать дост0йнw, то есть не сидя и не в расслаблении, но выпрямившись, и будучи «прямыми».

    Итак, стало понятно, что пр0сти ― это краткое прилагательное в множественном числе от слова пр0стіи. Внимательное рассмотрение слова прости, во-первых, позволило погрузиться в исторический контекст появления этого выражения в Литургии, во-вторых, в связи с этим было выявлено, что прости – тоже часть общей идеи единения, главной идеи Литургии. Данное слово обозначает призыв к людям, чтобы они предстали во внимании простыми, то есть прямыми, выпрямившимися для того, чтобы всем вместе внимательно слушать Священное Писание и впоследствии сосредоточенно, напрягая и физические силы, молиться вместе.

     

    чтец Валентин Фролов

    Ключевые слова: Божественная Литургия, церковнославянский язык, идея, собрание, единство, премудрость прости, значение, перевод, словарь



    [1] Мир и Божественная литургия (Статья)

    [2] Шмеман А., протопр. Евхаристия. Таинство Царства. Глава I. Таинство собрания [Электронный ресурс] // URL: http://lib.pravmir.ru/library/readbook/1909 (дата обращения: 11.10.2017).

    [3] Там же.

    [4] Там же.

    [5] Фролов В. Церковнославянское редактирование: что думает об этом общество? [Электронный ресурс] // URL: http://sdsmp.ru/news/n3169/?sphrase_id=41000 (дата обращения: 13.05.2017).

    [6] Взято из ответов респондентов на опрос «Нужно ли редактировать богослужебные тексты? [Электронный ресурс] // URL: http://goo.gl/forms/0d3p6dNnVi (дата обращения: 30.05.2017).

    [7] Шмеман А., протопр. Евхаристия. Таинство Царства [Электронный ресурс] // URL: http://lib.pravmir.ru/library/readbook/1909 (дата обращения: 11.10.2017).

    [8] Там же.

    [9] Там же.

    [10] Журавский А. В. Аминь // Православная энциклопедия. Т. II. ― М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2001. ― С. 166.

    [11] Историческое, догматическое и таинственное изъяснение Божественной Литургии. ― СПб.: Общество памяти игумении Таисии, 2010. ― С. 186.

    [12] Шмеман А., протопр. Евхаристия. Таинство Царства [Электронный ресурс] // URL:http://lib.pravmir.ru/library/readbook/1909 (дата обращения: 11.10.2017).

    [13] Василий (Гондикакис), архим. Входное: Элементы литургического опыта таинства единства в Православной Церкви. ― М.: Богородице-Сергиева Пустынь, 2007. ― С. 115.

    [14] Кураев А., диак. Христианство ― это не философия… [Электронный ресурс] // URL: https://azbyka.ru/xristianstvo-eto-ne-filosofiya (дата обращения: 17.12.2017).

    [15] Василий (Гондикакис), архим. Входное: Элементы литургического опыта таинства единства в Православной Церкви. ― М.: Богородице-Сергиева Пустынь, 2007. ― С. 115.

    [16] Там же. С. 116.

    [17] Кураев А., диак. Христианство ― это не философия… [Электронный ресурс] // URL: https://azbyka.ru/xristianstvo-eto-ne-filosofiya (дата обращения: 17.12.2017).

    [18] Там же.

    [19] Там же.

    [20] Историческое, догматическое и таинственное изъяснение Божественной Литургии. ― СПб.: Общество памяти игумении Таисии, 2010. ― С. 220.

    [21] Кураев А., диак. Христианство ― это не философия… [Электронный ресурс] // URL: https://azbyka.ru/xristianstvo-eto-ne-filosofiya (дата обращения: 17.12.2017).

    [22] Там же.

    [23] Иоанн Златоуст, свт. Собрание сочинений. Том одиннадцатый. Книга первая. Беседа 3 [Электронный ресурс] // URL: http://lib.pravmir.ru/library/readbook/1099 (дата обращения: 23.12.2017).

    [24] Цит. по: Иларион (Алфеев), митр. О частоте причащения [Электронный ресурс] // URL: http://ruskline.ru/monitoring_smi/2007/11/19/o_chastote_prichaweniya (дата обращения: 23.12.2017).

    [25] Там же.

    [26] Кураев А., диак. Христианство ― это не философия… [Электронный ресурс] // URL: https://azbyka.ru/xristianstvo-eto-ne-filosofiya (дата обращения: 17.12.2017).

    [27] Древний Патерик. Глава 18. О прозорливых [Электронный ресурс] // URL: https://azbyka.ru/otechnik/Zhitija_svjatykh/drevnij-paterik/18 (дата обращения: 17.12.2017).

    [28] Кураев А., диак. Христианство ― это не философия… [Электронный ресурс] // URL: https://azbyka.ru/xristianstvo-eto-ne-filosofiya (дата обращения: 17.12.2017).

    [29] Антоний Сурожский, митр. Труды. Книга вторая. ― М.: Практика, 2012. ― С. 84-85.

    [30] Серафим (Соболев), свт. Новое учение о Софии Премудрости Божией [Электронный ресурс] // URL: https://azbyka.ru/otechnik/Serafim_Sobolev/novoe-uchenie-o-sofii-premudrosti-bozhiej/2 (дата обращения: 12.05. 2017).

    [31] ΘΕΙΑ ΛΕΙΤΟΥΡΓΙΑ ΑΓΙΟΥ ΙΩΑΝΝΟΥ ΤΟΥ ΧΡΥΣΟΣΤΟΜΟΥ [Электронный ресурс] // URL: http://users.uoa.gr/~nektar/orthodoxy/prayers/service_litourgy_translation.htm?iframe=true&width=100 (дата обращения: 23.11.2017).

    [32] Матеос Х., Тафт Р. Ф. Развитие византийской Литургии. ―  Киев: QUO VADIS, 2009. ― С. 10.

    [33] Шмеман А., протопр. Евхаристия. Таинство Царства [Электронный ресурс] // URL:http://lib.pravmir.ru/library/readbook/1909 (дата обращения: 11.10.2017).

    [34] Там же.

    [35] Историческое, догматическое и таинственное изъяснение Божественной Литургии. ― СПб.: Общество памяти игумении Таисии, 2010. ― С. 208-209.

    [36] Там же. С. 209.

    [37] Уминский А., прот. Божественная Литургия: Объяснение смысла, значения, содержания. ― М.: Никея, 2012. ― С. 73;

    Премудрость! Прости! [Электронный ресурс] // URL: https://radiovera.ru/premudrost-prosti.html (дата обращения: 23.04.2018);

    Гумеров П., свящ. Последовательность и символическое значение литургии [Электронный ресурс] // URL: http://teotokos.ru/nash-xram/poleznoe-chtenie/posledovatelnost-i-simvolicheskoe-znachenie-liturgii (дата обращения: 23.04.2018);

    Бенигсен Г., прот. Малые слова православного богослужения [Электронный ресурс] // URL: http://www.kiev-orthodox.org/site/worship/918 (дата обращения: 23.04.2018);

    Прости [Электронный ресурс] // Полный церковно-славянский словарь // URL: http://www.orthodic.org/word/12364 (дата обращения: 17.09. 2017);

    [38] Виссарион (Нечаев), еп. Объяснение Божественной Литургии [Электронный ресурс] // URL: https://azbyka.ru/otechnik/Vissarion_Nechaev/ob-jasnenie-bozhestvennoj-liturgii/8 (дата обращения: 20.01.2018).

    [39] Михайловский В. Я. Краткий словарь церковно-славянских слов. ― М.: Отчий дом, 2000. ― С. 13.

    [40] Объяснение Литургии в вопросах и ответах [Электронный ресурс] // URL: http://svt-luka.prihod.ru/users/69/1101269/editor_files/file/Ob'jasnenie%20Liturgii.pdf  (дата обращения: 23.04.2018).

    [41] Ορθός // Словарь Хорикова и Малева (El-Ru) v1.4.04 // Программа для персонального компьютера Словарь GoldenDict, версия 1.0.1 © Константин Исаков, 2008-2011.

    [42] Кураев А., диак. Диаконское [Электронный ресурс] // https://diak-kuraev.livejournal.com/508470.html (дата обращения: 20.01.2018).

    [43] Николай Кавасила, прав. Изъяснение Божественной Литургии [Электронный ресурс] // URL: https://azbyka.ru/otechnik/Nikolaj_Kavasila/Izjasnenie_bogestvennoj_liturgii (дата обращения: 21.11.2017). 

    [44] Плетнева А. А., Кравецкий А. Г. Церковно-славянский язык. ― М.: Издательство Сретенского монастыря, АСТ-ПРЕСС, 2014. ― С. 109-112.

    [45] Седакова О. А. Церковнославяно-русские паронимы. ― М.: Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2005. ― С. 288.

    [46] Опростоволоситься // Этимологический онлайн-словарь русского языка Крылова Г. А. [Электронный ресурс] // URL: https://krylov.lexicography.online/о/опростоволоситься (дата обращения: 23.04.2018).

    [47] Простой // Этимологический онлайн-словарь русского языка Макса Фасмера [Электронный ресурс] // URL: https://vasmer.lexicography.online/п/простой (дата обращения: 23.04.2018).

    [48] Крылов Г. А. Этимологический словарь русского языка. – СПб.: ООО «Полиграфуслуги», 2005. С. 325.

    [49] Лексикон словенороський Памви Беринди. – К.: б. и., 1961. С. 102.

    [50] Нужно ли редактировать богослужебные тексты? // URL: http://goo.gl/forms/0d3p6dNnVi (дата обращения: 30 мая 2017 года).

    [51] Сергий Правдолюбов, священноисповедник. Объяснение Божественной литургии. – М.: Отчий дом, 2017.

    [52] Премудрость, прости // URL: http://forum-slovo.ru/index.php?topic=25111.0 (дата обращения: 30 мая 2017 года).



    Новости по теме

    Мир и Божественная Литургия: комментарий к сложным строкам богослужения Валентин Фролов Наиболее неясные места Божественной Литургии, выявленные в социологическом опросе, требуют лингвистического и богословского объяснения. И одной из наиболее трудных является тема мира, охватывающая всё богослужение.
    «Борьба со страстями и укоренение в добродетелях по прп. Паисию Святогорцу». Часть 2: «В чем проявляется сребролюбие (по прп. Паисию Святогорцу)». Иерей Василий Родионов Наверное, многие, услышав слово «сребролюбие», скажут, что не страдают этой страстью — дескать, нам на жизнь-то не хватает, а потому о какой любви к деньгам и накопительстве речь? Однако всё ли так просто и неужели лишь материально обеспеченные люди подвержены этому греху? В этом помогут разобраться поучения старца Паисия о бескорыстии, жертвенности и справедливости, которые представлены нами во второй статье цикла о страстях и добродетелях.