Апологетика, или диалог Церкви и общества: опыт прошлого

Московская Сретенская Духовная Семинария

Апологетика, или диалог Церкви и общества: опыт прошлого

Иерей Дмитрий Дегтярев 1737



Первые века существования христианства на территории  Римской империи были чем-то схожи с положением Церкви в России сейчас и ещё более — в первые постсоветские годы. Дело в том, что как в Риме, так и спустя столетия в нашей стране было необходимо доказывать и рассказывать об истинах веры самым разным людям. И опыт отцов-апологетов, знание их трудов и принципов апологетики может помочь и нам, современным людям, в диалоге с неверующими и сомневающимися.

Содержание:

  • Разрешать сегодняшние вопросы: Церковь и общество
  • Апологетика, или опыт прошлых веков
  • Разрешать сегодняшние вопросы: Церковь и общество

    Принятием Миланского эдикта в 313 г. Церковь обрела легальное положение на территории Римской империи. В России, с распадом СССР и через 1677 лет после Миланского эдикта, Русская Православная Церковь также вступила в новый период отношений с государством. На момент принятия Миланского эдикта в Римской империи среди интеллигенции преобладали модные идеи неоплатонизма. Современная постсоветская интеллигенция также любит увлекаться различного рода эзотерикой, мистикой, язычеством — не в обыденном смысле, а в том смысле, как понимает это ап. Павел: язычники — это те, кто «поклоняются и служат твари вместо Творца» (Рим. 1:25).

    По словам протопресвитера Иоанна Мейендорфа, «сегодня все христиане стоят перед вызовом единого и в корне расцерковленного мира. Этому вызову нужно смотреть в лицо, как таковому, как проблеме, нуждающейся в богословском и духовном ответе… Эти явственные факты нашего современного положения совсем не означают, что мы нуждаемся в том, что обычно именуется “новым богословием”, которое порывает с Преданием и преемственностью; но Церкви неоспоримо необходимо, чтобы богословие разрешало сегодняшние вопросы, а не повторяло старые решения старых вопросов»[1]. Церковь одержала победу над язычеством в Римской империи. В связи с этим для каждого христианина становится очевидным потребность в понимании того диалога и той полемики, которую вели христиане первых веков, ведь победа над язычеством оставила нам много неусвоенных уроков, которые могут иметь сегодня особую пользу.

    Во время мужей апостольских образовалось три направления апологетики: против язычников, против иудеев и против различных еретиков

    Очевидно, что диалог Церкви и общества не менее активно ведется и сегодня. И сейчас, с развитием информационных технологий, этот диалог не является прерогативой по большей части лишь образованных апологетов и миссионеров, но касается каждого члена Церкви. Особо на повестке дня выделяется диалог с интеллигенцией. И хотя, как говорит Святейший Патриарх Кирилл, «у Церкви нет противоречий с интеллигенцией, она открыта для диалога»[2], однако этот диалог испытывает все же множество проблем. Зачастую дискуссия с образованной частью общества и с интеллигенцией строится на отстаивании позиций христианства на основе христианского учения, выработанного за два тысячелетия. Отцы-апологеты не имели сформировавшейся догматической базы на период острой дискуссии с языческой философией поздней античности. Это в IV веке, с одной стороны, стало залогом успеха апологетики и миссии среди язычников, ведь апологеты открыто использовали при защите христианской веры идеи античных философов, объясняли учение Церкви на понятном обществу языке, подстраивали терминологическую базу языческой мысли под Священное Писание, наделяли понятия и термины новым для язычников, христианским смыслом. С другой стороны, отсутствие догматической базы стало одним из стимулов к активной церковной деятельности по ее соборному оформлению.

    Сейчас догматическая база Церкви сформирована, однако, очевидно, что принципы, используемые отцами-апологетами в их время, преобразовавшись под современные реалии, могут быть полезны в диалоге Церкви с современным обществом, с интеллигенцией наших дней. Основные апологетические принципы, которые использовались в начале IV в. мы постараемся рассмотреть в данной и последующих статьях.

     

    Апологетика, или опыт прошлых веков

    Апологетический жанр (от греч. ἀπολογία ― защита, оправдание, заступничество; речь, сказанная или написанная в защиту кого-либо; ἀπολογέομαι ― защищаться, оправдываться, приводить, говорить что-либо в защиту Библии) возник еще до рождения Христа. Первые апологетические труды создавались еще до нашей эры такими писателями как Иосиф Флавий, Филон Александрийский. Именно Филон Александрийский начнет в своих апологетических сочинениях обращаться к античной мысли, это же будут делать позднее христианские отцы-апологеты.

    Самым известным, влиятельным в свое время и значительным для раннехристианской апологетики является труд середины III в. «Против Цельса (Κατὰ Κέλσου)», который написал Ориген

    С появлением христианства жанр апологетики начинает развиваться в Церкви. Это начало связано с активной проповедью апостолов, которая повлекла за собой необходимость в защите новообразованных христианских общин от нападок язычников, иудеев и различного рода ересей. Первые общины защищались апостолами через послания, которые не только назидали в вере и нравственности, но также ограждали от людей, стремящихся внести смуту, раскол и ересь в молодую христианскую общину. Апостол Петр призывает всех христиан к защите веры в своем соборном послании: Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением. (1 Пет. 3:15).

    Во время мужей апостольских апологетика продолжала развиваться. Образовалось три направления апологетики: против язычников, которые обвиняли христиан в пороках (эдиповы смешения, теестовы вечери, атеизм) и преступлениях против государства (непризнание цезаря божеством), против иудеев, которые продолжали рьяно ненавидеть и всячески досаждать «назорейским еретикам» при первой возможности, и против различных еретиков, которые стремились посеять семена лжеучения в христианских общинах.

    Со временем апологетика становится уделом образованных людей, римской интеллигенции, которая стала принимать христианство. Апологеты противостояли также людям с лучшим, по тем временам, образованием: «Иустин и Афинагор обращались в своих трудах к императорам Луцию Веру и Марку Аврелию, называя их философами, Ориген и Евсевий адресовали свои апологии авторам философских антихристианских памфлетов, которые, по всей видимости, в свое время послужили теоретическому обоснованию гонений (об Иерокле, оппоненте Евсевия, известно, что он занимал высокие государственные должности)»[3]. До нашего времени дошли не все апологетические труды раннехристианских защитников веры, но все они представляют из себя большую ценность, так как доносят до нас не только апологетические аргументы, но и богословские, исторические, литературные и языковые сведения.

    Наиболее древними из греческих раннехристианских апологетов считаются Кодрат и Аристид. Они в свое время обращались с апологией в защиту веры христиан к императору Адриану (117-138 гг.)[4]. Также древнейшим является «Диспут Ясона с Паписком о Христе (̓Ιάσονος καὶ Παπίσκου ἀντιλογία περὶ Χριστοῦ)», который был записан около 140 г. Аристоном из Пеллы, и считается самой ранней антииудейской апологией из всех, что дошли до наших дней. Во II в. мч. Иустин Философ († 166) был самым известным раннехристианским апологетом. Евсевий Кесарийский приписывает ему 8 сочинений[5], но из них сохранились и достоверно принадлежат ему только три: 1-я и 2-я «Апологии» и «Диалог с Трифоном иудеем». Основной целью обоих произведений является защита христиан от преследования «за одно лишь имя» (nomen ipsum), и адресованы они императорам Антонину Пию и Марку Аврелию (161-180, соправитель с 147), а также римскому сенату. Святым мучеником Иустином в этих апологиях была предпринята попытка представить христианство достойным более внимательного и объективного взгляда со стороны как просто просвещенных римлян, так и власть имущих.

    Если с иудеями удобно дискутировать, используя текст и язык Библии, понятный представителям обеих сторон, то для дискуссии с язычниками Библия не представляла широких возможностей для взаимного понимания

    Евсевий Кесарийский свидетельствует также о речи свт. Аполлинария епископа Иерапольского, обратившемся с речью к императору Марку Аврелию[6]. Его руке принадлежали следующие апологетические сочинения: 5 книг «К эллинам», 2 книги «Об истине» и еще 2 книги «К иудеям». В царствование Марка Аврелия творил еще один апологет ― Ритор Мильтиад, который написал 2 книги против иудеев, 2 книги против эллинов и апологию христианской философии[7]. Татиан, ученик св. Иустина Мученика, живший в середине II в., до того, как уклонился в ересь, написал «Речь к эллинам (Λόγος πρὸς Ἕλληνας)». В ней автором предпринята попытка обосновать и призвать к терпимости по отношению к новой религии, но, в то же время, критика Татиана направлена против языческой культуры.

    Вопросы отношения Римской империей с христианством были подняты св. Мелитоном епископом Сардским в апологии к Марку Аврелию. Труд имеет название «Апологии» или «Книга к Антонину (Πρὸς Ἀντωνῖνον βιβλίδιον)». Он сохранился только в отрывках и был написан около 170 г. Христианский философ Афинагор Афинский также написал апологетическое произведение императорам Коммоду и Марку Аврелию «Прошение о христианах (Πρεσβεία περὶ χριστιανῶν)». Св. Аполлоний Эфесский во время царствования императора Коммода (180-192) произнес апологетическую речь, которая сохранилась в мученических актах[8].

    Некоторые из раннехристианских апологетов адресовали свои произведения не императорам и римскому обществу, а отдельным частным лицам. Например, греческий апологет II в. св. Феофил Антиохийский, автор трех книг. Его произведение «К Автолику (Πρὸς Αὐτολίκον)», написаное около 182 г., для просвещенного и знатного римского гражданина-язычника, который имел предубеждения против христиан. Также к частному лицу направлено анонимное «Послание к Диогнету», которое написано для влиятельного язычника с целью познакомить его с христианством.

    В III в. наиболее знаменитыми и влиятельными апологетами являются Климент Александрийский и Ориген. В отличие от предыдущих апологий «Протрептик» («Увещание к эллинам», Προτρεπτικὸς πρὸς ̀λδβλθυοτεΕλληνας, нач. III в.) Климента Александрийского создан уже не столько для защиты веры, сколько по преимуществу для миссионерских целей, для привлечения язычников к христианству. К подобному жанру близко дошедшее до нашего времени на сирийском языке произведение Псевдо-Мелитона «Слово к Антонину», которое относят к началу III в. Должно быть самым известным, влиятельным в свое время и значительным для раннехристианской апологетики является труд середины III в. «Против Цельса (Κατὰ Κέλσου)», который написал Ориген. К началу III в. Цельс был одним из наиболее серьезных критиков христианства, а к середине III в. его антихристианский труд уже около 75 лет как не имел опровержения, эту ситуацию Ориген постарался исправить и написать необходимое опровержение на обвинительный выпад в сторону Церкви[9].

    С распространением христианства апологетика в адрес к языческой римской интеллигенции развивалась и новым стимулом для создания апологий к 260 г. было появление 15 книг Порфирия «Против христиан (Contra christianos)». От мощных нападок образованного неоплатоника начал отбиваться Евсевий Кессарийский. Он же и дал первый ответ на труд Порфирия в 15 книгах «Евангельское приготовление» («Praeparatio evangelica»), которому и посвящена данная работа. Еще из апологетических трактатов перу Евсевия принадлежит апология «Против Иерокла» (неоплатоника, который сочинил антихристианское произведение «Правдолюбец (Φιλαλήθης)», где описывал жизнь философа, мага и проповедника Аполлония Тианского). Также перу Евсевия принадлежит произведение «Доказательство Евангелия» («Demonstratioevangelica»). Оно задумывалось и является продолжением трактата «Praeparatio evangelica».

    Авторы, широко и активно используя терминологию языческого мировоззрения, старались объяснить христианскую веру более понятным и доступным для последователя античной философии языком

    До сих пор говорилось о греческой апологетической традиции. Перечисление раннехристианских апологетов, которые писали на латинском языке, закономерно начать с Минуция Феликса, римского адвоката, который оставил нам диалог «Октавий (Octavius)», а также Тертуллиана с двумя книгами «К язычникам (Ad nationes)», которая была написана в 197 г. Также в 197 г. было создано наиболее значительное апологетическое произведение Тертуллиана «Апологетик (Apologeticus)». Автор адресовал его римским наместникам Африки. Это произведение, помимо апологии христианства перед язычеством, главным образом подчеркивает мысль о естественности и закономерности веры в единого Бога, ведь человеческая душа «по природе христианка»[10]. Тематику души как «христианки по природе» продолжает Тертуллиан в другом своем трактате «О свидетельстве души (De testimonio animae)», который датируется также 197 г. Среди других апологетических трудов Тертуллиана значатся написанное в 212 г. послание к проконсулу Африки Скапуле (Ad Scapulam) и трактат «Против иудеев (Adversus Iudaeos)».

     Среди североафриканских апологетов необходимо выделить свт. Киприана Карфагенского, который в середине III в. написал «Книгу о суетности идолов (De idolorum vanitate)». В ней святитель показывает, что языческие божества имеют земное происхождение, и что воздавать им поклонение как божеству – недостойно. Написанная свт. Киприаном также в середине III в. «Книга к Деметриану (Ad Dеmetrianum)», направлена против частых обвинений языческого римского общества в том, что христиане являются причиной войн, бедствий и природных катаклизмов. Адресуя книгу неизвестному для нас Деметриану, свт. Киприан заключает, что причиной бедствий является идолослужение, а в особенности гнев Божий вызывается гонением на христиан. Свт. Киприан вел и антииудейскую дискуссию, ей он посвятил «Три книги свидетельств (Testimoniorum Libri III)»[11].

    Среди поздних авторов апологетов раннехристианского периода, которые творили на латыни, следует упомянуть Арнобия Старшего. Он написал 7 книг «Против язычников (Adversus nationes)», из которых только первые две являются апологетическими, следующие за ними имеют больше полемический характер. Ученик Арнобия ― Лактанций, также потрудился на ниве христианской апологетики. Он написал 7 книг «Божественных установлений (Divinae institutiones)», а также сочинение «О гневе Божием (De ira Dei)», направленное по преимуществу против последователей идей эпикурейства и стоицизма. Еще одно произведение Лактанция «О смертях преследователей (De mortibus persecutorum)» также можно отнести к апологетическим.

    После перечисления трудов раннехристианских апологетов нельзя не упомянуть, что при защите веры дискуссия с языческой мыслью и с иудаизмом отличались. В первую очередь отличия заключались в инструментах, к которым прибегали апологеты в дискуссии. Если с иудеями удобно дискутировать, используя текст и язык Библии, понятный представителям обеих сторон, то для дискуссии с язычниками Библия не представляла широких возможностей для взаимного понимания. Происходило это зачастую из-за того, что неоплатоники отвергали Священное Писание, превознося собственных мыслителей и философов. Что касается отношения раннехристианских апологетов к почитаемым в языческом обществе мыслителям и философам, то оно в целом было неоднозначное.

    В отношении язычества апологеты нередко полностью отвергали его как пагубное учение. Так это делалось в Ветхом завете, и также, например, христиане отвергли культ римского императора. Ярким примером категорического отрицания языческой философии служит апологетика Тертуллиана. Он ставил риторический вопрос: «Так что же общего у Афин и Иерусалима, у Академии и Церкви? (Quid ergo Athenis et Hierosolymis? quid Academiae et Ecclesiae?)»[12]. В поддержку этого подхода у Тертуллиана также звучат слова о том, что сама душа является по природе христианкой[13], а потому она является лучшим свидетелем Истины, а, следовательно, и вовсе не нуждается в философии.

    Завершая краткий рассказ об апологетических трудах и их авторах, стоит отметить и иную апологетическую позицию по отношению к дискуссии с тем же язычеством. Апологеты, пишущие на латинском языке, в целом обращались к «языческой мысли» намного меньше, чем апологеты Востока, которые творили на греческом. Эти авторы, широко и активно используя терминологию языческого мировоззрения, старались объяснить христианскую веру более понятным и доступным для последователя античной философии языком, и тем самым провели своего рода церковную рецепцию некоторых античных мыслителей. Эта рецепция в дальнейшем достигла новых вершин в виде адаптации некоторых трудов античных мыслителей к церковному учению, а к концу Средних веков и к началу эпохи Возрождения она достигла своего апогея. Также при дискуссии с классической мыслью, апологеты использовали немногочисленные отрывки из посланий апостольских для обоснования и объяснения своей веры язычникам, для поиска смежных понятий и форм. Нельзя не упомянуть тот факт, что апологеты при дискуссии с язычниками нередко обращались к сходствам и общим понятиям с иудаизмом, так как иудеи были более знакомы римским гражданам, чем последователи «новой веры». Это знакомство и широкая вовлеченность евреев в жизнь империи на большей части ее территории шло со времен завоеваний Александра Македонского, и давало широкие возможности в объяснении церковных истин язычникам.

    Таким образом, и сейчас, обладая знаниями в области апологетики и изучив труды отцов, можно вести плодотворные дискуссии с людьми, далёкими от Церкви, объясняя им истины христианства на понятном для них языке.

    диакон Дмитрий Дегтярев

    Ключевые слова: Римская империя, трактат, апологетика, дискуссия, философия, язычество, неоплатоники, истина



    [1] Мейендорф И., прот. Православие и современный мир. Лекции и статьи. ― Минск: Лучи Софии, 1995. ― С. 47.

    [2] Патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил, что Церковь открыта к диалогу с интеллигенцией. ИНТЕРФАКС. Москва. 25 января 2013 г. [Электронный ресурс] // URL: http://www.interfax-religion.ru/index.php/<br%20/>http://www.interfax-religion.ru/%94?act=news... (дата обращения: 24.04.2018).

    [3] Вдовиченко А. В.Христианская апология. Краткий обзор традиции. Раннехристианские апологеты II–IV веков. Переводы и исследования. ― М.: Ладомир, 2000. ― С. 30.

    [4] Евсевий Памфил. Церковная история. IV. 3. — М.: Издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1993.

    [5] Там же. IV. 18.

    [6] Евсевий Памфил. Церковная история. IV 26. 1; 27. 1. — М.: Издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1993.

    [7] Там же. V 28. 4; 17. E. 5.

    [8] Никифоров М. В. Апологеты раннехристианские. Православная энциклопедия [Электронный ресурс] // URL: http://www.pravenc.ru/text/75698.html (дата обращения: 15.06.2017).

    [9] Там же.

    [10] Тертуллиан. Апологетик. Творения Кв. Септ. Флор. Тертуллиана. Часть 1. Апологетические сочинения Тертуллиана. ― Киев: Типография Акционерного Общества "Петр Барский, в Киеве", 1910. ― С. 86.

    [11] Сагарда Н. И. Лекции по патрологии I–IV века / Под общ. научн. ред. диакона А. Глущенко и А. Г. Дунаева. ― М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2004. ― С. 508.

    [12] Тертуллиан. О прескрипции [против] еретиков. ― М.: "Прогресс"-"Культура", 1994. [Электронный ресурс] // URL: https://azbyka.ru/otechnik/Tertullian/o_prescript/ (дата обращения: 03.03.2018).

    [13] Тертуллиан. Апологетик. Творения Кв. Септ. Флор. Тертуллиана. Часть 1. Апологетические сочинения Тертуллиана. ― Киев: Типография Акционерного Общества "Петр Барский, в Киеве", 1910. ―  С. 86.



    Новости по теме

    Как не утратить радость Воскресения Христова? Протоиерей Андрей Рахновский Православные христиане празднуют Пасху не один, а целых 40 дней. Этот период – своеобразный «брат-близнец» 40-дневного Великого поста. Но если суть поста – покаяние, внутренняя работа над собой – всем ясна, то для чего нам даны эти особые дни радости, как их правильно употребить?
    Вместе с протоиереем Андреем Рахновским мы разбираемся: на что же стоит обратить особое внимание в дни празднования Воскресения Христова? как сохранить пасхальную радость, не растерять ее? что вообще такое духовная радость, должна ли она сочетаться с покаянием, или это вещи противоположные? как отличить радость духа от обычных положительных эмоций? И, главное, как поделиться радостью с окружающими?
    ЛЕКЦИЯ 3. ПОЧЕМУ В МИРЕ ЕСТЬ ЗЛО? Протоиерей Андрей Ткачев 24 октября 2016 г. в рамках Православных просветительских курсов «ПРАВОСЛАВИЕ», проводимых в стенах Сретенской семинарии, состоялась 3-я в новом учебном году лекция на тему «Почему в мире есть зло?». Встречу провел протоиерей Андрей Ткачев. По окончании лекции он ответил на вопросы слушателей.
    О мнимом криптокатолицизме протопресвитера Гавриила Костельника Роман Конь Благодаря прекрасному знанию католического богословия и истории Вселенской Церкви протопресвитер Гавриил Костельник сумел самостоятельно распознать заблуждения католичества. И он – практически один среди галицких униатов – вступил в борьбу с ересями Римско-католической Церкви.