Источники сведений о церковной иерархии I-II в. от Р. Х.

Московская Сретенская Духовная Семинария

Источники сведений о церковной иерархии I-II в. от Р. Х.

Иеромонах Ириней (Пиковский) 786



В писаниях святого Иринея Лионского и Тертуллиана преобладает богословская тематика, но есть в них и конкретно-исторический материал, до сих пор не исследованный фронтально, по крайней мере, в отечественной историографии. Основной объем исторических сведений содержится в сочинениях Тертуллиана. Данные Иринея Лионского дают возможность сопоставления свидетельства двух авторов, близко расположенных друг к другу по времени. По ним можно попытаться воссоздать картину внутренней жизни Церкви в ранний период ее существования.

Содержание:

  • Священномученик Ириней Лионский
  • Тертуллиан
  • Авторитет Тертуллиана
  • Тертуллиан и монтанизм
  • Труды Тертуллиан как источник сведений о Церкви во втором веке
  • Для того, чтобы полноценно проанализировать устройство церковных институтов к концу II века, необходимо изучить труды церковных авторов от Апостолов (I в.) до Евсевия Кесарийского (IV в.), но сделать это достаточно трудно. Наиболее ценные сведения об устройстве Церкви того времени дают сщмч. Ириней Лионский и Тертуллиан, поэтому их труды были положены в основу изучения церковной структуры того времени. И для того, чтобы подтвердить авторитетность данных авторов, расскажем об их жизни и трудах.


    Священномученик Ириней Лионский

    Святой Ириней (ок. 130-202 гг.), отец Церкви, родился ок. 130 г. в Смирне (или поблизости от нее) в Малой Азии. Учился у св. Поликарпа Смирнского (который, в свою очередь, был учеником апостола Иоанна Богослова). В своем послании к другу юности Флорину он вспоминает о Поликарпе, «как он рассказывал о своем обращении с Иоанном и с прочими самовидцами Господа»[1]. Около 177 г. Ириней переехал на Запад в Галлию и поселился в Лионе, христиане которого переживали в это время жестокие гонения. Вскоре он был рукоположен во пресвитера, а в 190 г. стал епископом Лиона, преемником мученически погибшего епископа Пофина. В спорах о времени празднования Пасхи занял примирительную позицию, стремясь быть посредником между Востоком и Западом. Умер святитель (вероятно, мученической смертью) в 202 г. в Лионе.

    Сщмч. Ириней оставляет нам ценное свидетельство о характере вероучения Древней Церкви, говорит об общехристианской вере в подлинность Евангелий, об утвержденности Церкви на апостольском фундаменте, а также о вере во второе пришествие Христово

    Из сочинений полностью сохранилось лишь два: «Обличение и опровержение лжеименного знания» (другое название: «Против ересей»), и «Доказательство апостольской проповеди». Полный текст первого сочинения дошел только в очень древнем переводе на латынь, а полный текст второго — только в армянской версии. Все остальные его труды имеются лишь во фрагментах, в основном в передаче Евсевия Кесарийского.

    Пять книг «Против ересей» (Adversus Haereses), которые составляют основной дошедший до нас труд Иринея Лионского, посвящены полемике с гностиками, которые в годы епископства Иринея представляли собой наиболее серьезную опасность для христианства. Трактат содержит изложение гностических учений и других еретических систем. Опровергая эти системы, Ириней в то же время оставляет нам ценное свидетельство о характере вероучения Древней Церкви, говорит об общехристианской вере в подлинность Евангелий, об утвержденности Церкви на апостольском фундаменте, а также о вере во второе пришествие Христово.

    Полемизируя с гностиками, Ириней Лионский дает определение ереси, пространно излагает суть апостольского основания Церкви и апостольского преемства: в вере и рукоположениях. Кроме этих сведений, на которые обращает внимание большинство исследователей, он сообщает характеристики епископского и пресвитерского служений, говорит о роли Правила веры и церковной дисциплины, о дарах Святого Духа в Церкви. От Иринея идет наименование «Церковь Святого Духа», активно использованное прот. Николаем Афанасьевым.


    Тертуллиан

    Квинт Септимий Флорент Тертуллиан родился около 155 г. в семье римского центуриона в Карфагене. Тертуллиан получил хорошее образование и стал ритором. Юридический склад ума, практичность, реалистичность воззрений видны во всех его сочинениях. В юности он был не чужд увлечений зрелищами и гладиаторскими боями. В зрелом возрасте (ок. 190-195 гг.) принимает христианство, и через некоторое время (ок. 200г.) его рукополагают в сан пресвитера в Карфагене.

    Тертуллиана по праву считают первым значительным христианским богословом, писавшем на латинском языке. В своих сочинениях, как правило, полемического характера он яростно выступает против всего, имеющего даже отдаленное отношение к язычеству. Подобно некоторым другим христианским писателям у Тертуллиана аскетическая суровость сочетается с пылким стремлением к истине и беспощадной непримиримостью к оппонентам. Будучи ревностным защитником истинной христианской веры, Тертуллиан не мог удовлетвориться той степенью нравственной чистоты и моральной строгости, которой жило христианство в то время. В 202-203 гг. он стал склоняться к более суровой дисциплине монтанистов, а в 207-208 гг. открыто становится последователем Монтана. Умер Тертуллиан после 220 г., точная дата смерти неизвестна. Скудные биографические сведения о нем находятся в его сочинениях, а также у блаж. Иеронима Стридонского и у Евсевия Кесарийского.

    Сочинения Тертуллиана по содержанию традиционно делятся на 3 группы: апологетические, догматико-полемические и практико-аскетические (нравоучительные)

    В сочинениях Тертуллиана намечены черты собственно западного христианства, такие как практицизм, стремление преобразовать повседневную жизнь, а также элементы юридического мышления. Заслуга Тертуллиана состоит в том, что он ввел в латиноязычное богословие новые понятия: ипостась, личность, субстанция, единосущный и др. В процессе разработки терминологии Тертуллианом были введены в оборот многочисленные греческие термины.

    Тертуллиановский корпус включает 31 сохранившийся трактат (помимо утраченных сочинений), аутентичность которых вне сомнений. Сочинения Тертуллиана по содержанию традиционно делятся на 3 группы: апологетические, догматико-полемические и практико-аскетические (нравоучительные). По времени написания их принято делить на сочинения домонтанистического (ок. 208г.) и монтанистического периодов. В домонтанистический период им были написаны: «Апологетик», «Против иудеев», «О молитве Господней», «О крещении», «О свидетельстве души», «К язычникам» и др. К монтанистическому периоду относятся: «О единобрачии», «О идолопоклонстве», «О бегстве во время гонений», «О посте», «О девичьих покрывалах» и др. Строгое разграничение его сочинений по указанным группам дать невозможно, т.к. некоторые сочинения очень трудно датировать из-за отсутствия в них явных монтанистических тенденций.


    Авторитет Тертуллиана

    В 392 г. блаж. Иероним в произведении «О знаменитых мужах» написал следующее: «Тертуллиан, пресвитер, считающийся сейчас главным латинским автором после Виктора и Аполлония, уроженец города Карфагена в африканской провинции, сын проконсула или центуриона, был человеком с сильным и энергичным характером. Он жил во времена правления императоров Севера и Антонина Каракаллы и создал множество трудов, которые мы не будем упоминать, т. к. они широко известны. Я сам встречал одного Павла, пожилого человека из итальянского города Конкордии, который в молодости был секретарем благословенного Киприана, в то время уже бывшего в почтенном возрасте. Он сам видел, что Киприан не проводил и дня без чтения Тертуллиана и часто говорил: “Дайте мне учителя”, ― имея в виду Тертуллиана. Тертуллиан был пресвитером церкви до середины жизни, а затем, гонимый завистливыми и злобными священниками Римской церкви, обратился к учению Монтана и упоминал новое пророчество во многих своих книгах»[2]. Из приведенного замечания можно сделать вывод об авторитетности писаний Тертуллиана, повлиявших на последующее западное богословие.


    Тертуллиан и монтанизм

    В отношении учения о Церкви, полемизируя с гностиками и другими оппонентами, Тертуллиан, по сравнению со святым Иринеем, более четко формулирует доказательство апостольского преемства в Церкви, сообщает много сведений о собраниях христиан, описывает порядок совершения Таинств Крещения и отчасти Евхаристии, обязанности предстоятелей, излагает суть многих положений церковной дисциплины. Однако сведения Тертуллиана приходится рассматривать осторожно из-за его причастности к монтанизму. Какова была степень отклонения Тертуллиана от церковного стержня, следует рассмотреть отдельно.

    Основателем течения под названием «монтанизм» был некто Монтан, бывший языческий жрец, родом из Мизии. Он обратился в христианство около 156 г., но не захотел войти в слагавшиеся в то время церковные рамки, а стал проповедовать живое духовное общение с Божеством, проявляющееся в индивидуальных особых дарах Св. Духа, преимущественно в даре пророческом.

    К 40-м гг. II в. в Церкви наметились два течения: одно, тяготеющее в сторону приспособления к миру, допускало смягчения в дисциплине, другое держалось до крайности строгих нравственных позиций

    Среди последователей Монтана особенно выделялись две пророчицы ― Приска (или Присцилла) и Максимилла. Характерный принцип монтанизма заключался в признании, что откровение Спасителя и Апостолов еще не закончено, завершается последовательно благодаря воздействию Святого Духа. Сами пророчества, как полагал Монтан, ниспосылались ему Утешителем (Параклетом ― ср. Ин. 14:16, 26; 16:7).

    Основным источником о «новом пророчестве» служат трактаты Тертуллиана после обращения в монтанизм. Из его трудов видно, что «новые пророчества» монтанистов были направлены на реформирование нравственных устоев христиан. Эсхатологически окрашенные «новые пророчества» говорили о готовности к мученичеству во время грядущих бедствий. Монтанисты проповедовали строжайший аскетизм, увеличивали длительность постов, добавляли «сухоядения», удлиняли стояния, отрицали пользование даже самыми невинными удовольствиями и наслаждениями (например, занятие искусством и наукой). Монтанисты требовали отказа от профессий, которые были связаны с языческим культом, выступали против второбрачия и самовластия епископов.

    Поскольку «новые пророчества» не противоречили догматическому учению Церкви, а, напротив, проповедовали строгую нравственность[3], монтанизм быстро получил широкое распространение. Этому, по мнению церковного историка В. В. Болотова[4], способствовали и обстоятельства церковной жизни в середине II века.

    После разрушения Иерусалимского храма, по мере того как проходили десятилетия за десятилетиями, предположение, что мир скоро кончится, уже теряло свою почву. К началу II в. угасали харизматические дары, появилось много членов Церкви, которые родились в христианских семьях. Христианство начало принимать членов не столь высокой пробы, как те, из которых состояла первоначальная Церковь. Из-за этого начал понижаться нравственный уровень христиан. К 40-м гг. II в. в Церкви наметились два течения. Одно, тяготеющее в сторону приспособления к миру, допускало смягчения в дисциплине, другое держалось до крайности строгих нравственных позиций. В сочинении «Пастырь» Ерм пытается пробудить нравственную жизнь христиан, возвестить о близком окончании здания Церкви (что стоит в связи с предположением о близкой кончине мира), проповедует о наступлении времени для покаяния[5], при этом допускает покаяние только однократное.

    Как считает В. В. Болотов, ригористические элементы христианства как раз и подготовили такое явление как монтанизм[6], который не был ересью. Он полагает, что «нравственные идеалы монтанизма были таковы, что их и сама кафолическая Церковь считала своими же идеалами. Различие между кафоликами и сектантами заключалось здесь лишь в том деликатном пункте, что Церковь признавала подобную строгую дисциплину делом личной свободы каждого христианина, а не предметом ветхозаветно-строгих церковных определений. Поэтому, когда монтанизм был побежден, нравственные его идеалы еще долго продолжали заявлять себя в Церкви различными сектантскими движениями.

    Мильтиад, Аполлоний, Серапион Антиохийский, и, может быть, Дионисий Коринфский и некоторые другие церковные писатели полемизировали против «нового пророчества». Евсевий Кесарийский о современнике монтанистов Аполлинарии из Иераполя говорит, что тот «недавно был в Галатии, в Анкире, и застал местную Церковь почти оглохшей от этих новых, как они говорят, пророчеств, вернее, как будет показано, лжепророчеств»[7]. Потому «асийские верующие стали часто и во многих местах собираться и рассматривать новое учение: его объявили нечистым и отвергли ересь, отлучив ее последователей от Церкви и запретив им общение с нею»[8]. Аполлинарий из Иераполя осуждал «новых пророков», однако не сам дар пророчества, т. к. «дар пророчества должен быть во всей Церкви до последнего пришествия»[9]. Многократные соборы в Малой Азии, первые соборы, о которых знает церковная история, осудили новоявленную «фригийскую ересь»[10].

    Но ни Ириней Лионский, ни Евсевий Кессарийский ничего не говорят о принадлежности к монтанизму самого Тертуллиана. Причина, по которой он обратился в монтанизм, была, по всей видимости, горячность его характера, максимализм в устремлениях. По словам церковного историка И. В. Попова «Тертуллиан глубоко ненавидел всякую ересь, но монтанизм (для него) не был ересью: он не заключал в себе ни одного пункта, который в смягченной степени не признавался бы Церковью... В монтанизме все принимало крайнюю форму и преувеличенные размеры, и это-то и должно было привлечь Тертуллиана, для которого в пылу увлечения казалось, что ни он, ни члены Церкви все еще недостаточно христиане»[11].

    Под конец жизни Тертуллиан и сам отделился от монтанистов, основав свои собрания

    Признаки, по которым можно отнести сочинения Тертуллиана к монтанистскому периоду, заключаются в упоминании пророчеств Монтана, Максимилы и Присциллы, ссылках на Параклета, осуждении второго брака и бегства во время гонений за веру, в строгом отношении к вероотступникам, в нападках на «психиков» («кафолических» христиан) с обвинениями в потакании слабостям и порокам. Но следует поставить вопрос: начав защищать монтанистов, разорвал ли он сам общение с Церковью?

    В своих сочинениях после обращения он выступает как крайний ригорист. Например, в трактате «О венке воина»[12] он защищает солдата- христианина, отказавшегося возложить на свою голову венок. Он порицает христиан, старающихся бегством спастись от мученичества, требует, ссылаясь на Писание, чтобы христианские девушки и на улице и в церкви ходили бы с покрытой головой («О девичьих покрывалах»), запрещает вступление во второй брак, требует сугубого поста («О посте»). В трактате «О покаянии» Тертуллиан устанавливает 7 смертных грехов: убийство,  идолопоклонство,  обман,вероотступничество, богохульство, прелюбодеяние и разврат. По его мнению, только грехи, совершенные до Крещения, могут быть прощены Церковью; после Крещения Церковь может прощать лишь легкие грехи, но не смертные; первые заслуживают наказания, вторые ― вечного осуждения; лишь божественное милосердие может дать прощение смертного греха.

    Что Тертуллиан долгое время оставался членом Церкви, можно предположить по использованию им в трактате «О поощрении целомудрия»[13] выражения «любезный брат». Возражая против второбрачия он утверждает, что такой брак не для деторождения, а только для взаимопомощи. При этом автор письма в увещании объединяет себя с адресатом словом «мы». Адресат, человек желающий вторично вступить в брак, едва мог быть одним из монтанистов-раскольников. Развернутая полемика этого трактата подразумевает, что и автор и адресат, которого Тертуллиан называет братом, принадлежат одной Церкви, в которой единобрачие (monogamia)клириков является признанным правилом, единобрачие же мирян ― дисциплина «нового пророчества», которую любой может принять или не принять без изменения преданности Церкви.

    Другое дело сочинение «Против Праксея»[14], которое было написано позже (после 208г.). В нем можно увидеть, что Римский епископ, первоначально признавая пророчества Монтана, Приски и Максимиллы, чем принес долгожданный мир Церквям Азии и Фригии, впоследствии, под влиянием некоего Праксея, отозвал уже посланные письма и «отвратился от принятия харизм»[15]. После этого монтанисты, включая Тертуллиана, «отделились от «психиков» признанием и защитой Утешителя»[16]. Именно в этом сочинении появляется сообщение об отделении монтанистов от «психиков» (т. е. от «ортодоксальных» христиан). Однако из приведенных слов можно сделать поспешный вывод, что с этого момента Тертуллиан окончательно ушел в раскол. Но нет сведений, чтобы он был отлучен епископом. Более того, как считает Джон Квастен, сочинение «Против Праксея» является одним из лучших из доникейских в православном описании Святой Троицы[17]. А поскольку Тертуллиан в монтанистический период верно понимал и отстаивал основные церковные догматы, его вряд ли могли отлучить как еретика.

    Как же понимать Тертуллиановское «отделение от психиков»? Примкнул ли он к альтернативной церковной иерархии? В своей обширной статье Дуглас Пауэлл[18], доказывает, что в монтанистических трактатах Тертуллиан нигде не апеллирует к монтанистическим епископам, что доказывает, что их не было. Тертуллиан, говоря о «церкви духа (ecclesia spiritus)»,нигде не утверждает, что «церковь численных епископов (ecclesia numerus episcoporum)»[19] кафоликов не истинная Церковь, что «одна Невеста одного Христа (unius Christi unica sponsa)»[20]должна быть только с теми, кто принимает «новое пророчество». И нигде он не говорит, что монтанисты отказываются от кафолической Евхаристии и отказываются встречаться с «психиками» на общих собраниях. В одном из последних трудов «О стыдливости» Тертуллиан продолжает называть Церковь матерью[21]. Новшества монтанистов были связаны не с верой, а с совершенствованием дисциплины. Вследствие этого они во время Тертуллиана даже надеялись на признание «нового пророчества» всей Церковью[22].

    Поэтому, после осуждения монтанистов, их собрания, по-видимому, продолжались. И, скорее всего, это были раскольнические собрания в дополнение к нормальным литургическим богослужениям. Однако со временем монтанисты из группы особо святых в Церкви превратились в движение совершенно вышедшее из Церкви и окончательно оформившееся в раскольнические сообщества. По имени карфагенского пресвитера, вероятно, стала называться одна из таких групп ― «тертуллианисты».Эта группа к IV веку очистилась от ереси «нового пророчества» и вернулась обратно в православную церковность. В сочинении «О Ересях» (388 г.), блаж. Августин Ипонский фиксирует, что к его времени почти все члены группы «тертуллианистов» исчезли. Оставшиеся из них вместе с их последним храмом были присоединены к Церкви самим Августином. Отсюда можно сделать вывод о нестойкости их собраний, которые распадались сами по себе, или быстро возвращались в общее церковное русло.

    Под конец жизни Тертуллиан и сам отделился от монтанистов, основав свои собрания. Об этом блаж. Августин пишет так[23]: «... Поэтому, причина почему Тертуллиан стал еретиком была не в этом (не в незначительных отступлениях в догматике), но в присоединении к Катафригийцам, которых он прежде опровергал; он также стал порицать, вопреки Апостольскому учению, второй брак как разврат. И позже, отделившись даже и от них, он основал свои собрания...»[24].


    Труды Тертуллиана как источник сведений о Церкви во втором веке

    Можно предположить, что Тертуллиан на протяжении всей своей жизни мыслил себя частью Церкви. После обращения в монтанизм он стал склоняться к принятию «нового пророчества» и чрезмерной ригористичности в области дисциплины (прежде всего в отношении единобрачия и поста). Со временем (ок. 208 г.) он присоединился к монтанистам, но, не удовлетворившись и ими, основал свои собрания, которые существовали параллельно с собраниями «психиков». Однако при этом он не порывал связь с Церковью и потому нельзя исключить, что при описании церковной иерархии он говорил о существующем общецерковном устройстве.

    Очень важным является, на наш взгляд, тот факт, что монтанистские идеи Тертуллиана всегда выделены им самим, всегда даются в полемике с «психиками». Там же, где не укоряются «психики», он ведет рассуждение или полемику в понятийной сфере, общей и для него, и для его адресатов или оппонентов. Поэтому нельзя категорически отвергать те или иные сведения Тертуллиана как монтанистские только на том основании, что они содержатся в трактатах монтанистского периода.

    Следовательно, несмотря на влияние монтанизма и постепенный уход Тертуллиана от церковного единства (из-за чрезмерного ригоризма в нравственной дисциплине), на его сочинения как домонтанистического так и монтанистического периодов, можно полагаться. Ранние сочинения дают положительное по тону описание церковной иерархии, трактаты написанные после обращения в монтанизм ― критику, но не иной, а все той же иерархии единой соборной Церкви. А поскольку сведений о церковном устройстве к концу II века Тертуллиан сообщает весьма много, его писания и положены в основу изучения церковного устройства этого времени.

    Благодаря тому, что Ириней Лионский и Тертуллиан жили близко по времени друг к другу, на основании их сочинений мы можем увидеть ситуацию в Церкви к концу II века в разных частях Римской империи.

    монах Ириней (Пиковский)

    Ключевые слова: Ириней Лионский, Тертуллиан, Церковь II века, монтанизм, вопрос отклонения в ересь, второбрачие, нравственные идеалы, новые понятия в богословии



    [1] Евсевий Памфил. Церковная история / Богословские труды Московский патриархат. - СПб.: Издательство Олега Абышко, 2013.Кн. 5. Гл. 20. – С. 250.

    [2] Подвижники. Избранные жизнеописания и труды. Книга вторая. ― Самара: Издательский дом "Агни", 1999 (Текст датируется 393-394 гг.) ― С. 200-201.

    [3] В трактате «О посте» Тертуллиан так описывает особенность пророчеств монтанистов: «...новые пророчества отвергаются ― не потому, что другого Бога проповедуют Монтан, Прискилла и Максимилла; не потому, что они «расточают» Иисуса Христа; не потому, что искажают какое-либо правило веры или надежды, но так как они открыто учат чаще поститься, чем жениться» («Dejejuniis» (О посте). 1:3).

    [4] В. В. Болотов. Лекции по истории Древней Церкви [Электронный ресурс] // URL: http://pstgu.ru/download/1188477178.bolotov.pdf(дата обращения: 18.05.2018)

    [5] «Посему желающие покаяться будут тверды в вере, если только принесут покаяние теперь, пока строится башня. Ибо когда строительство окончится, то им уже не найдется места в самом здании, и они, отверженные, только останутся лежать при башне» (Апостол Ерм. Пастырь. Кн.1: Видения 3:5).

    [6]В. В. Болотов. Лекции по истории Древней Церкви. [Электронный ресурс] // URL: http://khazarzar.skeptik.net/books/bolotov/26.htm(дата обращения: 18.05.2018)

    [7] Евсевий Памфил. Церковная история / Богословские труды Московский патриархат. - СПб.: Издательство Олега Абышко, 2013.Кн. 5. Гл. 20. – С. 240.

    [8] Там же.

    [9] Там же.

    [10] Первоначально в Малой Азии состоялся ряд небольших поместных соборов ("собориков" по определению А. Покровского), а затем (в 70-х гг. II в.) был созван и сравнительно большой Иерапольский собор. См.: А. Покровский. Раннейшие "малые" противомонтанистические соборы // Христианское Чтение. ― СПб., 1913. ― С. 928-943. А. Покровский. Иерапольский собор против монтанизма // Христианское Чтение. ― СПб., 1913. ― С. 1060-1084.

    [11] И. В. Попов. Тертуллиан. Опыт литературной характеристики. Цит.по: Тертуллиан. Апология. ― С. 414.

    [12] Альманах "Богомыслие", № 15, 2014. Перевод и комментарии Р. Ю. Ткаченко, 2014 г. ― С. 189-209.

    [13] Квинт Септимий Флорент Тертуллиан. Избранные сочинения: Пер. с лат./Общ. ред. и сост. А.А.Столярова. ― М.:Издательская группа «Прогресс», «Культура», 1994. ― С. 358-371.

    [14] Тертуллиан. Против Праксея //Альманах «Альфа и Омега». Пер. А.Фокина № 27, 2000 - 28, 2001.

    [15] Там же.

    [16] Приведем контекст, из которого взят этот фрагмент: «Ведь Праксей первым из Азии принес на Римскую землю этот вид заблуждения, <человек> в иных отношениях беспокойный, вдобавок, сверх меры надутый хвастовством мученичества единственно из-за того, что он испытал легкую и непродолжительную неприятность тюремного [заключения]. Но даже если бы Праксей отдал тело свое на сожжение, то не было бы ему никакой пользы (1 Кор. 13:3), ибо он не имеет любви к Богу, благодати Которого он воспротивился. Ведь когда Римский епископ уже признал пророчества Монтана, Приски и Максимиллы и этим признанием принес долгожданный мир Церквям Азии и Фригии, тогда Праксей, усиленно распространяя ложь об этих пророках и их церквях, и ссылаясь на авторитет предшественников епископа [на Римской кафедре], вынудил его отозвать уже посланные письма мира и отвратиться от принятия харизм. Таким образом, Праксей совершил в Риме два диавольских дела: изгнал пророчество и принес ересь, то есть изгнал Утешителя и распял Отца. Пока многие спали в простоте учения, вновь посеянные Праксеевы плевелы и здесь дали свои плоды и, распространившись отсюда, казались уже искорененными благодаря тому, кого захотел [избрать] Бог. Наконец, этот «учитель» продолжает придерживаться своих прежних мнений, чтобы уклониться от исправления, остается его собственноручная расписка у «психиков», среди которых это произошло. И после этого [о нем] ничего более не слышно. Мы же впоследствии отделились от «психиков» признанием и защитой Утешителя. А эти плевелы затем распространили семена повсюду, хотя какое-то время они оставались сокрытыми лицемерием и плутовством, и ныне опять взошли. Но они снова искоренятся, если захочет Господь, уже сейчас; если же не сейчас, то в свой день, когда будут собраны все порочные плоды и вместе с прочими соблазнами будут сожжены огнем неугасимым (Мф. 3:12; 13:30)» (Тертуллиан. Против Праксея //Альманах «Альфа и Омега». Пер. А.Фокина № 27, 2000 - 28, 2001).

    [17] J. Quasten. Patrology. Vol.2. ― Westminsterm, Maryland, 1986. ― P. 285.

    [18] D. Powell. Tertullianists and Cataphrygians. Vigiliae Christianae (№29). ― Brill Academic Publishers, 1975. ― P. 33-54.

    [19]Tertullian. DePudicita (О стыдливости). 21:17. [Электронный ресурс] URL:http://www.tertullian.org/latin/de_pudicitia.htm (дата обращения: 11.06.2018) (Перевод на русский язык выполнен автором статьи)

    [20]Там же. 1:7

    [21]Тамже. 5:14.

    [22] D. Powell. Tertullianists and Cataphrygians. Vigiliae Christianae (№29). ― Brill Academic Publishers, 1975. ― P. 33-54.

    [23] Творения блж. Августина, епископа Иппонийского: Ч.1. 3 изд. ― Киев: Типография Акц. О-ва "ПетрБарскийвКиеве", 1914.

    [24]L .G. Muller. The "De haeresibus of St. Augustine"». Patristic Studies 90. ― Washington: Catholic University of America, 1956. 



    Новости по теме

    ЦЕРКОВЬ В ЭПОХУ СВЯТИТЕЛЯ ИОАННА ЗЛАТОУСТА И БЛАЖЕННОГО АВГУСТИНА Протоиерей Владислав Цыпин В 397 году скончался престарелый архиепископ Константинополя Нектарий. По предложению императорского фаворита Евтропия на столичную кафедру был приглашен самый яркий проповедник своего времени – антиохийский пресвитер Иоанн, уже в ту пору прозванный за свое выдающееся красноречие Хризостомом, или, по-славянски, Златоустом.