Старцы Глинской пустыни времен Российской Империи

Московская Сретенская Духовная Семинария

Старцы Глинской пустыни времен Российской Империи

Виталий Ляховский 1269



О жизни и подвигах насельников Глинской пустыни написано немало книг и статей, составленных в самой пустыни. Огромный вклад в составление жизнеописаний внесли Глинские иноки, воспитанники и духовные чада старцев, о которых и писали воспоминания, распространяя их душепопечительные наставления и поучения последующим поколениям. Благодаря их трудам нам в полной мере предоставлена возможность почерпнуть из сокровищницы Глинской обители и поучиться на примере жизни некоторых ее насельников – духоносных старцев, подвизавшихся в святой обители, и воспользоваться их пастырскими советами и руководством в духовной жизни.

Содержание:

  • Игумен Филарет (Данилевский) (1777–1841)
  • Игумен Иассон († 1879)
  • Архимандрит Иннокентий (Степанов) (1825–1888)
  • Иеромонах Софроний (Юденков) (1843 – ок.1911)
  • Иеромонах Феоктист (Бородин) (1831 – ок.1911)
  • Иеромонах Иулиан (Гагарин) (1953 – ок.1911)
  • Схиархимандрит Иоанникий (Гомолко) (1842–1912)
  • Иеромонах Македоний (Жиров) (1850–1914)

  • Игумен Филарет (Данилевский) (1817–1841)

    Игумен Филарет родился в 1777 г. на Украине, в миру его звали Фома Данилевский. Его монашеская жизнь началась в Софрониевой пустыни. В 1817 г. был определен в Глинскую Богородицкую пустынь как ее строитель. На должность настоятеля Глинской пустыни его избрала братия обители по предуказанию Пресвятой Богородицы.

    Игумен Филарет явился выдающимся Глинским подвижником XIX в., он стал живым звеном, связывающим Глинскую пустынь с Софрониевой пустынью, с Киево-Печерской Лаврой, а через них и с Афонским монашеством. Мудрый старец Филарет возобновил, духовно возродил обитель. Благодаря его трудам крепла и утверждалась великая пустынь, широко известная в нашей стране и за ее пределами. Высокая оценка обители, ее значимость и известность стали возможны благодаря Уставу, составленному игуменом Филаретом и введенному в монастырскую жизнь по образцу Уставу Афонской Горы. Строгий Глинский Устав впоследствии заимствовали многие другие монастыри. Отец Филарет привел обитель в цветущее состояние через утверждение в ней старчества. Старческое окормление было утверждено Уставом Глинской пустыни.

    В деле старческого руководства настоятель уделял особое внимание ежедневному откровению помыслов учеников своему старцу, что является главным способом искоренения страстей.

    Строгие требования он предъявлял и к себе и к братии, и, обращаясь к вопросам духовнонравственной жизни, наставлял братию в Иисусовой молитве, иноческих духовных подвигах, добродетелях, послушании и в исполнении заповедей Божиих. Вместе с тем он советовал инокам держаться среднего, царского пути ― середины в подвигах, предостерегая их от самообольщения.

    Под его мудрым, исполненным любовью и умеренной строгостью руководством, сформировалось новое поколение опытных подвижников, многие из которых стяжали глубокое смирение, кротость, милосердие и даже получили от Бога духовные дары прозрения, исцеления, назидания ближних. Затем число таких подвижников возрастало из поколения в поколение.

    Старец прославился как защитник Православия, выступая против еретических лжеучений и защищая перед высшим светским обществом устои монашеской жизни, святоотеческое учение о высших степенях богообщения и, напоминая всем об умно-сердечной Иисусовой молитве. Участвуя в дискуссиях, он сумел отстоять православное святоотеческое учение, победить неверие и ложные религиозные воззрения.

    Старца Филарета знал по духу преподобный Серафим Саровский и направлял в его обитель тех, кто желал вступить на монашеский путь, указывая на великую школу монашеской жизни в пустыни.

    Настоятель Филарет проявил заботу об устройстве ближнего скита на месте явления Глинской Чудотворной иконы Божией Матери. Сюда поселился братский духовник― иеросхимонах Пантелеимон, а вскоре к нему переселились и еще несколько братьев, стремящихся к безмолвию.

    Отеческое попечение старца о духовной, хозяйственной, просветительской деятельности обители привело к увеличению числа иноков, которых, вместо положенных по штату двадцати, стало более ста человек.

    Все успехи наружного благоустройства обители, как и внутренние, духовные успехи братии, старец приписывал, конечно, не своей преобразовательной деятельности, но благодати Господа нашего Иисуса Христа и помощи Пресвятой Богородицы.

    Настоятель Филарет проявил заботу об устройстве ближнего скита на месте явления Глинской Чудотворной иконы Божией Матери

    Последним его предсмертным завещанием было: «Имейте, братие, мир и любовь между собою, а я, если обрету у Господа дерзновение, то верую, яко обитель наша не оскудеет. Вы же сотворите любовь, поминайте меня отцом своим, аще аз и не достойный, и обрящете благодать от Бога»[1]. Скончался старец 31 марта 1841 года, на второй день Пасхи. Но не оставил он своих духовных чад и по смерти, предстательствует о них пред Богом. Он неоднократно являлся своим ученикам и предсказывал день их смерти, подавая необходимые советы и наставления.

    И как при жизни святой старец прославлял Бога, так и Господь прославил его не только в Царствии Небесном, но и здесь, по смерти, нетлением и благоуханием тела, нетлением его одежд и гроба[2].

     

    Игумен Иассон († 1879)

    Об отце Иассоне известно следующее: он в святую обитель поступил еще будучи юношей в 1863 году. Там он проходил различные послушания и получал духовные наставления. Например, когда о. Иассон проходил послушание по уборке сена, то старец Мартирий (Кириченко) поучал его, как надо избегать празднословия, и учил молитвенному подвигу. А старец Евфимий наставлял в правилах благоговейного поведения в монастыре. Вскоре юный послушник был назначен на новое послушание, прислуживать старцу Илиодору, и, будучи его духовным чадом, научался от него подвигам монашеской жизни. Так он сам писал о своем наставнике: «Имея к нему полное доверие и любовь, я старался напечатлеть в своей памяти все его деяния и все то, что мне довелось не раз слышать от него»[3] и, конечно, все старческие наставления и примеры богоугодной жизни, молодой послушник применял к себе[4]

     

    Архимандрит Иннокентий (Степанов) (1825–1888)

    В миру отца Иннокентия звали Яков Фирсович Степанов. В 1845 году Яков Фирсович поступил в Глинскую пустынь, где находился под духовным руководством старцев. Благодаря своим способностям и благочестию он был назначен письмоводителем и библиотекарем обители, что способствовало духовному росту его самого и помощи в духовном возрастании приходящих к нему.

    В 1862 году он был назначен настоятелем пустыни. Архимандрит Иннокентий занялся внешним обустройством обители, построил мельницы, каменную больницу, достроил соборный храм. Заботился он и о большом семействе Глинского братства, которое нужно было не только пропитать, но и держать в мире, любви, богоугождении. Он во всем подавал пример собственной жизнью, всегда умел утешить, дать мудрый совет.

    Старец учил о молитве: «Надо молиться, без молитвы нельзя ничего начинать. О всяком деле прежде молись и успех его предай Богу... Если у нас нет в душе мира, истины и правоты, то наша молитва сомнительна и не получаем мы от Бога утешения... Молись до тех пор, пока не почувствуешь в себе особенной небесной отрады, имея которую ты способен все встретить, все вынести, все сделать»[5]. Конечно, все о чем учил отец Иннокентий, он пережил сам. Он молился обо всех даже в ночное время, для чего уходил в лес. Милостыню раздавал не считая. Иногда снимал с себя одежду и отдавал нуждающемуся, так как во всем уповал на Бога. И Бог не оставлял праведника, но во всем помогал ему и прославлял уже при жизни. Одна женщина видела вокруг головы старца золотой венец, и лицо его было, как она сама выражалась, словно у ангела, так, что она трепетала от страха, на что отец Иннокентий ей ответил: «Молись, и ты то же получить можешь»[6].

    За его щедрость, любовь ко всем, люди называли старца благоутробным, чадолюбивым, милосердным и сострадательным. По молитвам старца исцелялись многие люди, но сам он никогда не лечился и болезни свои принимал с благодарностью Богу, так как видел в них духовное здоровье тела.

    Почил праведный старец на 64-м году жизни во время пения «Ныне отпущаеши раба твоего, Владыко» на Всенощном бдении. Его тело в течение четырех дней не подавало признаков тления, и после смерти он являлся многим, исцелял приходивших людей, утешал их, так что они уходили успокоенные и умиротворенные[7].

        

    Иеромонах Софроний (Юденков) (1843 ок.1911)

    Отец Софроний (Семен Юденков) 1843 года рождения происходил из семьи крестьян Курской губернии. С молодых лет Семен хотел стяжать дар любви к Богу и людям, и Господь наделил его этим даром. В 25 лет он поступил в пустынь, где ревностно проходил послушания под мудрым старческим руководством и через 6 лет был пострижен в монашество с именем Софроний. В 1895 году его рукоположили в иеромонаха. Служа у Престола Божия, отец Софроний поражал людей своим глубоким благоговением и сосредоточенностью. Вскоре он достиг высокой степени духовной жизни и стал способен руководить новоначальными иноками. Как свидетельствовали сами иноки, жившие в то время в Глинской пустыни, отец Софроний был великим старцем. Согласно традиции старчества Глинской пустыни, да и других монашеских обителей, старец Софроний приучал своих духовных чад к откровению помыслов, что, хотя и трудно было для новоначальных, но помогало им преуспевать в духовной жизни и избегать тяжких грехов. 

    Отец Софроний советовал будущим пастырям испытывать себя, смогут ли они понести это сложное и важное дело, требующее чистоты жизни, силы духа и жертвенного служения Господу и Его святой Церкви, ведь дело это — спасение человека.

    Он учил, что чувство ложного стыда в откровении старцу своих помыслов возбуждает враг нашего спасения, препятствуя искреннему раскаянию, и чтобы избавиться от ложного стыда, надо прилагать усилие в откровении, и оно вскоре перейдет в навык. Иноки, приобретшие этот полезный для души навык, через какое-то время сами начинали помогать своим братьям в преуспеянии их духовного состояния, продолжая старческую традицию. В деле воспитания у отца Софрония к каждому был свой подход, смотря по силам и способностям человека. Но Божий дар любви он в одинаковой степени изливал на всех. Старец снисходил к немощам духовных чад, однако требовал осознания своих слабостей и раскаяния в них, и советовал, как можно чаще прибегать к Таинству Покаяния, и не впадать в уныние. Всех христиан, а особенно монашествующих, старец призывал всю жизнь вести войну против врагов нашего спасения с помощью слова Божия, молитвы и покаяния. О любви старец учил, что ею нужно разбавлять все добрые дела, а чтобы ее обрести, нужно сначала очиститься от греховной скверны и отвергнуться своего ума и воли, и руководствоваться во всем только волей Божией. Уподобляться Богу — цель каждого христианина, ибо Бог есть любовь (Ин. 4:16). Любовь, является важным качеством пастыря. Пастырям он говорил, что любовь к пастве вытекает из любви к Богу, а любовь к ней должна быть жертвенной. Также он советовал будущим пастырям испытывать себя, смогут ли они понести это сложное и важное дело, требующее чистоты жизни, силы духа и жертвенного служения Господу и Его святой Церкви, ведь дело это — спасение человека.

    Конечно, кротко и с отеческой любовью, научая людей жизни в Боге, старец сам жил в строгом соблюдении церковных установлений, исполняя заповедь Христа: Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5:16).

    Когда скончался Отец Софроний — точно не известно[8].

     

    Иеромонах Феоктист (Бородин) (1831 – ок.1911)

    Отца Феоктиста в миру звали Филипп Бородин. Родился он в 1831 году в городе Козлове Тамбовской губернии. В 1866 году поступил в Глинскую пустынь, где, благодаря правильному духовному воспитанию, в нем вскоре развились, заложенные в сердце, добродетели. В 1894 году его рукоположили в иеромонаха. За высокодуховную жизнь о. Феоктиста назначили сначала братским духовником, а потом и начальником Спасо-Илиодоровского скита святой обители. Старец заботился о внешнем состоянии скита, но больше всего, конечно, заботился о спасении душ, вверенной ему скитской братии. Как и в самой Глинской пустыни, отец Феоктист ввел в скит откровение помыслов, что является основанием монашеской жизни. Скитянам в свободное время он советовал заниматься чтением святых отцов, каждому по его высоте духовной жизни.

    Много внимания старец уделял точности и порядку богослужения. Обладал одновременно и разумной строгостью, и пастырской любовью. Скитская братия, объединившись под его душепопечительством, представляла собой единую семью с общим для всех стремлением к высшей Ангельской жизни. Отец Феоктист во всем был примером для своих пасомых.

    Желая жизни созерцательной (то есть высшей ступени в духовном возрастании, благодаря чему достигается видение таин Божиих, и человек получает особые духовные дарования) и уединенной, в 1906 году с него была снята должность начальника скита. Но старческого служения отец Феоктист не оставил до самой смерти. Когда точно наступила кончина старца, остается неизвестным[9].

     

    Иеромонах Иулиан (Гагарин) (1853 – ок.1911)

    Отец Иулиан, а в миру Иосиф Гагарин, родился в 1853 году в городе Мещевске Калужской губернии. В Глинскую пустынь Иосиф ушел в 1882 году, а в 1889 году был пострижен в монашеский чин с именем Иулиан. В 1897 году состоялось его рукоположение во иеромонаха. Через определенное время, за строгие монашеские подвиги, его надзору поручили новоначальных иноков, обучавшихся у отца Иулиана монашеской жизни, и как, добрый пастырь, он заботился о правильном ее прохождении. Отец Иулиан, как и другие Глинские старцы, учил отсекать свою волю, вручая ее воле духовного руководителя, то есть во всем быть послушным ему. Но смирение он вырабатывал через их уничижение. Другими словами, преднамеренно, заботясь о духовном преуспеянии своих чад, он смирял их, ругая и по делу, и не по делу. Но, конечно, старец делал это с умом, сам опытно испытав такое послушание и уничижение под мудрым надзором богоносных старцев Глинской пустыни. Старец Иулиан, также учил, что спасение происходит через борьбу с грехами, сопряженной со смирением, и осознанием своей немощи. Отец Иулиан призывал всех, и монашествующих и мирян, к постоянному вниманию над своими делами и словами. Еще он учил, что слова Спасителя: Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого, истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа (Ин 17:3) относятся не только к теоретическому, но и к практическому познанию Бога, с участием в Его познании любящего сердца, ума, и преданной Ему воли[10].

     

    Схиархимандрит Иоанникий (Гомолко) (1842–1912)

    Отец Исаия (в миру Иоанн Гомолко), а в схиме схиархимандрит Иоанникий прославился как строгий ревнитель церковной и монашеской жизни, благоустроитель монастыря и скита, основатель издательской деятельности Глинской обители.

    Родился Иоанн в Могилеве в 1842 году. С детства он отличался глубокой верой, сосредоточенностью и самоуглублением. В 1865 году, после окончания Гомельского уездного училища, он поступил в Глинскую обитель. С помощью Божией, многими трудами, молодой подвижник стяжал собранность помыслов и непрестанное памятование Бога.

    В 1874 году Иоанн принимает постриг от архимандрита Иннокентия с именем Исаия. В 1880 году его рукополагают во иеродиакона, в 1884 году — во иеромонаха. Вскоре отца Исаию назначают письмоводителем и поверенным по делам монастыря. Находясь под духовным руководством игумена Иннокентия, отец Исаия становится и его главным помощником в монастырском хозяйстве, а как письмоводитель еще и отвечает на многочисленные письма богомольцев, стараясь каждого поддержать и дать душеспасительный совет.

    После кончины игумена Иннокентия отца Исаию избирают на должность настоятеля обители и в ноябре 1888 года возводят в сан игумена.

    Во время настоятельства отца Исаии обитель процветала как внутренне, так и внешне. Он облагораживает и строит храмы, скит, больницу и новые корпуса, для братии и богомольцев. Поднимает монастырское хозяйство, открывает новые мастерские, в которых закаляют себя в труде и учатся терпению послушники. Чтобы приютить сирот и дать им образование, строится Дом Трудолюбия, где кроме изучения разных ремесел, преподается Закон Божий, чтение, церковное пение и чистописание. Заботясь о духовном просвещении многочисленного народа, посещавшего Глинскую обитель, отец Исаия стал издавать духовнонравственную литературу. В целях борьбы с лжеучениями сектантов, в 1908 году он организовывает миссионерский кружок, в обязанности которого входило каждодневное чтение поучений святых отцов в храмах, гостиницах, столовых, монастырях Курской епархии.

    Сохраняя преемственность древней иноческой традиции, отец Исаия ввел в обитель не соблюдавшееся до того правило — каждому поступившему в обитель назначался старец не по собственному выбору новоявленного.

    Из уважения к подвижнической жизни настоятеля и иноков у Глинской пустыни появляется много жертвователей и благотворителей. Численность братии увеличивается и к 1909 году достигает почти 600 человек.

    Заботясь много о внешнем состоянии Глинской пустыни, старец, как и все богомудрые правители святой обители, более всего уделял внимание и внутренней, духовной жизни братии. Для тех, высоко преуспевших в духовных подвигах, иноков, кто уже «чувствовал сильное влечение внутрь, чтобы быть там с единым Господом»[11], он устроил при обители скит и сам написал для него Устав.

    Преуспев в трезвении, то есть, по учению святых отцов вниманию к себе, к своему уму, он поучал этому делу и врученную его управлению братию. О. Исаия учил всех быть внимательными к своей душе и телу, учил охранению ума, чувств и памяти от греховных помыслов, что помогает избавиться от самого греха. Кроме трезвения, отец Исаия самым лучшим средством для борьбы с греховными помыслами называл причащение Святых Таин, а также молитву, чтение и изучение Священного Писания, и покаяние в помыслах своему старцу.

    Сохраняя преемственность древней иноческой традиции, отец Исаия ввел в обитель не соблюдавшееся до того правило — каждому поступившему в обитель назначался старец не по собственному выбору новоявленного. И в дальнейшем, только этому старцу, начинающий должен был каждый день открывать свои помыслы и во всем поступать только с его благословения. 

    Отец Исаия управлял обителью с 1888 года по 1912 год. В 1906 году он принимает схиму с именем Иоанникий.

    При столь высокодуховном и многоопытном настоятеле в обители были созданы все условия для развития старчества, и под его душепопечительством возросло множество старцев, одним из которых был следующий настоятель Глинской пустыни ― архимандрит Нектарий[12].

     

    Иеромонах Македоний (Жиров) (1850–1914)

    Отец Македоний (в миру Максим Жиров) родился в 1850 году. В Глинскую пустынь поступил в двадцать семь лет, здесь он проходил различные послушания. В 1887 году был пострижен в мантию и, приняв монашество, от всей души и всем сердцем старался угодить Владыке Христу.

    Вскоре он был рукоположен в иеродиакона, а потом в иеромонаха. Отец Македоний научился у старцев послушанию, смирению и другим монашеским подвигам. В 1900 году его назначают настоятелем Чуркинской Успенско-Николаевской пустыни Астраханской епархии, где с самого начала он вводит устав Глинской обители. За отцом Македонием сюда последовали и некоторые насельники самой пустыни, благодаря которым, богослужения во вверенной ему обители стали особенно торжественны, улучшилось и монастырское хозяйство. Введение строгого Глинского устава умножило и упорядочило духовный рост живущих и подвизающихся в святой обители, а также приумножило их количество. Для братии высоко духовной жизни Отец Македоний построил скит. Таким образом, традиция старчества Глинской пустыни распространялась и в других монастырях.

    После многочисленных жизненных трудов, проведенных в руководстве и душепопечении иночествующих, и благоустроив Чуркинскую пустынь, отец Македоний в 1914 году в сане архимандрита перешел в жизнь вечную к пастыреначальнику Христу[13].

    Как сказано в православном катехизисе: «Та любовь, которая не сопровождается добрыми делами, не истинна. Ибо истинная любовь естественно проявляет себя через добрые дела»[14]. И, как мы видим, старцы святой обители заботились в первую очередь о ее духовном состоянии, о возрастании в братии монашеской добродетели, о нравственном совершенствовании, как монахов, так и всех приходящих в Глинскую пустынь. Но, также, старцы-настоятели заботились и о внешнем благополучии пустыни, о ее благотворительной деятельности, материально помогая и в тяжелые времена, и в мирные, тем, кто нуждался в какой-либо помощи.

    Виталий Ляховский

    Ключевые слова: Глинская пустынь, скит, старчество, преемственность, духовное состояние, наставление, борьба с грехом, спасение, душепопечительство



    [1]Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Глинский патерик. — М.: Изд. «Самшит», 1997. — С. 77.

    [2]Там же. С.53-71.

    [3]Там же. С. 537.

    [4]Там же. С. 537-539.

    [5]Там же. С. 229.

    [6]Там же. С. 232.

    [7]Там же. С. 225-234.

    [8]Там же. С. 541-543

    [9]Там же. С. 544-547.

    [10]Там же. С. 551-552.

    [11]Там же. С. 381.

    [12]Там же. С. 370-384.

    [13]Там же. С. 530-531.

    [14]Свт. Филарет, митр. Московский. Пространный христианский катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви. – М.: Издательство Сретенского монастыря, 2004. – С.171.



    Новости по теме

    Глинская пустынь как центр возрождения старчества Виталий Ляховский Старец, подобно врачу, стремится обнаружить корни греховной болезни, вскрыть глубоко скрытый нарыв как источник всякого внешнего злого поступка. Он не изрекает строгий приговор, но подает целительный совет. И приходящие к старцам получают искомое успокоение.
    Твердость и настойчивость – основополагающие факторы молитвы Георгий Ермилов Сегодня, возлюбленные о Господе, мы с вами слышали Евангельский отрывок, в котором Господь учит нас правильной молитве. Он приводит всем теперь известную молитву «Отче наш» и показывает на жизненных примерах, что прося у Бога в молитве что-либо, нужно быть твердым и настойчивым, с верой и надеждой ожидая просимого.