«Сказ о Русском Севере»: рассказы семинариста о поездке в Архангельскую область в рамках проекта «Общее дело» Часть 1: Труд и отдых

Московская Сретенская Духовная Семинария

«Сказ о Русском Севере»: рассказы семинариста о поездке в Архангельскую область в рамках проекта «Общее дело» Часть 1: Труд и отдых

Александр Пусько 7416



Ни для кого не секрет, что с 2011 года в проекте, занимающимся возрождением деревянных храмов Севера, принимают участие группы, организованные Сретенским монастырем. Перед вами — первая часть рассказа участника одной из экспедиций прошедшего лета…

Содержание:

ПРЕДИСЛОВИЕ

Вот уже в течение нескольких лет студенты Сретенской семинарии, прихожане обители, а также их друзья и знакомые под руководством иеромонаха Иринея (Пиковского) отправляются в экспедиции на Архангельскую землю в рамках проекта «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера», который более десяти лет объединяет всех неравнодушных к судьбе памятников деревянного зодчества. Его участники занимаются не только восстановлением разрушающихся святынь, но и, по мере сил, содействуют возрождению церковной жизни там, где ее не было на протяжении уже более чем семидесяти лет.

Православие и Россия — это не разделимые понятия, потому что в основании России — вера, которую люди и в тяжелое для страны время хранили, страдая, претерпевая лишения, гонения и даже принимая смерть. Ныне они торжествуют в Небесном Царстве Воскресшего Господа нашего Иисуса Христа. А их потомки испытывают неподдельный интерес к вере своих отцов. Не исключение — и жители северного края, которые с открытой душой встречают всех, кто приходит к ним с любовью.

И здесь хочется поделиться с вами своими впечатлениями о летней поездке к этим людям. Я пишу, основываясь только на истинных событиях, которые происходили со мной, а источником всех рассказов являются дневниковые записи, сделанные мною в те же дни, и воспоминания, которые сохранились в памяти.

 

СКАТЕРТЬЮ ДОРОГА…

Дождь. Гроза. Мы, промокшие, загружаем вещи в «Наш автобус» (это выражение я буду использовать как нарицательное). Мне, совершенно изможденному летней сессией, не хотелось ничего, кроме глотка воды. А коробки, с упакованными в них книгами, утварью и продуктами, предназначенные для разных этапов северной экспедиции, все не кончались и не кончались. Глядя на серые тучи, которые непрерывно поливали нас дождем, я, порой, спрашивал себя: «Оно тебе надо?» Но сердце тут же отвечало: «Да!»

Наконец, руководитель нашей поездки отец Ириней пригласил всех в трапезную на ужин, после чего под тем же не дающим передышки дождем мы стали загружать вещи уже в салон автобуса, так как багажное отделение было полностью забито. В принципе «Наш автобус» мог бы ехать с одними только вещами, но мы нашли место и для себя и с двухчасовой задержкой покинули дождливую столицу. Мой мозг вновь осудительно поворчал, сердце встрепенулось и… «скатертью дорога»!

О, эта самобытность русского зодчества, совершенно не похожего на европейское! 

Сразу после отъезда отец Ириней, взяв микрофон, организовал вещание передачи под названием «Наш автобус», с юмором озвучивая пространную инструкцию правил поведения. Рассказывал, как мы должны любить и беречь «Наш автобус», а его водителей уважать и постоянно подкармливать. Следующей рубрикой программы «Вечер с батюшкой» было представление участников поездки друг другу и рассказ о местах, которые нам удастся посетить в течение экспедиции. Всем было весело. Тем временем уже совсем стемнело, и я, покачиваясь от автобусной езды, стал засыпать...

Ночью мы периодически останавливались. С непривычки дорога казалась все тяжелее и тяжелее, появилась головная боль… Но наступило утро, и за окном замелькали деревянные дома и храмы… О, эта самобытность русского зодчества, совершенно не похожего на европейское! Сколько в этой архитектуре сказочного и загадочного! «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет»… Иначе и не сказать.

 

ДРЕВНИЙ ГРАД КАРГОПОЛЬ

После полудня с Божьей помощью мы приехали в Каргополь. В этот день здесь праздновался День города, поэтому было многолюдно. По разбитым узеньким улочкам автобус доставил нашу группу на соборную площадь, где нас встретил отец Феодосий — наместник Свято-Успенского Александро-Ошевенского монастыря (древнейшей обители Архангельского края). С ним мы посетили огромный каменный Христорождественский собор, который, к сожалению, ныне не действует. Полюбовавшись древностью, спустились на нижний ярус храма, где располагается выставка икон из разных уголков района. Здесь наш хор спел несколько песнопений, а затем нам посчастливилось обозревать город с храмовой колокольни — самого высокого сооружения города.

Однако следовало продолжать путь: этот небольшой городок для всех нас был лишь перевалочным пунктом. Сразу после посещения местных достопримечательностей «Наш автобус», оставив меня и моего товарища Виктора, отправился дальше, а мы вдвоем стали загружать вещи в машину отца Феодосия — впереди была дорога в Александро-Ошевенский монастырь, где нам двоим предстояло жить в течение всей двухнедельной северной экспедиции.

 

«ЯКО МИРО НА ГЛАВЕ, СХОДЯЩЕЕ НА БРАДУ…»

Когда мы приехали в обитель, нас встретил достопочтенный, с рыжей длинной бородой и добрыми светлыми глазами монах. «Это отец Алексий! — возгласил отец-игумен, выходя из машины. — У него благословения брать не надо! Он еще не священник». Как мы узнали чуть позже, отец Алексий был иноком, а потому поздоровались с ним простым рукопожатием. Немного освоившись в келье, где нам предстояло ночевать, мы отправились в трапезную, которая располагалась прямо напротив нашей комнаты. И, наскоро перекусив, вчетвером поехали в храм на Ошевенском погосте близ монастыря.

Так мы, пусть и на время, пристали к тихой гавани — древнейшему монастырю тех северных краев, Александро-Ошевенскому.  

Это был древний, деревянный храм в честь Богоявления, где должна была состояться панихида. Войдя в него, мы сразу остановились в Иоанно-Богословском приделе. Отец Феодосий, облачившись, дал возглас, и началась молитва «о усопших отцех, братиях и сестрах наших». После окончания небольшого заупокойного богослужения, пока отец Феодосий разоблачался в алтаре, мы из придела прошли в сам Богоявленский храм. Перед глазами предстало величественное творение. Облик старого храма и древние росписи сохранились очень хорошо, а венчало сооружение распространенное на севере России «небо» из восемнадцати икон-лепестков. Но печалит то, что со временем этот храм обветшал: стены покосились, не стало и икон с красивого резного иконостаса.

Мы вернулись в монастырь и, напившись горячего чаю, направились на всенощное бдение. Единственный действующий храм, в котором молится братия, — маленькая, с низкими сводами надвратная церковь в честь святителя Николая Чудотворца, очень уютная и заботливо устроенная. Началось богослужение, во время которого мы узнали, что в этом монастыре на воскресной всенощной совершенно ничего не сокращают. Для меня это была мечта! Душа радовалась, ведь не было упущено ни единой строчки. Богослужение шло так плавно и неторопливо, что вспомнились слова псалмопевца Давида: миро на главе, сходящее на браду, браду Аронову… (Пс. 132:2) — также текли, как нам казалось, слова возносимых молитв: подобно елею, благоуханно и неспешно.

Так мы, пусть и на время, пристали к тихой гавани — древнейшему монастырю тех северных краев, Александро-Ошевенскому.

 

БЛАЖЕННЫЙ ОТДЫХ

Наконец, выдалась чудесная возможность поспать. Однако возникла другая проблема — уснуть: за окном на протяжении всей ночи было светло, потому что так называемая «ночь астрономическая» была светлыми сумерками. Выспаться, как мечтал, не получилось, но все же это был уже не «Наш автобус», в коем спать, как и в любом другом автобусе, непросто.

Утром мы пришли в храм, где уже шла исповедь. Я стал читать молитвы, потом часы. И вот разнеслось: «Благословенно Царство…» Началась Божественная Литургия. Все так же, как и накануне вечером, пел отец Алексий. За богослужением молилось очень мало людей: совершавший Святую Евхаристию игумен Феодосий, братия (человека четыре), мы с Виктором и две-три женщины. В завершение отец-игумен объявил о богослужениях на предстоящую неделю. По этому расписанию было понятно, что география приходов отца Феодосия распространяется на весь Каргопольский район. И вот образ простого священника севера: он — и игумен монастыря, и настоятель семи приходов, и духовный окормитель православных общин, и просто хороший пастырь, который служит Богу и заботится о ближних, но при этом совершенно не печется о земных благах и личном благополучии, а когда прихожанам требуется помощь, он, хоть находясь за сто семьдесят километров, поедет.

 

ТРУДОМ И МОЛИТВОЙ

Следующий день нам удалось прожить вместе со всей братией по монастырскому уставу. Уже в половине шестого утра начался братский молебен преподобному Александру Ошевенскому, основателю этой святой обители. Потом полунощница с утренними молитвами, завтрак и с восьми часов — послушания. Замечу, что хотя до поездки я всегда вставал рано, но «рано» — это обычно около шести. И теперь просыпаться в пять утра, а то и раньше было непривычно и даже тяжко.

Нас с Виктором послушаться отправили вместе. Пока не сломалась бензопила, мы пилили доски, а потом я просто раскладывал колотые дрова под кровлю. В дальнейшем это стало моим основным послушанием в монастыре. Всякий раз, когда меня не задействовали ни в каких иных послушаниях, как то: проведение бесед с жителями одной из деревень, сенокос, — я шел укладывать дрова. И как благодатно одновременно с этим делом слушать песнопения братии Киево-Печерской или Троице-Сергиевой Лавры! И ничего, что пение звучит в наушниках телефона: наступит время, и я услышу все это вживую… А пока беспрерывно и не зная жалости атакуют мошки. Невольно приходил ропот, причем, должен раскаяться, не только в этот момент, но и на протяжении всего времени пребывания в монастыре. И выручали только богослужения и молитва.

 

КОРОВА

Хочу читателю, не знающему местного наречия, рассказать, что на севере, в районе Вологодской и Архангельской областей, местные жители особо выделяют букву «О». На самом деле, это невероятно красиво и интересно слышать. И вот, корову, о которой я намереваюсь рассказать, хочу представить читателю именно на местный манер: «кОрОва».

Отцу Феодосию подарили «кОрОву». Привезли ее в обед в понедельник, то есть на следующий день поле воскресного. Преодолело это животное более сотни километров пути. Тряслась она в кузове «Газели» по грунтовой дороге. И когда корове открыли выход на свободу, та, почувствовав под ногами землю, что было мочи помчалась по монастырскому двору, обогнула Успенский собор, добежала до конца монастыря и рванула далее на просторы северного края. Это осложнило ситуацию, ведь поймать корову в открытом поле трудно.

Однако я и отец Алексий, не понимая до конца, что происходит, продолжали стоять с торжественными, радостными и, наверное, даже немного блаженными лицами. Тем временем несколько монастырских трудников бросились бежать за коровой. И тогда мы, наконец, осознали всю трудность ситуации и присоединились к ним. Однако с первой группой разминулись: они уже вернулись назад, когда мы только дошли до речки, где обрывались следы копыт.

Пришлось вернуться в монастырь и нам, попав по дороге под дождь с градом. Там мы узнали от очевидцев, что корова, переплыв речку, оказалась в селе, и сразу же отправились на поиски. Действительно, та живо лавировала между домов. Все окружили ее и, уже находясь в безвыходном положении, бедное животное позволило себя поймать. Добрые люди, увидевшие наше веселье с отловом коровы, помогли привязать ее прицепом к машине и довести это натерпевшееся создание к месту нового обитания…

Продолжение следует…

Лето 2017 года

Александр Пусько

семинарист II курса

 

Ключевые слова: Общее дело, Архангельск, русский север, экспедиция, деревянные храмы, труд.

Новости по теме

Русская религиозная поэзия – камертон молитвы. ЧАСТЬ 2 Сретенская семинария Мы продолжаем знакомить наших читателей с религиозной поэзией русских поэтов – иногда страстной, дерзновенной, иногда кроткой, смиренной перед Богом, но всегда безмерно талантливой и создающей настроение если не молитвенное, то располагающее к размышлению. На этот раз это стихи Зинаиды Гиппиус, Михаила Лермонтова, Алексея Толстого и Алексея Хомякова.

Димитрий

Приятно читать! Отдых для души! Александр, пишите еще, развивайте дальше свой навык...

Ответить

Наталья Богоявленская

Замечательный рассказ! Мой любимый Русский Север... где так давно не была. Спасибо, порадовали. И Божией вам помощи во всех трудах -- и на ниве литературного творчества, и в деле возрождения храмов, и, самое главное, в учёбе.

Ответить

Юлия

Очень интересно! С нетерпением жду продолжения!

Ответить

Людмила

Александр, добрый день! Огромное спасибо  и низкий поклон вам  за ваши труды, очень интересно. Пишите еще. Бог вам в помощь и Ангела-Хранителя вам.

Ответить