Очерки по истории морского духовенства. Часть III. Реформа управления военным и морским духовенством императора Павла I

Московская Сретенская Духовная Семинария

Очерки по истории морского духовенства. Часть III. Реформа управления военным и морским духовенством императора Павла I

Александр Харитонов 2477



Новые воинские уставы, принятые Павлом I в 1797 г., становятся первым шагом в направлении серьезной реформы управления военным и морским духовенством. Обер-священнику теперь подчиняется все военное и морское духовенство не только в военное, но и в мирное время. На вновь утвержденную должность назначается протоиерей Павел Яковлевич Озерецковский

К моменту восшествия на престол императора Павла I в 1796 г. полковые и корабельные священники находились в подчинении как Святейшему Синоду, так и военному руководству, что вызывало определенные сложности. Об этом говорит в своем исследовании В.М. Котков: «Павел I, обративший особое внимание на переустройство русской армии, не мог проигнорировать и вопрос об условиях функционирования военного духовенства».


Ситуация с морским духовенством усугублялась особенностями флотской службы. При переходе корабля из одного пункта базирования в другой священники переподчинялись местному епархиальному руководству и формально объединялись с местным духовенством. За одну кампанию корабль мог в короткий срок побывать на канонической территории нескольких епархий.

Естественно, что управление морским духовенством со стороны Священного Синода было очень затруднено. Обстоятельства вынуждали сделать ведомство морских священников полностью независимым от епархий.

Новые воинские уставы, принятые императором в 1797 г., становятся первым шагом в направлении серьезной реформы. Согласно этим уставам полковые и корабельные священники подчинялись непосредственно обер-полевому священнику, который назначался только на период военной кампании.

Высочайшим императорским указом от 4 апреля 1800 г. должность обер-священника становится постоянной. Ему подчиняется все военное и морское духовенство не только в военное, но и в мирное время. Этим предполагалось решить многие проблемы, среди которых зависимость военного духовенства от местных епархий при вероятности частой смены места дислокации полков и кораблей, материальная зависимость от военного начальства, а также растворенность малочисленного военного духовенства в многочисленном епархиальном.

На вновь утвержденную должность назначается один из пяти обер-полевых священников того времени, протоиерей Павел Яковлевич Озерецковский.

Он родился в селе Озерецком Дмитровского уезда Московской губернии в 1758 г., в семье священника. С отличием окончил духовную семинарию при Троице-Сергиевой Лавре, после чего преподавал в Переславской, затем Коломенской семинариях. В возрасте 29 лет был назначен на должность обер-полевого священника в армию генерал-фельдмаршала Н.В. Репнина[i]. Вскоре император обращает на него внимание и посвящает в свои планы по реформированию института военного духовенства.

Благодаря близким и доверительным отношениям, сложившимся между монархом и обер-священником, буквально в течение полугода возникает система особого управления военным и морским духовенством. Учитывая замечательную богословскую подготовку, определенные таланты и личное благоволение императора, назначение на столь высокую должность молодого, 32-летнего протоиерея не кажется исторической случайностью.

Отныне военное духовенство находилось полностью в ведении обер-священника и обретало независимость от епархиальных властей и духовной консистории.

23 апреля 1800 г. он был официально извещен военной коллегией о своем назначении. Святейший Синод предписал всем епархиальным архиереям направлять по требованию обер-священника духовенство для службы в армии и на флоте[ii]. Отныне военное духовенство находилось полностью в ведении обер-священника и обретало независимость от епархиальных властей и духовной консистории.

Обладая живым умом и любовью к своему делу, обер-священник проявляет многие инициативы, он получает право лично ходатайствовать императору о награждении отличившихся священников армии и флота, а также делать доклады императору напрямую, миную Святейший Синод. Его проекты и рапорты сообщались Синоду уже в качестве указов[iii].

На всю страну был один обер-священник армии и флота, в то время как архиереев около ста человек, и полномочия их распространялись только на определенную епархию. К. Капков в «Очерках по истории военного и морского духовенства» говорит об этом: «Имея сан священника, в управлении подведомственным духовенством фактически получил власть больше архиерейской, не говоря о том, что эта должность обладала, в силу своей уникальности, большим престижем. <…> Сознательно или нет, Император Павел I выделением управления военного духовенства в отдельную структуру усилил контроль государства над Церковью. Подобного ведомства не было ни в одной из поместных Православных церквей»[iv]. Возможно, это связано с тем, что император искренне считал себя главою церкви, а также с его желанием поднять престиж белого духовенства в обществе.

Укрепляя свое влияние, священник Павел обращает внимание и на неподвижные военные храмы. Так, в одном из докладов императору он просит о том, чтобы на места при госпиталях, крепостях и прочих военных объектах назначались только армейские священники, прослужившие в армии несколько лет[v], что и было реализовано.

В результате его действий институт военного духовенства достигает пика своего развития, но при этом вызывает неприязнь к себе со стороны епархиальных. А. Беляков так характеризует ситуацию: «Представители высшего церковного управления считали ненормальным усиление власти обер-священника, а членов Св. Синода явно не устраивала сложившееся ситуация, когда они, являясь высшим духовенством, должны были выслушивать от протоиерея Озерецковского самые неожиданные для них предложения, высочайше утвержденные царем. История отвела П.Я. Озерецковскому для его реформ чуть меньше года. Трудно предположить, какие бы еще преобразования он реализовал»[vi].

Реформы, проводимые священником Павлом с помощью императора, улучшили качественный состав священников армии и флота и значительно повысили моральный и патриотический дух вооруженных сил. Что, несомненно, внесло определенный вклад и в победы 1812–1814 гг. над Наполеоном.

Реформы улучшили качественный состав священников армии и флота и значительно повысили моральный и патриотический дух вооруженных сил.

12 (24) марта 1801 г. император Павел погибает в результате заговора, на престол восходит Александр Павлович. Меняется внутренняя политика, появляются мнения о том, что России не нужен многочисленный и развитый флот.

В 1802 году назначаются два министерства обороны – сухопутных сил и морских сил, создается «Комитет образования флота»[vii]. Начальник комитета, граф Александр Воронцов, говорил: «По многим причинам, физическим и локальным, быть нельзя в числе первенствующих морских держав, да в том ни надобности, ни пользы не предвидится. Довольно, если морские силы наши устроены будут на двух только предметах: обережение берегов и гаваней наших на Черном море, имев там силы, соразмерные турецким, и достаточный флот на Балтийском море, чтобы на оном господствовать. Посылка наших эскадр в Средиземное море и другие дальние экспедиции стоили государству много, делали много блеску и пользы никакой»[viii].

Александру I пришлось такое мнение по душе. Несмотря на то, что укрепление флота исторически всегда оборачивалось политическими выгодами и укреплением международного авторитета России, его начинают считать «обременительной роскошью подражания»[ix]. Начался печальный виток в истории Русского Флота, связанный с расточением казны и постепенной утратой всего хорошего и доброго, что созидалось с петровских времен.

Священник Павел продолжал свое непростое служение, уже не имея поддержки нового императора вплоть до своей кончины 12 мая 1807 года.

Его права ограничивает своим указом Александр I: «По дошедшему до нас сведению, что назначение духовенства во флот и полевые полки, происходят мимо Св. Синода, часто неравным и неудобным по епархиям разделением, вводит некоторыя из них, и особливо с.-петербургскую, в отяготительныя распоряжения, находя с одной стороны, что сим отъемлется власть Св. Синоду принадлежащая, а с другой – епархиальныя консистории подвергаются требованиям таких начальств, кои им посторонни и законной силы иметь не могут, повелели Мы Военной Коллегии, Адмиралтейской и Сухопутной отныне в потребностях их по сей части относиться прямо в Св. Синод, и от него единственно испрашивать назначение нужного им духовенства. Обер-священнику, по точным приделам должности его, не иначе в сем участвовать, как только управляя теми духовными, кои в ведомство его по распоряжению Св. Синода поступят»[x].

В 1801 г. согласно данному указу Святейший Синод возвращает себе права замещения вакансий, назначения и увольнения, награждения, и многие другие. Вскоре обер-священника также обяжут отчитываться о финансовых расходах перед Святейшим Синодом[xi].

В 1801 г. Святейший Синод возвращает себе права замещения вакансий, назначения и увольнения, награждения, и многие другие.

В начале 1807 года обер-священник серьезно заболел, и с 26 апреля священник Иоанн Семенович Державин был назначен исполняющим его обязанности. После двух месяцев тяжелой болезни протоиерей Павел скончался и был похоронен на Смоленском кладбище[xii].

После его смерти происходили дальнейшие изменения в управлении вооруженными силами, и ведомство обер-священника армии и флота стало дробиться.

Рассматривая историю создания института военного и морского духовенства при Петре I и реформы его управления при Павле I, можно увидеть самостоятельную и упорядоченную организацию, достигшую своего расцвета благодаря трудам определенных государственных и церковных деятелей.

Этот период содержит в себе богатый опыт административно-правовой организации, решения кадровых вопросов, несет в себе ответы на многие вопросы, возникающие в связи с современным возрождением института, дальнейшее изучение темы позволит решить большинство из них.

 

Харитонов Александр

Студент III курса СДС



[i] Чимаров С. Ю. Во главе военно-духовного ведомства России: П.Я. Озерецковский – первый обер-священник русской армии и флота// Военно-исторический журнал. 1998. №1. – С. 77.

[ii] Беляков А. П. История флотского духовенства и его роль в воспитании военных моряков дореволюционной России (электронное издание).

[iii] Котков В.М. Военное духовенство России. Страницы истории (Электронное издание).

[iv] Капков К. Г. Очерки по истории военного и морского духовенства Российской империи XVIII – начала XX веков. – М.: Летопись, 2009. – С. 36.

[v] Барсов Т. Об управлении русским военным духовенством. – СПб.: Типография Ф.Г. Елеонского и компании, 1879. - С. 36.

[vi] Беляков А. П. История флотского духовенства и его роль в воспитании военных моряков дореволюционной России (электронное издание).

[vii] Там же.

[viii] Адмиралы Российского Флота: Россия поднимает паруса. – СПб.: Лениздат, 1995. – С. 443.

[ix] Святой праведный воин Феодор (Ф. Ф. Ушаков, адмирал флота Российского). Житие. Служба. – Киев: Изд. Им. Свт. Льва, папы Римского, 2001. – С. 30.

[x] Барсов Т. Об управлении русским военным духовенством. – СПб.: Типография Ф.Г. Елеонскаго и Компании, 1879. – С. 60.

[xi] Беляков А. П. История флотского духовенства и его роль в воспитании военных моряков дореволюционной России (электронное издание).

[xii] Биография Озерецковского П. Я. // URL: http:// www.biografija.ru/show_bio.aspx?id=99869 (дата обращения: 01.06.2016 г.).



Новости по теме

Формирование института морского духовенства при Петре I Александр Харитонов История формирования российского морского духовенства неразрывно связана с личностью Петра I. Царский указ апреля 1717 года предписывал: «В Российском флоте содержать на кораблях и других военных судах 39 священников»
«СВЯЩЕННИК — ВРАЧ, А НЕ ВОЛШЕБНИК» Митрополит Лимасольский Афанасий отвечает на вопросы будущих пастырей (+ФОТО) Митрополит Лимасольский Афанасий О старце Паисии и проповеди Христа в современном мире, о послушании, монашестве и браке, об истинной Церкви и ее предназначении...
АНТОЛОГИЯ СЕМИНАРСКОЙ ЖИЗНИ В МОНАХИ Митрополит Вениамин (Федченков) Можно представить себе и радость, и благодарность, и умиление, — какие охватили душу Колечки! Преподобный сотворил явно чудо! Преподобный ответил прямо и даже на совершенно тот же вопрос о «воле Божией». Так преподобный благословил Колечку идти в монахи… Мучения кончились раз и навсегда. И скоро «Колечки» не стало; вместо него клобуком покрылся инок Серафим, — названный так при постриге почитатель преподобного, удостоенный от него чудесного ответа.