ИСТОКИ ПОЧИТАНИЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ МИРЛИКИЙСКОГО В СРЕДНЕВЕКОВОЙ АНГЛИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ И ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНТЕКСТ

Московская Сретенская Духовная Семинария

ИСТОКИ ПОЧИТАНИЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ МИРЛИКИЙСКОГО В СРЕДНЕВЕКОВОЙ АНГЛИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ И ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНТЕКСТ

Наталья Гвоздецкая 3474



Впервые в отечественной научной литературе изучены истоки почитания святителя Николая в средневековой Англии, которые анализируются в широком историческом и литературном контексте церковной жизни Западной Европы и Англии VI–XII вв. Выявляется значение политических и культурных контактов с Нормандией на протяжении XI в., оценивается роль нормандского завоевания Англии 1066 года, а также связей с монастырями Северной Франции в распространении церковных служб святителю Николаю и в составлении его житий в Англии на латинском и английском языках. Статья открывает собой планируемую серию переводов на русский язык житий святителя Николая, созданных в средневековой Англии.

Имя святителя Николая, епископа Мир Ликийских, засвидетельствовано в богослужебных кни­гах древней Англии довольно рано, примерно столетие спустя после крещения англосаксов в 597 г. посланца­ми свт. Григория Двоеслова, главы римского престола. Так, в Мартирологии Беды Досточтимого (672/673–735.) в списке праздников за декабрь упоминается «рождение [в жизнь вечную] святого епископа Николая, Мирейской Церкви митрополита» (Natale sancti Nicolai Myrensis Ecclesiaemetropolitaniepiscopi)[1]. Однако повсеместное по­читание свт. Николая в Англии распространилось, по-видимому, позднее. Имя его широко представлено в кален­дарях лишь с середины XI в. и, прежде всего, на юге страны[2], а первое посвящение ему монастыря засвидетельствовано вскоре после нормандского завоевания Англии[3]. В руко­писи под названием Служебник Леофрика (Leofric Missal, по имени епископа города Эксетера), принадлежащей, со­гласно данным палеографии, концу X в., имя свт. Николая добавлено лишь в XI в. Вставки такого рода встречаются и в календарях[4]. От второй половины XI в. дошел создан­ный в Англии (г. Вустер) манускрипт (the Cotton Corpus Legendary), включающий латинский текст службы свт. Ни­колаю и одну из латинских версий его жития[5]. Подобные факты заставляют поставить вопрос об историческом и ли­тературном контексте, который способствовал распро­странению почитания святителя в средневековой Англии.

Достаточно рано возникает и первый письменный текст, связанный с одним из самых знаменитых эпизодов из жизни святителя. Согласно Г. Анриху, это Деяние о стратилатах (Praxis de Stratilatis).

С давних пор почитание свт. Николая отразилось в богослужебной практике христианского Востока и Запада. От VI в. дошло свидетельство историка Прокопия Кесарийского о том, что император Юстиниан восстановил после землетря­сения храм, ранее освященный в честь святителя Николая, что говорит о распространении его почитания в Восточном Сре­диземноморье[6]. В греческом Великом Молитвослове (The Great Euchologion) свт. Николай упоминается среди отцов Церкви, к которым молитвенно обращались при освящении воды[7]. В на­чале VII в. его имя появляется в списке праздников за декабрь в Мартирологии по годовому кругу (Martyrologium per anni cir­culum), который дополнял Литургию св. Протадия, епископа Безансонского (Восточная Франкия, 624 г.)[8].

Достаточно рано возникает и первый письменный текст, связанный с одним из самых знаменитых эпизодов из жизни святителя. Согласно Г. Анриху[9], это Деяние о стратилатах (Praxis de Stratilatis) — произведение, впервые засвидетельствованное в VI в. в Константинополе[10]. Этот текст рассказывает о наиболее известном чуде, совершенном святи­телем с помощью Божией — спасении от казни трех несправед­ливо обвиненных военачальников. Данный греческий текст был положен в основу более поздних житий святого[11]. Первое последовательное жизнеописание свт. Николая было состав­лено в первой половине IX в. (814–842) греческим автором по имени Михаил Архимандрит. Его труд послужил образцом для других средневековых житий святителя, и в дальнейшем этот канонический вариант предания подвергался разнообразным расширениям. Начиная с IX в. умножаются греческие версии жития, основанные на упомянутом Деянии о стратилатах и Житии Михаила Архимандрита. Наиболее значительные из них — это Послание Мефодия Феодору (Methodius ad Theo­dorem) и Энкомий (Похвала) Мефодия (Encomium Methodii)[12]. Энкомий, объемом вдвое превосходящий Послание, послужил источником многих последующих греческих житий (его по­пулярность подтверждается большим числом манускриптов). Наконец, еще один греческий текст, также основанный на Деянии о стратилатах и Житии Михаила Архимандрита, составил во второй половине X в. Симеон Метафраст. Этот текст получил широкое распространение, но на латынь был переведен лишь в 1446 г.[13]

Первое последовательное жизнеописание свт. Николая было составлено в первой половине IX в. (814–842) греческим автором по имени Михаил Архимандрит.

Историю почитания свт. Николая западной Церковью принято возводить к концу IX в., когда некий Иоанн Диакон из церкви св. Януария в Неаполе сделал свободный перевод на латинский язык Послания Мефодия Феодору[14]. Допускают, однако, и существование ранней латинской редакции Деяния о стратилатах, которую предположительно относят к VII в.[15] Этот текст, по-видимому, проник на Запад еще до того, как было написано Житие Иоанна Диакона[16]. Иоанн Диакон расширил эпизод с воеводами, а также вклю­чил некоторые добавления из тех греческих житий, кото­рые следовали тексту Послания. Сочинение Иоанна стало основным источником для более поздних текстов на ла­тыни и на народных языках Западной Европы. К X в. вос­ходят две близкие латинские редакции его Жития, поло­жившие начало разнообразным последующим редакциям. В их основе лежит перечень чудесных событий (praxis букв. «деяние»), совершившихся по благодати Божией, а именно: постническое воздержание святителя во младенчестве, его тайные пожертвования неимущему отцу трех девиц, возведение его в епископский сан, помощь мореплавателям в бурю, спасение голодающих благодаря прибытию груженых зерном кораблей, посрамление диавола через разрушение языческого капища богини Артемиды, спасение от казни трех воевод[17].

Однако еще до появления перевода Иоанна слава свт. Николая распространилась с Востока в Западное Средиземноморье, откуда проникла через Альпы в Германию. В 818 г. Рабан Мавр (ок. 750–856), настоятель монастыря Фульда[18], сложил стихи, в которых упоминается свт. Николай. Узнать о святителе он, вероятно, мог из единственно известного тогда на латыни источника — Деяния о стратилатах. Позже, в 840–854 гг., Рабан воспроизводит содержание Деяний в своем Мартирологе (Martirologium). Возможно, ему были знакомы и краткие упоминания чудес святителя в составе крупных агиографических собраний, таких как, например, Большой Мартиролог (Passionarium maius) Санкт-Галленского монастыря (Швейцария). Характерно, что в Мартирологе Рабана Мавра день свт. Николая выделен красным цветом, как Успение Пресв. Богородицы, день св. Мартина или Рождество Христово, что говорит о повышении значимости этого праздника[19]. Вслед за Рабаном, святителя Николая упоминают в своих мартирологах архиепископ Вьеннский Адон, диакон Флор из Лиона (Франция), Вандельберт, монах Прюмской обители (Бельгия) и другие[20].

В XI в. особенно быстро растет почитание свт. Николая на Западе, что во многом связано с расширением торговых путей на Восток.

На протяжении X в. имя святителя все чаще появля­ется в годовом круге западных церковных праздников (sanctorale); наряду с этим и Житие Иоанна Диакона постепенно проникает в отдаленные от Средиземноморья области Европы. Самое раннее из более обширных жизнеописаний свт. Николая, основанное на труде Иоанна Диакона, — это так называемая История (Historia) Регинольда, епископа г. Айхштатта (966–989). Этот труд, со­брание гимнов, предназначенных для пения и чтения в хра­ме, дает наиболее полное представление о жизни святителя[21]. Полагают, что почитанию свт. Николая в Германии много содействовала в то время императрица Феофано, греческая супруга германского императора Оттона II (955–983), Вос­питанная в обычаях восточной Церкви[22]. Впрочем, извест­но, что и сам Регинольд побывал на Востоке и владел также греческим языком. Его рассказ о свт. Николае, «исповеднике Божием» (Confessor Dei Nicholaus), значительно расширен по сравнению с его главным источником — Житием Иоанна Диакона; в него включены эпизоды, прежде не использовавшиеся в латинской традиции. Некоторые из них присутствуют в почти современном Регинольду греческом Житии Симеона Метафраста, что позволяет говорить о на­чале слияния разнообразных житийных традиций.

В период с 1066 по 2016 г. в честь свт. Николая были освящены двадцать четыре монастыря (один из них — на севере, в Йоркшире).

В первой половине XI в. в Германии появились два крупных повествования о свт. Николае — это жития, которые написал Отлох из монастыря св. Эммерама (Регенсбург), известный церковный писатель и наставник. Прежде чем поселиться в обители св. Эммерама, Отлох провел некоторое время в монастыре Фульды, так что, вполне вероятно, он познакомился с жизнеописанием свт. Николая благодаря трудам Рабана Мавра. Одно из его житий написано для монахов его обители, другое Историю Регинольда, так и Житие Иоанна Диакона, добавив к ним эпизод, в котором свт. Николай воскрешает умершего сына некоего Гетрона. Полагают, что Отлох делал извлечения также из Жития Симеона Метафраста[23].

В XI в. особенно быстро растет почитание свт. Николая на Западе, что во многом связано с расширением торговых путей на Восток. Чаще всего путь вел из Константинополя в портовые города Западного Средиземноморья или из вос­точных портовых городов в города на Дунае и Рейне. Начало XI в. также ознаменовано ростом паломничеств. Так, герцо­ги Нормандии и Анжу едут из Франции в Константинополь, Антиохию и Иерусалим для поклонения христианским святыням. Фульк, герцог Анжуйский, чуть не утонул в одной из поездок, но после чудесного избавления от гибели стал на­столько предан свт. Николаю, покровителю мореплавателей, что по благополучном возвращении домой основал в 1020 г. монастырь, посвятив его своему небесному спасителю[24]. Насто­ятель этого монастыря Йохель Ле Манс составил около 1080 г. Житие свт. Николая, которое включает описание местных чудес, совершенных святым во славу Божию[25]. Наряду с увели­чением числа житий свт. Николая, развивались также и другие словесные формы его почитания, в том числе гимнография[26].

Особенно важным фактором, содействовавшим развитию почитания свт. Николая в Нормандии и по всей Европе, было перемещение норманнскими мореплавателями мощей святителя из Мир Ликийских, где им угрожали набеги турков-сельджуков, в итальянский город Бари (1087).

Начиная с XI в. увеличивается также число посвящаемых святителю Николаю храмов во Франции, особенно в герцогстве Нормандия, которое на некоторое время становится центром почитания святого. Это герцогство образовалось к началу X в., когда военные вожди датских и норвежских викингов (норманнов[27]), захватившие северо-западную область Франции, приняли крещение, принесли присягу французскому королю и стали законными правителями этих земель. Благодаря завоеваниям и поселениям в Южной Италии и Сицилии, а также благодаря участию в крестовых походах норманны открыли для себя путь в Восточное Средиземноморье, где и узнали о чудесной помощи людям, которой удостоился свт. Николай через свою преданность Богу. Будучи морским и торговым народом[28], викинги-норманны приобрели особую любовь к святителю Николаю как святому покровителю мореплавателей и торговцев.

Таким образом, рост почитания святителя Николая в Англии может быть напрямую связан с ее завоеванием в 1066 г. нормандским герцогом Вильгельмом. Однако некоторые факты свидетельствуют о том, что почитание святителя в Англии стало возрастать уже со второй трети XI в. Так, рукопись под названием Молитвослов Эльфвине (г. Винчестер, ок. 1030 г.) включает пять молитв на латыни, обращенных к святителю Николаю[29]. Подобные факты могут объясняться тесными связями английского двора с нормандской знатью в эпоху Эдуарда Исповедника (1042–1066), сына нормандской принцессы. Эдуард провел долгое время в изгнании в Нормандии, когда его мать, по смерти его отца короля Этельреда (прозванного Неразумным из-за неудач в борьбе с викингами), вышла замуж за датского короля Кнута Могучего. После смерти Кнута Эдуард, взойдя на престол, окружил себя выходцами из Нормандии[30]. Примечательна также связь упомянутой рукописи с Винчестером, вотчиной уэссекской династии, к которой принадлежал и Эдуард, потомок Альфреда Великого, положившего предел датским набегам на южную Англию в конце IX в.

Первое житие на английской почве (из дошедших до нашего времени), было создано, как говорилось выше, в монастыре, основанном в 1067 г. самим королем Вильгельмом I.

После нормандского завоевания святитель Николай становится известен по всей Англии, о чем свидетельствует прежде всего включение его имени во все календари, написанные после 1100 г. Центром почитания свт. Николая в Англии стала, по-видимому, епархия г. Вустера на западе страны, поскольку имя святителя включено в Portiforium (Бревиарий, Часослов) Вульфстана Вустерского, одного из по­следних епископов англосаксонского происхождения, пере­живших нормандское завоевание[31]. Это позволяет предполо­жить, что почитание святого Восточной Церкви сложилось здесь еще до прихода норманнов. Память о святителе Николае могла храниться в вустерской епархии с давних пор и восходить к эпохе крещения Мерсии, в чем большую роль сыграл Офтфор Вустерский, епископ Хвиссы (+ 693)[32], ученик прибывшего из Рима архиепископа Феодора Кентерберийского (родом грека, уроженца Тарса), возглавлявшего английскую церковь на про­тяжении более двадцати лет (668–690).

В период с 1066 по 2016 г. в честь свт. Николая были освящены двадцать четыре монастыря (один из них — на севере, в Йоркшире)[33]; ему был посвящен также ряд лепрозориев в Кенте, Сассексе и Чешире. Особенно часто посвящались ему храмы, построенные знатными выходцами из Нормандии в Норидже, Ярмуте, Сассексе, Уорвикшире[34].

Такого рода посвящения показывают, что Вильгельм Завоеватель и его соратники были глубоко преданы своему святому покровителю. Об этом свидетельствует также учреждение Вильгельмом в 1067 г. монастыря[35], где монахи, при­глашенные из аббатства Мармутье-ле-Тур во Франции (обитель св. Мартина), создали латинское житие святителя в стихах[36]. Позже рукопись передали в Эксетер, когда там был основан монастырь в честь свт. Николая. Это житие, по-видимому, го­ворит о личном почитании святителя Вильгельмом. Личную преданность Вильгельма свт. Николаю подтверждает средне­вековый английский хронист Ордерик Виталий (1075–ок. 1143) в своей Церковной истории, рассказывая, как Вильгельм молитвенно воззвал к святому, когда чуть не утонул в проли­ве Ла Манш[37]. В пользу этой преданности говорят и особые церковные гимны — laudes (хвалитны), сочиненные специаль­но для церемонии коронования Вильгельма в Лондоне. В них свт. Николай выступает в окружении свт. Мартина Турского, св. Бенедикта Нурсийского и свт. Григория Двоеслова[38].

Вместе с распространением почитания свт. Николая в Англии растет число его латинских житий, которые в большинстве своем привозились с континента, из Франции.

Особенно важным фактором, содействовавшим развитию почитания свт. Николая в Нормандии и по всей Европе, было перемещение норманнскими мореплавателями мощей святителя из Мир Ликийских, где им угрожали набеги турков-сельджуков, в итальянский город Бари (1087). Отту­да и начали распространяться по всем храмам Европы свя­тые частицы и святое миро, которые вскоре появились в Ан­глии. Уже в Служебнике Леофрика (LeofricMissal), епископа Эксетера (1046–1072), упоминается имя свт. Николая, как и хранение в Эксетере частиц его святых мощей. Рукопись Служебника происходит из северной Франции и датируется X в., но указанная ссылка добавлена почерком конца XI в.[39]Это неудивительно, поскольку епископ Леофрик получил образование в Лотарингии, на северо-востоке Франции. Во время пребывания на континенте он стал приближенным будущего короля Эдуарда Исповедника и входил в его свиту по возвращении на родину из Нормандии[40]. «Миро святого Николая» упоминается также в перечне святынь (раздел De oleo sancti Nicholai), хранившихся в монастыре Thorney Abbey (неподалеку от Кембриджа). Этот перечень был добавлен в XII веке в привезенную с севера Франции рукопись Евангелия X века[41]. Итак, контакты с Францией, предшествовавшие нормандскому завоеванию, могли содей­ствовать распространению почитания святителя Николая в Англии.

Значительную роль сыграл в этом бенедиктинский монастырь Ле-Бек в Нормандии, крупнейший интеллекту­альный и духовный центр христианского Запада в средние века. На рубеже XI–XII вв. в этом монастыре было составлено анонимное Житие святителя Николая, основанное на тексте Иоанна Диакона, но включающее ряд добавлений, связанных с местными чудесами[42].

Из монастыря Ле-Бек часть братии переселилась после нормандского завоевания в Англию, поскольку уже во второй половине XI в. эта обитель имела тесные контакты с Рочестером и Кентербери через таких монахов, как Ланфранк, Ансельм и Гундульф, которые стали прелатами английской церкви[43].

В середине XI в. Ланфранк (ок. 1005–1089) — монах, а затем приор монастыря Ле-Бек, открыл там школу, ставшую известной далеко за пределами Нормандии. Здесь обучались «семи свободным наукам» выдающиеся учёные и церковные деятели западного Средневековья. Получив сан архиепископа Кентерберийского (1070), Ланфранк перестроил храм Христа Спасителя в Кентербери по нормандскому образцу и, найдя в запустении его библиотеку, привез манускрипты из Ле-Бека, включавшие, вероятно, и упомянутое анонимное нормандское Житие свт. Николая. Не один Ланфранк, но и его ученик Ансельм (ок. 1033– 1109), знаменитый западный богослов, сменивший учителя на посту архиепископа Кентерберийского, был преданным почитателем свт. Николая Мирликийского. Известно, что в 1090 г., когда в монастырь Ле-Бек прибыл сосуд со святым миром, он сочинил вдохновенную молитву в честь свт. Николая[44]. Гундульф, епископ Рочестера, инициировал там восстановление аббатства св. Андрея с часовней свт. Николая и содействовал возрождению монастырской библиотеки, для которой заказал одно из житий святителя[45].

Таким образом, вместе с распространением почитания свт. Николая в Англии растет число его латинских житий, которые в большинстве своем привозились с континента, из Франции. Первое житие на английской почве (из дошедших до нашего времени), было создано, как говорилось выше, в монастыре, основанном в 1067 г. самим королем Вильгельмом I (The Battle Abbey) и, возможно, по его прямому указанию[46].

Вплоть до 1997 г. отсутствие научной публикации текста не позволяло исследователям сосредоточиться на том, как попало предание о святителе Николае в Англию

Среди латинских житий, созданных на протяжении конца XI– XII вв., выделяется уникальное житие на древнеанглийском языке. Анонимное древнеанглийское Житие свт. Николая, дошедшее в рукописи СССС 303 (Corpus Christi College Cambridge)[47]принадлежит к текстам «переходного» периода, который последовал за нормандским завоеванием Англии и характеризовался временным угасанием англосаксонской письменной традиции. До сих пор, однако, недостаточно оценен тот факт, что литературная форма древнеанглийского языка оставалась значимой для церковных кругов даже после нормандского завоевания. Перевод латинского жития на родной язык отвечал потребностям англоговорящих прихожан, среди которых к тому времени было немало грамотных людей. Школы для обучения на родном языке были созданы в Англии еще в эпоху правления короля-просветителя Альфреда Великого (871–899), так что к X–XI вв. сложилась англоязычная церковная литература, ко­торая включала проповеди, жития святых и даже стихи[48]. Сам факт последующего завоевания и господства латинской и фран­цузской письменности не смог полностью уничтожить эту традицию. Именно церковным деятелям XIII в. принадлежит успешная попытка возрождения литературы на родном языке ради возрождения английской нации. Так, около 1200 г. монах, по имени Орм, написал на английском языке стихотворный пересказ Евангелия, в предисловии к которому он призвал своих соотечественников трудиться во славу Божию[49], следо­вать Евангелию, исполняя его «мыслию, словом и делом» (wiþþþohht, wiþþword, wiþþdede)[50].

Древнеанглийское анонимное Житие свт. Николая, несомненно, заслуживает самого пристального внимания ученых. Это произведение представляет собой самый ран­ний образец перевода на народный язык жития святителя. Однако вплоть до 1997 г. отсутствие научной публикации текста[51]не позволяло исследователям сосредоточиться на том, как попало предание о святителе Николае в Англию, на обстоятельствах возникновения древнеанглийской версии его жития и ее значения для развития древнеанглийской агиографии после нормандского завоевания. Проведенное в данной статье исследование лишь частично восполняет этот недостаток и потому требует продолжения.

Наталья Юрьевна Гвоздецкая, профессор


Используемая литература

[1]Ненарокова М. Р. Святитель Николай в гимнографии средневекового Запада // Евразия: Духовные традиции народов. № 4/2012. — М., 2012. — С. 217. Режим электронного доступа: http://рпу.рф/uploads/Nom_4–12. pdf (дата обращения: 04.11.2015).

[2]Treharne A. M. Introduction // The Old English Life of St. Nicholas with the Old English Life of St. Giles / Ed. by E. M. Treharne. Leeds: University of Leeds, 1997. P. 45.

[3]Binns A. Dedications of Monastic Houses in England & Wales: 1066–1216. Woodbridge, 1989. P. 24.

[4]English Kalendars before AD 1100 / Ed. by F. Wormald. London, 1934. P. 55.

[5]Treharne A. M. Op. cit. P. 37–38. См. также: Jackson P. and M. Lapidge. The Contents of the Cotton Corpus Legendary // Holy Men and Holy Women: Old English Prose Saints’ Lives and Their Contexts. Albany, NY, 1996. P. 131–146.

[6]Crawford M. S. The Life of St. Nicholas by Wace. Philadelphia, 1923. P. 9. Ср. также: Куприченков Д., диакон. История мощей святителя Николая Мирликийского // Евразия: Духовные традиции народов. № 4/2012. — М., 2012. — С. 188. Издавна в Восточном Средиземноморье святителю Николаю посвящалось много храмов: так, в одном только Константинополе их насчитывали около двадцати пяти. См.: Ortenberg, Veronica. The English Church and the Continent in the Tenth and Eleventh Centuries: Cultural, Spiritual and Artistic Exchanges. Oxford, 1992. P. 71.

[7]Treharne A. M. Op. cit. P. 31.

[8]Ненарокова М. Р. Указ. соч. С. 217.

[9]Anrich, Gustav. Hagios Nikolaos: der heilige Nikolaos in der GriechischenKirche. 2 vols. Leipzig, 1913–1917, II. S. 262–273.

[10]Зарубежные исследователи связывают создание этого произведения с царствованием Юстиниана, ср.: Treharne A. M. Op. cit. P. 29. В отечественной науке за последнее время приводятся доводы в пользу его создания в Мирах Ликийских вскоре после блаженной кончины Виноградов А. Ю. Святой Николай между агиографией и археологией // Добрый Кормчий: Почитание свт. Николая в христианском мире. — М., 2011. — С. 36–55.

[11]Jones C. W. Saint Nicholas of Myra, Bari and Manhattan: Biography of a Legend. Chicago, 1978. P. 29. Складыванию греческой житийной традиции свт. Николая посвящены работы А. В. Бугаевского и А. Ю. Виноградова в издании: Добрый кормчий. Почитание святителя Николая в христианском мире. — М.: Скиния, 2011.

[12]Оба текста приписывались святителю Мефодию, патриарху Константинопольскому (+ 847), который отстаивал иконопочитание в иконоборческую эпоху. В настоящее время авторство второго из них оспаривается. См.: Treharne A. M. Op. cit. P. 30.

[13]Treharne A. M. Op. cit. P. 31.

[14]История проникновения почитания свт. Николая на Запад описана в труде: JonesC. W. SaintNicholasofMyra, BariandManhattan: BiographyofaLegend. Chicago, 1978. Из последних работ см.: Хеземанн, Михаэль. Истоки почитания Николая Чудотворца на Западе // Евразия: Духовные традиции народов. № 4/2012. —М., 2012.

[15]Treharne A.M. Op. cit. P. 29.

[16]Jones C. W. Op. cit. P. 87.

[17]Treharne A. M. Op. cit. P. 32.

[18]Этот монастырь был основан в первой половине VIII в. учениками англосаксонского миссионера св. Бонифация.

[19]Treharne A. M. Op. cit. P. 33.

[20]Treharne A. M. Op. cit. P. 33–34. Истокам западной агиографии о свт. Николае посвящена работа: Чоффари Дж. Латинские источники до X в. о святом Николае // Добрый Кормчий: Почитание свт. Николая в христианском мире. — М., 2011. — С. 108–165.

[21]JonesC. W. Op. cit. P. 114.

[22]Хеземанн, Михаэль. Указ. соч. С. 200–201.

[23]Treharne A. M. Op. cit. P. 35.

[24]Jones C. W. Op. cit. P. 104.

[25]Ibid. P. 108.

[26]Именно к XI в. относятся, по мнению М.Р. Ненароковой, самые ранние датированные образцы латинских гимнов свт. Николаю. См: Ненарокова М.Р. Указ. соч. С. 221.

[27]Наименование «норманны» (букв. «северные люди») распространилось в западной Европе потому, что отряды скандинавских воинов нападали с севера.

[28]Древнескандинавское наименование vikingr восходит к слову vik «залив», то есть викинги — это «люди заливов». Многие из них действительно происходили из изрезанной заливами прибрежной полосы Скандинавского полуострова.

[29]Ælfwine’s Prayerbook / Ed. by B. Günzel. London, 1993. P. 6–7, 11. Считается, однако, что тексты, упоминающие спасение трех девиц, мореплавателей и стратилатов, приписаны чуть позже.

[30]Гвоздецкая Н. Ю. Англосаксонская история в лицах и конфликтах. Иваново, 2001. С. 246–250.  2

[31]Jones C.W. Op. cit. P. 40–42.

[32]О епископе Офтфоре см.: Беда Достопочтенный. Церковная история народа англов / Перевод с латинского В. Эрлихмана. — СПб., 2001. — С. 138–139.

[33]Knowles D. and R.N. Hadcock. Medieval Religious Houses in England and Wales. London, 1953. P. 262.

[34]Binns A. Op. cit. P. 91, 102, 104.

[35]Этот монастырь стали называть TheBattleAbbeyбукв. «Аббатство Битвы», поскольку он был основан в память о битве при Гастингсе (1066 г.), с которой началось правление нормандских герцогов в Англии.

[36]Некоторые исследователи, однако, полагают, что рукопись была создана еще в X в.

[37]Orderic Vitalis. Ecclesiastical History, 6 vols / Ed. by M. Chibnall. Oxford, 1969–1980. Vol. 2. P. 208–209.

[38]Lapidge M. Anglo-Saxon Litanies of the Saints. London, 1991. P. 50–51.

[39]English Kalendars before AD 1100 / Ed. by F. Wormald. London, 1934. P. 55.

[40]ГвоздецкаяН.Ю. Указ. соч. С. 256–257.

[41]English Benedictine Kalendars after 1100 / Ed. by F. Wormald. London, 1939. P. 129.

[42]Vaughan S. The Abbey of Bec and the Anglo-Norman State: 1034–1136. Oxford, 1981. P. 10–12.

[43]Treharne A. M. Op. cit. P. 44.

[44]Jones C. W. Op. cit. P. 217. См. также: Southern R.W. Saint Anselm: A Portrait in a Landscape. Cambridge, 1990. P. 111.

[45]Treharne A. M. Op. cit. P. 45.

[46]Ibid. P. 44. Ранее это житие относили к X веку, чему противоречит эпизод перенесения святых мощей в Бари. Этот эпизод органично входит в стихотворный текст, что не позволяет считать его позднейшей вставкой.

[47]Подробнее см.: Treharne A. M. Op. cit. P. 1–28.

[48]О поэтической агиографии англосаксов см. в: Гвоздецкая Н.Ю. Спор о Законе и Благодати: эпизод из древнеанглийской поэмы «Елена» (главы 7–10) // Сретенский Сборник. Научные труды преподавателей СДС. Вып. 5. М: Издательство Сретенского монастыря. С. 151–162; Кюневульф. Елена (Поэма. Главы 7–10) / Перевод с древнеанглийского и комментарии Н.Ю. Гвоздецкой и Е.Н. Клёминой // Там же. С. 163– 176.

[49]Букв. «из любви ко Христу» (forlufeoffChrist).

[50]Цит. по: Смирницкий А.И. Хрестоматия по истории английского языка с VII по XVII в. — М., 1953. — С. 43. Перевод Предисловия к поэме «Ормулум» и обзор истории ее создания см. в: Предисловие к «Ормулуму». XII. — М., 2015. — С. 99–134.

[51] (Введение и комментарии М.А. Волконской, перевод Н.В. Аносова и М.А. Волконской) // Атлантика. Записки по исторической поэтике. Вып. XII. — М., 2015. — С. 99–134.

Новости по теме

Великий покаянный канон: читаем и понимаем Валентин Фролов Вечером в среду на 5-й седмице Великого поста в храме полностью прочитывается Великий покаянный канон Андрея Критского. Но многие церковнославняские слова современному человеку непонятны. Давайте разбираться!  
АНТОЛОГИЯ СЕМИНАРСКОЙ ЖИЗНИ. ВСТРЕЧИ С ЛЮДЬМИ, ПОВЛИЯВШИМИ НА ВЛАДЫКУ ВЕНИАМИНА (ФЕДЧЕНКОВА) В СТУДЕНЧЕСКИЕ ГОДЫ. Митрополит Вениамин (Федченков) Вероятно, уже во второй, а не в первый год моего студенчества (то есть в 1904 г.) мне удалось поехать к батюшке. Почему же не в первый? – естественно спросит читатель. Да,стоит спросить об этом. Объясняется это общим духовным, точнее, недуховным состоянием России. Теперь, после потрясений революции, принято у многих хвалить прошлое. Да, было много прекрасного. Но вот беда: мы сами не хотели замечать его. Так было и с отцом Иоанном.

Мерцалова Т.В.

Огромное спасибо, очень интересно! Тем более, что я почти все эти места (в Англии) посещала, но знакомы мне они лишь с точки зрения истории и архитектуры. Неожиданный и очень полезный аспект!

Ответить