КОММУНИКАЦИЯ НА ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКОМ ЯЗЫКЕ (НОВЕЙШАЯ ПРОБЛЕМАТИКА)

Московская Сретенская Духовная Семинария

КОММУНИКАЦИЯ НА ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКОМ ЯЗЫКЕ (НОВЕЙШАЯ ПРОБЛЕМАТИКА)

Анна Привальская 1508



Проблематика языка Церкви, вопрос взаимодействия между языком и христианской культурой представляет особый интерес для филологической и богословской научной общественности. Одним из актуальных вопросов функционирования богослужебного языка в церковном обществе является его понимание членами Церкви. В поиске ответа на данный вопрос аспирант филологического факультета ПСТГУ Анна Привальская обратилась к средствам пограничной между социологией и языкознанием науки – социолингвистики. О своих результатах она поведала в сообщении на научно-богословской конференции СДС по церковной истории и церковнославянскому языку.

Проблематика языка Церкви, вопрос взаимодействия между языком и христианской культурой представляет особый интерес для филологической и богословской научной общественности. Одним из актуальных вопросов функционирования богослужебного языка в церковном обществе является его понимание членами Церкви. В поиске ответа на данный вопрос целесообразно обратиться к средствам пограничной между социологией и языкознанием науки – социолингвистики, объектом которой является функционирование языка, при этом его внутренняя структура принимается как некая данность и специальному исследованию не подвергается.

Церковнославянский язык – это язык религиозный

Церковнославянский язык – это язык религиозный. Поэтому при социолингвистическом подходе к его изучению, необходимо учитывать особенности, связанные со священным к нему отношением верующих людей.

Итак, сакральный язык – язык, которому в определенной конфессии или религиозном течении приписывается сакральный (священный) характер. При этом сакральный текст определяется как наделенная священным статусом знаковая система, заключающая в себе важнейшие религиозные смыслы.

Церковнославяский язык – это язык богослужения Русской Православной Церкви и ряда других православных славянских Поместных Церквей, значит, это язык литературный, несмотря на то, что используется только в книжности и богослужении (которое можно охарактеризовать как специфическое «официальное устное общение») и не обслуживает другие сферы жизнедеятельности носителей: например, обиходно-бытовое устное общение. Исключительная книжность и литературность церковнославянского языка является его важнейшей особенностью, которая не позволяет проводить его социолингвистическое изучение по принципам разговорных языков.

Однако лексикографическое и грамматическое описание церковнославянского языка имеет давние традиции. Он кодифицирован и стандартизован. Также необходимо отметить тот факт, что церковнославянский язык уже долгое время включен в учебные планы церковных и даже некоторых светских учебных заведений.

Язык православного богослужения обладает давними письменными традициями, функционируя в письменной форме на протяжении ряда веков. Церковнославянский язык располагает корпусом письменных текстов, которые озвучиваются священством и мирянами во время богослужения, причем важным фактором является четкое следование этим текстам без вариативности.

Теоретически церковнославянский язык можно назвать мертвым, так как на нем никто никогда не разговаривал. Но практически оказывается, что это язык, на котором создаются новые тексты, он развивается и используется в специальном церковном общении.

Еще одной важной особенностью церковнославянского языка является то, что церковнославянский, как надэтнический (то есть использующийся разными национальностями) язык, на Руси ни для кого не был и не является в данный момент родным. Родным языком в отечественной лингвистике чаще всего называется «первый усвоенный язык», это язык, который человек усваивает с раннего детства без специального обучения, находясь в соответствующей языковой среде. Любой язык, которым человек овладевает после родного, называется вторым языком. По тому, как индивид приобретает языковые навыки, языки подразделяются на усвоенные в живом общении и выученные (специально изученные в школе или самостоятельно). При вхождении верующего в церковную общину (приход, монастырь) для полного его участия в церковной богослужебной и молитвенной жизни ему необходимо приложить усилия в освоении церковнославянских текстов, чтобы обладать необходимой коммуникативной компетенцией и чувствовать себя полноправным членом социально обусловленной системы общения, каковым является богослужение.

В древности восточные славяне воспринимали церковнославянский как «свой» – язык своей Церкви, язык православной образованности

В древности восточные славяне воспринимали церковнославянский как «свой» – язык своей Церкви, язык православной образованности. И хотя церковнославянский язык, генетически принадлежащий к южной группе славянских языков, является близкородственным другим славянским языкам (в том числе русскому), родным его не воспринимает почти никто, так как верующие приобретают навыки владения церковным языком, непосредственно участвуя в богослужении, воспринимая на слух тексты и, возможно, паралелльно изучая язык в церковных учебных заведениях и самостоятельно.

Однако чрезвычайно важным видится то, какой язык для индивида является родным. От этого зависит степень прилагаемых в изучении церковнославянского языка усилий. Для верующего, родной язык которого русский или другой славянский, и для западноевропейца исходные условия для обучения церковнославянскому языку будут неодинаковыми, также и усилия необходимо будет приложить разные, что может сказаться на понимании церковных текстов.

Также можно говорить о близкородственном двуязычии у христиан-славян – владении двумя близкородственными языками и их использовании. Однако этот факт может как помогать в усвоении церковнославянских текстов, так и мешать, так как многие слова, перешедшие из церковнославянского в русский язык, изменили свое первоначальное лексическое значение и даже перешли в низкие стили языка.

Для того, чтобы плодотворно исследовать церковнославянский язык с точки зрения современной социолингвистики, необходимо проанализировать специфические свойства коммуникации, осуществляющейся во время православного богослужения на церковнославянском языке.

В данном случае под коммуникацией следует понимать «социально обусловленный процесс передачи и восприятия информации в условиях межличностного и массового общения по различным каналам с помощью разных коммуникативных средств».

Если считать общение (коммуникацию) в церкви во время богослужения, которое ведется на церковнославянском языке общностью социальной жизни верующих людей и их регулярными коммуникативными контактами, можно сказать, что члены Русской Православной Церкви составляют церковнославянское языковое сообщество. Такое суждение соответствует определению, принятому в социолингвистике, где языковым сообществом называется «совокупность людей, объединенных общими социальными, экономическими, политическими и культурными связями и осуществляющих в повседневной жизни непосредственные и опосредованные контакты друг с другом и с различными социальными институтами при помощи одного языка или разных языков, распространенных в этой совокупности».

Причем важным здесь считается сочетание лингвистических и социальных признаков. К языковому сообществу могут относиться совокупности людей, различные по численности входящих в них индивидов. Общность социальной жизни и наличие регулярных коммуникативных контактов выступают критериями выделения каждого языкового сообщества.

Коммуникация должна осуществляться в условиях определенной языковой ситуации, которая есть «совокупность форм существования (а также стилей одного языка) или совокупность языков в их территориально-социальном взаимоотношении и функциональном взаимодействии в границах определенных географических регионов или административно-политических образований».

Церковнославянский язык используется в Русской Православной Церкви и на территории современной Российской Федерации, Украины, Белоруссии, Молдавии, Азербайджана, Казахстана, Киргизии, Латвии, Литвы, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана, Эстонии, Японии и КНР, а также в епархиях за пределами юрисдкции – в Западной и Центральной Европе (в Германии, Бельгии, Венгрии, Австрии, Нидерландах, Франции и Великобритании), в Центральной и Южной Америке, на территории США и Канады и в епархиях Русской Православной Церкви за рубежом.

Вторым языком православного богослужения, а именно языком проповеди, является русский язык, а также национальные языки приходов в зависимости от территориального расположения храма.

Как только верующий начинает молиться или принимать участие в богослужении, он меняет свой языковой код и «настраивается» на восприятие церковного языка, в независимости от уровня владения им
Таким образом, для церковнославянского языка сферой использования является русское православное богослужение, а также молитвенная жизнь духовенства и мирян и Таинства, которые могут совершаться священником не только в храме, но и в любом другом месте. Как только верующий начинает молиться или принимать участие в богослужении, он меняет свой языковой код и «настраивается» на восприятие церковного языка, в независимости от уровня владения им.

Общение говорящих происходит при возникновении коммуникативной (речевой) ситуации, под которой понимают ситуацию речевого общения двух или более людей, то есть это необходимое условие коммуникации.

Речевая ситуация состоит из следующих элементов: 1) говорящий – адресант; 2) слушающий – адресат; 3) отношения между говорящим и слушающим (их социальные роли в данной ситуации); 4) тональность общения – официальная, нейтральная, дружеская (зависит от социальных ролей участников общения); 5) цель; 6) средство общения – язык или его подсистема (диалект), стиль, параязыковые средства (жесты, мимика); 7) способ общения – устный/ письменный, контактный/ дистантный; 8) место общения.

Общение на церковнославянском языке обладает специфическими свойствами. Ниже кратко рассмотрены два типа такого общения.

1. Общение при совершении таинства или обряда в храме или в другом месте предполагает адресанта – верующих и адресата – Бога.

При этом связующим звеном между людьми и Господом является священник как действующий от лица всей Церкви – священного собрания молящихся. И вместе с тем священник являет верующим икону Христа, Его образ, возводящий к Первообразу, Который и действует в Таинстве.

Миряне же как неотъемлемые части церковного организма тоже участвуют в Таинстве, сослужа Господу Иисусу Христу.

Таким образом, налицо три звена коммуникации данного типа: «миряне – священник – Бог».

2. Общение между говорящим во время личной молитвы (священник, мирянин) и Богом с использованием церковнославянских текстов (молитвослова, Требника и др.).

Если провести исследование анализ коммуникативной ситуации православного храмового богослужения по ее компонентам, получается следующее.

1) Адресант – собрание верующих во главе с предстоятелем священником, совершающим таинство или обряд;

2) Адресат – Бог;

3) Отношения между говорящим и слушающим имеют духовный характер.

4) Тональность общения – официальная.

5) Цель общения – общественная молитва.

6) Средство общения – церковнославянский язык.

Параязыковые средства – жесты священника (благословение, воздетые руки, каждение), жесты мирян (склоненные головы и др.)

7) Способ общения – устный, дистантный и контактный.

8) Место общения – храм Русской Православной Церкви.

Речевые действия говорящего в рамках той или иной коммуникативной ситуации называются речевым актом. Акт речи представляет собой двусторонний процесс порождения текста, охватывающий говорение и протекающее одновременно с ним слуховое восприятие и понимание услышанного. Основными чертами речевого акта являются: 1) намеренность; 2) целеустремленность; 3) конвенциональность.

Таким образом, произнесение говорящим богослужебного текста в храме можно назвать речевым актом, так как оно является намеренным (намерение – совершение церковной службы), целеустремленным (цель – общественная молитва и отправление Таинства) и конвенциональным (то есть условным, общепринятым).

Социальный успех коммуниканта зависит от того, насколько совершенно им владение языком общения (в данном случае – языком богослужения). Этот успех реализуется при вхождении верующего в определенный приход Русской Православной Церкви.

Как считают социолингвисты, исполнение индивидом различных социальных ролей в различных ситуациях подчиняется следующим закономерностям, которые характеризуют речевой аспект поведения:

1) исполнение ситуативной роли предполагает использование определенных языковых средств, ожидаемых партнером по ролевому взаимодействию;

2) при изменении социальной роли происходит переключение с одних языковых средств на другие;

3) переключение языковых средств при изменении ролевых отношений между говорящими предполагает некоторое соответствие между набором социальных ролей, присущих данному социуму.

Таким образом, ученые приходят к выводу, что «члены социума в норме полиглоссны: они владеют разными коммуникативными кодами, обращающимися в данном социуме».

В применении к изучаемому материалу можно довольно доказательно свидетельствовать о близкородственном двуязычии.

Очевидно, что верующие владеют определенным «языком нейтрального общения» (в основном русским) и в стенах храма переключают свой коммуникативный код на церковнославянский язык, являющийся близкородственным по отношению к их разговорному языку.


Аспирант филологического факультета ПСТГУ Анна Привальская (Москва, ПСТГУ)

Новости по теме

ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК. МЕСТОИМЕНИЕ. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ОЧЕРК. УПРАЖНЕНИЯ Лариса Маршева Местоимение считается одной из самых сложных грамматических тем при изучении языков. Церковнославянский язык (как, впрочем, и русский) не является здесь исключением. Сказывается специфика общего и частных грамматических значений, многообразие разрядов, особенности склонения, которые в первую очередь и становятся источником неразличения местоимений и других частей речи, а также известная лексическая уникальность.
ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК И ПРОШЛОЕ БЫТИЕ Лариса Маршева О глаголе быти в русском и церковнославянском языке говорят прежде всего как о служебном, вспомогательном – не имеющем самостоятельной лексической семантики и играющем исключительно грамматические роли. Однако не стоит забывать о том, что глагол быти, как и любое другое слово в языке, обладает лексическим значением, которое способно к полноценному своему проявлению: «быть, существовать, становиться, совершаться, приходить, наставать, находиться, сбываться, случаться, последовать»; «существовать, иметься, происходить, случаться, приходить».

сергей глазатов

Комментарий от Анна ( автор)

Ну что Вы, какой модернизм. Статья написана наоборот в защиту церковнославянского языка. Никакого отрицательного отношения здесь нет и быть не может.

Часто в спорах слышу аргументы "сознание" и "подсознание", хотя границы между ними во многом размыты, поэтому , предполагаю. что апеллируя к данным терминам мы и скатываемся в словоблудие. Есть реально существующая долгое время в культуре человечества тема обращения к Богу,  обьективно существующими обьектами темы, с реально определенными символическими и знаковыми границами понимания информации для определенного состояния сознания и,  несущее в себе силу. Такова кратко изложенное мое понимание. А сравнивать с мантрами и им подобными заклинаниями я не рискнул бы, не владея знанием самого церковно славянского языка в достаточной для этого степени совершенства.

Ответить

Дмитрий

Комментарий от Денис

Давайте не будем, заниматься словоблудием, дело не в термине. Дело в ключе преподносимой статьи , которая имеет, основу направленную на подсознание, чистой воды психология, набор слов на подобии мантр. Статья ни что иное как окно Овертона , смысл в том чтобы без остановки поднимать, вопрос церковнославянского языка и его целесообразности . Постепенно риторика перейдет на то что церковнославянский язык - это отзовизм прошлого следовательно от него нужно избавляться. Модернизм в действии, в борьбе с истиной все средства хороши не правда ли Дмитрий !))

Ключ преподносимой статьи - защита ЦСЯ, автор Вам подтвердит:). А Ваши словосочетания "набор мантр" - очень повеселят аспирантов филфака, которые исследуют ЦСЯ.

Ответить

Анна ( автор)

Комментарий от Денис

Давайте не будем, заниматься словоблудием, дело не в термине. Дело в ключе преподносимой статьи , которая имеет, основу направленную на подсознание, чистой воды психология, набор слов на подобии мантр. Статья ни что иное как окно Овертона , смысл в том чтобы без остановки поднимать, вопрос церковнославянского языка и его целесообразности . Постепенно риторика перейдет на то что церковнославянский язык - это отзовизм прошлого следовательно от него нужно избавляться. Модернизм в действии, в борьбе с истиной все средства хороши не правда ли Дмитрий !))

Ну что Вы, какой модернизм. Статья написана наоборот в защиту церковнославянского языка. Никакого отрицательного отношения здесь нет и быть не может.

Ответить

Денис

Комментарий от Дмитрий

Георгий, Вы бы хоть с термином Живой - Мертвый язык разобрались, прежде чем писать комментарий. "Живой язык — это любой разговорный язык, принадлежащий определённому языковому коллективу, систематически и постоянно (без разрывов во времени) используемый им в общении и изменяющийся в процессе использования. Численность группы использующих язык людей не имеет значения; важен лишь факт применения его в настоящее время в качестве разговорного языка в различных областях повседневной жизни (!!!). Этот термин используется в языкознании, а также при обучении языкам в образовательных учреждениях для отличия языков, на которых (!) говорят люди в повседневной жизни(!) и полезные как лингва франка (такие как русский язык, английский язык, испанский язык и т. п.) от языков, которые употребляются исключительно в церемониальных или научных целях (напр. латинский язык, древнегреческий язык, санскрит и др.)."

Давайте не будем, заниматься словоблудием, дело не в термине. Дело в ключе преподносимой статьи , которая имеет, основу направленную  на подсознание, чистой воды психология, набор слов на подобии мантр. Статья ни что иное как окно Овертона , смысл в том чтобы без остановки поднимать, вопрос церковнославянского языка и его целесообразности .  Постепенно риторика перейдет на то что церковнославянский язык - это отзовизм прошлого следовательно от него нужно избавляться. Модернизм в действии, в борьбе с истиной все средства хороши не правда ли Дмитрий !))

Ответить

Дмитрий

Комментарий от Георгий

"Теоретически церковнославянский язык можно назвать мертвым". Нельзя, и, тольтко потому, что на нем говорит Церковь. На церковнославянском языке мир познает Бога. На мертвом языке Бога никто и никогда не познает. Церковнославянский язык - язык Истины. Уж если вы решили прославиться, славьтесь умом, но не глупостью. Термин "теоретически" использовали для того, чтоб увести от Истины человека. Из этого "теоретически", Анной сказавшей, могу теоретичечки предположить, что Церковь мне на мертаом языке ежедневно на мертаом языке о живом говорит. Церкрвнославянский язык живой, ибо Бога я познал на нем, но никак не на мертвом языке. Мертвый ящык тот, на котором нет ничего и который не знает никто.

Георгий, Вы бы хоть с термином Живой - Мертвый язык разобрались, прежде чем писать комментарий.
"Живой язык — это любой разговорный язык, принадлежащий определённому языковому коллективу, систематически и постоянно (без разрывов во времени) используемый им в общении и изменяющийся в процессе использования. Численность группы использующих язык людей не имеет значения; важен лишь факт применения его в настоящее время в качестве разговорного языка в различных областях повседневной жизни (!!!).
Этот термин используется в языкознании, а также при обучении языкам в образовательных учреждениях для отличия языков, на которых (!) говорят люди в повседневной жизни(!) и полезные как лингва франка (такие как русский язык, английский язык, испанский язык и т. п.) от языков, которые употребляются исключительно в церемониальных или научных целях (напр. латинский язык, древнегреческий язык, санскрит и др.)."

Ответить

Георгий

"Теоретически церковнославянский язык можно назвать мертвым".

Нельзя, и, тольтко потому, что на нем говорит Церковь. На церковнославянском языке мир познает Бога. На мертвом языке Бога никто и никогда не познает.

Церковнославянский язык - язык Истины.

Уж если вы решили прославиться, славьтесь умом, но не глупостью.

Термин "теоретически" использовали для того, чтоб увести от Истины человека.

Из этого "теоретически", Анной сказавшей, могу теоретичечки предположить, что Церковь мне на мертаом языке ежедневно на мертаом языке о живом говорит.

Церкрвнославянский язык живой, ибо Бога я познал на нем, но никак не на мертвом языке.

Мертвый ящык тот, на котором нет ничего и который не знает никто.

Ответить