МОЛОДЫЕ УЧЕНЫЕ НА КОНФЕРЕНЦИИ В СРЕТЕНСКОЙ СЕМИНАРИИ

Московская Сретенская Духовная Семинария

МОЛОДЫЕ УЧЕНЫЕ НА КОНФЕРЕНЦИИ В СРЕТЕНСКОЙ СЕМИНАРИИ

Валентин Фролов 1925



Студент первого курса магистратуры Сретенской семинарии Валентин Фролов рассказывает о научно-богословской конференции по церковной истории и церковнославянскому языку

26 сентября 2016 года Европа праздновала день языков. Цель такого праздника – поддержание языкового разнообразия, развитие преподавания и изучения различных языков в мире. Хотя в нашей стране этот праздник не принят, однако, он совпал с проведением в Сретенской семинарии научно-богословской конференции, главными темами которой стали – актуальные вопросы церковной истории и сохранения церковнославянского языка в XXI веке…

Пролог

Золотая осень. Прошли отпуска. Еще не выпал снег, но холод окутывает каждого москвича, добирающегося от метро и до работы, и от работы до метро, и потом домой. Суета в переходах, эскалаторы, шум проносящихся в темноту подземных поездов разбавляются осенними размышлениями: кто-то уже планирует, как встретить Новый год, кто-то думает, как воплотить в жизнь новый проект, а кто-то, смотря в окно трамвая, думает над словами, 

До Петра I церковнославянский был языком не только богослужения, но и - юридической письменности

услышанными на конференции в Сретенской семинарии: «Церковнославянский и русский языки неразделимы», а еще, оказывается: «До Петра I церковнославянский был языком не только богослужения, но и - юридической письменности, переводов, языком науки, какой она была тогда, языком оригинальной древнерусской художественной литературы…» Трамвай неторопливо передвигается сквозь московскую темноту, освещенную свечением вывесок и фонарей…

Собрание молодых ученых

Уже месяц как стартовал учебный процесс в Сретенской семинарии. И венец этого месяца - проведение научно-богословской конференции «Перспективы гуманитарно-богословских исследований».

Актовый зал наполнился людьми, так что свободных кресел почти не оставалось. Бóльшая часть семинаристов даже и не догадывались, что на конференцию придет столько гостей. Некоторых докладчиков, не рассчитывавших на такое положение дел, захватывало волнение.

«Слово “перспектива” присутствует почти во всех темах докладов конференции, что подчеркивает актуальность каждой заявленной темы в контектсе современности», – отметил преподаватель семинарии, иеромонах Ириней (Пиковский), приветствуя от лица ректора всех собравшихся.

Работа проходила в рамках двух секций: «Актуальные проблемы церковной истории» и «Церковнославянский язык в XXI веке»

Конференция была открытая, кроме воспитанников семинарии духовной школы в ней приняли участие студенты, аспиранты и молодые ученые из других вузов: МГУ, РГГУ, Академии юстиции, Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых Кирилла и Мефодия и ПСТГУ. Работа проходила в рамках двух секций: «Актуальные проблемы церковной истории» и «Церковнославянский язык в XXI веке». В последней секции с необычным докладом о ритмах в старославянских библейских текстах выступил гость из Набережных Челнов - Константин Калинин.Руководитель секции церковнославянского языка – Лариса Ивановна Маршева, доктор филологических наук, профессор. Руководитель исторической секции - Павел Владимирович Кузенков, кандидат исторических наук, доцент.

«Теперь знаю, о чем я хочу писать научную работу…»

Нужно отметить, что подобные конференции организуются, в первую очередь, для того, чтобы студенты, аспиранты разных вузов делились опытом друг с другом, а также для того, чтобы показать уровень нашей семинарии, чтобы ее воспитанники делились своими открытиями. Кроме того, студентам младших курсов полезно узнать, в каких областях науки можно работать.

Один из слушателей-семинаристов, Сергей Дрыгайло, поделился впечатлениями:

«Я убеждаюсь в том, что у нас есть думающие, влюбленные в Православную Россию люди»

«Ребята очень хорошо выступали, были представители многих вузов. Меня поразило, насколько вопросы церковной жизни важны для окружающих. Я снова и снова с радостью убеждаюсь в том, что в России есть молодежь, которая идет в Церковь с верой и любовью. Это думающие, влюбленные в Православную Россию люди.

Такие конференции помогают направить свои научные изыскания. И когда встречаешь в лицах докладчиков заинтересованность и даже любовь к их темам, то начинаешь думать о потаенных уголках и своей души, о ее огоньке, который невольно вырывается из глубины и заставляет тебя оценить личные возможности и интересы».

Взгляд через века на современность

На исторической секции затрагивались самые разные темы церковной истории, рассматривалось их значение для современности. Например, оценивались актуальные идеи религиозной политики императора Константина Великого, затрагивались вопросы теократии и монархии; обсуждались проблемы сект, взаимоотношений старообрядчества и советской власти, отношения Русской Церкви с Ватиканом. Кто-то впервые услышал о существовавшей в Российской империи армейской семинарии. Многих слушателей поразил доклад на тему «Интернет-раскол: старообрядческая конкуренция на просторах Сети» и т.д.

Константин Цырельчук, студент 2 курс семинарии, рассказал о своих впечатлениях:

Михаил Алекумов рассказал о подложности документа, которым оперировали римские папы, доказывая право на первенство среди епископов

«Я выбрал секцию церковной истории, о чем не жалею. Хочу выделить доклад магистранта семинарии Михаила Алекумова «Дар Константина: мифы и реальность». Михаил рассказал о подложности документа, которым оперировали многие римские папы, доказывая свое право на первенство среди всех епископов. Вспоминается имя Лоренцо Валлы — итальянского историка, который впервые поставил под сомнение дар императора Константина папе Римскому Сильвестру… В целом, конференция была живой и увлекательной. Во время ее проведения я стал подумывать о том, на какую тему и я бы смог писать сообщения для следующих конференций».

«Церковнославянский – часть русского, и не должен превращаться в языковой экспонат»

Пожелтевшие и красноватые кленовые листья лежат на скамейках рядом со Сретенской семинарией - таков вид из окна самой большой семинарской аудитории «Святая земля», в которой заседала секция «Церковнославянский язык в XXI веке».

Что запомнилось слушателям и докладчикам? «Чувствовалось, что все, кто здесь собрались, действительно любят церковнославянский язык. А то, как живо на конференции обсуждались проблемы языка, свидетельствует о том, что высказывания , которые то и дело можно слышать от критиков церковнославянского языка, что язык-то этот - мертвый, неправомерно», - рассказывает магистрант Феодосий Кудряшов.

Темы сообщений были столь же разнообразны, как и у историков. Говорили о подъязыке Православия, рассматривали отзывы архиереев Русской Церкви начала XX века – о непонятности языка и их предложения для решения этой проблемы. Один из докладчиков рассказывал о своем опыте редактирования богослужебного Апостола, о важности привлечения для такой работы святоотеческих творений. Кто-то делился опытом составления службы святому на церковнославянском, а кто-то – опытом обратного перевода, с русского на церковнославянский.

Сегодня на просторах Интернета, например, даже на православном сайте Предание.ру, можно встретить перевод Нового Завета, который ошибочно расценивается как хорошая альтернатива Синодальному переводу. Это перевод Кулакова. Однако Михаил Алекумов в своем сообщении рассказал собравшимся об адвентистских абсолютно ошибочных чертах этого перевода.

Кроме того, один из участников отметил, насколько важно сегодня применять новые подходы в преподавании церковнославянского языка, учитывая симпатию современного общества к визуальному восприятию информации. 

В связи с этим в завершении последнего сообщения состоялась презентация логотипа для магистерского профиля в Сретенской семинарии «Церковнославянский язык: история и современность». На логотипе изображены первая и последняя буквы церковнославянского языка («аз» и «ижица»), причем буква «ижица» похожа на птицу. «Аз» символизирует начало обучения церковнославянскому, а «ижица» - завершение. А цель церковнославянского языка, для чего он и был создан, – это общение с Богом. Поэтому птица-ижица – символ возведения изучающего язык к небу. Соответственно, цвет логотипа – цвет неба.

«Продолжение следует…»

Всего на обеих секциях было зачитано 25 докладов.

После конференции Л. И. Маршева поделилась и своими впечатлениями: «Я очень довольна результатами конференции… И мне жаль, что филология сегодня находится на задворках популяризации. Это касается не только языка, это касается и литературы. И отрадно за нашу семинарию, что в ней проводятся такие встречи молодых ученых. Подобный формат должен обязательно поддерживаться. Это очень полезно».

В октябре пройдет III Всероссийский форум «Моя история», который организует студенческое научное общество Семинарии

Как сообщает куратор студенческого научного общества Сретенской семинарии, Константин Белый, «этой небольшой, почти домашней конференцией мы надеемся открыть целую серию научно-просветительских мероприятий в рамках нашей семинарии, Исторического парка на ВДНХ и других площадок в вузах, сотрудничающих с нами. Уже 11-16 октября на базе Исторического парка, РГГУ, МПГУ и Сретенской семинарии пройдет III Всероссийский молодежный исторический форум «Моя история», который организует студенческое научное общество Семинарии в союзе со студенческим активом четырех ведущих вузов Москвы».

Эпилог

И вот нужная остановка. Двери трамвая открываются. Нужно уже выходить. Вечер. Побывав в гостях у Сретенской семинарии, идешь и думаешь: почему в школе не рассказывают о церковнославянском языке?.. Вспоминаешь выступления и понимаешь, что он – неотъемлемая часть русского языка, и знания о нем так же необходимы, как колеса автомобилю.

Размышляешь о том, что церковнославянский язык - такая же часть русской культуры, как русские сказки, былины, музыка, изобразительное искусство, наследие Пушкина и т. д. Понимаешь, если забыть навсегда о церковнославянском, то грядущие поколения забудут и сам русский, и тогда даже выражение «уста младенца глаголят истину» будет звучать как иностранная речь.

Валентин Фролов,

магистрант 1 курса Сретенской семинарии,

29 сентября 2016 года


Предлагаем Вашему вниманию еще несколько сообщений, которые были зачитаны на конференции:


Секты: практическая необходимость в религиозных знаниях

Кузнецов Евгений Федорович
магистрант
Всероссийского государственного университета юстиции
(РПА Минюста), Москва.

Правовые реформы 90-х годов ХХ века проводимые в нашей стране после принятия Конституции безусловно были направлены на укрепление прав и свобод гражданина, что являлось важным шагом на пути формирования правового государства. Одной из таких реформ явилась отмена научного атеизма в качестве государственной идеологии. С принятием закона «О свободе вероисповедания» право человека на религиозное самоопределение было признано на государственном уровне, стало незыблемым и охраняемым. Однако, как это часто бывает, общество сталкивается с проблемами злоупотребления правом, и право на свободу вероисповедания не является исключением. Широкую известность получили факты деятельности на территории России религиозных организаций созданных и функционирующих в корыстных интересах их лидеров. «Хочешь заработать миллион – придумай религию» (Дворкин, 2002) руководствуясь данным принципом, религиозные лидеры идут на любые ухищрения и обещания с целью получения от своих последователей материальных ценностей. О добровольных пожертвованиях здесь не может быть и речи так как жертвователь находится под эмоциональном давлением со стороны религиозного лидера и других адептов, фактически впадая в психологическую зависимость.

К сожалению, в практике деятельности правоохранительных органов встречаются и более тяжкие преступления, чем дарение квартир и сбережений сектантским лидерам. И данные преступления не объяснимы только корыстным мотивом. В 2008 году большой общественный резонанс вызвало «Дело ярославских сатанистов», на счету которых не только замученные животные, но и надругательство над трупами, каннибализм, человеческие жертвоприношения и прочие деяния не совместимые не с законом, не с человеческой моралью, не со здравым смыслом.

В современной криминалистике выработаны методики расследования убийств различных видов, в том числе ритуальных, однако только юридических знаний явно недостаточно. Ритуальные убийства, иначе говоря человеческие жертвоприношения, всегда имеют религиозный подтекст, поэтому при расследовании данных преступлений невозможно обойтись без использования специальных богословско-религоведческих знаний. Но безусловно главная задача правоохранительных органов состоит не столько в расследовании уже совершенных преступлений, сколько в их профилактике. И данная проблема не разрешима без консолидации юридических и богословско-религиозных знаний, а анализ материалов судебной практики, средств массовой информации и других источников только подтверждает данный вывод.

Итак, безусловно, представители правоохранительных органов и традиционных конфессий должны бороться… Но с чем? На сегодняшний день понятия «секта» или «опасное религиозное учение» нет, но есть преступления совершаемые их адептами. В данной ситуации совершенно очевидно, что требуется юридически закрепить понятие секты. В своей книге «Сектоведение» А. Л. Дворкин перечисляет большое количество сект, различных течений и направлений. Но если правоохранительные органы начнут борьбу с каждой из них, то безусловно появятся претензии на нарушения конституционных прав на свободу вероисповедания. Разрешение вопроса на сколько данные претензии будут обоснованы, решать суду, но то что они появятся не вызывает никаких сомнений. Следовательно, в правоприменительной практике деятельности судебно-следственных органов возникает практическая необходимость в применении специальных религиозно-богословских знаний. Если так можно выразится, то юриспруденция ставит перед богословием ряд теоретических задач.

Первой задачей стоящей на сегодняшний день перед учеными богословами, является определение понятия «секта». Но не просто определить секту как религиозную группу исповедующую нетрадиционную религию, но именно на основе изучения их религиозных текстов, обрядов, иерархии, а может даже уклада жизни ее адептов, выделить именно признаки социально, общественно опасных религиозных учений. Аналогичные критерии были разработаны для определения экстремистских книг, материалов и фильмов.

Во-вторых именно перед специалистами в области религиозных, богословских знаний стоит задача по духовному противодействию деятельности данных организаций. Но и здесь в вопросе просветительской, миссионерской деятельности священнослужителей, разработка убедительных контраргументов против учений и постулатов сектантов, потребует детального изучения самих деструктивных культов.

В-третьих, детальное изучение деструктивных религиозных культов, их церемониально-обрядовой части, текстов, уклада жизни адептов и так далее, пригодятся не только в душепопечительском служении пастырей, но и позволит привлекать священнослужителей в качестве специалистов при расследовании уголовных дел совершенных сектантами. Сейчас в таких специалистах ощущается острая нехватка. Учитывая, что специалисты могут привлекаться не только для экспертизы религиозных текстов, но и в допросах, как сейчас психологи, помощь священнослужителей, особенно обладающих углубленными знаниями в области деструктивных учений может оказаться просто неоценимой. В 2001 году в Нижнем Новгороде была проведена конференция с очень точным названием «Тоталитарные секты – угроза XXI века», а с любыми угрозами на Руси было принято бороться всем миром, поэтому перед лицом сект и их лидерами правоохранительные органы и представители традиционных конфессий должны только консолидировать свои усилия.

Литература

1. Дворкин А. Л. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования Издание 3-е, переработанное и дополненное Издательство братства во имя св. князя Александра Невского, Нижний Новгород, 2002 г.


На пути от биоэтики к прикладному богословию

Священник Константин Лазукин
 аспирант кафедры внешних церковных связей
Общецерковная аспирантура и докторантура 
 имени святых Кирилла и Мефодия (г. Москва).


Сегодня человечество от всех научных дисциплин ждет практических ответов и богословие в том не исключение. Вызов, который перед обществом ставит биотехнический прогресс не позволяет отдаленно и невзначай дискутировать. Запоздавшая оценка в богословском осмыслении биоэтики может привести человечество к необратимым процессам.

В современной науке у разных теоретических дисциплин существует отдельное, своё поле прикладных или экспериментальных изысканий. Так, например, в математике существует отдельное направление – прикладная математика, а в физике отдельное исследовательское направление – экспериментальная физика. Подобные тенденции выделения отдельных сфер исследований можно  увидеть и в социально-гуманитарных науках – прикладная философия, прикладная филология, прикладная этика (биоэтика, эко-этика, профессиональная этика, христианская этика (Свешников В., 2010) и т.д.),  прикладная психология. Приведенные примеры далеко не исчерпывают список прикладных, экспериментальных и эмпирических направлений.

Опытный и практический подход в решение поставленных задач присутствует уже в донаучный этап развития человечества. Однако не во все времена развития науки с должным вниманием относились к эмпирическим методам. Часто научные деятели, увлекаясь чрезмерной теоретизацией и фундаментальностью забывали или не заботились о практическом применении их исследований.  

В разных сферах богословского (теологического) анализа прослеживаются свои аспекты научно-практических исследований, которые ставят перед богословами новые задачи. Для большей точности стоит оговориться, что богословие само по себе часто в Церковном сознании воспринимается как практическая дисциплина, но в свете научного подхода, под тенью – основного и догматического богословия  - данная дисциплина воспринимается глубоко теоретической. Нельзя опустить из вида, прикладные сферы богословского анализа – нравственное богословие (моральная теология), пастырское богословие… В конце ХХ века перед богословами возникает еще одно направление в изучении прикладного проблемного поля – биоэтики (Брек И., 2004). И одной из главных задач является богословское осмысление данной сферы. Одновременно в осмыслении вопросов биоэтики подключаются и философы. Воспринимая биоэтику, как одно из направлений прикладной этики (философии морали) разрабатывается философский анализ, прописываются принципы и аргументация (Sugarman & Sulmasy, 2010). Говоря вкратце, формируется отдельный эпистемологический подход и методы анализа (методология). Стоит заметить, что в решение данных вопросов философия склоняется к экзистенциальному осмыслению человеческого бытия, что, от части, созвучно с богословскими претензиями. Вызовы биоэтического характера без внимания не оставляет и Римо-католическая Церковь, однако, стремясь к универсальности своих научных выводов, основывает их как правило на естественно нравственном законе (Cahill, 2005). Данный подход не всегда дает исчерпывающие сведения и часто не выявляет исчерпывающую аргументацию особенно для верующего христианина.

Совершенно очевидно, что без предварительно подготовленных «инструментов» богословский анализ с малой вероятностью сможет достичь такого качественного результата, который помог бы решить практические вызовы биотехнического прогресса ХХI века (Чурсанов, 2014). Использую сравнительный анализ разных прикладных богословских дисциплин и учитывая позиции светских философов и христианских богословов в  работе делается попытка систематизировать спектр  подходов (методик анализа) в осмыслении проблем биоэтики. Предлагается задуматься о том, какой аргументацией богословие могло бы апеллировать, и на каких принципах необходимо создавая аксиологические и методологические  основы христианской биоэтики. В поиске ответов и примеров автор прибегает к основам православной антропологии (Леонов В., 2013), использует опыт наработок в сфере христианской  педагогике (Дивногорцева, 2013).

Действительно, назвать проделанную работу исчерпывающей не выходит, т.к. остается еще много материала и источников, которые ждут своего анализа. В некоторых случаях представленные гипотезы и поднятые вопросы не получают полного ответа или получают субъективную интерпретацию. Однако, если подобная ситуация будет воспринята как почва для дискуссии и конструктивного диалога, то и в этом случаи появиться возможность быстрее прийти к качественному результату. 

Литература

  1. Брек И., прот. (2004). Священный дар жизни. Православное христианство и биоэтика. Москва: Паломник.

  2. Дивногорцева, С. Ю. (2013). Основы православной педагогической культуры. Москва: ПСТГУ.

  3. Леонов В., прот. (2013). Основы православной антропологии. Москва: Из-во МП РПЦ.

  4. Михайлов, П. (2015). Категории богословской мысли (изд. 2-е издание). Москва: Изд-ва: ПСТГУ.

  5. Платон (Игумнов), архим. (20 05 2016 r.). Православное Нравственное Богословие. Holy Trinity Orthodox Mission.

  6. Свешников В., прот. (2010). Очерки христианской этики. Москва: Лепта Книга.

  7. Чурсанов, С. А. (2014). Богословские основания социальный наук. Москва: Изд-во ПСТГУ.

  8. Cahill, L. S. (2005). Theological Bioethics: Participation, Justice, and Change. Washington, USA: Georgetown University Press.

  9. Sugarman, J., & Sulmasy, D. P. (Eds.). (2010). Methods in Medical Ethics (2nd Edition ed.). Georgetown University Press.


 
«Дар КонСтантина»: мифы и реальность

Алекумов Михаил Геннадьевич
Студент (магистрант)
Сретенская духовная семинария, Москва.


В 756 году от Византийской империи отделился город Рим с прилегающими территориями. Инициатором отделения был Римский папа, вошедший в союз с молодой франкской династией Каролингов и оправдавший неповиновение Константинопольскому императору грамотой якобы самого первого равноапостольного императора под названием «Дар Константина». Союз Каролингов с папами, по словам профессора       Ф.И. Успенского, произвел величайшую в мире революцию, давшую начало новому направлению европейской истории [11, 624]. Этот союз, будучи аналогом Византийской империи на западе, инициировал разделение до тех пор единого христианского мира на две части: романо-германскую и греческую.

Содержание «Дара» сводится к обоснованию двух привилегий римского епископа: обладание правами императора и главенство над всеми епископами Вселенской Церкви.

Для того чтобы понять масштаб влияния, которое оказал данный документ на историю Православной Церкви, необходимо учитывать, что для появления в ее лоне подобного текста, содержание которого самым глубоким образом противоречит основам христианской экклесиологии, было необходимо длительное приготовление, которое совершалось римскими епископами в той или иной мере, начиная со II века так, что уже в V веке папа Лев I Великий утверждал, что «Иисус Христос передал Свою власть не непосредственно всем апостолам, но только одному Петру» [7, 146]. Данные тенденции у римских епископов особенно активно стали проявляться с IV века и позднее не случайно, но в неразрывной связи кардинальными политическими переменами, происходящими в Римской империи.

В IV веке с фактическим перенесением столицы империи в Византийскую провинцию, а также из-за постоянных ударов варваров Рим с каждым днем терял свое политическое значение. Это позволяло папам проводить свою, независимую политику.

В середине VIII века король лангобардов Айстульф начал активно захватывать имперские владения, и папа Стефан III остался один на один с мощным вражеским войском. Папа посылал письма с просьбой о военной поддержке императору Константину V Копрониму, но тщетно.

В это время трон Франкского королевства, занимал безвольный король Хильдерик III Меровинг. Майордом Пипин Короткий из рода Каролингов решил захватить власть, для чего нуждался в санкции духовенства в лице великого патриарха Римской Церкви. Для папы Стефана III это было средство к спасению Рима от лангобардов и обретению сильного защитника Церкви.

Летом 754 года папа Стефан III в Париже, в церкви Сан-Дени совершил миропомазание над Пипином, а новый король в свою очередь дал клятву за себя и за своих предков заботиться о Церкви. Вступая в данный союз, папа должен был для урегулирования могущих появиться недоумений со стороны Константинополя дать Пипину звание патриция, т.е. фактического наместника императора в Италии. Этого права Стефан III не имел – следовательно, нужно было его создать.

Подложная грамота «Дар Константина» была составлена (по официальной версии – найдена в одной из римских библиотек), вероятно, в 754 году. Ее первая часть содержит следующую историю крещения первого христианского василевса.

Император Константин за гонения на христиан был поражен проказой. Родственники умоляли Константина согласиться на принятие средства к исцелению, которое посоветовали ему жрецы Капитолия – «искупаться в крови новорожденных детей» [1]. Но Константин пожалел младенцев, и в награду во сне ему явились два мужа «и в христианском крещении указали спасительный путь очищения от проказы» [1].  Константин обратился к римскому папе Сильвестру, который показал ему в церкви изображения святых апостолов Петра и Павла. Император узнал в них мужей из ночного видения и принял крещение, после чего исцелился. В знак благодарности Константин приказал выкопать останки Петра и Павла, собственноручно положил их в янтарную раку и распорядился построить над ней храм, причем при закладке фундамента лично принес двенадцать мешков земли по числу апостолов.

Последующее содержание «Дара» сводится к следующему:

  1. Император Константин объясняет перенос центра империи из Рима на Восток следующими словами: «Где первый из священников и глава христианской религии поставлен императором небесным, там не подобает иметь власть императору земному» [1].

  2. Император возложил на главу папы тиару и в знак «глубокого благоговения перед блаженным Петром» сам держал удила коня папы Сильвестра, «исполняя для него службу конюшего» [1].

  3. Римский престол должен «обладать первенством как над четырьмя главными престолами — Александрийским, Антиохийским, Иерусалимским и Константинопольским, — так и над всеми Церквами Божиими во вселенной» [1].

  4. Только папа Сильвестр и его приемники обладают правом назначения священником того или иного человека.

Таким образом, «Дар Константина» полностью ограждал деятельность римского епископа от любых притязаний Константинополя. Теперь получалось, что франкский король просто помогает вернуть папе свои законные владения.

На протяжении веков «Дар Константина» пользовался полным доверием как на Западе, так и на Востоке. Так продолжалось до первой половины XV века, когда итальянский историк Лоренцо Валла написал «Трактат о подложности “Константинова Дара”».

В опровержение подлинности «Дара» Валла приводит ряд аргументов, из которых можно выделить один как наиболее очевидный: на момент предполагаемого вручения «Дара» (323-324 гг.), в котором папа ставится выше четырех главных престолов, в том числе Константинопольского, Новый Рим только начинали строить или еще вовсе не заложили. Поэтому утверждения, что там был престол, и притом главный – явное доказательство позднейшего происхождения документа [9, 51].

В 1517 году немецкий рыцарь-гуманист Ульрих фон Гуттен в тайной типографии выпустил первое печатное издание трактата Валлы, которое иронически посвятил папе Льву X. Папа ответил на это тем, что приказал Рафаэлю написать в Ватиканском дворце две большие фрески, изображающие сюжет «Дара Константина». Кроме того, папа распорядился начать работу по составлению списка запрещенных книг, в который, конечно, вошло и сочинение Валлы.

Вероятно, в мировой истории не было более великого по своим последствиям подлога, чем «Дар Константина». Поскольку преемники папы Стефана III также принимали истинность «Дара Константина», то с уверенностью можно сказать, что, начиная со второй половины VIII века, традиция понимания папства как всемирного церковного и светского первенства прочно вошла в предание Римской Церкви.

Пагубные последствия выхода Церкви в лице ее предстоятеля на политическую арену не заставили себя долго ждать. В начале XIV века Дантэ так протестовал против обладания папами светской властью, губившей их:

О, Константин, ты миру дал крещенье,

Но для чего имевшим папский сан

Тобою был и дар богатый дан! [2, 157]

Но эти и подобные данным воззвания лучших представителей итальянского общества не нашли отклика у пап. Обмирщение привело Римскую Церковь к закономерному внутреннему протесту в лице Мартина Лютера и Реформации начала XVI века, когда огромная часть западного христианского мира разделилась на два враждующих между собой лагеря.

Таким образом, вся история Римской Церкви, начиная с VIII века, наглядно свидетельствует о том, что даже небольшая ложь, положенная в основание такого великого дела, как спасение Церкви от уничтожения, непременно приведет к разрушительным последствиям для самой Церкви.

Источники и литература

  1. CONSTITUTUM CONSTANTINI. // THE LATIN LIBRARY. URL: http://www.thelatinlibrary.com/donation.html (дата обращения: 15.09.2016).

  2. Алигьери Д. Божественная комедия. М., 2007.

  3. Болотов В.В. Лекции по истории древней Церкви. Т. III-IV. Минск, 2011.

  4. Величко А. М. История Византийских императоров. Т. III. М., 2012.

  5. Владимир (Гетте), архим. Папство как причина разделения церквей, или Рим в своих сношениях с Восточной Церковью. М., 2007.

  6. Воейков Н.Н. Церковь, Русь и Рим. Минск, 2000.

  7. Задворный В.Л. Сочинения римских понтификов I-IX веков. М., 2011.

  8. Козлов М., прот. Западное христианство: взгляд с Востока. М., 2009.

  9. Косминский Е.А. Историография Средних веков. V – середина XIX вв. М., 1963.

  10. Одайский А., свящ. Папство как победа национального благочестия. // Портал Богослов.Ru. URL:  http://www.bogoslov.ru/text/3219067.html (дата обращения: 15.09.2016).

  11. Спасский А.А. Обращение императора Константина в христианство. СПб., 2007.

  12. Успенский Ф.И. История Византийской империи IV-XI вв. М., 1996.

  13. Хрестоматия по сравнительному богословию. М., 2005.

Новости по теме

«ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК ЯВЛЯЕТСЯ ВЫРАЖЕНИЕМ ЧУВСТВ ХРИСТИАНСКОЙ ДУШИ» Лариса Маршева Любой православный гимн, как отправной и конечный пункт богообщения, должен быть не только прочувствован, пережит, но и непротиворечиво осмыслен. Следует помнить о том, что в словах гимнов и молитв прикровенно присутствует богомыслие: глубокое, чистое и самое главное – кристально понятное. Чтобы прикоснуться к этому живительному источнику, и нужно прилежно изучать церковнославянский язык.
КОНФЕРЕНЦИЯ «СОВРЕМЕННАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ГИМНОГРАФИЯ» Лариса Маршева Жанр церковной гимнографии представляет значительный интерес и для филологов, и для историков Церкви. Многие вопросы, связанные как со структурой и языковыми особенностями церковной гимнографии, так и с проблемами публикации текстов, были рассмотрены на конференции «Современная православная гимнография», посвященной памяти выдающегося русского исследователя гимнографии А.В. Попова (1856–1909), которая состоялась в издательстве Московской Патриархии.

Gleb

Тема церковнославянского языка в XXI веке очень важна!

Хотелось бы поделиться некоторыми мыслями, правда с точки зрения обычного православного, далеко не специалиста в этой области)
При изучении любого языка самым необходимым является практика )
Минимальная практика в жизни любого православного христианина - молитва, Евангелие, Псалтирь, богослужение)
Наверное основной проблемой является расширение практики церковнославянского языка, а точнее расширение понимания человеком того, что он читает и слушает )
Есть замечательные жития святых свт Димитрия Ростовского на церковнославянском языке) если сравнить житие, например вмц Екатерины, в русском переводе и ц-сл варианте - небо и земля.

Наверное было бы прекрасно, если бы православные имели возможность прочитать  житие даже одного святого на ц-сл, пользуясь параллельным русским переводом, сносками-комментариями специалистов насчет понимания отдельных слов - в одной книге (!) + качественная аудиозапись жития на ц-сл + хотя бы частичные отрывки из богослужебных текстов, тропари, стихиры именно этому святому с пояснениями)

это было бы 1) интересно 2) восприятие на слух 3)более осмысленное понимание богослужения святому 4) житие разумеется перекликается со службой святому, что очень важно

можно было бы подумать над созданием цикла подобных книг - житий известных святых на церковнославянском языке )

Хочется верить что это и возможно и востребовано!)

Ответить