Преподобный Иоанн Дамаскин – первый из защитников иконопочитания

Московская Сретенская Духовная Семинария

Преподобный Иоанн Дамаскин – первый из защитников иконопочитания

Алексей Сидоров 2616



С праздником Торжества Православия тесно связано имя преподобного Иоанна Дамаскина: этот выдающийся богослов и гимнограф VIII века одним из первых отреагировал на ересь иконоборчества и изложил доводы в защиту почитания икон. Кратко о нем и его трудах сайту Сретенской семинарии рассказал профессор Алексей Иванович Сидоров.


– Преподобный Иоанн Дамаскин написал «Точное изложение православной веры». Что мы должны знать об этом труде святого?

– Иногда его называют первым учебником догматического богословия. Мы должны ясно осознавать, что в «Точном изложении православной веры» не было такой системы, структуры, как, например, в современной системе догматического богословия, которая подразделяется на учение о Боге в Самом Себе, учение о Боге в отношении Его к миру и человеку и т.д. Не все темы затрагиваются в учении Иоанна Дамаскина, но, тем не менее, основные проблемы рассматриваются.

Он тот, кто уловил и передал суть святоотеческого богословия

Его иногда называют систематизатором святоотеческого предания, но, на мой взгляд, он не просто систематизатор, он тот, кто уловил и передал суть святоотеческого богословия. Причем, «Точное изложение православной веры» – это только часть трудов Иоанна Дамаскина. Он ведь – причем одним из первых – писал труды против иконоборцев, он написал полемические трактаты, он был проповедник, и не стоит еще забывать о том, что он был ученый муж. Преподобный погружался умом в глубины вероучения, как, например, Максим Исповедник, который тоже охватывал большие спектры христианского вероучения.   

Но в чем особое отличие учения преподобного Иоанна? Дело в том, что он не делает таких глубинных экскурсов по излагаемым истинам, как Максим Исповедник. Он старается их структурировать, отлично чувствуя логику построения всего христианского вероучения, в некую единую систему. И ведь, несмотря на то, что его система отличается от современной нам системы изложения догматов, она, тем не менее, очень логична. Максим Исповедник не вкладывает, например, в свою сетку мыслей учение о Святой Троице, учение о Христе и т.д. А у Иоанна Дамаскина эта система уже где-то внутри присутствует, и он ее видит и логически строит. То есть у него нет неровности изложения, и при чтении «Точного изложения православной веры» создается впечатление некоего спокойствия, даже в тех местах его учения, где он полемизирует.

При чтении его трудов создается впечатление покоя, даже там, где он полемизирует

– Преподобный Иоанн написал также «Три слова в защиту иконопочитания». Видимо, он особой духовной чуткостью понял важность иконопочитания, будучи одним из главных противников иконоборчества?

– Да, но у Иоанна Дамаскина было одно преимущество: он жил вне пределов Византийской империи. Я думаю, что не один Иоанн чувствовал антиправославность иконоборчества, но суметь четко отреагировать и точно изложить, в чем именно заключается ошибочность иконоборчества, он смог одним их первых. Это можно назвать особым чутьем, православной интуицией, которая позволяет сразу увидеть чужеродный элемент. Иоанн Дамаскин увидел, что иконоборчество вступает в коренное противоречие со всем православным мироощущением и мировидением. Его духовная интуиция сразу отвергла иконоборчество, как чуждое учение. Подобный пример мы видим у Александра Александрийского и Афанасия Великого, которые чувствовали заблуждение арианства. Как бы Арий не изощрялся, все равно они чувствовали ложность его учения. Я считаю, что Иоанн Дамаскин и Герман Константинопольский, о котором, кстати, известно намного меньше, почувствовали глубинную опасность иконоборчества для Православия. Ведь они сумели не только уловить, что такое образ и первообраз, какова суть поклонения иконам в противоположность языческому поклонению идолам, но еще и сформулировать. Нужно было четко облечь эти идеи в словесную форму, и это, я считаю, великий дар.

Иоанн Дамаскин увидел, что иконоборчество вступает в противоречие с православным мироощущением

– Преподобный Иоанн Дамаскин, помимо написания трудов вероучительного характера, был одним из главных составителей  богослужебных текстов Октоиха. В чем, по вашему мнению, заключается особенность Литургического богословия Иоанна Дамаскина в его гимнографии?

– В гимнографии Иоанна Дамаскина проявилось удивительное сочетание в нем художника и довольно строгого мыслителя. Вы можете себе, например, представить, чтобы Гегель мог писать какие-нибудь стихи? А у Иоанна Дамаскина одна грань гармонично сочетается с другой, он многогранен. Он чувствовал Православие своим глубинным внутренним миром. Ведь наше православное вероучение, наша догматика – это только часть симфонии нашего православного жития. А это житие немыслимо без Литургии. Литургический язык красивый, изящный, он захватывает сердце. Православие – это союз ума и сердца, который и проявляется в гимнографии преподобного Иоанна. Он сердцем и умом воспринимал истины Православия и все это мог соединить в единое целое. Исихасты позже начали учить погружать ум в сердце. Вот у Иоанна это есть, хотя он и не писал исихастких трактатов, но творил в единстве со святоотеческой мыслью.

 

Подготовил Андрей Головач

Новости по теме

ПАТРОЛОГИЯ – ЭТО ЖИВАЯ ЖИЗНЬ ЦЕРКВИ Алексей Сидоров Попробуйте почитать сочинения, например, святителя Иоанна Златоуста. Через некоторое время почти каждому семинаристу станет скучно, а вместе со скукой придет и усталость: это другой язык, другое восприятие мира и, соответственно, культура слова другая. Чтобы святитель Иоанн Златоуст стал близок и понятен, нужно совершить внутренний подвиг. И это требование подвига – необходимое условие при чтении любого святого отца. Тут нужна своего рода аскеза, то есть преодоление греховной лени, а люди, как известно, далеко не всегда любят преодолевать ее и прилагать усилия.
«НУЖНО ВОЗВЕЩАТЬ ЛЮДЯМ О СВОБОДЕ ВО ХРИСТЕ» БЕСЕДА С ИЕРОМОНАХОМ НИКОДИМОМ (ШМАТЬКО) Иеромонахом Никодимом (Шматько) Безусловно, целью любых занятий является накопление знаний, но нужно, чтобы через них было затронуто сердце, чтобы человек загорелся. Если семинарист по-настоящему заинтересуется миссионерской деятельностью, если он, несмотря на страдания, боль, скорби, увидит радость общения со страждущими, если он поймет, что его дела и слова нужны, значит, моя преподавательская задача выполнена.