Христианство как инновация. Как эффективно реагировать на новые «болезни»: опыт из римской истории

Московская Сретенская Духовная Семинария

Христианство как инновация. Как эффективно реагировать на новые «болезни»: опыт из римской истории

Павел Кузенков 2900



1 декабря в истории человечества отмечено двумя интересными событиями, из которых на одно христианство повлияло безвозвратно, а на второе христианам еще предстоит повлиять.

Календы в ночь с 1 на 2 декабря в древнем языческом Риме отмечались особым языческим богослужением в честь Фавнии (Фауны). Языческая богиня считалась дочерью бога Фавна и была вечной девственницей, а потому ассоциировалась с женским плодородием и невинностью. Еще ее именовали Bona dea, то есть Благая богиня, потому что имя богини считалось святым и не произносилось вслух. Языческий обряд в честь нее, как верили римлянки, помогал справиться с бесплодием и воспевал девственность, здоровье и красоту.

Второе сегодняшнее событие – памятный день, установленный ООН и призванный вспоминаться во всем мире: Всемирный день борьбы со СПИДом. Каждому из нас известно о неизлечимости этого заболевания и о том, что передается вирус вследствие греха, будь то блуд или наркомания. И каждый христианин понимает, что борьба с этой заразой начинается и обеспечивается не с помощью внешних средств, а с жизни по заповедям Божиим.

Нам ничего не известно об этом вирусе в древнем Риме; в те времена были распространены другие болезни и эпидемии, от которых человечество еще не имело противоядия. Но нам точно известно, что римляне были строги в отношении закона и нравственности. По закону Римской республики за прелюбодеяние полагалась смертная казнь. Отношение к нравственности у римлян накладывалось на всё, что касалось собственности, на всё, что регулировалось римским правом. Римская республика – нация собственности, и главная идея права – идея распределения, которая определяет, «где – мое, а где – твое». И праздник в честь Фавнии утверждал и подтверждал один из важнейших духовных законов: чистота – залог здоровья.

Кажется, вопрос сохранения нравственности в том виде, в котором она регулировалась законом, в Риме был решен. А если кому-то и требовалось какое-то дополнительное ее утверждение, то он прибегал к различного рода языческим обрядам, вроде таинства Благой богини.

Но вот перед Римом с приходом христианства встал вопрос: как обезопасить себя от этого «вредного» чужого учения, которое пришло с Востока? И этот вопрос был ведь тоже вопросом нравственности.

Возможны два подхода к проблеме. Один – консервативный: замораживать процесс и бороться с новшеством. Эта точка зрения и сама традиция оказываются нравственной для людей. Еще и потому, что к тому времени человечество переболело уже всеми возможными болезнями в рамках определенно взятой цивилизации, и эта цивилизация выработала механизмы и инструменты защиты. Традиционалист предлагает использовать проверенные методы решений, так как они доказали свой успех.

В Евангелии обличается тот консерватизм, который по своей формальности и ограниченности не может осознать новый опыт и реалии

Но… Когда появляется принципиально новая «болезнь», этот механизм не работает. Поэтому традиционализм не помогал Римской империи в борьбе за нравственность.

То, с чем боролись, – христианство – принесло эффективный способ. Его нам дает Евангелие. Там ведь нет никакого традиционализма, наоборот, там всё новое: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга» (Ин. 13: 34). И в Евангелии обличается как раз тот консерватизм, который по своей формальности и ограниченности не может осознать новый опыт и реалии. Так и римское язычество, как закостенелый фарисей, пыталось бороться, консервируясь в собственных традициях, ища противоядие в них, и оно в итоге проиграло. А христиане победили и превратили всю империю в христианское государство.

У христиан было инновационное обличение, они видели самые новые грехи и именно с ними боролись подобающими новыми методами. И мы порой даже не представляем, насколько потребна такая борьба в современном обществе. Особенно это важно подчеркнуть в День всемирной борьбы со СПИДом.

Уходом в «духовный карантин» болезни века не лечатся
Ведь чем являются искушения современного общества для христиан, то есть для нас с вами? У человека появились новые возможности. А старая цивилизация не знает, как с ними бороться, потому что нужно новое противоядие, а его не найдешь, если искать среди противоядий от старых проблем, против которых они могут успешно работать. Всё человечество видит трагедии времени, в котором живет, и кажется, что это всемирная катастрофа, которая обымает всех людей вне зависимости от цвета кожи и вероисповедания. И если ты пытаешься себе сказать в этом случае: «Нет ничего нового», то ты сам себя обрекаешь, потому что рано или поздно новое придет, проникнет, а у тебя нет ничего в ответ, так как ты уповаешь на обыкновенную санацию. И это касается не только вирусных заболеваний, но и любого духовного заболевания также.

Санируясь, человек создает закрытое пространство, желая себя отгородить. Это похоже на закрытые секты, которых в наше время огромное количество. Люди уходят из мира, замыкаясь сначала на себе, а потом на сектантской общине, и думают, что они тем самым обезопасят себя и спасутся. Пытаются создать себе «духовный карантин». Во времена Римской империи таковыми были ессеи, укрывшиеся в Кумране. И в итоге погибали именно они

А христианство, казалось бы, ведет себя абсурдно, ведь христианин идет прямо в самое пекло. То есть святой идет в блудилище, на капище, в город к больным чумой, чтобы послужить во имя Христово. Ведь и Христос шел к изгоям, так что фарисеи недоумевали: «Для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками?» (Мф. 9: 11). На что получили неожиданный для их традиционализма ответ: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные» (Мф. 9: 12). А потому со временем христианство стало восприниматься народом как самая инновационная религия. А мы, как римляне, превращаем его в традицию, тем самым утрачивая способность бороться с новыми искушениям и заразами в XXI веке.

Всё не запретишь, и христианство должно врываться в «духовное пекло», сеющее нравственную заразу

В начале XXI века появились новые технологии воздействия на массы – технологии, через которые пропагандируется разврат, духовно заражая и лишая нравственного иммунитета. И Церковь по сути ничего не может с этим сделать. Пытается старыми методами действовать, запрещать. Но всё не запретишь, и христианство должно врываться туда

Таково свойство христианства, таково свойство борьбы за чистоту, такова жизнеутверждающая жертва собой каждого христианина, которое как зерно, что пока не умрет – не превратится в дерево.

Павел Кузенков

1 декабря 2015 года

Новости по теме

ЗАВЕТЫ ЖИЗНИ СВ. ИОАННА ЗЛАТОУСТОГО Священномученик Иоанн Восторгов Кто из православных христиан не слышал имени святого Иоанна Златоустого? Едва ли есть другой из чтимых святых, кого бы Церковь Христова поминала так часто, — почти каждый день во всех своих священных храмах. Ему мы обязаны составлением божественной литургии, чаще всего совершаемой в нашей Церкви; ему мы обязаны многими чудными и доселе трогающими всякое сердце молитвами.
В ЛУЧАХ ЗАКАТНОГО СОЛНЦА К 80-ЛЕТИЮ СОБЫТИЙ, РАЗВЕРНУВШИХСЯ НА СТРАНИЦАХ РОМАНА М.А. БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА» Александр Ужанков Роман М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» – одно из самых прелестных (в исконном значении этого слова) произведений русской литературы. Московские приключения героев параллельны не только тем, что описаны в сочинении об Иешуа Га-Ноцри как некогда свершившиеся, но и богослужениям Страстной седмицы. События в романе, профанирующем евангельскую историю, начинаются 1 мая 1929 года – 80 лет назад.