К 10-ЛЕТИЮ СРЕТЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ. ИГОРЬ ПЕТРОВИЧ ШАПОВАЛОВ: «НЕКАЯ ИЗОЛИРОВАННОСТЬ ОТ МИРА ИНОГДА ПРОСТО НЕОБХОДИМА»

Московская Сретенская Духовная Семинария

К 10-ЛЕТИЮ СРЕТЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ. ИГОРЬ ПЕТРОВИЧ ШАПОВАЛОВ: «НЕКАЯ ИЗОЛИРОВАННОСТЬ ОТ МИРА ИНОГДА ПРОСТО НЕОБХОДИМА»

Игорь Петрович Шаповалов 5537



В 1999 году в московском Сретенском монастыре была открыта духовная школа – Сретенское высшее православное училище, преобразованное затем в духовную семинарию. О выборе жизненного пути и о годах, проведенных в стенах семинарии, рассказывают преподаватели и студенты СДС.


– Игорь Петрович, каков ваш путь к вере?

– К вере я пришел в юном возрасте 13 лет. Этому способствовало открытие храма напротив моего дома – храма архангела Михаила в Тропареве, известного многим москвичам по фильму «Ирония судьбы, или С легким паром»? Это был первый храм в Москве, открытый после 1946 года. Его передали Церкви в 1989 году. И это один из последних храмов, благословленных к освящению Святейшим Патриархом Пименом. Сначала я изредка заходил в церковь, потом стал появляться чаще, затем нес там послушание алтарника.

Какое у вас образование? Расскажите, пожалуйста, о ваших студенческих годах?

– В 1992 году я поступил в Московскую духовную семинарию, которую закончил в 1996 году. И тогда же по результатам вступительных экзаменов был зачислен в МДА, которую закончил в 2000 году со степенью кандидата богословия за кандидатское сочинение «Святыни большого Успенского собора: современное местоположение, богослужебное использование и история привоза в Россию». В настоящий момент я заканчиваю Дипломатическую академию МИДа РФ. Конечно, семинарские годы прошли полезно и интересно. И здесь надо упомянуть такой факт: я, наверное, был одним из первых, кого зачислили в семинарию в шестнадцать лет, тогда как возрастной ценз составлял восемнадцать лет, но на деле принимали с двадцати. Необычно было то, что ко мне, совсем юному, взрослые, зрелые люди, архимандриты, ныне покойный епископ Сергий (Соколов), отец Венедикт (Князев), стали сразу обращаться на «вы», определяя тем самым требования и ко мне, и к другим учащимся, которые были гораздо старше меня. Уважение и строгость – вот, наверное, самые сильные впечатления от первого года обучения в МДС. Вообще, вся система образования в Московской духовной школе, нахождение ее в Лавре преподобного Сергия повлияли на нас, сформировали наше мировоззрение. Поэтому, закончив Московские духовные школы, мы пытаемся следовать примеру, которому нас научили.

А почему вы решили идти учиться именно в семинарию?

– Вопрос, куда идти дальше учиться после школы, передо мной не стоял. Хотя, как я уже говорил, еще не было прецедента, чтобы в духовную школу поступали в столь раннем возрасте. В семье у меня не было примеров обучения в духовных школах. Но все равно я настаивал, просил отца настоятеля написать мне рекомендацию в МДС. Он мне тогда очень помог. Семинария была моей мечтой, мечтой, которая осуществилась, и я был несказанно рад на протяжении всех четырех лет. Я ни разу не разочаровался в том, что пошел туда учиться.

Кто были вашими учителями?

– Моими наставниками в семинарии были профессора протоиереи Владислав Цыпин, Максим Козлов, профессора Алексей Константинович Светозарский, Алексей Иванович Сидоров. Это те, кто преподает воспитанникам Сретенской семинарии. Не могу не назвать покойного отца Георгия (Тертышникова), который вел у нас Священную историю Ветхого и Нового Завета, а также недавно рукоположенного во архиереи Тихона (Зайцева).

Чем, по вашему мнению, отличается семинария 90-х годов от современной?

– Это сложный вопрос. Каждое время уникально. И, разумеется, любое поколение всегда идеализирует свое время. Наш набор в МДС открыл собой период, когда в семинарию стали зачислять больше студентов, чем раньше. В 1992 году нас на потоке было сразу 120 человек. Нас разделили на группы – по 40 семинаристов. И это было нонсенсом – особенно для преподавателей старой корпорации.

С чего началось ваше сотрудничество со Сретенской духовной семинарией? Какие предметы вы здесь преподаете?

– В Сретенскую семинарию я попал в 2005 году. Меня попросили провести экскурсию по Москве для новопоступивших студентов Сретенской духовной семинарии – по образцу тех паломничеств, которые мы организовывали для лаврских семинаристов. Она состоялась 3 сентября. Тогда же мне предложили преподавать историю Русской Православной Церкви на втором курсе. Вот так состоялось мое знакомство со Сретенской семинарией.

Почему вы начали заниматься именно историей Русской Православной Церкви?

– В 1994 году по благословению администрации Московских духовных школ я был включен в группу по обеспечению богослужений в Кремле. Попав в древние соборы Московского Кремля, мы, естественно, стали общаться с музейными работниками, приглашали их к себе. Величественная красота, которая хранит воспоминания об исторических событиях, – это меня чрезвычайно интересовало. Наверное, данное обстоятельство и послужило толчком для моего изучения истории Русской Церкви.

Игорь Петрович, поступая в семинарию, молодой человек попадает в достаточно замкнутый мир. Когда же он выпускается и принимает сан, он не может найти общего языка со своей паствой. Как, на ваш взгляд, можно решить эту проблему?

– Я бы не сказал, что молодой человек попадает в замкнутый мир, тем более, если учитывать, что Сретенская семинария находится в Центре Москвы. Я не вижу здесь никакой драматической коллизии, потому что некая изолированность от мира иногда просто необходима. Вот что по этому поводу говорил нам профессор МДА Алексей Ильич Осипов, который преподавал основное богословие: рассаде, чтобы вырасти, надо побыть некоторое время в теплице, а вот когда она уже набирает рост, ее нужно высаживать на открытый грунт. Когда студент попадает в замкнутую систему, он привыкает в первую очередь к нормированному распорядку дня, обязательному присутствию на занятиях и т.д. Но я бы не стал называть это изолированностью. Хотя, безусловно, мировосприятие семинаристов и их светских сверстников отличается. С этим мне пришлось столкнуться, когда я после окончания МДА, в 2000 году, был призван в армию. И знаете, для меня это общение было очень важным, поскольку я увидел, с каким контингентом сталкивается выпускник духовных школ. Они такие же люди, как мы, но они не оперируют теми ценностями, которые дает духовное образование. И нужно задуматься, как ты будешь нести эти ценности в невоцерковленную, неверующую аудиторию.

Как произошло ваше знакомство с архимандритом Тихоном (Шевкуновым) – ректором Сретенской духовной школы?

– Знакомство с отцом Тихоном у меня проходило многоступенчато. Впервые я увидел его еще иеромонахом в Донском монастыре. Батюшка проводил большую часть богослужений, много беседовал с прихожанами. А я тогда только приехал из Киева (это было для меня одно из самых первых паломничеств) и привез святыни, которые хотел подарить отцу Тихону. В ответ батюшка преподнес мне частицу с гроба святителя Тихона. Потом несколько раз нам приходилось сталкиваться, и нас заново друг другу представляли. Много мы общались в 1995 году, когда праздновалось 600-летие перенесения чудотворного образа иконы Божией Матери. Я как старший группы студентов МДС был направлен в Московский Кремль, куда крестный ход шел из Сретенского монастыря.

В миссионерских проектах Сретенского монастыря вы участвовали?

– Я регулярно вожу экскурсии по Москве для студентов. И это не просто прогулки – это лекции. Ведь когда преподаватель излагает материал, он говорит, что это событие произошло на Красной площади или в храме Василия Блаженного. Ребята, которые приехали из других городов и даже государств, всегда просят рассказать подробнее. Но, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать… Летом 2007 года состоялась поездка семинаристов в Санкт-Петербург. Незабываемо паломничество на Святую Землю, прошедшее в октябре прошлого года. Как правило, от путешествий остаются только самые светлые и теплые впечатления. Паломничества радуют, укрепляют духовное состояние.

Игорь Петрович, где еще, помимо Сретенской семинарии, вы еще преподаете?

– Если говорить о духовных школах, то я преподаю в Перервинской семинарии. Одно время работал в Московском педагогическом государственном университете, Богословском институте апостола Иоанна Богослова.

Вам каждый год приходится выступать рецензентом дипломных работ…

– Да, я ежегодно рецензирую две-три дипломные работы. Они посвящены либо истории Русской Православной Церкви, либо истории религии. Запомнилась работа Максима Янышевского – очень сильное исследование, посвященное Севастиану Карагандинскому. Хорошую работу написал нынешний студент МДА Алексей Жамков – об истории Вологодской епархии.

17 июля 2009 года



Новости по теме

К 10-ЛЕТИЮ СРЕТЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ. «ПРАВОВЫЕ ЗНАНИЯ НЕОБХОДИМЫ КАЖДОМУ ВЫПУСКНИКУ СЕМИНАРИИ» Михаил Шахов Будущий священник должен иметь определенный объем правовых знаний, которые способствуют правильному ориентированию в жизненных ситуациях, осознанному выбору того или иного варианта решения при управлении приходом, разрешению различных ситуаций приходской жизни. И если мои учащиеся смогут грамотно отстаивать законные права и интересы приходов, то свою преподавательскую задачу я буду считать выполненной.
К 10-ЛЕТИЮ СРЕТЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ ПРОТОИЕРЕЙ НИКОЛАЙ АГАФОНОВ: ВЫБИРАЯ ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ Протоиерей Николай Агафонов Изученные в семинарии церковный устав, литургика, богословие помогают отвечать на богословские вопросы, которые так часто ставят перед священником прихожане. Поэтому если студент воспринимает учебу как то, что будет нужно ему всю жизнь, он сможет миновать период охлаждения. Если охлаждение от неусидчивости, значит, человек пришел в семинарию необдуманно. Давайте будем говорить не об охлаждении, а о некоем привыкании. Оно может и человека благочестивого охватить.