МИССИОНЕРСКОЕ СЛУЖЕНИЕ. ЧАСТЬ 3

Московская Сретенская Духовная Семинария

МИССИОНЕРСКОЕ СЛУЖЕНИЕ. ЧАСТЬ 3

Сретенская семинария 1094



Заметки студентов Сретенской духовной семинарии 

***

В первый день отношение к нам было очень настороженное. Все привыкли, что раздают либо сектантскую литературу, либо рекламу, поэтому многие было удивлены, когда узнали, что это подарок от Православной Церкви. (Сектанты, которые очень активно вели свою деятельность, ничего, кроме негативного отношения, ничего не приобрели. Было радостно видеть, что люди, даже и неверующие, интуитивно понимают, что это не «наше», предпочитая Православие всему остальному.) Часто люди проходили мимо, но потом, когда до их сознания доходило, что это за подарок, они возвращались и брали. Многие из тех, кто брал, были православными, и когда они брали Евангелие, чувствовалась их радость того, что они не только в Церкви, но и в миру получают духовную поддержку и укрепление от Патриарха (многие брали для своих знакомых в Крым, на Украину, и было видно, что для них этот подарок очень многое значит). Красочное оформление Евангелия привлекало к себе внимание, но многие думали, что это не бесплатно. Что касается плакатов, то они были малоинформативные в том смысле, что информация была написана маленькими буквами и люди не успевали ее прочитать.

За все три дня негативных отзывов было крайне мало, в основном благодарили (претензий от представителей других религий вообще не было). Причем благодарны были не только верующие, но и неверующие: всем было приятно получить подарок к Пасхе, почувствовать, что Церковь помнит о них.

Многие из проходящих мимо делали такой вид, как будто вера и Церковь – это древний пережиток и их, серьезных людей, это не касается. Грустно было видеть, когда люди, загруженные своей работой и заботами, не протягивают даже руки для своего спасения. К сожалению, вопросов, касающихся веры, было крайне мало, хотя было что сказать и хотелось рассказать людям о вере.

Евангелие брали в основном женщины в возрасте от 25 до 45 лет. Пожилые люди, как это ни странно, брали мало. Также и дети, одергиваемые родителями, брали редко. Довольно часто брали люди кавказской национальности, индусы и китайцы – было радостно видеть, что они, приехав в другую страну, хотят приобщиться к вере или культуре этой страны.

На второй и третий дни брали уже лучше. Многие сами подходили, узнав о проводимой акции. Некоторые говорили, что искали нас по станциям, чтобы взять Евангелие для себя и своих знакомых. Даже те, кто брал с некоторой неохотой, все равно просили дать почитать, и чувствовалось, что это не праздное любопытство: люди, которые сами, может быть, и не пришли бы в храм, благодаря такой акции стали интересоваться Православием. Были случаи, когда люди спрашивали, что нужно, чтобы стать верующим. Такие люди, может быть, и слышали о Православии, но, видя, что они не нужны Церкви, не приходили в храм, но в то же время на наше желание приобщить их к вере они как бы соглашались принять это «приглашение» и познакомиться, а возможно и прийти к вере.

Были случаи, когда люди, взяв Евангелие на другой станции, брали еще и у нас, потому что свое уже отдали кому-то в метро, и чувствовалось, что на миссионерскую деятельность Церкви верующие реагируют очень живо и хотят помочь.

Когда я раздавал Евангелие, я даже не подозревал, какие чувства испытывает подходящий ко мне человек. Я не знал, выкинет он книгу или нет. Кто-то высказывал свои чувства, но большинство этого не делало. Хочется верить, что многим Евангелие принесет пользу, и мне кажется, мы даже не понимаем, какую важную и полезную работу мы проделали, потому что для многих это огромная поддержка, и, может быть, с помощью благодати Божией многие уверуют, пройдя путь испытаний или, наоборот, получат исцеление от своих недугов.

Подводя итог всему сказанному, хочется сказать, что люди хотят и ждут таких акций от Церкви, хотят, чтобы Православная Церковь занимала подобающее ей главенствующее положение как в обществе, так и среди остальных религий. Многие готовы идти навстречу протянутой им руке с Евангелием. 

Вадим Шестаков, 2-й курс 

***

Все эти три дня мне пришлось стоять на станции метро «Юго-Западная». Это станция, которая по статистике пропускает в день более 150 тысяч пассажиров. В первый день с нами случалось всякое: нас обзывали, хотели побить и, в основном, не верили, что мы от Русской Православной Церкви, а некоторые даже, когда это слышали, на Святейшего Патриарха возводили всякую клевету. Конечно, таких людей было совсем немного, основная же часть с интересом брали Евангелие и даже благодарили. Подходили и брали все категории людей, и трудно сказать, кто больше, а кто меньше. Хочется особо отметить студентов Института дружбы народов, которые брали у меня Евангелие.

В этот день тех, кто выкинул Евангелие, было мало: мы собрали по близлежащим урнам всего 35–40 штук, а роздали 330 пачек, а это значит, что 16 тысяч 500 человек получили Евангелие.

Однако вечером я немного приуныл и думал, что идти раздавать на следующий день бесполезно, так как люди будут говорить, что взяли уже вчера. Однако я ошибся, и в результате сам удивился тому, что люди уже сами подходили и брали Евангелие для себя, многие просили для своих знакомых и даже пришли из баскетбольного клуба «Динамо» и просили для спортсменов побольше таких «журнальчиков».

Большое влияние на людей во второй день, конечно, произвели подрясники и плакат с надписью о том, что это Русская Православная Церковь, а не всякие там евангелисты и иеговисты. Люди уже говорили, что слышали по телевидению о такой акции и разбирали Евангелие, и в тот день выбросили всего 14–17 штук, хотя во вторник мы раздали только на одной точке 160 пачек, а точек было четыре. Брали Евангелие во все концы мира. От метро «Юго-Западная» идут автобусы в два аэропорта, и люди брали Евангелие на Украину, в Италию и во все концы нашей родины.

Ситуация коренным образом изменилась на третий день, мы не успевали распечатывать пачки, люди просто выхватывали у нас из рук Евангелие, прося дать им еще для родных и близких и для того, чтобы раздать на работе. И когда у нас закончились книги, а люди все подходили и подходили, невольно вспоминался первый день.

У нас почти не было проблем, только раз подошла милиция, приходила и частная охрана, которая почему-то очень негативно была против нас настроена. Было несколько случаев, когда подходили всякие сектанты, пытаясь с нами спорить о смысле Евангелия, но мы всех отправляли в храм к священнику, и больше ничего им не говорили, и они, раздосадованные, уходили ни с чем.

Хочется сказать, что этот первый опыт по несению света христианской веры запомнится мне на всю жизнь. Я, против своих ожиданий, не испытывал никакого стыда, и наоборот, даже испытывал чувство радости, когда люди благодарили нас, когда они говорили, что наконец-то Русская Православная Церковь бесплатно делает такой нужный подарок к великому празднику Пасхи. 

Давид Щуплецов, 1-й курс  

***

День первый. Приехали на станцию «Юго-Западная» в пятнадцать минут седьмого. Потом разгружали книги. Первая партия – 80 пачек. Небольшой инцидент с охраной: один охранник все интересовался, почему нет разрешения начальника метро. Как потом оказалось, этот человек был из тех, кто интересуется всякими теориями, вроде такой: «зимой наш организм зашлаковывается, поэтому люди устают». Потом он спросил, что я готов сделать, чтобы спасти мир от потопа, так как сейчас глобальное потепление и скоро, по его словам, все затопит. После того как он выговорился, охрана больше нас не «доставала». Других происшествий не было.

Пару раз назвали сектантами, спекулянтами и т.п. Стыда никакого не было, первый раз неловко, но только час. А чего стыдиться, если я себя таким не считаю, а вот людей жалко, как вот они так живут и не знают? Но я сам не готов ответить, взял ли бы я Евангелие, если бы не знал, кто это раздает, и спешил на работу. Недостатки у плаката, конечно, были: лучше буквы делать покрупнее.

Раздали первую партию, привезли другую – 100 пачек. Потом еще где-то около 30.

Поговорил с женщиной, которая была православной, но по неприличной причине ушла из Церкви, теперь она «настоящая» христианка, а я – «слабое звено», чего я не отрицал, просто попросил на меня не обижаться, так как на дураков не обижаются, а найти собеседника поумнее. Она пошла «общаться» с другими.

День второй. Во вторник вставать было сложнее, но приехали нормально. Сразу разгрузили 115 пачек. С плакатами, где написано Русская Православная Церковь, лучше, но все равно люди спешат и не смотрят, в большинстве, кто и что раздает. Парень назвал сектантом, на что я ответил, что он тоже, и попросил, если он умеет, прочитать плакат. Он прочитал, взял Евангелие и поблагодарил.

Еще запомнилось, как подошла одна женщина, взяла со словами: «Ну ладно, возьму. Вы ведь баптисты?» Узнав, что нет, особо не обрадовалась, но сказала спасибо.

Еще мне «добрые люди» поясняли, что есть только одно Евангелие – от Матфея. В ответ оставалось только улыбнуться.

День третий. Приехали, уже привычно разложились, нам разгрузили 50 пачек. Очень быстро раздали: с 6:30 до 8:30 раздали всё, еще и с другого выхода пачек пять, и поехали в семинарию.

Выводы. Я, наверное, могу разделить бравших Евангелие людей на следующие категории:
– православные, которые боятся брать;

– православные, которые берут, чтобы раздать знакомым;
– берут просто почитать в дороге;
– берут по привычке брать любую рекламу;
– берут те, кто к религии относится с уважением, но им без разницы, кто что раздает;
– проходят и боятся взять (как сами люди определили – «лохотроны»);
– мусульмане берут часто, но ни одного воинственно настроенного не было.

В основном брали люди среднего возраста, чаще женщины, видно, что они сидят обычно в офисе. Молодежь брать боится: «Ещё и о религии! Мы независимые, мы сами по себе, мы взрослые». Дедушки нередко берут.

Хорошо было бы объявить заранее по телевизору, что будет раздача. Можно было, чтобы все-таки отличаться от сектантов, поставить палатки у метро: и больше внимания, и культурнее. По поводу подрясников: по крайней мере, на нашей станции разницы не увидел: что в нем, что без него.

Что понравилось: многие, может, и не рады, но говорят: «Почитаю». На следующий день говорили, что очень понравилось. В первый день из всех пачек выбросили, точнее положили, около 100 Евангелий, на второй – где-то 50, на третий я подобрал только одно Евангелие.

Владимир Правдолюбов, 3-й курс 

***

Когда нам объявили о предстоящей акции и о нашем в ней участии, лично я сначала воспринял все это с неким задором. Но чем ближе дело шло к понедельнику, тем более озадаченным я становился: как отреагирует народ, как будет относиться к нам милиция и всякие неформалы. Но больше всего я боялся, что люди не станут брать Евангелие.

Подъем прошел нормально, и, умывшись, я бодро пошел на завтрак. Там мы спокойно поели и пошли переодеваться в дорогу. В 5:30 утра стоянка перед гаражом больше всего напоминала поднятый по тревоге мотострелковый полк: подъезжали машины, в них запрыгивали ребята и машины уносились. Кто добирался на точку своим ходом, тот споро шел к метро. Мы тоже добирались своим ходом, и люди с недоумением смотрели на группы в четыре-пять человек, идущие к метро в такую рань.

Когда мы приехали на станцию, то в первую очередь пошли к милиции для улаживания формальностей. Там отнеслись к нам с пониманием. Мы приклеили плакат и стали раздавать Евангелие. Я сразу же впал в уныние: книги брал от силы каждый 30-й.

В 8 утра к нам «прицепился» начальник вокзала и сказал, чтобы мы убирались отсюда. В результате мы перешли с вокзала на станцию метро «Киевская». Там мы простояли до 16:00 дня, и нас перебросили на «Речной вокзал».

В тот день меня потрясло то, что молодежь чего-то хочет, но боится это сказать. Увидев меня и прочитав название книги, паренек лет 16-ти сделал испуганное лицо и пробежал мимо. Но секунд через десять он подергал меня сзади и с красным лицом и смущенным видом попросил у меня Евангелие. Потом на «Киевской» ко мне подошел молоденький милиционер и предложил мне сухой паек. Эти моменты мне просто запали в душу, и я пришел к мысли, что в России что-то происходит – и в лучшую сторону.

На следующий день мы на станции метро «Кузьминки» пользовались уже полной поддержкой милиции. В тот день многие говорили, что взяли Евангелие на других станциях, и было приятно видеть размах нашей работы. Многие люди подходили и просили несколько штук на работу. Давали имена для поминовения. Просили объяснить, как относиться к иеговистам и другим сектантам, с которыми нас часто путали. Очень многие искали Евангелие от Луки, и я с улыбкой отвечал, что скоро появятся и оно.

В последний день люди подходили чаще и говорили, что видели объявление по телевизору. Я думаю, что мы много упустили, не запустив в эфир информацию об этом еще в воскресенье. Меня также поразило то, что в среду некоторые люди уже сознательно искали нас по другим станциям.

Я думаю, что эту проповедническую деятельность нужно продолжать, что семя упало на добрую почву. Нужно только трудиться и не запускать это дело, иначе все опять зарастет сорняками. Ведь недаром существует такая поговорка: «Что посеешь – то и пожнешь». 

Богдан Павлушенко, 1-й курс  

***

В данном коротком отзыве не хотелось бы повторяться, но, прежде всего, отметить наиболее существенные положительные и отрицательные моменты с точки зрения участника акции «евангелизации» Москвы.

Когда мы говорим о положительном в нашем миссионерском служении в течение первых трех дней Страстной седмицы, то в первую очередь, видимо, мы под этим подразумеваем, что народ не просто берет с благодарностью Евангелие, но и выражает желание прочитать его. И тогда, как мы очень надеемся, слово Божие осветит ум и сердце читателя, ведь раздаваемые книги, исходя из цели акции, адресованы к нецерковной части наших сограждан.

Теперь о практике: довольно сложно говорить о статистике, но, исходя из того, с каким желанием и с каким лицом люди брали Священное Писание, оно очень невелико. Из возможных причин можно указать на активную миссионерскую деятельность представителей протестантских деноминаций с начала 1990-х годов минувшего столетия, что, безусловно, в какой-то мере «насытило» московских пользователей метро. Но нельзя не отметить тот факт, что, когда Евангелие издано в специальном подарочном формате со ссылкой на Святейшего Патриарха, то рядовому обывателю это гораздо приятнее, чем получить Новый Завет, изданный так называемым обществом Гедеоновых братьев.

Кстати, как кажется, это не такая уж плохая идея – учесть опыт евангелизации миссионеров-протестантов и выявить их положительные (в смысле практики) достижения.

По-поводу агрессии в адрес раздающих и самих книг: во многом это обусловлено светским атеистическим воспитанием, и тут уж ничего не поделаешь – такова история нашей страны.

Что же касается организационной стороны акции, то это вопрос во многом технический, который с нынешним приобретенным опытом вполне решаем. 

Евгений Романцов, 4-й курс 

***

Людей с которыми мы встречались, можно разделить на несколько категорий, все они подходят под два типа – берущие и неберущие. Начнем с лучшего: берущие люди.

Итак, категория верующих и берущих помногу. Таковых очень небольшой процент из общей массы, но зато Евангелие попадает в надежные руки.

Следующая категория – люди, берущие от скуки и от «нечего делать». Берут Евангелие для того, чтобы почитать в метро, в электричке, по дороге на работу и т.п. Хорошо, если слово Божие проникнет к ним в сердце, но зачастую они после прочтения выкидывают сию святую книгу.

Другая категория – берущие из сочувствия. Глядя на несчастных парней, стоящих в переходе и раздающих что-либо, людям иногда становится жалко их, и такие берут все, что бы те ни давали.

Иные же берут из любопытства: пенсионеры, личности азиатского происхождения, дети и редкая молодежь (в основном девушки).

Теперь о плохом. Вежливые люди говорят: «Спасибо», но не берут.

Равнодушные проходят с каменными лицами, что б ты им ни говорил. К сожалению, их больший процент. К ним же относятся люди, которые при этом окидывают тебя презрительным или полным ненависти взглядом.

Люди, которые берут и выкидывают… Как бы ни говорили на наших «собраниях после ужина», что таковых один процент, на самом деле процент гораздо больший. Некоторые просто выкидывают, некоторые откровенно глумятся.

Что касается личных впечатлений, то скажу, что после этих трех дней я чувствую себя разбитым и усталым. 12-часовое стояние в первые два дня дает о себе знать. Навидаться пришлось многого.

У многих из нас с ужасом сжималось сердце, когда вытаскивали порванное Священное Писание из мусорных урн, прожженное сигаретами или со следами подошв на обложке. Не все были готовы к тому, чтобы увидеть такое обращение с Божественным откровением. Некоторые прохожие поливали грязью и Патриарха, и Сретенский монастырь, и всю Православную Церковь; к сожалению, таких тоже было немало.

Вывод: и все-таки цели миссионерской акции достигнуты – весь тираж роздан по Москве. Остается надеяться, что благая весть коснется чьих-нибудь сердец, и люди придут в храм, чтоб узнать о православной вере больше, а после и совсем обратятся на путь истины. 

Дионисий Павлов, 3-й курс 

***

Вот и закончилась первая предпасхальная акция по распространению Священного Писания среди москвичей и гостей столицы. Когда мы собирали необходимое в воскресенье вечером, было немного волнительно. Мы не знали, что нас ждет. И действительно, люди реагировали совершенно по-разному. Нам запомнилось несколько негативных реакций со стороны прохожих и несколько позитивных. Сначала скажем о первых.

Когда еще мы только разгружали пачки с книгами, ими заинтересовался один мужчина. Он подошел, взял Евангелие из открытой упаковки и стал разглядывать его. Мы сказали, что это пасхальный подарок от Патриарха. Услышав это, он бросил Евангелие со словами: «А я думал, что это что-то серьезное». Мы видели, как он пошел к турникетам. Там он торопливо схватил газету «Метро», которая, наверное, казалась ему серьезней. Она содержала какую-то статистику, рекламу, а на последней странице предлагали свои услуги гадалки-разгадалки «разных степеней посвящения». Это был наш самый первый опыт.

И таких людей было немало. Многие говорили нам, что мы бездельники и позорим нашу страну. Один дедушка пробурчал, что он уже в 11 лет прочитал все такое (наверное, имел в виду Евангелие) и понял, что это неправда. В первый день попадались женщины, которые, проходя мимо, сквозь зубы говорили, что наши Евангелия надо сжечь. Наверное, они подозревали в нас сектантов. Некоторые спрашивали: «Вы что, адвентисты?» – «Нет, мы семинаристы второго дня». – «А почему второго?» – «Потому что мы уже второй день раздаем Евангелие!» Но потом мы объясняли, кто мы такие. И многие все-таки брали Евангелия, когда слышали, что это издание Сретенского монастыря.

Кроме тех, кто совсем не брал «пасхальный подарок», были и такие, которые брали и начинали с нами беседовать. По их словам было понятно, что эти люди или больны, или находятся в глубоком заблуждении. Одни заявляли, что не признают нашего Патриарха, потому что у него нерусская фамилия. Другие обвиняли нас в том, что мы не имеем права распространять Евангелия с такими серьезными ошибками в предисловии. Некоторые рассказывали о том, что им было откровение от ангелов и т.п. Один мужчина сказал так: «Я сейчас вызову милицию или набью вам морды». Милиция, кстати, отнеслась к нам вполне благосклонно. Но, в общем, негативного отношения мы хлебнули достаточно.

Но, несмотря на негативные происшествия, все-таки хороших впечатлений осталось больше. Были те, которые с радостью принимали Евангелия, те, которые издалека тянули руки. Как было приятно, когда вокруг тебя образовывалась толпа людей. Все они хотели получить Евангелия не только для себя, но и для родственников, для коллег. Была женщина, которая сказала, что даст подругам на работе, потому что так они не возьмут. Некоторые даже пытались помочь, чем могли.

Мы старались улыбаться каждому проходящему. Старались быть искренними и открытыми. Это было легко, когда люди в ответ тоже улыбались и благодарили. Но очень тяжело нести пасхальную радость, когда в ответ видишь угрюмое, серое, осуждающее тебя лицо, полное презрения, негодования и недовольства.

Конечно, нам, молодым, было вдвойне приятно, когда Евангелие брали такие же молодые, как и мы. В основном это были девушки, ребята подходили реже. Одна девушка очень заинтересовалась нашим плакатом, на котором было изображено сошествие Христа во ад. Мы постарались объяснить ей, почему Господь держит каких-то людей за руки и что это за люди. Другая девушка лет 23–25 спросила, можно ли ей выходить замуж в эту субботу. При этом она сказала: «Ведь сам Иисус сказал, что не человек для субботы, а суббота для человека». Потом она рассказала, что у нее неверующий жених и он не поймет ее нежелание устраивать свадьбу в Великую субботу.

На третий день некоторые узнавали нас и даже запомнили имена. Видимо, многие стеснялись спросить что-нибудь непонятное у священника и обращались к нам. Женщины и мужчины подходили и рассказывали про свои семьи, про внуков и детей, про то, какие у них проблемы…

Эти три дня были очень тяжелыми. Мы первый раз участвовал в такой акции. И тяжело было то, что мы вдвоем выступали против всей толпы, шли против общего течения, против общественного мнения, заявляли о себе как о последователях Христа. Чтобы было легче переносить осуждающие взгляды со стороны, мы старались чаще вспоминать, что мы выполняем поручение Божие, что Господь на нашей стороне и что этот безбожный мир, который с презрением взирает на наши скромные, но бесценные подарки, уже побежден Христом Спасителем. Такие мысли укрепляли. Эта акция принесла пользу не только москвичам, но и семинаристам. Она позволила, хоть и в самой маленькой степени, почувствовать себя проповедником Христа.

Мы все-таки надеемся, что эта акция и наши совместные труды принесут пользу Церкви и откроют хотя бы некоторым людям Бога.

Мы же для себя тоже сделали некоторые открытия. Услышали людей. Кроме того, наша вера тоже укрепилась после раздачи Евангелий. Потому что мы увидели, что пророческие слова Господа («небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут». – Мк. 13: 31) сбываются. Все вокруг нас меняется, поколение сменяет поколение, а слова Божии так и остаются неизменным. Мы стали свидетелями того, насколько благая весть о спасении стала доступнее для всех в эти три дня. Надо было просто протянуть руку и получить сокровище. 

Владимир Хажомия, 5-й курс, Василий Родионов, 1-й курс 

***

Василий Родионов: Вечером в среду, уже после службы, отойдя от утреннего труда, я взял Евангелие от Марка, чтобы самому посмотреть это издание подробнее. Первое, что видишь, – икона Спасителя на обложке, точно такая же – и на первом развороте. Посмотрев на икону, я начал читать высказывания великих русских людей по поводу Священного Писания. В тот момент меня поразило: как же люди могут мять эту книгу и выбрасывать в грязную урну? За что человек может так ненавидеть Бога? Ведь Он никогда никому не сделал ничего плохого. Ведь Он каждого из нас точно так же, как когда-то Адама и Еву, готов взять за руку и вывести из того ада, который мы сами себе создали из нашей повседневной жизни. 

Василий Родионов 

(Окончание следует.)




3 июня 2008 года